ЧЕЛОВЕК КАК ПРЕДМЕТ АНТРОПОЛОГИЧЕСКОГО ЗНАНИЯ

Мы уже выяснили, что антропологическое знание представлено самыми разнообразными науками и человек поэтому является предметом изучения множества наук. Надо сказать, что информация, накопленная на сегодняшний день о человеке, колоссальна, однако она не только не уменьшает количество вопросов, связанных с проникновением в суть человеческой природы, но множит их.

Разнообразие представлений о природе человека

Человек настолько многообразен, «многоголосен», что разные науки обнаруживают в нем и сосредотачиваются на прямо противоположных человеческих свойствах. Так, если для экономики он — рационально мыслящее существо, то для психологии — во многом иррациональное. История рассматривает его как «автора», субъекта определенных исторических событий, а педагогика — как объект заботы, помощи, поддержки. Социологии он интересен как существо с инвариантным поведением, а для генетики — как запрограммированное существо. Для кибернетики он — универсальный робот, для химии — набор определенных химических соединений.

Различные концепции человека существуют в настоящее время и внутри философского знания. Так, индуизм, буддизм — философские системы натуралистической ориентации, для которых характерен культ природы, природоцентризм, традиционно воспринимают человека всего лишь как живое вещество, мыслящую песчинку Вселенной. Антроноцентристские философские концепции (И. Г. Гердер, В. Гумбольдт, Г. Гегель, И. Кант, Ф. Шеллинг, А. X. Маслоу, К. Р. Роджерс и др.), характеризующиеся культом человека, антропологизмом, трактуют человека как высший и сложнейший субъект природы, культуры, общества и главную ценность мироздания.

Все многообразие подходов к человеку внутри философско-антропологического знания описано в трудах А. П. Огурцова1. В неотомиситской антропологии (Р. Гвар- дини, И. Гейзер, Ж. Маритен, М. Шьякка) человек — существо, занимающее значимое место в порядке, установленным Богом во Вселенной. В индивидуалистической и персоналистической антропологии (Э. Мунье, М. Недон- сель, М. Шелер, В. Штерн) человек — личность, которая сама формирует и структурирует себя и окружающий ее порядок. В экзистенциальной философии (Н. Аббаньяно, К. Барт, Н. А. Бердяев, Э. Бруннер, М. Бубер, Ф. Гогартен, А. Камю, Г. Марсель, Ж.-П. Сартр, К. Ясперс) человек — личность, которая формирует в своих «проектах», «интеракциях», «заботе» собственный мир в противовес инертному объективно-вещному миру[1] [2]. Для Ф. Ницше человек — «не останавливаемое животное». В структурализме человек — лишь марионетка и исполнитель безличных социальных структур. В философской антропологии человек — активный деятель, ответственный и за свою судьбу, и за социальные структуры, возникающие лишь «благодаря» и «в» его собственной деятельности. В педагогической антропологии философского толка человек — это «открытая система», определяющей особенностью которой является проявление потребности и способности воспитываться, воспитывать, быть воспитанным.

Для интегрального подхода (М. Лидтке, Г. Рот, А. Флит- нер) человек — Homo educandus и educabilis, т.е. существо, воспитуемое и нуждающееся в образовании. Для феноменологического подхода человек — Homo distinefus, т.е. подросток, дитя, учитель, школьник, отец, мать (М. Я. Ланге- велд, Р. Лассан). Диалектико-рефлексивный подход трактует человека как «политическое животное», которое проявляет себя в модусе социального и индивидуального само- осуществления (Т. Адорно, М. Бубер, В. Клафки, Э. Левинас). При имплицитном подходе человек понимается как Imago hominus — он существует лишь в модусе образов себя (К. Шейерл). При плюрально-историческом подходе (X. Вулф, Д. Кампер, Л. Мелленхауэр) человек трактуется как рефлексивное и историческое существо.

В результате такой многоаспектности исследований, присущей разным направлениям современного человековедения, возникает и многообразие определений понятия «человек». Некоторые из них прямо противостоят друг другу, другие сближаются, конверсируют друг с другом. При этом «человек» употребляется и для обозначения всех жителей Земли, вида Homo sapiens (собирательное, расширительное значение слова), и для обозначения отдельного представителя этого вида (узкое значение слова).

Для современного антропологического знания характерно признание того, что человек — неисчерпаемый, во многом загадочный предмет познания; полное постижение его сущности в принципе невозможно. Анализ природы человека показывает, что он действительно загадочен и неисчерпаем для научного исследования. Ф. М. Достоевский писал: «Человек есть тайна. Ее надо разгадать, и ежели будешь ее разгадывать всю жизнь, то не говори, что потерял время; я занимаюсь этой тайной, ибо хочу быть человеком»1.

Этому дается ряд объяснений. Например, такое: изучение человека осуществляется самим человеком, и поэтому оно не может быть ни полным, ни объективным. Другое объяснение акцентируется на том, что всеобъемлющее представление о человеке не может сложиться как мозаичное полотно из «кусочков» — материалов наблюдений, изучений отдельных конкретных людей. Даже если их - множество. Еще говорят, что та часть жизни человека, которая поддается изучению, не исчерпывает всего человека. «Человек не сводим к эмпирическому бытию эмпирического субъекта. Человек всегда больше себя самого, ибо он — часть чего-то большего, более широкого целого, трансцендентального мира»[3] [4].

Указывают и на то, что информация, полученная о человеке в разные века, не может быть объединена в одно целое, ибо человечество — иное в разные эпохи, так же, как каждый человек в значительной мере другой в разные периоды своей жизни.

Общепризнанными на сегодняшний день в антропологическом знании можно считать и следующие позиции.

  • • Каждый человек (а не только выдающиеся люди) — ценность.
  • • Каждый человек является неповторимым носителем определенного генотипа, хранителем (или разрушителем) генофонда человечества.
  • • Человек — сверхсложное существо, он не рядоположен другим видам не только по уровню устройства организма, мозга, но и по способу существования.

Человечество в целом и каждый человек существует одновременно в трех разных пространствах: природном, социальном и персональном. Рассмотрим их.

  • [1] См.: Огурцов А. П. Педагогическая антропология: поиски и перспективы // Человек. 2002. № 2.
  • [2] Там же.
  • [3] Достоевский Ф. М. Поли. собр. соч. : в 30 т. Л., 1985. Т. 28. Кн. 1.С. 63.
  • [4] Щедровицкий П. Г. Педагогика свободы. М., 1996. С. 6.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >