Детское Суперэго, специфика объектных отношений и проблема двойной морали детей

Пытаясь объяснить возникновение антисоциальных типов и психопатических личностей, А. Фрейд особое внимание уделяет нарушениям привязанности между ребенком и родителями. В том случае, если ребенок потерял родителей или же они обесценились как объекты, например в силу душевного заболевания, то опасности подвергается Суперэго, которое может быть либо вовсе утеряно, либо частично обесценено. Даже в конце латентного периода, когда Суперэго достигает большой независимости, в ситуации, когда искушение, с которым сталкивается ребенок, слишком велико, он все же стремится обрести «внешнюю опору», чаще всего призывая на помощь лицо (отца или мать), явившееся источником того или иного требования и угрозы по поводу его исполнения. Даже если родителей нет рядом, ребенок восстановит внутреннюю связь с ними, вспомнив и, возможно, проговорив вслух их предписание. Отметим, что конкретное поведение ребенка в таких ситуациях зависит от конкретных особенностей развития его объектных отношений, например: от меры зависимости от взрослых, меры его опекаемое™ с их стороны, а также от способности выдерживать фрустрацию. Однако в целом «слабость и зависимость требований детского эго-идеала» (Фрейд А., 1999, т. 1, с. 103), о которых здесь говорилось, действительно достаточно значима.

А. Фрейд приводит в подтверждение этой специфики детского Суперэго и еще одно наблюдение, касающееся специфики детской морали. Она отмечает, что «ребенок имеет двойную мораль: одну, предназначенную для мира взрослых, и другую — для себя и своих сверстников» (там же). Например, ребенок стесняется ходить голым или отправляться в туалет в присутствии незнакомых, а затем и близких ему взрослых, но вместе с тем он с успехом может делать это в присутствии других детей. Это важное наблюдение А. Фрейд требует пояснения.

А. Фрейд объясняет существование «двойной морали» исключительно процессами подавления сексуальных влечений, анальных и эксгибиционистских побуждений, а также формированием на их основе реактивных (стыд и отвращение) и других защитных образований, инициированных окружающими ребенка взрослыми. И эти защитные образования для укрепления нуждаются в поддержке со стороны взрослых. Хотя вышеназванный факт «двойной морали» детей действительно налицо, но все-таки объяснения, которое дает А. Фрейд, недостаточно. Здесь вмешиваются также и другие факторы. Уже у трехлетнего ребенка объектные отношения начинают развиваться в нескольких направлениях. Два из них особенно важны. Это отношения «ребенок-взрослый» и «ребенок-другой ребенок». Они различны как по структуре, так и по своим задачам. Каждая из этих линий вносит свой вклад в развитие ребенка. В этой связи тот факт, что дети ведут себя друг с другом иначе, чем находясь среди взрослых, нельзя объяснить просто снятием запрета или свободным проявлением инстинктов. Здесь вступает в действие другая социальная ситуация развития ребенка, актуализируются иные мотивы поведения и т. п. (Д. Б. Эльконин и др.).

В целом же можно сказать, что детское Суперэго зависимо от взрослых так же, как и от сверстников (как со стороны его формирования, где каждая сторона вносит в Суперэго свой вклад, так и с точки зрения условий функционирования Суперэго), от специфики окружения ребенка другими детьми и общей атмосферы, царящей в этом окружении.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >