Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow МЕТОДИКА И ПРАКТИКА АРХИВОВЕДЕНИЯ
Посмотреть оригинал

Архивы России XVIII—XIX вв.

В архивном деле России в период XVIII — начала XX в. происходили те же процессы, что и в Западной Европе. Эти процессы были частью общей модернизации российского государства и общества, которая, будучи частью общемирового процесса, протекала со свойственными России особенностями — использованием и приспособлением к реалиям российского социального и политического строя опыта передовых государств, а в ряде случаев с заменой показавших свою эффективность в западноевропейских государствах институтов специфически российскими, выполняющими (с большим или меньшим успехом) аналогичные функции.

Начало этим процессам положили петровские реформы, радикально преобразовавшие Московскую Русь в Российскую империю и сформировавшие основы современной русской культуры.

Реформа системы государственного управления, в результате которой на смену Боярской думе, приказам и уездам с воеводами во главе пришли Сенат, образованные по строго функциональному принципу коллегии, а на местах — губернии, провинции и уезды, привела к ликвидации старых учреждений. Архивы этих учреждений должны были найти свое место в новом государственном устройстве. В результате на всех уровнях управления появилась организованная по единому принципу система ведомственных архивов и исторические архивы, хранящие «старые дела», утратившие оперативное значение. Была преобразована и система делопроизводства государственных учреждений.

Глава 44 принятого 28 февраля 1720 г.[1] Генерального регламента «Об архивах» не только вводила в официальную русскую лексику слово «архив», но и определяла унифицированный порядок деятельности архиbob, полагавшихся в качестве необходимой структурной части каждому государственному учреждению.

Но провозглашенное в этой же главе намерение создать два государственных архива — первый, где «всем делам всех коллегий, которые не касаются приходу и расходу, быть под надзиранием Иностранных дел коллегии» и второй для хранения дел, «которые касаются приходу и расходу, тем быть под надзиранием Ревизион-коллегии»[2], — так и не было осуществлено на практике.

Образование первых исторических архивов в России было связано с признанием необходимости сохранить архивы упраздненных центральных учреждений Московской Руси. Материалы ликвидированных приказов передавались в архивы вновь созданных учреждений — Сената, коллегий и их московских контор. Но в ряде случаев на базе архивов упраздненных учреждений в Москве были созданы отдельные архивы.

Так, на базе архива Посольского приказа был создан Московский архив Коллегии иностранных дел[3]. Этот архив хранил важнейшие политические и дипломатические документы за период до XVIII в. Его политическое и научное значение было несомненным. В 1765 г. начальником архива стал выдающийся российский историк академик Г. Ф. Миллер, под руководством которого архив приступил к описанию и изданию древних дипломатических и других исторических документов. Дело Миллера продолжили его преемники — Н. Н. Бантыш-Каменский, А. Ф. Малиновский и др. К началу XIX в. этот архив был наиболее благоустроенным архивом в России, а его документы стали активно использоваться российскими историками. Например, для помощи Н. М. Карамзину в написании «Истории Государства Российского» сотрудники архива занимались выявлением и подбором документов.

При Канцелярии вотчинных дел, затем при Юстиц-коллегии, а с 1721 г. — Вотчинной коллегии действовал архив бывшего Поместного приказа. С 1786 г. (после прекращения деятельности Вотчинной коллегии) он стал называться Государственным архивом прежних вотчинных дел (Вотчинным архивом), подчиненным Вотчинному департамент}' (учрежденному в 1786 г. и подчиненному в свою очередь Сенату).

Архив упраздненного в 1711 г. Разрядного приказа был передан в ведение Сената. В 1763 г. (после ликвидации Московской конторы Сената) он образовал (наряду с другими материалами этой конторы) отдельный Разрядный (Разрядно-Сенатский) архив, сохранивший ведомственное подчинение Сенату.

Первоначально документы этих двух архивов сохраняли, прежде всего, практическое значение и служили для доказательства дворянского происхождения и нрав на владение имениями. Но к началу XIX в. эго значение отошло на второй план (после упорядочения земельной собственности в результате генерального межевания и сформирования после Жалованной грамоты дворянству 1785 г. системы дворянского сословного самоуправления, предусматривавшего ведение родословных книг), а на первый план вышло историческое значение документов этих архивов.

В результате екатерининской губернской реформы последовало упразднение большинства коллегий (кроме «государственных» — Иностранных дел, Военной и Адмиралтейств-коллегии) и их контор, а также прежних губернских учреждений. Для сохранения документов всех этих учреждений были образованы Петербургский (1780 г.) и Московский (1782 г.) государственные архивы старых дел, находившиеся в непосредственном ведении генерал-прокурора Сената (с 1818 г. — обер-прокурора I департамента Сената). В эти архивы, ставшие крупнейшими архивами империи, попали также материалы ряда приказов, канцелярий и других учреждений XVII-XVIII вв.

Наконец, в 1819 г. в Москве было создано Московское отделение архива Инспекторского департамента Главного штаба (с 1865 г. — Московское отделение Общего архива Главного штаба), в котором были сосредоточены важнейшие документы по военной истории.

В 1834 г. при МИД был образован Санкт-петербургский государственный архив МИД, в который вошли хранившиеся в Петербургском главном архиве недипломатические (главным образом династические и политические) документы, а также материалы одновременно упраздненного Петербургского государственного архива старых дел[4].

В 1852 г. находившиеся в Москве Разрядный и Вотчинный архивы и Московский государственный архив старых дел были объединены в Московский архив Министерства юстиции, сразу же ставший крупнейшим и наиболее используемым историками историческим архивом.

В том же году в Киеве, Вильне и Витебске[5] были учреждены центральные архивы древних актов.

Одновременно с историческими архивами в Санкт-Петербурге действовали архивы Сената и Синода, материалы которых также имели историческое значение. Эти архивы принадлежали к числу крупнейших ведомственных архивов Российской империи.

Министерская реформа 1802 г. и последовавшее за нею Общее учреждение министерс тв 1811 г. узаконили наличие отдельных архивов при каждом департаменте каждого министерства. Однако в течение XIX — начала XX в. в ряде министерств (Морском, Юстиции, Императорского двора, Земледелия, а также в Государственном контроле) стали создаваться объединенные архивы. После создания Комитета министров (1802 г.) и Государственного совета (1810 г.) были образованы архивы этих высших учреждений. Архив Государственного совета к началу XX в. стал одним из важнейших ведомственных архивов Российской империи.

Сформировавшаяся в результате екатерининской губернской реформы система местных учреждений породила множество архивов этих учреждений, как правило, находившихся в неудовлетворительных условиях.

Таким образом, архивное дело в Российской империи ко второй половине XIX в. сочетало в себе прогрессивные черты с явными признаками отсталости.

В России существовала унифицированная (Генеральным регламентом, Общим Учреждением министерств и Общим учреждением губернским) система центральных и местных ведомственных архивов. В России имелось несколько исторических архивов. И по содержанию хранившихся в них документов, и по степени их упорядоченности, и по уровню описания архивных материалов и даже отчасти по степени открытости[6] эти архивы соответствовали или приближались к европейским стандартам. Но ведомственная разобщенность архивов и отсутствие единого руководства архивным делом, отсутствие системы, позволяющей сохранять утратившие практическое значение документы ведомственных архивов, отсутствие специальной профессиональной подготовки архивистов порождали серьезные недостатки архивного дела в России. Особенно губительно эти недостатки проявлялись на местах, где в 1860-е гг. наблюдалось массовое уничтожение документов. Необходимость архивной реформы все больше осознавалась как историками и архивистами, так и обществом. Но до 1917 г. удалось практически осуществить лишь немногие преобразования, частично улучшающие постановку архивного дела в России.

Крупнейший российский архивист Н. В. Калачов в 1873 г. добился создания при Министерстве народного просвещения Комиссии об устройстве архивов, до закрытия которой (1885 г.) было приостановлено уничтожение дел в архивах. Калачов предложил создать сеть центральных исторических архивов в каждой губернии и при каждом ведомстве и главную архивную комиссию, без разрешении которой было бы невозможно уничтожение архивных материалов. Эта комиссия должна была осуществлять общее руководство архивным делом. Но этот проект так и не был реализован.

Для подготовки профессиональных архивистов в 1877 г. был учрежден Петербургский археологический институт, но этот институт вплоть до 1917 г. оставался частным учреждением. Хотя и программа, и качество обучения в этом институте вызывали и у современников, и у некоторых историков архивного дела критику, выпускники этого института стали первыми в России архивистами со специальным образованием. Те из них, кто оказывался на службе в архивах, внесли заметный вклад в деятельность этих архивов. Например, в архиве Синода большинство его сотрудников во главе с начальником архива К. Я. Здравомысловым получили («без отрыва от производства») образование в Петербургском археологическом институте. В результате архив Святейшего Синода стал одним из самых благоустроенных и передовых в методическом отношении архивов России.

С 1884 г. по предложению Калачова стали создаваться губернские ученые архивные комиссии. К 1917 г. они существовали в 40 губерниях. Эти комиссии были общественными организациями, хотя и получали субсидии от правительства. Губернским ученым архивным комиссиям было предоставлено право просмотра дел, выделяемых местными учреждениями к уничтожению, и отбора из них тех дел, которые представляли исторический интерес. Их этих дел комиссии могли создавать на местах исторические архивы. Эта мера позволяла (хотя и в совершенно недостаточных масштабах) предохранить на местах ценные исторические документы от уничтожения. В то же время создаваемые таким образом собрания исторических документов представляли собою коллекции, вырванные из делопроизводственного, а, следовательно, исторического контекста[7]. Несмотря на многочисленную критику современников и, в особенности, советских историков, губернские ученые архивные комиссии внесли значительный вклад в развитие как архивного дела, так и исторической пауки (в особенности, краеведения) в России.

В конце XIX — начале XX в. с более радикальным проектом архивной реформы выступил другой выдающийся русский архивист — Д. Я. Самоквасов. Он предлагал сосредоточить документы до 1800 г. всех упраздненных и действующих центральных государственных учреждений в Московском архиве Министерства юстиции (за исключением ведомств, обладающих благоустроенными центральными архивами). В городах — центрах учебных округов — Самоквасов планировал создать центральные архивы древних актов, предназначенные также для хранения документов до 1800 г. Для более позднего делопроизводства проект Самоква- сова предусматривал создание в каждой губернии единого архива-регистратуры (для всех местных учреждений) и центрального такого архива в столице. Для управления всеми архивами государственных и общественных учреждений Самоквасов предлагал создать центральный правительственный орган. Губернским ученым архивным комиссиям проект Самоквасова не оставлял места. Этот проект, как и все последующие (Самоквасова и его оппонентов, а также компромиссные варианты архивной реформы) так и не был осуществлен. Единственным реальным его последствием стало открытие в 1907 г. Московского археологического института, также на правах частного учебного заведения.

Между тем, и объективные потребности экономического и культурного развития России, и заметно возросший уровень деятельности некоторых крупнейших архивов (например, в области подготовки изданий документов и справочников об архивах) настоятельно требовали реформы архивного дела в стране.

Такую реформу удалось осуществить только после революции 1917 г.

Архивное дело в СССР. 1 июня 1918 г. был принят декрет Совета народных комиссаров «О реорганизации и централизации архивного дела в РСФСР»[8]. Этот декрет объединял все архивы упраздненных и действующих учреждений в Единый государственный архивный фонд (ЕГАФ), устанавливал подчинение всех архивов Главному управлению архивным делом и запрещал несанкционированное этим управлением уничтожение архивных материалов. Так было положено начало единой централизованной системе государственных архивов в России.

В СССР сложилась сеть центральных государственных архивов СССР, центральных государственных архивов союзных республик и государственных архивов автономных республик, краев и областей, объединенная общим руководством[9] и едиными принципами деятельности. Централизация архивного дела в СССР была всеохватывающей, чего легко было достичь в условиях уничтожения частной собственности и монополии государства практически на все виды экономической, научной и культурной деятельности.

Эта монополия обеспечивала и единую систему обязательного комплектования государственных архивов документами, поступающими из ведомственных архивов действующих учреждений, организаций и предприятий.

Единственным исключением, нарушавшим стройную картину, было выделение всех документов КПСС[10] в независимую систему партийных архивов.

После распада СССР в 1991 г. партийные архивы были национализированы и включены в сеть государственных архивов. В соответствии с Соглашением о правопреемстве в отношении государственных архивов бывшего Союза ССР от 06.07.1992 бывшие центральные государственные архивы СССР стали федеральными архивами России. Было рассекречено много фондов и документов государственных архивов, ранее недоступных исследователям. С 2004 г. в Российской Федерации начала складываться сеть муниципальных архивных учреждений, находящихся в ведении органов местного самоуправления.

В настоящее время архивное дело в Российской Федерации является одним из самых передовых и развитых в мире. Архивы России активно участвуют в деятельности Международного совета архивов, созданного в 1948 г. при ЮНЕСКО[11].

Российские архивы активно внедряют в свою деятельность современные компьютерные технологии.

В современной России имеются все типы архивов, сложившиеся в мировой практике за период XVIII — начала XXI в. Это исторические архивы, государственные архивы, хранящие документацию действующих учреждений, экономические архивы (эту роль играет Российский государственный архив экономики[12]), кино-, фото- и фоноархивы и, наконец, электронные архивы, хранящие машиночитаемые документы.

  • [1] Признанием судьбоносного характера этого акта для российских архивов стало принятое в постсоветской России решение сделать именно эту дату Днем архивиста, что подчеркивает единство истории и традиций российских архивов. Ранее Днем архивиста считалсядень принятия «ленинского» декрета «О реорганизации и централизации архивного делав РСФСР» — 1 июня 1918 г., что означало стремление начинать историю архивного делав СССР с перемен, порожденных революцией 1917 г., т.е. своего рода символический разрывс дореволюционным прошлым.
  • [2] Принимая решение о создании этих двух архивов, Петр I исходил из западноевропейского опыта, прежде всего Швеции, где имелись выделившийся из Государственной канцелярии государственный архив, подчиненный канцлеру, и камер-архив при Камер-коллегии(выполнявшей в Швеции функции высшего финансового контроля).
  • [3] По указу коллегии 5 августа 1724 г. он получил название «Генеральный архив старых государственных дел», но в дальнейшем это название не закрепилось. Архив называлсяМосковский архив Коллегии иностранных дел, а в XIX в. (после министерской реформы) —Московский архив Министерства иностранных дел.
  • [4] В 1864 г. Государственный и Главный Петербургский архивы МИД были объединены.
  • [5] С 1903 г. Витебский центральный архив древних актов был упразднен с передачей егоматериалов в Виленский центральный архив древних актов.
  • [6] Хотя доступ исследователей в исторические, а также некоторые ведомственные архивыразрешался фактически архивным руководством, а формально в ряде случаев даже высшимначальством соответствующего ведомства. Например, для работы в Московском архивеМинистерства юстиции до 1864 г. требовалось разрешение обер-прокурора Московскихдепартаментов Сената, а затем — директора этого архива.
  • [7] См. гл. 4.
  • [8] Этот проект в советской историографии называли «ленинским декретом». В качествепредседателя Совнаркома В. И. Ленин подписал декрет, но проект его был подготовлен руководителем незадолго до того созданного комитета по управлению архивами, видным социал-демократом Д. Б. Рязановым в сотрудничестве с образованным летом 1917 г. Союзом российских архивных деятелей.
  • [9] Органы центрального управления архивным делом сначала в РСФСР, а затем в СССРнаходились сначала в подчинении Народного комиссариата по просвещению, с 1921 г. —Всероссийского центрального исполнительного комитета РСФСР (а затем Центральногоисполнительного комитета СССР), с 1928 по 1960 г. — Народного комиссариата внутреннихдел СССР (позднее — МВД), затем непосредственно Совета министров СССР.
  • [10] КПСС — Коммунистическая партия Советсвого Союза.
  • [11] ЮНЕСКО (The United Nations Educational, Scientific and Cultural Organization,UNESCO) — учреждение Организации Объединенных Наций по проблемам образования,науки и культуры.
  • [12] См. гл. 6.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы