Проблема контактов с окружением ребенка

Взаимодействие с «третьей стороной»

В более поздних работах А. Фрейд и ее коллег (Sandler J., Kennedy Н., Tyson R., 1980, 1990) отмечается движение в двух направлениях — разработка полюса пациента-ребенка и полюса работы с его родителями. Причем второй полюс, в отличие от ранних работ А. Фрейд, где он был зафиксирован, как некоторая проблемная область, становится тщательно разработанным, осмысленно включаемым в психоанализ ребенка. Так что теперь данное направление детского психоанализа трудно себе представить без этой его составной части.

Работа с детьми вносит свои коррективы и применительно к вопросу о взаимодействии «с третьей» стороной (родителями, учителями, воспитателями и пр.) в психоанализе. Обычно психоаналитик пользуется всем тем, что могут дать сознательные воспоминания пациента, которые он использует для сопоставления с подробной историей болезни. И уже на этом этапе А. Фрейд сталкивается с первым существенным отличием в использовании этого приема применительно к детям (1927/1999, т. 1). Так, во взрослом анализе аналитик старается не использовать сведений, получаемых от членов семьи пациента, а опирается на те материалы, которые приносит и предоставляет в его распоряжение сам пациент. Здесь подобная позиция аналитика обосновывается тем, что сведения, которые могут быть получены от членов семьи в отношении пациента, в большинстве случаев бывают ненадежными, неполными. Более того, их эмоциональная окраска обусловлена личными, эмоциональными пристрастиями и характером отношений, которые существуют у этих лиц с самим пациентом. Помимо этого, предполагается, что пациент-невротик может достаточно много рассказать о себе сам. И наконец, что является, наверное, самым главным, если бы психоаналитик вдруг вступил в контакт для сбора информации с родственниками пациента, то тем самым он бы подверг сомнению и социальный, и личный статус пациента, подорвав тем самым его складывающееся доверие к психотерапии.

Когда же пациентом оказывается ребенок, то ясно, что о своей болезни он может рассказать очень немногое. Воспоминания ребенка ограничиваются довольно коротким периодом времени, по крайней мере до тех пор, пока ему на помощь не приходит анализ. Ребенок очень занят актуальными делами и впечатлениями и воспоминания о прошлом тусклы и невнятны по сравнению с тем, что происходит в настоящем. Ребенок обычно не знает, когда возникли его отклонения и он стал отличаться от других детей, поскольку у него еще не до конца сформировалась способность сравнения; у него также слишком мало собственных критериев, опираясь на которые он мог бы судить о своей недостаточности. В связи с этим аналитику ничего не остается, как получать сведения о ребенке у родителей, конечно, учитывая при этом «всевозможные неточности и искажения, обусловленные личными мотивами» (цит. по: Фрейд А., 1999, т. 1, с. 75). Другими словами, задачей аналитика является построение картины развития ребенка и определение причины отклонений в нем, опираясь на те сведения, которые предоставят близкие ребенку люди. Впрочем, некоторые психоаналитики, и прежде всего М. Кляйн, пытались в этой части выстраивать проводимое лечение даже с очень маленькими детьми по аналогии работы с взрослыми, не обращаясь к помощи родителей.

Однако, несмотря на приоритет информации, полученной от родителей, аналитик, по мнению А. Фрейд, должен иметь хотя бы минимальную информацию и от самого ребенка на основе установленного с ним контакта. И как раз подлинное понимание проблем ребенка находится на перекрестке этих видов информации, когда понимание на основе наблюдения за ребенком другими людьми смыкается с пониманием ребенком самого себя и своего окружения.

Принципиально вопрос может быть сформулирован так: а возможно ли проведение лечения с детьми вплоть до юношеского возраста вообще без некоторого вмешательства родителей? Конечно, можно уточнять вопрос о мере и степени участия «третьей стороны» в проводимом лечении, но все же представить себе возможность детского анализа без такого участия оказывается очень сложным. Детскому терапевту нужны сведения об истории жизни ребенка, о характере проблемы, вызвавшей необходимость обращения к специалисту (напомним, что дети не испытывают неудобств от большинства проблем, беспокоящих их родителей), ему необходима помощь в оценке существования ребенка в различных средах — в семье, детском саду, в игре со сверстниками и т. д. Позиция А. Фрейд применительно к детскому психоанализу в поздний период ее творчества отличается акцентированием важности сотрудничества с родителями, а при необходимости и с другими людьми, осуществляющими воспитание ребенка.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >