Русско-турецкая война 1877-1878 гг. и внутренние "внешние" проблемы

В Европе самой "горячей" точкой на карте континента продолжал и оставаться Балканы, а самой насущной внешнеполитической проблемой - судьба Османской империи. Очередное обострение восточного вопроса пришлось на середину 1870-х гг. Весной 1875 г. началось антитурецкое восстание в Боснии и Герцеговине, к которому в 1876 г. примкнула и Болгария. Восстание было зверски подавлено войсками османов, что вызвало горячее сочувствие к балканским православным народам со стороны российской общественности. Начался сбор средств и медикаментов для славян, на Балканы уехали сотни русских добровольцев.

Александр II не без оснований опасался, что схватка России и Турции может превратиться в войну России против всей Европы. Прошло всего два года после окончания военной реформы, армия по-прежнему требовала значительных средств. Однако и не обращать внимания на настроение общества император не мог. Тем более что "партия войны" во главе с наследником престола требовала от монарха решительных действий, вплоть до захвата Босфора и Дарданелл. Зимний дворец все же попытался решить дело миром. По его инициативе в марте 1877 г. представители ведущих европейских государств, собравшись в Лондоне, потребовали от Турции изменения политики по отношению к христианским подданным султана. После того как Порта отклонила требования лондонского протокола, Александр II в апреле 1877 г. подписал манифест об объявлении войны Турции.

В конце июня того же года русские войска переправились через Дунай. Их численность составляла 185 тыс. человек (вместе с нестроевыми частями 257 тыс.). У турок на Балканах было сосредоточено 190 тыс. человек (160 тыс. - строевые части). На помощь россиянам пришли болгарские добровольцы-ополченцы под командованием генерала Н.Г. Столетова. Главнокомандующим русской армией был назначен брат императора вел. кн. Николай Николаевич. Наследник престола Александр Александрович оказался во главе 30-тысячного Рущукского отряда, защищавшего тылы главных сил от турок, засевших в крепостях Шумла и Силистрия. Сам император находился в действующей армии с мая по декабрь 1877 г. На Кавказе боевыми действиями русских войск руководил еще один брат монарха, вел. кн. Михаил Николаевич, хотя фактически войсками командовал генерал М.Т. Лорис-Меликов.

Дунайской армии удаюсь с помощью болгарских проводников захватить Шипкинский перевал, открывавший путь на Адрианополь и Константинополь, и укрепиться на нем. Однако дальнейшее продвижение на юг было невозможно, поскольку турки под командованием Османа-паши, заняв крепость Плевну, угрожали россиянам фланговым ударом. Вообще эту войну можно назвать крепостной, так как турки, избегая открытых сражений, стойко и умело держали оборону в укрепленных районах. Стратегический же план российского командования предусматривал наступательные действия, сопровождаемые крупными сражениями. Стратегические просчеты сказались и на Закавказском фронте, где Лорис-Меликову, взявшему крепости Баязет и Ардаган, пришлось отступить после неудачной осады Карса.

Штаб вел. кн. Николая Николаевича работал крайне непрофессионально. Положение спасали военачальники М.Д. Скобелев, И.В. Гурко, Ф.Ф. Радецкий, которые принимали решения на свой страх и риск. В этих условиях необычайно важным стало удержание Шипкинского перевала - единственного пути, по которому к Плевне могли подойти турецкие подкрепления. Отряд генерала Гурко и болгарские ополченцы с честью выполнили эту миссию, хотя испытывали острую нужду в теплой одежде, продовольствии, боеприпасах. Достаточно отметить, что с наступлением зимы число обмороженных в отряде стало превышать количество раненых.

Однако судьба войны решалась все же под стенами Плевны. Российское командование бездарно провело три штурма крепости, причем во время третьего штурма отряд Скобелева прорвал турецкую оборону и вышел на окраину города. Не получив поддержки, он вынужден был отступить на исходные позиции. После третьего штурма русские войска по настоянию военного министра Д.А. Милютина перешли к правильной осаде Плевны, разработанной генералом Э.И. Тотлебеном. В ноябре 1877 г. у турок иссякли запасы продовольствия и боеприпасов, и 43-тысячный гарнизон Османпаши сдался в плен.

Взятие Плевны открыло возможность перехода русских войск в Южную Болгарию. Отряд Гурко через горные перевалы вышел к Софии и в конце декабря вступил в нее. Генерал Скобелев марш-броском вышел в тыл турецкой армии в районе Шейново,

чего противник никак не ожидал, полагая, что переход через горы западнее Шипки невозможен. В январе россияне вступили в Адрианополь, и Скобелев закончил поход в Сан-Стефано, в нескольких километрах от Константинополя.

Османская империя признала полную, безоговорочную победу российского оружия, и в феврале 1878 г. в Сан-Стефано воевавшими сторонами был подписан мирный договор. По нему Болгария становилась автономным княжеством, независимым от Порты во внутренних делах. Черногория и Румыния обретали полную независимость и несколько расширяли свои территории. Россия получала Карскую область в Закавказье и южную часть Бессарабии. Условия Сан-Стефанского мирного договора были благоприятны для балканских народов и России. Однако европейские державы, с тревогой следившие за усилением влияния Петербурга на Бажанах, решили опротестовать Сан-Стефанские договоренности.

По инициативе Англии и Австро-Венгрии в Берлине был созван конгресс в составе России, Турции, Англии, Австрии, Франции и Германии. Общими усилиями западных держав Россия оказалась в изоляции, а наиболее важные положения Сан-Стефанского мира были пересмотрены. Южная часть Болгарии оставалась под властью Турции в качестве провинции Румелии. Северная Болгария получала широкую автономию. Были урезаны территории независимой Сербии и Герцеговины. Кроме того, Австро-Венгрия получила право оккупировать Боснию и Герцеговину.

В результате Балканы стали пороховым погребом Европы, готовым вспыхнуть в любой момент. Свою лепту в сложившееся положение внесла и неверная тактика российской дипломатии, упоенной военными успехами и не сумевшей правильно спрогнозировать ход событий на Берлинском конгрессе. В частности, полной неожиданностью для нее стали недружественные действия канцлера Германии О. Бисмарка. Итоги Берлинского конгресса вызвали недовольство русского общества. Для революционеров они стали лишним подтверждением неспособности правительства решать важные внешние и внутренние проблемы.

Тем не менее итоги русско-турецкой войны 1877-78 гг. были весьма значительны. Славянские народы Балканского полуострова освободились с помощью России от турецкого владычества. Победа России над Турцией дала им возможность создать самостоятельные государства. Это, пожалуй, явилось важнейшим итогом военной кампании. С этого момента турецкие владения оказались четко ограничены Азиатским континентом и юго-восточной окраиной Европы. Россия расплатилась за свободу братьев-славян жизнями 21 981 солдата и офицера и здоровьем 38 431 раненого.

Своеобразным отзвуком кризиса восточного вопроса для России стали кавказская и среднеазиатская проблемы. В середине 1860-х гг. после пленения имама Шамиля и разгрома верных ему отрядов горцев Петербургу удалось закончить Кавказскую войну и добиться надежного соединения Закавказья с внутренними районами империи. Однако на протяжении XIX в. кавказский вопрос обострялся еще дважды, так и не найдя разумного решения. Подобные проблемы, видимо, не имеют удовлетворительной силовой развязки. С другой стороны, требование национального и религиозного реванша, сведение исторических счетов - это, как справедливо пишет один из исследователей, "политический наркотик, дающий мгновенное острое удовольствие, а в долгосрочной перспективе - катастрофу". Единственный реальный путь к решению проблемы есть постепенная медленная адаптация друг к другу, узнавание и принятие психологических основ существования соседей.

В 1880-е гг. завершился еще один этап во внешней политике России, связанный с завоеванием Средней Азии. Сам характер экспансии империи в этом регионе не был однозначным. Наряду с тяжелыми военными сражениями было и добровольное присоединение к России туркмен Мерва, киргизов Коканда и жителей Ташкента. Мотивы, вызвавшие интерес Петербурга к Средней Азии, также носили разнообразный характер. Россия была заинтересована в развитии экономических (прежде всего торговых) связей с государствами Азии. Однако для расширения этих связей ей было необходимо противостоять растущему политическому и экономическому влиянию Англии в этом регионе. Кроме того, она была заинтересована в прекращении набегов кочевников на южные границы страны.

Поначалу новые приобретения в Средней Азии оказались для России убыточными. За первые 20 лет управления (1868 - 88) государственные затраты на эти территории в 3 раза превышали сумму поступлений с них. Положительные последствия завоевания и Средняя Азия, и Россия почувствовали в 1890-е гг. Прекратились междоусобные войны, было ликвидировано рабство, проводилась политика веротерпимости, строились железные дороги. Средняя Азия превращалась в сырьевой придаток Российской империи и постепенно втягивалась в орбиту мирового рынка.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >