Статус компьютерной и информационной этики

О многочисленных успехах информатики написаны горы книг. Особенно впечатляющим является факт обнаружения специалистами некоего ключа к пониманию мышления человека. Между тем развитие информатики внушает не только оптимизм, но и тревогу. Сбои в информационных системах грозят глобальными бедствиями. Виртуально-образные миры компьютеров вызывают психические заболевания у части пользователей. Интернет вообще стал трудноконтролируемой системой. Информатика - это не только впечатляющее достижение научного сообщества, но и вызов ему, о чем недвусмысленно свидетельствуют тревожные высказывания лауреатов престижной среди программистов премии имени Тьюринга.

Ричард Карп призывает помнить, что информатика - это "научная дисциплина, а не просто ветвь высокой технологии". По его утверждению, "существует так много увлекательных направлении, что мы иногда забываем подумать об основании нашей дисциплины". Ричард Хэмминг, обращаясь к преподавателям информатики, предупреждает: "Мы должны делать все возможное с помощью тех средств, которыми располагаем. С осторожностью выбирать необходимое нам направление, прививать, где это возможно, свойственное практику чувство ответственности и прагматизма, а не только умение доказывать существование решения"2. Ученые приходят к интересному выводу: в свете этики ответственности актуальной становится максимизация практической информации применительно к каждой личности, иначе ей не стать действительно ответственным лицом.

Таким образом, ощущается острая потребность в осмыслении проблемных аспектов информационного сообщества и преодолении многих его противоречий. Содержащийся в любой науке избыток необузданной стихийности может быть преодолен лишь в результате подъема на уровень специфической, в данном случае информационной, этики.

История развития информационной этики. Т. Байнэм выделяет несколько этапов в развитии компьютерной этики неправильного и даже аморального использования компьютеров и предложившего в этой связи определенные правила поведения для членов информационного сообщества. Паркер стал одним из инициаторов разработки этических кодексов для специалистов в области информатики.

  • 3. В 1976 г. Дж. Вейценбаум пишет книгу, ставшую реакцией на трудности, которые он встретил в качестве изобретателя программы ELIZA, созданной для интервьюирования пациентов. Одни опасались вредного воздействия программы, другие доверяли ей свои сокровенные тайны. Стало очевидно, что без этики информационным технологиям не обойтись.
  • 4. В середине 1970-х гг. энергичную деятельность развернул У. Мейнер. Читая курсы по медицинской этике, он обнаружил, что в случае использования информационных технологий многие моральные проблемы приобретают ранее не известную специфику. Заинтересовавшись этим аспектом, он поставил вопрос об основании особой дисциплины "компьютерная этика", став автором данного термина. Мейнер стремился определить основания новой дисциплины. Его активная педагогическая деятельность произвела большое впечатление на многих исследователей, в том числе и на Д. Джонсон. Она стала автором первого добротного учебника по компьютерной этике, который по настоящее время широко используется в американских университетах.
  • 5. В 1990-е гг. в США, а также в ряде других развитых стран образуются различные центры по изучению компьютерной этики, проводятся многочисленные конференции, основываются журналы. Теперь этика связывается не только с компьютерами, но и со сферой информатики в целом. Исследователи все чаще рассуждают о глобальной информационной этике. Получает распространение термин "информационная этика". Дело в том, что понятие "компьютерная этика" не выходит за пределы узко понятой информатики. Термин "информационнал этика" относится уже не только к информатике, но и к обществу в целом.
  • 6. Для 2000-х гг. характерна тщательная спецификация проблем, относящихся к компьютерной этике. Внимательнейшим образом рассматриваются вопросы, относящиеся непосредственно к компьютерам, программному обеспечению, Интернету, месту информатики в современном обществе. Кстати, о компьютерной этике написано явно больше работ, чем обо всех других частях философии информатики, вместе взятых.

Интерпретации природы компьютерной этики. Определяя статус компьютерной этики, исследователи встретились с многочисленными трудностями. В первую очередь возникла необходимость соотнести компьютерную этику с субстанциальной этикой. В этой связи было реализовано два подхода.

A. Субстанциальная этика, по определению сформировавшаяся вдали от наук, полностью сохраняет свое значение. Речь просто идет о распространении ее ценностей, таких как справедливость, свобода, ответственность, на новую область. Строго говоря, вообще нет необходимости рассуждать об особой компьютерной этике. Такова позиция Д. Джонсон.

Б. Субстанциальная этика, будучи перенесена на почву информатики, существенно преобразуется, причем настолько, что непременно следует считать компьютерную этику специфической теорией. Неправомерно ставить знак равенства между компьютерной и субстанциальной этикой. Такая позиция получила многочисленных сторонников, таких как Н. Винер, Д. Вейценбаум, У. Мейнер.

Кажется, что два рассматриваемых подхода существенно отличаются друг от друга. Однако при ближайшем рассмотрении выясняется, что их различие весьма незначительно. Сторонники обеих позиций относятся критически друг к другу, но не к субстанциальной этике, поэтому и тех и других можно считать этическими субстанциалистами. Между тем существуют и другие подходы, где субстанциальная этика ставится под сомнение.

B. Компьютерная этика - это профессиональная этика, необходимая специалистам в области информатики. В таком случае речь идет по преимуществу о некоторых правилах профессионального поведения. Немецкий философ П. Шефе весьма сурово относится к любителям профессиональных этических кодов, полагая, что они выхолащивают содержание подлинно моральных ценностей. В конечном счете, считает он, все сводится к удовлетворению запросов клиентов, которые не проходят моральной проверки.

Г. Компьютерная этика кардинально отличается от любой другой этики. По мнению американского философа К. Горниак-Косиковска, компьютерная революция выявила недостаточность традиционных этических систем, в частности теорий Канта и Бентама, поэтому настала пора глобальной этики, а она является информационной. Однако исследовательница затрудняется в описании специфики глобальной этики. Значительно более определенную позицию занимает Л. Флориди3. В своем проекте этики он использует три главных концепта - бытие, инфосфера и энтропия. Нет ничего важнее бытия. Инфосфера охватывает все регионы бытия. Но основополагающей ценностью выступает энтропия. В этой связи формулируется четыре принципа.

  • 1. Энтропии инфосферы не должен быть причинен ущерб.
  • 2. Следует предотвращать нанесение этого ущерба.
  • 3. Энтропия иносферы должна быть уменьшена.
  • 4. Информационное благосостояние должно прирастать за счет роста количества, качества и разнообразия информации.

Анализ работ Флориди показывает, что он буквально заворожен состоянием информатики, определяемой достоинствами объектно-ориентированной парадигмы, которые он стремится распространить на все науки. Информационной этике придается глобальный характер, поскольку все науки сводятся к информатике. Как видим, обе попытки выявить своеобразие этики не очень убедительны.

Анализируя статус компьютерной этики, следует упомянуть статьи Дж. Мура4, которые считаются классикой, по крайней мере американскими специалистами. По мнению Дж. Мура, информационные технологии в силу их гибкости могут быть использованы везде, причем неожиданным образом. Однако при этом ощущается недостаток ценностных установок и концептуальных прозрений. Размышляя над проектом компьютерной этики, он решил поставить во главу угла следующие основные ценности: жизнь, здоровье, счастье, безопасность, природные богатства, благоприятные возможности и знания. Руководствуясь ими, необходимо обеспечить интегральную ценность - справедливость. Дж. Мур не без оснований полагает, что его концепция должна быть признана консеквенциалистской. По сути, он развил вариант аналитической философии и при этом не вышел за пределы рассмотренного ранее подхода.

Итак, мы рассмотрели несколько интерпретаций природы компьютерной этики. Субстанциалисты считают, что компьютерная этика должна исходить из тех ценностей, которые включает в себя субстанциальная этика, развивающаяся в значительной степени обособленно от науки. Профессионалисты полагают, что компьютерная этика сводится к правилам поведения членов сообщества специалистов по информатике. Универсалисты придают компьютерной этике глобальное значение, явно абсолютизируя статус информатики как науки. Наиболее состоятельной нам представляется метанаучная интерпретация статуса компьютерной этики. В соответствии с ней компьютерная этика является частью философии информатики и в этом своем качестве выступает как проблематизация содержания самой информатики. Ценностями информатики признаются ее собственные концепты.

С этой точки зрения универсалистская ошибка состоит в игнорировании статуса некомпьютерных этик, например экономической или экологической. Профессионалистская ошибка заключается в неправомерном сужении области компьютерной этики, которая не сводится лишь к правилам поведения. Ошибкой субстанциалистов является стремление обойтись традиционными представлениями, например, о справедливости. Они не до конца понимают, что компьютерная этика отвергает любые концепты, привносимые в информатику извне. Это в полной мере относится и к концептам субстанциальной этики. На первый взгляд кажется, что они с успехом используются в компьютерной этике, но впечатление обманчиво. В составе компьютерной этики концепты традиционной этики полностью переплавляются. Строго говоря, от них ничего не остается, поскольку в конечном счете все заключения сводятся к концептам непосредственно самой информатики, которые не имеют дублеров за ее пределами.

Что именно следует делать в тех или иных ситуациях профессионалу от информатики, выясняется именно в информатике. Другое дело, что здесь приходится учитывать ограничения со стороны других наук. В той или и иной форме необходимо среди прочего руководствоваться также интернаучными связями компьютерной этики, в частности ее соотношением с политологической и педагогической этикой. Интернаучные связи компьютерной информатики столь же разнообразны, как и самой информатики.

Наконец, необходимо учитывать, что интерпретация природы компьютерной этики непременно совершается в определенном философском ключе. В эпоху плюрализма этого не избежать. Указанные трактовки часто совершаются от имени основных философских направлений. Например, абсолютное большинство американских специалистов тяготеют к аналитической философии в ее прагматическом варианте. По сути, они развивают аналитико-прагматическую компьютерную этику. В этом смысле показательна позиция Дж. Мура, который отождествил компьютерную этику с утилитаризмом. С тем же основанием он мог отождествить ее и с прагматической этикой. Напомним, что утилитаристская и прагматическая этика имеют аналитические корни.

Л. Интрона выступает от имени феноменологической компьютерной этики. Он берет себе в союзники многих авторов, в частности философа техники Д. Айда. В кратчайшем изложении позицию феноменологов от информатики можно охарактеризовать следующим образом: все достижения вопрошаются от имени сознания и телесности человека. Например, виртуальный мир понимается как неразрывно связанный с сознанием и телом. Представление об этом мире как летучей реальности отвергается.

Большой знаток информатики Р. Капурро выступает от имени герменевтической компьютерной этики. Информатика - это диалог людей друг с другом, причем не только сугубо научный. Непременно следует учитывать состояние нравственности всего общества и ее изменчивость. В этой связи, полагает Капурро, наиболее востребованной является философия Х.-Г. Гадамера.

Существует также множество вариантов постструктуралистских интерпретаций информатики. Показательным примером на сей счет является монография Ж.-Ф. Лиотара, который полагал, что информатика культивирует агонистику языковых игр1. Постструктуралистская компьютерная этика выступает от имени плюрализма языков. Всякий универсализм подвергается резкой критике.

В заключение еще раз отметим, что статус компьютерной этики определяется в первую очередь состоянием философии информатики. В этой связи первостепенное значение приобретает метанаучный подход. Обилие позиций не должно вызывать беспокойства. Было бы хуже, если бы все придерживались одной точки зрения, которая при ближайшем рассмотрении непременно оказалась бы далеко не безупречной. И еще одно замечание: сравнивая термины "компьютерная этика" и "информационная этика", мы отдаем предпочтение первому из них. Дело в том, что термин "информационная этика" широко используется авторами, совершающими рассмотренную выше универсалистскую ошибку.

Выводы

  • 1. Общепризнано, что информатика небезразлична к этике.
  • 2. Некоторыми недопонимается, что компьютерная этика должна формироваться непосредственно в сфере информатики.
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >