Место симптома в лечебном альянсе

Часто в начале работы реальная подоплека прихода ребенка на психотерапию совершенно не очевидна и обнаруживается, как замечают многие детские психоаналитики, лишь по мере продвижения терапии, что, конечно же, затрудняет формирование лечебного альянса. Ребенок может приходить к психотерапевту для того, чтобы выйти победителем в борьбе с кем-то из родителей, или же для того, чтобы затмить своей исключительностью младших брата или сестру, или же для того, «чтобы поскорее стать мальчиком» (желание одной из девочек), или же «чтобы побыстрее родить ребенка», и пр. Все эти детские установки далеки от реальной почвы для установления лечебного альянса и требуют длительной и скрупулезной аналитической работы (Sandler J., Kennedy Н., Tyson R., 1990).

Однако часто дети приходят к психотерапевту с конкретным болезненным и мешающим симптомом, который оглашается ими либо родителями на первой встрече. Это может быть страх темноты, страх остаться одному, трудности регулирования мочеиспускания или дефекации и пр. Здесь возникает проблема симптома и его места в аналитической работе. В данном случае следует видеть разницу между диагностическим и собственно терапевтическим ракурсами проблемы. В отличие от диагностики во взрослом возрасте, где симптомы помогают понять направление, в котором происходило формирование психопатологии, в клинике детского возраста картина значительно усложняется. Имеют место так называемые возрастные симптомы, которым А. Фрейд уделяла большое внимание, свидетельствующие не о патологии как таковой, а о напряженных моментах детского развития. В случае благоприятного окружения ребенка эти симптомы исчезают после прохождения соответствующего возрастного пика, хотя это не означает, что в последующем они не появятся вновь уже в более утяжеленном виде. Таким образом, появление того или иного симптома — знак особой чувствительности для последующих возможных нарушений. Кроме того, симптомы, встречающиеся в детском возрасте, особенно до пяти лет, обычно предельно изменчивы. Поэтому, по мнению А. Фрейд, чрезмерно доверять тем или иным симптоматическим улучшениям в детском возрасте не следует (Фрейд А., 1965/1999, т. 2).

Применительно же к ситуации терапии и характеру аналитической активности обычно отмечается следующее. Во взрослом анализе, как известно, симптом — поверхностное образование, скрывающее более глубокую причину. Непосредственная работа с симптомом не приветствуется, поскольку считается, что даже если симптом уйдет без осознания причины его появления, то все равно болезненный внутренний конфликт проявит себя в какой-то иной форме. Несколько иная ситуация с детьми. А. Фрейд считает, что в том случае, если ребенок осознает мешающий характер симптома (как правило, это связано с крайне острым переживанием тревоги, от всех других симптомов дети страдают гораздо в меньшей степени), стоит помочь ему в устранении данного симптома. Это прежде всего создаст почву для прочного лечебного альянса и, помимо того, принесет реальное облегчение. Симптом может быть тем «оселком», который позволит собрать аналитическую работу, сделать ее смысл понятным для ребенка.

Итак, из проблемы установления рабочих отношений с ребенком и его ближайшим окружением, которую поставила А. Фрейд в 20-е гг. прошлого столетия, постепенно оформилось понятие «лечебный альянс» применительно к работе с детьми. Данная категория является одной из базовых для осознания особенностей детского анализа и прогнозирования его результатов. При разработке понятия «лечебный альянс» ярко обнаружились как различия, так и сходства детского и взрослого психоанализа. В этой связи особого обсуждения требуют контакты аналитика с ближайшим окружением ребенка.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >