Развитие спортивной психологии во второй половине XX века

В 1950-е гг. начинается выделение спортивной психологии как особого направления психологической науки и, вместе с тем, организации тренировочного процесса. В 1952 г. в Институте психологии АПН РСФСР А. Ц. Пуни защитил первую в истории отечественной психологии докторскую диссертацию по психологии спорта. Этот период можно отметить как один из наиболее успешных в союзе спортивной теории и практики. Ровно 40 лет прошло после Олимпиады в 1912 г., в которой последний раз принимали участие отечественные спортсмены, заняв тогда 15—16-е места (из 28). Тогда первым российским олимпийским чемпионом стал фигурист Николай Панин-Коломенкин. Олимпийские игры 1952 г. в Хельсинки были ознаменованы не только возвращением наших спортсменов, но и их триумфом. В неофициальном командном зачете они разделили 1—2-е места с безусловным лидером того времени — США. Первую золотую олимпийскую медаль, завоеванную советскими спортсменами, получила метательница диска Нина Пономарева.

В 1956 г. в Ленинграде прошло I Всесоюзное совещание по проблемам психологии физической культуры и спорта. На нем в докладе руководителя кафедры психологии и педагогики Армянского государственного института физической культуры А. А. Лалаяна был впервые поставлен вопрос о психологической подготовке спортсмена, рассматриваемой как комплексный педагогический процесс. До этого психология спорта в большей степени изучала влияние систематических занятий тем или иным видом спорта на развитие различных психических функций. Новый подход был направлен на изучение степени развития конкретных психических функций спортсмена с целью достижения успехов в определенном виде спорта.

Первое Всесоюзное совещание по проблемам психологии физической культуры и спорта состоялось в Ленинграде (Санкт-Петербурге) в 1956 г.

По существу это был переход на качественный новый путь, хотя практико-ориентированные исследования как предпосылки подобного перехода осуществлялись и ранее. Примером могут служить работы А. Ц. Пуни "Психологические предпосылки к обучению и тренировке" (1940), Г. М. Гагаевой "Значение установки на точность и установки на дальность при выработке навыка гранатометания" (1949), П. Форгача "Зарисовка изучаемых движения как метод повышения эффективности спортивной тренировки" (1955) и др.

По итогам участия советских спортсменов в Играх Олимпиады 1956 г. ряд специалистов, в том числе психологи, получили высшие правительственные награды. Это — достижение, которое не было повторено.

Идеологическая составляющая во многом определяла суть психологической подготовки спортсменов, что, кстати, характерно и для современной подготовки, например, спортсменов США. В юбилейном сборнике научных трудов ученых РГАФК, посвященном 80-летию академии, отмечалось, что "и до этого в учебно-тренировочном процессе использовались отдельные разделы психологической подготовки. Но именно с 1956 г. этот раздел подготовки стал рассматриваться как составной в комплексном педагогическом процессе и получил название психологической подготовки".

На II Всесоюзном совещании по психологии спорта (1960) Галина Михайловна Гагаева, работавшая на кафедре психологии практически с первых лет ее существования, конкретизировала эту проблему. Она предложила рассматривать психологическую подготовку спортсмена как процесс формирования у него наибольшей готовности к максимальным напряжениям воли в процессе соревновательной борьбы, для наиболее полного использования всех своих сил и возможностей.

Работы Г. М. Гагаевой, начиная со статьи "Исследование механизма нарушения скорости процесса реакции" (1935), имели серьезное значение для становления и развития психологии физического воспитания и спорта. Она изучала роль мышечно-двигательных ощущений при овладении движениями в спортивной деятельности, а также внесла значительный вклад в разработку вопросов, связанных с предыгровыми состояниями футболистов. Ею было раскрыто психологическое содержание состояния психической готовности футболиста к соревнованию. Для многих поколений спортивных психологов стали настольными книгами ее работы "Психология футбола" (1969), "Волевая подготовка футболистов. Футбол сегодня и завтра" (1991).

Участники Всесоюзного совещания психологов спорта (1965). Нижний ряд, третий слева — П. А. Рудик, крайний справа — А. Ц. Пуни. Верхний ряд, второй слева — А. В. Родионов

Участники Всесоюзного совещания психологов спорта (1965). Нижний ряд, третий слева — П. А. Рудик, крайний справа — А. Ц. Пуни. Верхний ряд, второй слева — А. В. Родионов

В автореферате своей докторской диссертации П. А. Рудик приводит список почти из 50 наиболее значимых работ по спортивной психологии, подготовленных сотрудниками кафедры под его руководством. Больше всего в этом списке работ Ольги Александровны Черниковой. Это — "Экспериментальное исследование образования двигательного навыка" (1935), "Психологический анализ состояния стартовой лихорадки" (1937), "Эмоционально-волевые особенности в беге на различные дистанции" (1938) и еще 13 других.

Именно Черникова, единственная из спортивных психологов, была представлена к высшей правительственной награде после удачного выступления наших спортсменов на Олимпиаде 1956 г. в Мельбурне. Серьезная практическая работа со спортсменами психологами в то время почти не велась, однако, как писал спортивный психолог А. В. Родионов, направленность и темпы развития общества не всегда совпадают с направленностью и темпами развития его отдельных подсистем. Главное — результат, в данном случае, это — правительственная награда.

О. А. Черникова ориентировалась на разработку методов воспитания и самовоспитания морально-волевых качеств личности. Особое значение придавалось приемам самомобилизации, для чего ею со своими коллегами формулировались речевые самоприказы. Они включали представление эмоционально положительных ситуаций, связанных с тренировками или соревнованиями. Важное место в соответствии с традициями советской идеологии занимала актуализация чувства долга перед страной, командой, товарищами. В работе по психологической подготовке молодых спортсменов О. А. Черникова обращала внимание на характерную для них самонадеянность и самоуверенность. Завышенная самооценка способна привести к поражению, а избыток энергии не позволяет объективно оценить свои слабости и недостатки.

На сайте Российского государственного университета физической культуры, спорта, молодежи и туризма перечисляются ближайшие ученики и сподвижники П. А. Рудика. Среди них, помимо Г. М. Гагаевой и О. А. Черниковой, такие как Л. Н. Данилина, В. В. Медведев, Г. И. Савенков, Л. С. Солнцева и др. Их объединяло то, что они были не только замечательными педагогами высшей школы, но и учеными, много сделавшими для развития отечественной психологии спорта и, в частности, московской научной школы.

В 1958 г. во ЦНИИФКе по инициативе его директора А. В. Коробкова открывается практически первая в стране специализированная лаборатория психологии спорта. Заведующим был назначен известный шахматист В. А. Алаторцев. В деятельности лаборатории выделились несколько направлений. Одним из них, имевших в основном теоретико-методологическую направленность, руководил сам В. А. Алаторцев. Другое направление лаборатории, руководимое доктором психологических наук В. В. Коссовым, было связано с экспериментальным изучением сенсорных основ технико-тактического мастерства спортсменов. Третье, наиболее практически ориентированное, направление объединяло разработку и совершенствование методов личностной психодиагностики (Е. А. Калинин, Ф. Н. Кондратьев, М. П. Мирошников) и регуляции психического состояния спортсменов (А. В. Алексеев).

Руководил этим направлением заслуженный мастер спорта СССР по академической гребле, доктор медицинских наук Л. Д. Гиссен. В 1952 и 1956 гг. он был членом советской олимпийской команды гребцов. Огромный спортивный опыт и медицинское образование привели его в спортивную психологию. Под его руководством осуществлялась разработка и совершенствование методов личностной психодиагностики и регуляции психического состояния спортсменов. Ученый работал над проблемами психопрофилактики и психогигиены в спорте, классификацией кратковременных (промежуточных) состояний между нормой и патологией, патологическими состояниями в спорте. Его книги "Психология и психогигиена в спорте" (1973), "Время стрессов" (1990) были переведены на немецкий язык и изданы в Германии. После развала Советского Союза Гиссен перешел в коммерческую сферу психологической науки, и уехал в Англию. К сожалению, в 90-е гг. прошлого века произошел серьезный отток отечественных специалистов за границу.

Работавший в лаборатории психотерапевт (по базовому образованию психиатр) А. В. Алексеев вспоминал о первой встрече с руководством лаборатории. Тогда на его предложение о совместной работе в области психической мобилизации он получил ответ, что "психиатр в спорте столь же противоестественен, как и врач-гинеколог в мужской футбольной команде". Однако на работу А. В. Алексеев был принят, и именно в те годы им был разработан новый оригинальный метод психической регуляции, названный им "психорегулирующей тренировкой". Разработанная система психорегулирующей тренировки с успехом применялась при подготовке юных спортсменов, а в дальнейшем — в работе с подростками, испытывающими повышенные трудности во время экзаменов или иной стрессовой ситуации.

Прикладная работа А. В. Алексеева была связана с обучением основам ментальной тренировки с целью совершенствования ментальных способностей у спортсменов. При этом он разработал специальные методики психической регуляции, учитывающие особенности различных видов спорта. Система, названная им "АГИМ (ауто..., гипно..., идео..., моторика)", активно использовалась при работе с его "подопечными", в частности, тяжелоатлетами, дважды (1966, 1972) становившимися олимпийскими чемпионами. Во время работы со стрелковой командой (1967—1971) Алексеев разработал систему психологической подготовки, помогающей спортсменам достигать оптимального эмоционального состояния. Его практические разработки описаны в книге "Преодолеть себя. Психическая подготовка в спорте", которая в начале 1990-х гг. была признана лучшей книгой года спортивной тематики, в дальнейшем неоднократно переиздавалась и была переведена на многие языки.

В 1958 г. П. А. Рудиком был подготовлен и опубликован первый в мировой практике учебник по психологии для институтов физической культуры, а также специальный учебник для средних физкультурных учебных заведений. Всего, начиная с 1950-х гг., сотрудниками московской кафедры подготовлено и издано семь поколений учебников, четыре из них под редакцией П. А. Рудика, два — под редакцией А. В. Родионова и один — под редакцией В. М. Мельникова.

В 1950—1960-х гг. в процессе теоретической разработки проблемы психологической подготовки была предложена концепция, основанная, прежде всего, на морально-волевой подготовке. Эту проблему конкретизировала Г. М. Гагаева на II Всесоюзном совещании (1960). Она говорила о психологической подготовке как о формировании у спортсмена наибольшей готовности к максимальным напряжениям воли для преодоления всех трудностей, возникших в процессе соревновательной борьбы, для наиболее полного использования всех своих сил и возможностей.

А. Ц. Пуни, рассматривая состояние готовности к максимальным напряжениям воли как целостное проявление личности, выделял в нем пять основных факторов. Это:

  • 1) трезвая уверенность человека в своих силах;
  • 2) стремление к борьбе проявлять все свои силы и добиться победы;
  • 3) оптимальная степень эмоционального возбуждения;
  • 4) высокая помехоустойчивость;
  • 5) способность управлять своим поведением (действиями, чувствами и т.д.) в борьбе.

В 1962 г. было создано "Общество психологов СССР". На регулярных съездах в состав Центрального Совета общества входили спортивные психологи (П. А. Рудик — на II съезде, А. Ц. Пуни — на III, IV и V).

Можно сказать, что в начале 1960-х гг. в развитии спортивной психологии произошел качественный скачок. П. А. Рудик защитил докторскую диссертацию "Психологические проблемы в физическом воспитании и спорте" (1962). В это же время на кафедре психологии в Москве было защищено несколько кандидатских диссертаций по проблемам психологической подготовки футболистов (Б. И. Новиков), волейболистов (Л. С. Нерсесян), фехтовальщиков (А. В. Родионов), гимнастов (Е. Г. Козлов), лыжников-гонщиков (А. П. Поварницын). В этот же период при сборных командах СССР начинают работать комплексные научные бригады (КНГ), включающие спортивных психологов.

Успехи советских спортивных психологов были замечены за рубежом. На I учредительный конгресс Международного сообщества, который состоялся в 1965 г. в Риме, были приглашены два представителя СССР — П. А. Рудик и А. Ц. Пуни. Не обошлось без казуса. В связи с тем, что Пуни в своей родословной имел итальянских предков, по политическим соображениям ("а вдруг не захочет возвращаться в Союз?!") в последний момент было принято решение заменить профессора А. Ц. Пуни на доцента кафедры психологии ГЦОЛИФКа Н. А. Худадова. Приезд последнего оказался настолько неожиданным для организационного комитета конференции, что во время регистрации ему вручили нагрудный значок с фамилией Пуни.

В 1968 г. вышла книга А. В. Родионова "Психология спортивного поединка". В соответствии с аннотацией книга была рассчитана на "широкий круг спортсменов и тренеров", что полностью подтвердилось ее полной распродажей в течение короткого срока. По спектру рассмотренных проблем работа представляла интерес не только для представителей спортивных единоборств, но и других видов спорта. Любопытно, что во введении автор заменил термин "психолог" на "научный работник". В то время для "широкого круга" читателей еще следовало показывать, что психолог — это "нужный человек из науки".

В 1969 г. П. А. Рудик дополнил взгляды на сущность волевой подготовки спортсменов. Волевая подготовка должна ориентироваться на достижение спортсменом максимальных успехов в конкретном виде спорта, опираясь на изучение конкретных психических функций, психических состояний и особенностей личности спортсмена соответственно требованиям этого вида спорта.

В 1970-е гг. происходит понимание того факта, что на спортивный результат, помимо высокого уровня физической, технической и тактической подготовки, оказывает воздействие целый спектр психологических явлений, среди которых стресс, фрустрации, внутригрупповые конфликты, эмоциональные срывы. Стало очевидным, что просмотра идеологически выверенных кинофильмов и бесед с ветеранами войны и спорта недостаточно для решения проблемы эмоциональной неустойчивости спортсменов. Одним из вариантов решения оказались психотерапевтические ауто- и гетерогенные приемы. Среди пионеров в этой области стал московский психолог Олег Васильевич Дашкевич.

На сайте Московского областного педагогического университета в статье, посвященной 75-летию со дня рождения О.В. Дашкевича, Т. Т. Новикова отмечала, что с его именем, прежде всего, связаны достижения в разработке проблемы эмоциональной регуляции деятельности в экстремальных условиях. Обучаясь в заочной аспирантуре и работая при этом младшим научным сотрудником ГЦОЛИФК, во второй половине 1960-х гг. он разработал мотивационно-результативные методики МР-1 и МР-2, которые использовались для экспериментальной работы с помощью разработанной и сконструированной им же аппаратуры. О. В. Дашкевич по праву считается основателем одного из направлений московской научной школы, "которую прошли более сорока его учеников, ставших докторами и кандидатами психологических наук".

Известно, что психологическое воздействие может быть адресным и эффективным только в случае корректно выполненной диагностики. В то время выбор диагностических средств и методов был целиком "отдан на откуп" практическим психологам, что приводило к не всегда адекватным результатам. П. А. Рудик предложил унифицировать методики психологического исследования спортсменов. По его инициативе при кафедре была организована учебно-научная лаборатория, ориентированная на разработку методик, которые могли быть использованы в проведении научных исследований в процессе спортивной подготовки.

В 1971 г. по решению Спорткомитета СССР во Всероссийском НИИ физической культуры и спорта появились две "родственные" лаборатории. Лаборатория психологии спорта (руководитель Н. А. Худадов) исследовала проблему эмоциональной устойчивости спортсменов, надежности спортивной деятельности (последняя проблема изучалась в тесном контакте со специалистами ЦСКА). В лаборатории спортивной психогигиены (руководитель Л. Д. Гиссен) в этот период был разработан и унифицирован комплекс методов психодиагностики особенностей личности спортсмена. В комплекс вошли анкетные, проективные и психомоторные методы, которые были внедрены практически во всех сборных командах страны. Впервые в отечественной психологии спорта стала внедряться компьютерная обработка данных психодиагностики, что позволило сделать технологичной процедуру составления психологических характеристик спортсменов.

Под редакцией Л. Д. Гиссена было опубликовано несколько сборников научных и методических работ сотрудников ВНИИФКа "Вопросы спортивной психогигиены". Несколько реже издавался другой сборник — "Познавательные процессы" (редактор Б. Б. Коссов), в котором в основном рассматривались вопросы психодиагностики и сенсорного самоконтроля.

В 1960—1970-х гг. стала активно развиваться спортивная психология в социалистических странах. Это во многом было связано с успешной деятельностью отечественных ученых, которых приглашали в восточноевропейские страны для чтения лекций, проведения семинаров. В свою очередь представители этих стран приезжали в СССР на стажировку, учились в аспирантуре московского и ленинградского институтов физической культуры и спорта.

Отметим, что совместная деятельность способствовала обоюдному развитию спортивной науки и в СССР, и в странах социалистического лагеря. В сборнике "Психология и современный спорт" (1973) издательства "Физкультура и спорт" была опубликована концептуальная статья болгарки Э. Герон, посвященная детальной качественно и количественно сравнимой характеристике психологических особенностей и структуры отдельных видов спорта. В другой статье, вошедшей в сборник, М. Ванек, В. Гошек и Б. Свобода из Чехословакии обратили внимание, что спортивный результат зависит не только от мотивации и воли, определяемой в частности коммунистической идеологией, но и уровня притязаний спортсмена, эмоционального напряжения и др.

Отдел науки в структуре Главного спортивно-методического управления возглавил тогда кандидат, а ныне доктор педагогических наук, член-корреспондент РАО С. Д. Неверкович. Он вспоминал, как заместитель председателя Спорткомитета СССР, олимпийский чемпион по классической борьбе А. И. Колесов инструктировал его перед началом работы: "Ты знаешь хорошо этих психологов, и теперь будешь лично координировать, и отвечать за их деятельность и поведение!". Почему "поведение"? Потому что в те годы было жесткое идеологическое противостояние между различными социально-государственными системами и, хотя произносилось "спорт вне политики" на самом деле все было в точном соотношении с политикой нашего ЦК КПСС и правительства".

Решение о создании в 1973 г. комплексных научных групп при сборных командах страны показало значимость спортивной науки, в том числе психологии, для успешных выступлений спортсменов.

Однако несмотря на идеологические "тормоза" спортивная психология развивалась. В 1973 г. по решению Спорткомитета СССР были созданы комплексные научные группы (КНГ). В статье "К истории возникновения отечественной прикладной спортивной психологии" С. Д. Неверкович и А. В. Родионов вспоминают: "Основной задачей КНГ являлась разработка практических рекомендаций — для тренеров сборных команд страны на основе современных научных междисциплинарных исследований в физиологии, биомеханике, биохимии и биоэнергетике, теории спортивной тренировки, педагогике, психологии, восстановительной медицине, питании и многих других науках, которые хоть как-то объясняли более эффективное управление поведением спортсменов различных видов спорта в экстремальных условиях спорта высших достижений". По существу КНГ представляли собой элитные научно-исследовательские институты в миниатюре, в которые входили известнейшие ученые того времени.

В конце 60-х — начале 70-х гг. прошлого века они не думали, что станут ака¬демиками Российской академии естественных наук (А. В. Родионов, слева) и Российской академии образования (С. Д. Неверкович, справа)

В конце 60-х — начале 70-х гг. прошлого века они не думали, что станут академиками Российской академии естественных наук (А. В. Родионов, слева) и Российской академии образования (С. Д. Неверкович, справа)

В это же время принимается решение о проведении подготовки спортивных психологов из числа специалистов, работающих в различных вузах страны. Собранная группа, курс обучения которой длился десять дней, состояла из 43 человек. Число было обусловлено количеством видов спорта, в которых национальные сборные команды должны представлять СССР на Олимпийских играх в Монреале. Таким образом, в КНГ каждой команды вошло по психологу. В числе "выпускников" курса оказались такие ученые как С. Н. Белоусов, Г. В. Ванаев, Н. К. Волков, В. И. Воронова, А. В. Дмитриев, А. Г. Дрижика, Е. А. Калинин, Ю. Я. Киселев, Ю. А. Коломейцев, Р. А. Пилоян, А. Л. Попов, Е. В. Романина, О. А. Сиротин, Л. С. Солнцева, А. К. Травина и др.

Подготовка спортивных психологов "нового поколения" была обусловлена во многом тем разрывом, который все больше проявлялся между академической психологией и ее прикладной "ветвью" — психологией спорта. Следует отметить, что и в самой психологии спорта наметился определенный разрыв между спортивной подготовкой и воспитанием личности, обусловленный нарастающим притоком молодых спортсменов, порой еще с несформировавшимся характером. Все чаще возникали противоречия между двигательными и личностными возможностями молодых спортсменов.

Весной 1976 г. Спорткомитет СССР принял решение объединить в общую структуру психологов ВНИИФКа и ГЦОЛИФКа. Перед сотрудниками нового психологического подразделения были поставлены две основных задачи фундаментального и прикладного характера. Во-первых, продолжить фундаментальные исследования в области психологии спорта, а во-вторых, способствовать улучшению результатов советских спортсменов на Олимпийских играх.

С 1974 г. кафедру психологии ГЦОЛИФКа возглавила доцент Л. Н. Данилина, а с 1978 г. — профессор В. М. Мельников. Работа кафедры постепенно переориентировалась на социальные аспекты спортивной психологии. Смещение акцентов в исследованиях было обусловлено возросшей потребностью в комплектовании спортивных коллективов, эффективном управлении ими, формированием межличностных отношений, что в свою очередь требовало знания психологических законов и закономерностей формирования спортивного коллектива.

Целый комплекс методик, социально-психологических приемов диагностики и формирования межличностных отношений внес в подготовку спортсменов бывший в то время аспирантом кафедры психологии Р. Л. Кричевский.

Серьезной проблемой, не позволявшей спортивной психологии развиваться в полной мере, было то, что количество пользователей созданными методиками и приборами было крайне ограничено. Член исполнительного комитета ФЕПСАК в 1980-х гг.

Г. Д. Горбунов, в течение семи лет возглавлявший кафедру психологии в Санкт-Петербургской академии физической культуры им. П. Ф. Лесгафта, отмечал, что кризис отечественной психологии спорта, начался, по его мнению, именно в 1970-х гг. Кризис действительно зрел, что во многом было обусловлено началом кризиса всего советского строя. Отсутствие развития во многих социально-политических сферах не способствовало их стабильности и, следовательно, вело к регрессу.

В 1976 г. во ВНИИФКе был создан отдел психологии спорта, заведующим был назначен Л. Д. Гиссен. В отдел вошли лаборатория психогигиены (руководитель — он же), сектор психологии личности и межличностных отношений (Н. А. Худадов) и группа психологии спортивной деятельности (А. В. Родионов). На сектор психологии личности и межличностных отношений была возложена задача выявить особенности личностных и психофизиологических свойств спортсменов, а также социально-психологической структуры спортивных команд. Группа психологии спортивной деятельности разрабатывала психограммы различных видов спорта, изучала структуру и динамику специальных спортивных способностей, преимущественно В спортивных играх, единоборствах и сложнокоординационных видах спорта.

По воспоминаниям сотрудников отдела психологии спорта, со дня создания подразделения в нем началась борьба за власть, которая в конце 1977 г. закончилась отрешением от должности Л. Д. Гиссена, уходом из ВНИИФКа некоторых его сотрудников и закрытием технической базы во Дворце спорта "Труд" на Цветном бульваре. Печальным следствием закрытия отдела стала пропажа уникальной по тем временам аппаратуры, включая прообраз современного компьютера — электронно-вычислительную машину.

Вскоре было создано новое подразделение — отдел спортивной психологии и психогигиены. Отдел в основном был ориентирован на прикладную работу в национальных сборных страны, тем более что Олимпиаде 1980 г. в Москве придавалось особое значение. Подготовка к Играм стал серьезным стимулом для развития отечественного спорта и спортивной психологии. В Москве и других городах, где проходили олимпийские мероприятия, были построены новые спортивные сооружения с передовыми на то время тренажерами и аппаратурой. Во ВНИИФКе в 1980 г. работало около 900 научных сотрудников (через 30 лет в институте работало 80 человек). Учитывая политическое значение спортивных побед, руководство страны в советский период не жалело средств, и первые электронные секундомеры для измерения скорости реакции у спортсменов превосходили по качеству аналогичные секундомеры, используемые для работы с космонавтами.

В советский период истории нашей страны развитие спортивной психологии в основном осуществлялось на кафедрах и в лабораториях образовательных и научно-исследовательских институтов физической культуры и спорта. При этом руководство Спорткомитета СССР было нередко недовольно работой психологических служб, принимая меры к "дальнейшему совершенствованию" их деятельности. Результатом такого "совершенствования" стало то, что психодиагностические методики так и не были полностью унифицированы, а методы психорегуляции в основном оставались кустарными и невалидными.

После Олимпиады-80 главная психологическая служба советского спорта претерпела очередные изменения. Для подготовки к следующим олимпийским играм распоряжением Спорткомитета СССР было создано научно-практическое объединение (НПО), главой которого назначили Н. А. Худадова. Практическую работу со сборными командами, в которых работали 35 психологов, корректировал доктор медицинских наук В. П. Некрасов.

Постоянные изменения в структуре подразделений, а также необходимость в научной работе следовать "генеральной линии" коммунистической партии затрудняли развитие спортивной науки. Вместе с тем, остановить развитие было невозможно.

В 1986 г. в издательстве "Физкультура и спорт" вышла книга Г. Д. Горбунова "Психопедагогика спорта". Первое издание монографии стало победителем во Всесоюзном конкурсе на лучшую научно-исследовательскую работу в области физической культуры и спорта.

В "Психопедагогике спорта" психолог из "города на Неве", в числе "подопечных" которого чемпионы и призеры Олимпийских игр, чемпионатов мира и Европы, в том числе четырехкратный чемпион Олимпийских игр В. Сальников, писал об особенностях своего подхода. Психология, отмечал он, "изучает психику человека. Еще раз подчеркнем — изучает. А практика во всех видах деятельности человека, в том числе и в деятельности спортивной требует не только и не столько изучения человека (это само собой), сколько воздействия на него". По мнению Г. Д. Горбунова, психолог, прямо или косвенно воздействуя на поведение, состояние человека, формируя его личностные свойства, становится педагогом. Таким образом, в рамках спортивной психологии возникло новое направление — психопедагогика спорта.

В мае 1987 г. впервые в СССР создана Федерация спортивной психологии, одной из задач которой было дальнейшее развитие спортивной психологии в стране. Однако это не остановило развивающийся кризис. К этому времени прекратило свое существование НПО, а в 1989 г. закрылась последняя психологическая лаборатория ВНИИФКа (заведующий — С. М. Слобунов). Справедливости ради следует отметить, что эта лаборатория занималась психологическими проблемами только массового спорта и физической культуры.

Следствием политического и социально-экономического кризиса СССР стало сокращение финансирования научной работы в "большом" спорте. В 1989 г. была закрыта последняя психологическая лаборатория ВНИИФКа.

Начало 1990-х гг. было сложным периодом для нашей страны и, закономерно, для спортивной психологии. Финансирование научной работы в сборных командах сократилось, многие способные психологи ушли. Но именно в этот период во ВНИИФКе Е. А. Калининым и М. П. Нилопцом были разработаны интересные компьютеризованные программы для психодиагностики, а группой в составе А. В. Родионова, Б. В. Турецкого и В. Г. Сивицкого — для коррекции психического состояния и развития тактических навыков спортсменов.

В стране продолжали проводиться форумы по спортивной психологии. Так, на проводимом в рамках XI Всесоюзной конференции спортивных психологов (Стайки, 1990) конкурсе победителем стал компьютерный тест-тренажер "Тактик" (Б. В. Турецкий, В. Г. Сивицкий). Другая компьютерная методика В. Г. Сивицкого "Диагностик — 2" с успехом демонстрировалась на I Международном конгрессе по спортивной психологии в Москве (1992).

После развала СССР часть спортивных психологов из Центрального института спортивной медицины (ЦНИИМС) вместе с сотрудниками отдела спортивных игр ВНИИФКа создали малое предприятие "Психология и спортивные игры" (ПСИ). Научную составляющую деятельности "ПСИ" в основном обеспечивал А. В. Родионов. Большая часть сотрудников в соответствии с жизненными нормами "лихих 90-х" занималась мелкой коммерцией. Научным успехом малого предприятия можно считать российско-французский проект, посвященный изучению влияния домашних животных на особенности психического развития детей и подростков. По результатам исследования, спонсором которого была фирма по производству шоколада, международный коллектив в составе отечественных психологов А. В. Родионова и В. А. Родионова, а также их французского коллеги М. Эйниса опубликовал несколько статей в журналах "Школьный психолог" и "Школа здоровья".

Коммерческая деятельность оказалась не слишком успешной, и 1 января 1993 г. психологи малого предприятия практически в полном составе образовали лабораторию психологии спорта (заведующий А. В. Родионов), вошедшую в состав ВНИИФКа.

Лаборатория приняла активное участие во 2-м Международном конгрессе в Москве (1995), на котором также присутствовали спортивные психологи Индии, США, Швеции и других стран. В соответствии с терминологией конгресса в научной литературе закрепляется определение "спортивная психология", а не "психология спорта". Одним из гостей конгресса был Л.-Э. Унестоль. Курс "Основы релаксации для каждого", разработанный шведским психологом, был адаптирован российским профессором П. В. Бунзеном, и в дальнейшем с помощью коллег из Беларуси тиражирован на компакт-кассетах.

2-й Международный конгресс по спортивной психологии, прошедший в Москве в 1995 г., закрепляет определение "спортивная психология", а не "психология спорта".

В бывших республиках Советского Союза стали создаваться самостоятельные объединения спортивных психологов. Следует отметить, что белорусские психологи (Беларусь — член ФЕПСАК) из стран СНГ наиболее активно сотрудничают с российскими коллегами. В 2002 г. в минском издательстве "Веды" выходит совместное учебно-методическое пособие "Новые подходы в подготовке фехтовальщиков". Авторы, представитель России А. В. Родионов и Белоруссии В. Г. Сивицкий, предложили новую типологию высококвалифицированных спортсменов по их психологическим особенностям, разработали принципы и формы сопряженной и программированной подготовки фехтовальщиков.

Интересно, что политические деятели в бывших республиках Советского Союза нередко пытаются показать, что наука развивалась исключительно благодаря ученым из этих республик, а ныне — стран. В определенной степени это коснулось и Белоруссии. Однако сотрудники кафедры психологии Белорусского государственного университета физической культуры Е. В. Мельник и Ж. К. Шемет в работе "Психология физической культуры и спорта в вопросах и ответах", в разделе, посвященном становлению отечественной спортивной психологии, писали о вкладе А. Ц. Пуни и П. А. Рудика. Следует отметить, что работа была издана в Минске на русском языке.

В начале XXI в. в структуре спортивной психологии большое место стала занимать психофизиология спорта. В 2003 г. кафедру психологии РГУФК возглавил один из сотрудников П. А. Рудика — А. В. Родионов, сменив Е. В. Романину. В его работах сфокусировались результаты многолетних исследований психологии и психофизиологии спортивной деятельности.

А. В. Родионов обратил внимание, что при одинаковом уровне тактической и физической подготовки у спортсменов высшего профессионального мастерства, все большее значение приобретает психологическая подготовка, определяющая психическое состояние спортсмена во время соревнований и при подготовке к ним. Однако это требование предполагает развитие определенных индивидуальных способностей, которые, в свою очередь, зависят от определенных структур личности. Именно от содержательных характеристик личности спортсмена зависит успешность его выступлений на соревнованиях и уровень подготовки к ним. Вместе с тем при подготовке

Почетный вице-президент Олимпийского комитета России профессор Б. С. Родиченко откры¬вает международный конгресс

Почетный вице-президент Олимпийского комитета России профессор Б. С. Родиченко открывает международный конгресс "Рудиковские чтения" (Москва, 2010). Справа — руководитель секции молодых спортивных психологов ФЕПСАК Каролина Яннес

спортсменов упор по-прежнему делается на эффективность функционирования соматических проявлений, а не на формирование необходимых личностных качеств. Именно это периодически приводит к срывам на соревнованиях.

Отдельная "ветвь" психофизиологии спорта развивается в направлении описания психологических профилей, психологических "моделей". Однако, как отмечал А. В. Родионов, "в некоторых случаях стала складываться такая ситуация, когда поиски "моделей" (прежде всего для отбора) приводят к вульгаризации самой идеи, к попыткам определить какие-то наборы психических качеств в их количественных характеристиках, якобы присущих представителям данного вида спорта, не учитывающих условий деятельности и особенности личности, а главное — возможности компенсации недостатков, чем обычно и определяют выдающегося спортсмена. Кроме того, усилился приток молодых спортсменов, порой еще с неоформленным и несформировавшимся характером, не воспитавших в себе устойчивых моральных, волевых качеств".

Обобщению имеющегося опыта помог научно-методический журнал "Спортивный психолог", первый номер которого вышел в 2003 г. В 2004 г. кафедра при информационной поддержке журнала провела первую международную научно-практическую конференцию "Рудиковские чтения", ставшую в дальнейшем ежегодной. Почетными гостями Рудиковских чтений (2010) были приглашенные А. В. Родионовым Президент ИССП Сидонио Серпа и руководитель секции молодых спортивных психологов ФПСАК Каролина Яннес.

"Рудиковские чтения" стали своеобразным форумом спортивных психологов бывших республик Советского Союза. Ежегодно в программе конференции можно было встретить представителей Белоруссии, Украины, Казахстана, стран Балтии. Подобное сотрудничество продолжается и в рамках Международного Олимпийского конгресса "Олимпийский спорт и спорт для всех", поочередно проводимого в различных странах, в том числе в Белоруссии и Казахстане. XIV конгресс состоялся в 2010 г. в Киеве (Украина). В работе Круглого стола "Психологические особенности сопровождения спортивной деятельности" вместе с украинскими специалистами приняли участие их коллеги из России.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >