Наука как подсистема культуры

Исследование науки как подсистемы культуры - предмет такого раздела современной философии науки, как культурология науки. Культурологическое измерение науки оказывает существенное влияние на понимание всех других ее структурных аспектов (познавательное, деятельностное, социальное, инновационное, антропологическое), ее историческое видение, трактовку общих законов ее функционирования и развития. И это вполне естественно, поскольку являясь имманентной частью культуры, наука не только несет на себе печать общих особенностей современной ей культуры, но и активно взаимодействует с различными ее подсистемами (практикой, экономикой, философией, правом, моралью и др.). Общий характер влияния культуры на науку выражается прежде всего в распространении на нее тех общих ценностей, которые составляют ядро той или иной культуры. Например, такие особенности древнеегипетской науки, как ее практический, а вместе с тем догматический и сакральный характер, были непосредственным отражением таких общих ценностей древнеегипетской цивилизации, как ее нацеленность на умножение своего богатства и могущества, а также религиозный характер ее мировоззрения и жесткая социальная иерархия. Это непосредственное влияние общих ценностей древнеегипетской цивилизации существенным образом сказалось, в частности, на характере, содержании и методе древнеегипетской геометрии. Последняя имела характер практического искусства и методики измерения и вычисления размеров, площадей и объемов различных предметов и была одной из сакрально освященных в религиозных школах традиций, а отнюдь не доказательной геометрической теорией, какой она станет лишь в Древней Греции. Античная же наука с ее установкой на получение и доказательство объективной истины как главной цели науки будет имманентным продуктом совершенно другой культуры. Главными ценностями античной культуры были Логос, Гармония, Свобода, Демократия, ставка не на опыт, а на мышление, разум как на главное средство и инструмент научного познания. В этом они видели отличие науки от других видов познания и способов деятельности человека (например, технического, строительного или военного искусства).

Только в условиях античной культуры могло появиться такое замечательное произведение древнегреческой науки, как "Начала" Евклида - система логически доказанного геометрического знания. Эта аксиоматическая математическая теория была столь же естественным продуктом культуры Древней Греции, сколь она являлась глубоко чуждой культуре Древнего Востока. Даже последующее знакомство восточных математиков с геометрией Евклида никак не изменило практически ориентированный и сугубо вычислительный характер их геометрии и математики в целом. Столь же яркий пример непосредственной зависимости науки от общих ценностей наличной культуры демонстрирует развитие науки в Средние века. Это касается как содержания, так и метода средневековой европейской науки, которые были тесно связаны с религиозным мировоззрением того времени и ценностями религиозной культуры. Не случайно парадигмальными теориями средневековой науки стали геоцентрическая астрономия Птолемея, астрология, алхимия, логика и лингвистика как инструменты религиозной схоластики. Эта зависимость науки от культуры и ее основных ценностей хорошо прослеживается и во все последующие эпохи развития науки, включая наше время, хотя, разумеется, характер этой зависимости также не оставался неизменным. Речь идет о том, что начиная с Нового времени, когда наука была осознана как основа развития европейской цивилизации, она становилась все более самостоятельной подсистемой культуры и относительно независимой от других ее частей (философии, религии, искусства, политики и т.д.). И в середине XIX в. эта закономерность развития науки уже будет прямо обосновываться в философии позитивизма как важнейшая ее закономерность. Позитивисты утверждали, что зрелая наука полностью освободилась от влияния на нее культуры и что ее содержание полностью определяется только объектом исследования. Однако, как показало дальнейшее развитие реальной науки в XIX - XX вв., такая позиция отнюдь не соответствовала действительности.

Влияние культуры на науку имеет место и сейчас. Однако современная культура стала существенно более открытой и интернациональной. Автаркия и замкнутость национальных и региональных культур, частью которых всегда была наука, постепенно уходят в прошлое. В ходе усиления взаимодействия национальных культур создается новая, более мощная по отношению к ним система культуры, а именно глобальная или общечеловеческая. Современная наука одновременно является и реальной основой, содержательным фундаментом культуры, и одной из ее частей. Однако современная мировая культура как целое не только едина, но и плюралистична. Такому ее характеру в полной мере соответствуют и имеющие место единство и плюрализм современной мировой науки. Этот научный плюрализм проявляется в существовании значительного числа конкурирующих между собой научных концепций, направлений, школ, теорий, программ научных исследований. Это диалектически противоречивое разнообразие отрицающих и дополняющих друг друга исследований создает мощный ресурс саморазвития науки. Вместе с тем признание зависимости науки от общих ценностей культуры имеет важное мировоззренческое и методологическое последствие для правильного понимания таких характеристик научного знания, как объективность и истинность. Оно состоит в осознании культурной релятивности этих характеристик, их релевантности только по отношению к определенной культуре, вне которой они не имеют никакого действительного смысла. Это означает, что научная истина - не трансцендентально-метафизическая или эмпирическая характеристика научного знания, а, по существу, социокультурная. Социокультурное понимание научной истины отнюдь не предполагает отказа от признания ее объективного характера. Оно означает лишь необходимость более глубокого ее понимания, а именно как социокультурного феномена, продукта деятельности социального субъекта научного познания. Доказательством факта внутреннего взаимодействия науки с культурой является последовательная смена в ходе развития науки ее различных социокультурных типов. Применительно к истории европейской науки выделяют следующую их последовательность:

  • 1) древняя пранаука (древневосточная наука);
  • 2) античная;
  • 3) средневековая;
  • 4) классическая европейская (Новое время - XIX в.);
  • 5) неклассическая (от начала XX в. до середины 70-х гг.),
  • 6) постнеклассическая1.

Необходимо подчеркнуть то обстоятельство, что основное воздействие культуры на науку осуществляется через философию, поскольку именно в ней и с ее помощью культура рефлексирует себя как целое. Разумеется, культура влияет на науку не только через философию, но и другими своими подсистемами. Так, довольно очевидно и общепризнано влияние на науку со стороны практики, потребностей совершенствования орудий и средств материальной деятельности человека и общества. Столь же очевидно и не требует особых доказательств влияние на науку типа общества и особенностей его экономики. В эпоху существования современной инновационной экономики эффективное взаимодействие науки и экономики стало главным фактором общественного прогресса. Сегодня, как никогда ранее, все более очевидно то существенное влияние, которое оказывают на развитие науки такие феномены культуры, как обыденное знание, естественный язык и практический здравый смысл. Значимость этих факторов для понимания механизма функционирования научного знания зафиксировано в таких категориях современной философии науки, как "научная традиция", "неявное знание", "личностное знание", "обыденный язык" и др. Причем эти факторы оказывают существенное влияние не только на эмпирический уровень научного познания, но и на его теоретический уровень. Из истории развития науки хорошо известны также факты влияния на науку со стороны такой подсистемы культуры, как религия, и в плане ее идей, и институциональной детерминации. Причем влияние это было отнюдь не только отрицательным (как это имело место в случае отрицания католической религией гелиоцентрической системы астрономии или естественно-биологического происхождения человека), но иногда и в высшей степени положительным. Достаточно в этой связи упомянуть лишь то обстоятельство, что именно религиозные соображения лежали в основе положительной мотивации занятия научной деятельностью у таких великих ученых, как Н. Коперник, Тихо Браге, И. Кеплер, И. Ньютон, Б. Паскаль, Г. Кантор, П. Флоренский, Тейяр де Шарден и др. Эти факты хорошо известны из истории науки, и у нас нет никаких оснований сомневаться в искренности признаний великих ученых в положительной оценке роли религии в развитии науки. Столь же велико влияние на науку и такой мощной подсистемы культуры, как искусство (музыка, литература, поэзия и др.).

Особенно сильно это влияние имело и имеет место на теоретическом уровне познания. Об этом неоднократно говорили и писали многие выдающиеся ученые (Леонардо да Винчи, Г. Галилей, Л. Больцман, А. Эйнштейн, Е. Вигнер, Г. Вейль, А. Пуанкаре, Б. Раушенбах, Е. Фейнберг). Несомненно, что идея гармонии лежала в основе самого возникновения науки как способа описания упорядоченности Космоса и всего существующего с помощью научных законов, как выражающих меру этой упорядоченности и разумного устройства мира. В религиозной интерпретации эта закономерная упорядоченность бытия понималась как имеющая божественное происхождение. Так считали Пифагор, Парменид, Гераклит, Платон, Аристотель, К. Птолемей, Р. Декарт, И. Кеплер, Н. Кузанский, И. Ньютон, А. Эйнштейн и др. В качестве примеров признания огромной роли искусства в развитии науки приведем лишь два высказывания выдающихся ученых: создателя молекулярно-кинетической теории газов Л. Больцмана ("Все, чем я стал как ученый, я обязан Шиллеру") и основоположника неклассической физики А. Эйнштейна ("Достоевский дал мне как ученому больше, чем Гаусс"). Видимо, фундаментальная наука и научное творчество весьма сродни искусству. Сама идея "научного закона" или категории "закон природы" как форм организации чувственного опыта воспринималась многими учеными как имеющая либо религиозное, либо эстетическое происхождение и сущность, ибо сам по себе чувственный или эмпирический опыт сознания не имеет в своем содержании идею причины, закона, порядка с логической необходимостью (Д. Юм).

Сегодня уже невозможно представить развитие науки без разработки и реализации во всех развитых странах научно-технической политики, государственного финансирования науки, определения приоритетных направлений ее развития, механизма правового регулирования научной деятельности, особенно в сфере интеллектуальной собственности. Столь же значимой и востребованной в науке и культуре стала такая активно развивающаяся в последние годы область знания, как "этика науки" и особенно "биоэтика", которые стали важными практическими инструментами регулирования и оценки научных проектов и результатов почти во всех сферах научной деятельности (особенно в области технических, военных и биомедицинских исследований). Этическое регулирование научных исследований приобретает сегодня не только национальное, но и международное значение. Свидетельством этому является создание национальных комитетов и ассоциаций по этике науки во многих развитых странах, а также создание подобных организаций на международном уровне (комитет по этике науки при ЮНЕСКО, Совете Европы и т.д.). Все это говорит о том, что современная наука стала все более зависимой от влияния на нее различных подсистем культуры и общества.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >