ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ РОДИТЕЛЕЙ И ДЕТЕЙ

Установление происхождения детей

Отношения, связанные с установлением происхождения детей регулируются Конституцией РФ, СК РФ, ГПК РФ, ГК РФ, Законом об актах гражданского состояния, Конвенцией о правах ребенка и другими нормативными правовыми актами. Следует учитывать и постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25.10.1996 № 9.

Вопросу установления и оспаривания отцовства или материнства уделено довольно много внимания в положениях международного права.

Согласно ст. 34 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 7 октября 2002 г. (г. Кишинев)2, заключенной государствами СНГ, установление и оспаривание отцовства или материнства определяется законодательством Договаривающейся Стороны, гражданином которой является ребенок, при невозможности определения его принадлежности к гражданству — по законодательству Договаривающейся Стороны, гражданином которой ребенок является по рождению.

Приведенное положение заложено и во многих двусторонних договорах, заключенных Россией с другими государствами.

Так, согласно ст. 31 Договора между Российской Федерации и Республикой Кыргызстан о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 14 сентября 1992 г.3, правоотношения между внебрачным ребенком и его матерью и отцом определяются законодательством Договаривающейся Стороны, гражданином которой является ребенок.

Основанием для возникновения прав и обязанностей родителей и детей признается происхождение детей, удостоверенное в установленном законом порядке (ст. 47 СК РФ).

Действует административный и судебный порядок установления происхождения ребенка. В том случае, когда невозможно представить доказательства о рождении ребенка, заинтересованное лицо обращается в суд с соответствующим заявлением.

В судебном порядке возможно не только установить отцовство, материнство, факт отцовства, факт признания отцовства, но и изменить либо исключить сведения о матери или об отце, внесенные в актовую запись о рождении ребенка.

Установление происхождения ребенка от матери не вызывает сколь-нибудь существенных проблем в правоприменительной практике. Оно, как правило, производится в административном порядке органами записи актов гражданского состояния. Для этого заинтересованное лицо заявляет о рождении ребенка устно или в письменной форме в орган записи актов гражданского состояния.

К заявлению должен быть приложен документ, подтверждающий рождение ребенка. Этот документ выдается: медицинским учреждением, в котором проходили роды; медицинской организацией, врач которой оказывал медицинскую помощь; врачом, занимающимся частной практикой. Также должны быть приложены: документ, удостоверяющий личности родителей; документы, подтверждающие полномочия заявителя. Если ребенок родился не в медицинском учреждении, должно быть представлено заявление лица (свидетеля), присутствующего во время родов. Это заявление должно быть заверено организацией, в которой указанное лицо работает учится, жилищно-эксплуатационной организацией, органом местного самоуправления, администрацией стационарного медицинского учреждения (если проходит лечение).

Заявление подается в орган ЗАГС по месту рождения ребенка либо по месту жительства родителей (одного из них); при рождении ребенка на судне, в самолете, в поезде во время следования — в орган ЗАГС по маршруту следования либо по месту жительства родителей; при рождении ребенка в экспедиции, на полярной станции — также в орган ЗАГС по фактическому месту рождения либо по месту жительства родителей.

Следует отметить, что сведения о матери и отце найденного (подкинутого) ребенка в запись о его рождении не вносятся.

Вместе с тем отметим, что в последнее время как в административной, так и в судебной практике отмечаются неясности по поводу применения норм семейного законодательства, регламентирующих происхождение ребенка от матери.

В том случае, когда невозможно представить доказательства о рождении ребенка, заинтересованное лицо (предполагаемая мать) обращается в суд с заявлением об установлении материнства.

Разрешая заявленные требования об установлении материнства, у судов и органов ЗАГС возникает множество вопросов, требующих исследования: 1) выбор порядка разрешения заявленного требования (административный или судебный); 2) перечень доказательств происхождения ребенка от предполагаемой матери; 3) содержание резолютивной части решения об удовлетворении заявленного требования; 4) форма и содержание документа, выдаваемого органом ЗАГС, и многие другие.

Порядок разрешения подобных требований зависит от их бесспорности либо оспоримости. В том случае, когда нет сомнений по существу, действует административный порядок. Органы ЗАГС составляют соответствующую запись. Если ранее при рождении ребенка была произведена запись о рождении, то в эту запись следует внести сведения о матери (если их не было). В случае если сведения о матери имеются, они подлежат оспариванию одновременно с установлением материнства. В случае, когда запись о рождении не производилась, одновременно с записью о рождении вносятся сведения о матери. Суд принимает во внимание любые доказательства, бесспорно свидетельствующие о происхождении ребенка от предполагаемой матери. При удовлетворении заявленного требования в резолютивной части необходимо четко изложить существо разрешенного требования: установить материнство конкретного лица (Ф. И. О.), год рождения, другие сведения о матери в отношении ребенка (Ф. И. О.), родившегося: дата и место рождения; внести в актовую запись о рождении ребенка сведения о матери: Ф. И. О. и др.

Следует отметить, что возможно изменение гражданского состояния матери. Эти изменения регламентируются ст. 47 ГК РФ и ст. 51 СК РФ.

Возникает вопрос об установлении происхождения беспризорных детей, сведения о рождении которых отсутствуют, а сами дети не могут по каким-либо причинам сообщить сведения о себе (малолетний возраст, неграмотность и т.п.).

Органы ЗАГС отказывают в совершении записи о рождении. Заинтересованные лица вправе обратиться в суд с заявлением об установлении материнства.

Происхождение детей от конкретного мужчины также может быть установлено добровольно, в административном порядке (органами ЗАГС) и принудительно (в судебном порядке).

В административном порядке происхождение ребенка от отца может быть установлено как в случае рождения ребенка от лиц, состоящих в браке между собой, так и в случае рождения ребенка от лиц, не состоящих в зарегистрированном браке.

В первом случае, отцом признается супруг. Супруг признается отцом и тогда, когда ребенок родился в течение 300 дней с момента его смерти либо со времени расторжения брака или признания его недействительным.

Отцовство также может быть установлено органами ЗАГС по совместному заявлению матери и отца, а также по заявлению отца с согласия органов опеки и попечительства в случае смерти матери, признания ее недееспособной, невозможности установления места ее нахождения, лишения родительских прав (ст. 48 СК РФ).

Заинтересованные лица могут обратиться в органы записи актов гражданского состояния с заявлением как после рождения ребенка, так и до его рождения, во время беременности матери. Однако запись о родителях производится только после рождения ребенка.

Если ребенок, в отношении которого решается вопрос об отцовстве, достиг совершеннолетия, то установление отцовства возможно лишь с его согласия. В том случае, когда это лицо является недееспособным, требуется согласие опекуна или органа опеки и попечительства.

Представляется, что если ребенок объявлен эмансипированным либо по другим основаниям приобрел полную дееспособность, также необходимо его согласие на установление отцовства.

Несмотря на то, что в законе говорится лишь о совершеннолетних гражданах, лица, приобретшие полную дееспособность до совершеннолетия, также заинтересованы в разрешении вопроса, и их мнение должно быть выяснено. Если мать ребенка указывает на то, что отцом ребенка является не супруг, отцовство может быть установлено путем подачи совместного заявления либо в судебном порядке. Если супруги дали согласие на имплантацию эмбриона другой женщине, необходимо согласие этой женщины (суррогатной матери).

В судебном порядке могут быть установлены: отцовство, факт отцовства, факт признания отцовства. Установление происхождения ребенка от отца осуществляется в порядке искового производства либо особого производства. По правилам искового производства отцовство устанавливается на основании ст. 49 СК РФ, факт отцовства и факт признания отцовства — по правилам особого производства (ст. 262 ГПК РФ, ст. 50 СК РФ).

Анализ судебной практики показал, что суды допускают ошибки в применении процессуальных норм при возбуждении производства по делам данной категории и подготовке к судебному разбирательству.

В Петушинский районный суд Владимирской области поступило исковое заявление К. (матери ребенка) к А. о признании отцовства в отношении ребенка Л., 2006 года рождения. Ранее отцом ребенка был признан М. При этом истец указала на то, что М., записанный в качестве отца, фактически отцом ребенка не является. Предполагаемый отец ребенка А. был привлечен к участию в деле судом в качестве третьего лица.

Указанное исковое заявление принято судом к производству, спор разрешен по существу, вынесено решение об удовлетворении исковых требований, А. признан отцом А., 2006 года рождения'.

В приведенном деле необходимо отметить ошибки в действиях суда: согласно решению суда А. не занимал процессуальное положение ответчика, вопрос об исключении сведений об отце из актовой записи не был решен.

Собинским городским судом Владимирской области принято к производству исковое заявление К. к Р. об установлении отцовства в отношении дочери П., 2004 года рождения. В исковом заявлении не содержалось просьбы об исключении из актовой записи о рождении сведений об отце Д. и внесении и ведении не Р.

Несмотря на это, судом принято решение о признании актовой записи о рождении П. в части отцовства Д. недействительной7.

Ковровским городским судом Владимирской области оставлено без движения исковое заявление П. к Ш., ГУ УПФ в г. Коврове, управлению образования администрации г. Коврова и отделу ЗАГС администрации г. Коврова о признании отцовства. При этом суд постановил предложить П. указать на подлежащую применению норму материального или процессуального закона при признании отцовства за умершим лицом в порядке искового производства, указать обстоятельства, на которых она основывает свои требования, представить в суд требуемое уточнение к иску в количестве экземпляров по числу лиц, участвующих в деле.

В соответствии со ст. 147, 148 ГПК РФ после принятия заявления судья выносит определение о подготовке дела к судебному разбирательству. Уточнение фактических обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, определение закона, которым следует руководствоваться при разрешении дела, и установление правоотношений сторон, являются задачами подготовки к судебному разбирательству. При таких обстоятельствах оставление искового заявления П. без движения не соответствует требованиям ст. 131, 132, 136 ГПК РФ1.

Если при подаче заявления об установления факта отцовства или рассмотрении дела будет установлено, что между заявителем и заинтересованными лицами существует спор о праве (например, по поводу наследства), суд оставляет заявление без рассмотрения и разъясняет заинтересованным лицам их право на предъявление иска на общих основаниях (ч. 3 ст. 263 ГПК РФ, п. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25.10.1996 № 9).

К лицам, участвующим в деле об установлении отцовства, следует отнести:

  • 1) лицо, по иску которого возбуждено дело;
  • 2) предполагаемого отца;
  • 3) ребенка, достигшего возраста 14 лет.

Ребенок признается истцом и тогда, когда самостоятельно обращается в суд. В процессе подготовки дела к судебному разбирательству судья, с учетом мнения сторон, вправе назначить экспертизу. На разрешение экспертизы могут быть поставлены различные вопросы, требующие выяснения. Они могут касаться периода зачатия ребенка, срока вынашивания, способности к зачатию и т.д. Неявка стороны для производства экспертизы, когда без этой стороны экспертизу провести невозможно, либо непредставление необходимых предметов исследования не является безусловным основанием для признания судом установленными или опровергнутыми фактов, для выяснения которых экспертиза была назначена.

Исходя из ч. 3 ст. 79 ГПК РФ при уклонении стороны от участия в экспертизе, непредставлении экспертам необходимых материалов и документов для исследования и в иных случаях, если по обстоятельствам дела и без участия этой стороны экспертизу провести невозможно, суд в зависимости от того, какая сторона уклоняется от экспертизы, а также какое для нее значение имеет заключение эксперта, вправе признать факт, для выяснения которого была назначена экспертиза, установленным или опровергнутым.

Так, Ленинский районный суд г. Владимира удовлетворил исковые требования К. к Б. об установлении отцовства в отношении сына А., 29.09.2001 года рождения. В обоснование иска указывалось, что с марта 2000 г. по апрель 2002 г. К. и Б. находились в фактических брачных отношениях. 29 сентября 2001 г. у К. родился сын, отцом которого является ответчик Б. Однако добровольно признать себя отцом ребенка и подать в органы ЗАГС заявление о регистрации отцовства Б. отказался. Материальную помощь на содержание ребенка не оказывал.

В своем решении суд признал отказ Б. от проведения генетической и биологической экспертиз, которые могли ответить на вопрос: исключается, или не исключается его отцовство и какова его вероятность, — с достоверностью подтверждающим происхождение ребенка от ответчика в совокупности с другими установленными по делу доказательствами1.

В другом случае Меленковский районный суд Владимирской области отказал в удовлетворении исковых требований А. об установлении отцовства С. в отношении несовершеннолетней К., 14.11.2003 года рождения.

Свой вывод суд мотивировал тем, что истец и ответчик вместе постоянно не проживали, совместного хозяйства не вели, их встречи носили эпизодический характер. Утверждение ответчика о том, что К. не является его дочерью, не опровергается никакими другими доказательствами. Пояснения свидетелей о том, что девочка похожа на ответчика и поэтому последний является ее отцом, не приняты судом во внимание, поскольку в качестве свидетелей в судебном заседании были допрошены подруги истца А., при этом достоверных фактов длительного совместного проживания истца и ответчика не были приведены.

По делу были назначены судебно-биологическая и судебно-генетическая экспертизы. Определения суда были возвращены экспертом без исполнения ввиду уклонения истца от проведения экспертиз.

Вместе с тем вызывает сомнение вывод суда о принятии в качестве доказательств тех фактов, что С. не указан в качестве отца ребенка и с заявлением об этом в органы ЗАГС не обращался, поскольку указанные обстоятельства являются предметом спора по данному делу.

Не бесспорно решение суда и по существу. Суд не исследовал вопрос

О кровном родстве. Решающими признаны обстоятельства, касающиеся совместного проживания. Между тем, происхождение ребенка от конкретного мужчины не исключается и при наличии случайной, единичной связи.

Важно определиться с тем, имеется ли кровная связь между предполагаемым отцом и ребенком. Это обстоятельство суд, принимая решение, не учел.

В ходе подготовки дела к разбирательству судье необходимо определить и норму, подлежащую применению в каждом конкретном случае. От этого зависит круг обстоятельств, подлежащих выяснению в судебном разбирательстве.

В случае установления отцовства в отношении детей, родившихся

1 марта 1996 г. и позже, суд руководствуется ст. 49 СК РФ и определяет круг доказательств, с достоверностью подтверждающих происхождение ребенка от конкретного лица.

В случае установления отцовства в отношении ребенка, родившегося до 1 марта 1996 г., необходимо руководствоваться ст. 48 КоБС РСФСР 1969 г. и принимать во внимание доказательства, подтверждающие совместное проживание и ведение общего хозяйства матерью ребенка и ответчиком, совместное воспитание или содержание ребенка и другие доказательства, подтверждающие признание ответчиком отцовства (ст. 168,169 СК РФ).

О происхождении ребенка от конкретного лица могут свидетельствовать:

  • — совместное проживание и ведение хозяйства матерью и предполагаемым отцом;
  • — участие предполагаемого отца в воспитании либо содержание ребенка;
  • — признание предполагаемым отцом отцовства, а также другие доказательства, бесспорно свидетельствующие о происхождении ребенка от ответчика.

О происхождении ребенка от конкретного лица могут свидетельствовать как совокупность доказательств, так и отдельные доказательства:

  • — заключение экспертизы, проведенной методом "генетической дактилоскопии";
  • — справка с места жительства истца и ответчика;
  • — свидетельство о рождении ребенка;
  • — совместное проживание без регистрации брака;
  • — квитанции о денежных переводах на содержание ребенка;
  • — документы о совместном приобретении имущества;
  • — выписка корреспонденции предполагаемым отцом на свое имя по адресу матери ребенка (открытки, письма);
  • — автобиография с указанием о состоянии в семейных отношениях без регистрации брака с матерью;
  • — показания свидетелей;
  • — посещение предполагаемым отцом детского сада, определение формы обучения ребенка;
  • — медицинские заключения о способности к зачатию, физической близости и др.

Однако необходимо учитывать, что никакое из доказательств не имеет для суда заранее установленной силы (ст. 56 ГПК РФ).

Любые доказательства, бесспорно свидетельствующие о происхождении ребенка от конкретного лица, служат основанием для удовлетворения иска.

Так, по делу И. к Б. об установлении отцовства было установлено, что И. и Б. совместно проживали в течение нескольких дней. Именно на этот период приходится зачатие ребенка. В период беременности И. Б. заявлял о том, что у них родится ребенок. После рождения ребенка Б. написал И. в родильный дом открытку, в которой поздравлял с рождением у них дочери. Впоследствии Б. в течение года оказывал материальную помощь. При таких обстоятельствах суд обоснованно удовлетворил иск1.

В другом случае Ленинским районным судом г. Владимира в иске Ю. об исключении из актовой записи о рождении Л., 19.11.2003 года рождения, сведений об отце, установлении отцовства было отказано.

В обоснование иска истец указывал, что с 2002 г. состоял в интимных отношениях с К., у которой 19 ноября 2003 г. родилась дочь Л. Поскольку на момент рождения ребенка К. состояла в браке с М., то в актовой записи

О рождении последний записан в качестве отца. Однако биологическим отцом родившегося у ответчика ребенка он (истец) считает себя. С момента рождения он постоянно общался с ответчиком и дочерью, обеспечивал их материальное положение, в частности, приобретал предметы одежды и продукты питания. Ответчик ранее не отрицала, что он (истец) является отцом ребенка. В настоящее время ответчик препятствует его общению с дочерью.

Определением Ленинского районного суда г. Владимира от 21.01.2005 назначена генетическая экспертиза, на разрешение которой был поставлен вопрос: "является ли Ю. отцом ребенка Л., родившейся у К.?".

Согласно заключению комиссионной медицинской (генетической) экспертизы, проведенной Центром молекулярной генетики, совокупность генетических признаков, выявленных в генотипах ребенка и предполагаемого отца, с вероятностью 99,9997% обеспечивает достоверность идентификации. Экспертная комиссия пришла к выводу, что отцовство Ю. в отношении Л., родившейся 19 ноября 2003 г. у К., следует признать практически доказанным.

Принимая решение, суд руководствовался ст. 49 СК РФ, положениями Конвенции о правах ребенка и Федеральным законом "Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации".

При этом суд указал, что заключение экспертизы является одним из доказательств, которое должно быть оценено судом в совокупности с другими имеющимися в деле доказательствами, поскольку никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы, они лишь определяют степень вероятности того, что Ю. является биологическим отцом родившейся у К. дочери.

Судом приняты во внимание объяснения ответчика М. о том, что он всегда считал и считает себя отцом дочери своей жены; девочка называет его "папой"; "он выписывал жену из роддома, заботился о ней и дочери, отдавал им всю заботу и ласку, что подтверждено представленными фотографиями".

Решение суда основано на том, что установление отцовства следует рассматривать как юридический акт и как способ защиты прав ребенка, поскольку в случае удовлетворения иска восстанавливаются нарушенные права последнего: право жить и воспитываться в семье, знать своих родителей и т.д.

В основном суды правильно рассматривают данную категорию дел, при возникновении спора о праве оставляют заявления без рассмотрения.

Однако имеют место случаи, когда дела об установлении факта признания отцовства рассматриваются как дела об установлении родственных отношений: в резолютивной части решений устанавливается отцовство, устанавливается факт отцовства. В решениях не всегда указывается, для чего необходимо установление данного факта, а от этого зависит круг заинтересованных лиц, подлежащих привлечению к участию в деле.

Кроме того, суды не указывают в резолютивной части решения об установлении факта признания отцовства полные данные отца, факт признания которого установлен, дату его смерти, номер свидетельства о смерти, полные данные о ребенке, в отношении которого он установлен, а также не указывают актовую запись о рождении ребенка, в которую необходимо вносить изменения, кем и когда она выполнена, также какую фамилию, имя, отчество будет носить ребенок после внесения изменений в актовую запись о его рождении, данные о матери ребенка. Это создает трудности органам ЗАГС в оформлении надлежащей актовой записи.

Таким образом, следует обратить внимание на то, что при постановлении резолютивной части решения суды должны руководствоваться ст. 55 Закона об актах гражданского состояния, которая регламентирует содержание записи акта об установлении отцовства, поскольку сведения о лице, факт признания отцовства которым установлен, вносятся в актовую запись, и указанные сведения должны быть полными.

Например, Б. заявила иск к П. об установлении факта признания отцовства. Суд, вынося решение, рассмотрел дело по заявлению Б. как дело об установлении родственных отношений — отцовства, изменяя заявленные требования. Решением от 09.02.2007 исковые требования Б. суд удовлетворил.

Резолютивная часть решения по данному делу звучит уже как установление отцовства.

Установить отцовство П., 22.05.1962 года рождения, уроженца пос. Передел Судогодского района Владимирской области в отношении сына Б. А., 03.11.2003 года рождения, уроженца г. Владимира.

Внести в запись акта о рождении ребенка Б. А. за № 3506 от 11.11.2003, сделанную отделом ЗАГС администрации г. Владимира, соответствующее дополнение: в графе "отец" указать отцом Б. А. — П., 22.05.1962 года рождения, уроженца пос. Передел Судогодского района Владимирской области Российской Федерации.

При этом в резолютивной части решения нет ссылки на то, что отец ребенка умер, что обязательно. Также не определена фамилия ребенка после внесения сведений об отце.

Также не корректное изложение допущено и в мотивировочной части этого решения: "Как установлено в судебном заседании... от совместной жизни у них (Б. и П.) родился сын Б. А., 03.11.2003 года рождения, что подтверждается копией соответствующего свидетельства". Если есть свидетельство, тогда что подтверждается в судебном порядке?

Как представляется, неправильно и неполно изложены резолютивные части решений и в следующих примерах, где также рассматриваются заявления об установлении факта признания отцовства, т.е. суд должен установить, признавал ли себя умерший отцом ребенка при жизни. Однако резолютивные части решений часто фактически устанавливают отцовство, что рассматривается и разрешается в ином судебном порядке.

Установить, что Петрушков Сергей Леонидович, 02.10.1974 года рождения, уроженец с. Коняево Судогодского района Владимирской области, умерший 18 июня 2006 г., является отцом Булатовой Анны Витальевны, 23.10.1995 года рождения.

В актовой записи о рождении Булатовой Анны Витальевны, произведенной в книге регистрации актов гражданского состояния за № 2 от 12.02.1996 г. по Ильинскому сельскому округу Судогодского района Владимирской области, в графе "отец" записать: Петрушков Сергей Леонидович, 02.10.1974 года рождения, уроженец д. Коняево Судогодского района Владимирской области, гражданин Российской Федерации.

Установить, что Плотников Петр Николаевич, 28.01.1968 года рождения, уроженец с. Пестуново Корочанского района Белгородской области, гражданин России, умерший 6 августа 2005 г., является отцом Поспеловой Елены Петровны, 12.06.1990 года рождения.

Внести в запись акта о рождении № 16 от 14.06.1990 г. Воровского поселкового совета Судогодского района Владимирской области следующие изменения: Плотникова Елена Петровна, 12.06.1990 года рождения, уроженка пос. им. Воровского Судогодского района Владимирской области. Сведения об отце — Плотников Петр Николаевич, 28.01.1968 года рождения, уроженец с. Пестуново Корочанского района Белгородской области, гражданин России.

В нижеуказанной резолютивной части решения суд установил факт отцовства, хотя ссылка сделана на п. 4 ч. 2 ст. 264 ГПК РФ (установление факта признания отцовства, о чем и было подано заявление).

Рассмотрев дело по заявлению Мартьяновой Елены Николаевны об установлении факта признания отцовства...

Установить факт отцовства Панеева Игоря Анатольевича, 10.11.1966 года рождения, уроженца д. Дурасово Меленковского района Владимирской области, умершего 5 октября 2005 г., в отношении сына Мартьянова Игоря Игоревича, 08.12.2005 года рождения, уроженца с. Малышево Селивановского района Владимирской области, матерью которого является Мартьянова Елена Николаевна.

Астафьева О. Г. обратилась в суд об установлении факта признания отцовства. В принятом по делу решении указано:

Установить факт признания отцовства Огородовым Сергеем Анатольевичем, 07.03.1963 года рождения, уроженцем г. Выксы Нижегородской области, умершим 28 февраля 2005 г. в С. Ляхи Меленковского района Владимирской области, в отношении Астафьевой Оксаны Владимировны, 01.11.1993 года рождения, родившейся в г. Меленки Владимирской области.

Внести изменения в актовую запись № 158 от 12.11.1993 г. о рождении Астафьевой Оксаны Владимировны, 01.11.1993 года рождения, уроженки г. Меленки Владимирской области, аннулировать в графе "имя, отчество" отчество "Владимировна", в графе "отец" запись Астафьев Владимир Владимирович, указав, соответственно, отчество "Сергеевна" и отца — Огородов Сергей Анатольевич.

Андреева Н. Н. обратилась в суд с заявлением об установлении факта признания отцовства. В своем решении суд указал:

Установить факт признания отцовства Крюковым Анатолием Николаевичем, 29.05.1974 года рождения, уроженцем с. Верхний Ольшан Острожского района Воронежской области, умершим 24 мая 2007г., в отношении дочери Андреевой Виктории Анатольевны, 24.09.2006 года рождения.

Гаджиева А. Э. обратилась в суд с заявлением об установлении факта признания отцовства. В решении суда указано:

Установить факт признания отцовства Колоцей Константином Александровичем, 10.05.1984 года рождения, уроженцем г. Глухов Сумской области Украины, умершим 19 марта 2005 г., в отношении несовершеннолетнего Гаджиева Андрея Константиновича, 07.11.2005 года рождения.

Обязать отдел ЗАГС администрации г. Владимира Владимирской области внести изменения в актовую запись о рождении ребенка, Гаджиева Андрея Константиновича, 07.11.2005 года рождения.

В актовой записи о рождении Гаджиева Андрея Константиновича, 07.11.2005 года рождения, отцом указать Колоцей Константина Александровича, 10.05.1984 года рождения, уроженца г. Глухов Сумской области Украины.

Анализируя приведенные решениям, необходимо отметить, что одновременно с правильным вынесением судебного постановления по существу, суды должны учитывать требования к актовой записи, установленные Законом об актах гражданского состояния, необходимость указания обязательных сведений и реквизитов, предусмотренных этим Законом, чтобы исключить неисполнимость принятых судебных актов со стороны органов ЗАГС и нарушение прав граждан.

Предлагаем вариант изложения резолютивной части решения при рассмотрении заявлений об установлении факта признания отцовства:

Установить факт признания отцовства Рожновым Сергеем Николаевичем, 20.03.1966 года рождения, уроженцем г. Владимира, гражданином РФ, русским (национальность указывать по желанию и возможности), умершим 05 июня 2006 г., актовая запись о смерти № 1857, произведенная отделом ЗАГС администрации г. Владимира 07.06.2006 г., свидетельство серия 1-НА № 546890, выданное отделом ЗАГС администрации г. Владимира 07.06.2006 г., в отношении мальчика — Потапова Вадима Павловича, родившегося 04 апреля 2006 г. в г. Владимире у Потаповой Надежды Александровны, 12.05.1972 года рождения, уроженки г. Владимира, гражданки РФ, проживающей: г. Владимир, ул. Фейгина, д. 3, кв. 5.

Внести в актовую запись о рождении Потапова Вадима Павловича, № 1736, произведенную 20 апреля 2006 г. отделом ЗАГС администрации г. Владимира, свидетельство серии П-КА № 530719, выданное отделом ЗАГС администрации г. Владимира 20.04.2006 г., изменения, указав в графе "Отец" — Рожнов Сергей Николаевич, фамилию ребенка оставить без изменения — "Потапов", отчество изменить на "Сергеевич".

(Либо в соответствии с: требованиями истца: "фамилию ребенка изменить на "Рожнов", отчество ребенка изменить на "Сергеевич").

Одновременно с иском об установлении отцовства может быть предъявлен иск о взыскании алиментов. При удовлетворении иска об установлении отцовства взыскиваются и алименты. Взыскание алиментов производится со дня подачи искового заявления (ст. 107 СК РФ).

Вместе с тем необходимо учитывать, что возможность принудительного взыскания средств на содержание ребенка за прошлое время в указанном случае исключается, поскольку до удовлетворения иска об установлении отцовства ответчик не был признан отцом ребенка.

При удовлетворении требований об установлении отцовства и взыскании алиментов, рассмотренных одновременно, необходимо иметь в виду, что решение в части взыскания алиментов в силу абз. 2 ст. 211 ГПК РФ подлежит немедленному исполнению.

Анализ судебной практики показывает, что данные требования закона судьями, как правило, соблюдаются.

Так, решением Ковровского городского суда от 27.10.2006 в соответствии со ст. 49 СК РФ установлено отцовство К. в отношении несовершеннолетнего П., 05.05.2006 года рождения, и с него взысканы алименты в размере 1/4 части его дохода ежемесячно, начиная с 26 июня 2006 г. и до совершеннолетия ребенка. При этом в материалах дела имеются сведения о немедленном исполнении в части взыскания алиментов.

Вместе с тем допускаются и ошибки.

Так, Собинский городской суд 5 декабря 2006 г. удовлетворил исковые требования С. к Т. об установлении отцовства в отношении несовершеннолетнего сына Ю., 01.11.1995 года рождения. Постановлено взыскать с Т. в пользу С. алименты на содержание несовершеннолетнего сына Ю. в размере 1/2, всех видов заработка ежемесячно, начиная с 14 сентября 2006 г. и до совершеннолетия ребенка. При этом в решении не имеется указания на его немедленное исполнение.

В случае смерти лица, которое признавало себя отцом ребенка, но не состояло в браке с матерью, суд в соответствии со ст. 50 СК РФ вправе установить факт признания им отцовства по правилам особого производства (если не имеется спора о праве).

Суд удовлетворяет заявление, если будет установлено, что умерший признавал свое отцовство в отношении ребенка. Об этом может свидетельствовать группа доказательств, которая подтверждает как субъективное отношение предполагаемого отца к ребенку, так и объективное поведение. К числу таковых следует отнести:

  • — участие в воспитании или содержании ребенка;
  • — письменные заявления об отцовстве как до рождения ребенка, так и после рождения;
  • — устные заявления и другие доказательства.

Надо полагать, что законодатель необоснованно ограничил основания для установления факта признания отцовства. Принимать во внимание следует любые доказательства, подтверждающие происхождение ребенка от умершего лица.

Другие доказательства также принимаются во внимание: совместное проживание, ведение общего хозяйства и т.п.

Анализ судебной практики показывает, что, в основном, в качестве доказательств, подтверждающих факт участия предполагаемого отца в воспитании ребенка, рассматривались свидетельские показания, письма, фотографии.

Так, Петушинский районный суд удовлетворил заявление Р. об установлении факта отцовства. В обосновании указано, что Р. с ноября 1997 г. состояла в фактических брачных отношениях с Б. У них имеется двое совместных детей, Е., 24.12.2000 года рождения, и В., 05.05.2007 года рождения. 12 сентября 2006 г. Б. погиб, поэтому на момент рождения дочери последняя была записана на фамилию матери, Р., а в графе "отец" содержится прочерк. Кроме того, заявитель Р. пояснила, что Б. воспитывался в детском доме, других родственников у него нет. Установление данного факта внесудебным путем невозможно и необходимо ей для того, чтобы ее дети носили одну фамилию, а также это влечет для нее юридические последствия, связанные с оформлением на дочь пенсии по случаю потери кормильца.

Суд установил наличие доказательств, с достоверностью подтверждающих происхождение ребенка от данного лица на основании свидетельских показаний, с учетом даты смерти предполагаемого отца и даты рождения ребенка, определив, что зачатие произошло до смерти Б.1

Факт отцовства может быть установлен в отношении детей, родившихся 1 марта 1996 г. и позднее, при наличии доказательств, с достоверностью подтверждающих происхождение ребенка от данного лица (ст. 49 СК РФ), а в отношении детей, родившихся в период с 1 октября 1968 г. до 1 марта 1996 г., — при наличии доказательств, подтверждающих хотя бы одно из обстоятельств, перечисленных в ст. 48 КоБС РСФСР, о чем указано в п. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25.10.1996 № 9.

Так, К. обратилась в суд с заявлением об установлении факта отцовства умершего И. в отношении родившегося у нее сына Ю., ссылаясь на то, что после смерти И. открылось наследство и их сын Ю. является наследником. Мать И. — В. — с заявлением не согласилась. Суд заявление удовлетворил.

Судебная коллегия решение суда отменила, указав следующее: в соответствии со ст. 263 ГПК РФ в случае, если при подаче заявления или рассмотрении дела в порядке особого производства устанавливается наличие спора о праве, подведомственного суду, суд выносит определение об оставлении заявления без рассмотрения, в котором разъясняет заявителю и другим заинтересованным лицам их право разрешить спор в порядке искового производства. Данное положение закона суд не учел. Как следует из дела, установление факта необходимо для реализации наследственных прав. Между тем, наследником И. является его мать В., следовательно, суду необходимо выяснить, имеется ли спор о праве на наследство.

Анализ судебной практики показывает, что при принятии решения суды, в нарушение ст. 12, 67 ГПК РФ, не всегда полно и всесторонне исследуют все обстоятельства дела.

Так, Гороховецкий районный суд удовлетворил заявление К. об установлении факта признания отцовства Р. в отношении несовершеннолетних детей В., 1990 года рождения, и С, 1996 года рождения

Суд необоснованно руководствовался ст. 50 СК РФ, при этом сослался лишь на объяснения самой К. и справку администрации муниципального образования "Куприяновское", из которой следует, что Р. проживал совместно с К. и детьми В. и С. и вел с ними общее хозяйство'.

Следует обратить внимание, что нормоположения, содержащиеся в ст. 48 КоБС РСФСР, являлись предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ, который в Определении от 20.06.2006 № 226-0 высказал правовую позицию, согласно которой ст. 48 КоБС РСФСР, определяя, какие именно обстоятельства должны приниматься во внимание судом при рассмотрении дел об установлении отцовства, ориентировала правоприменителя на то, что для удовлетворения иска об установлении отцовства должен быть установлен не только факт происхождения ребенка от данного ответчика, но и наличие хотя бы одного из перечисленных в ней обстоятельств.

Возможное подтверждение факта биологического происхождения ребенка по ранее действовавшему законодательству не являлось самостоятельным основанием для удовлетворения иска об установлении отцовства, в то время как ст. 49 действующего с 1 марта 1996 г. СК РФ обязывает суд при установлении отцовства в судебном порядке принимать во внимание любые доказательства, с достоверностью подтверждающие происхождение ребенка от конкретного лица, в частности, данные экспертизы.

Между тем заключение экспертизы по вопросу происхождения ребенка и в настоящее время является лишь одним из доказательств, которое должно быть оценено судом в совокупности с другими, имеющимися в деле доказательствами (показания свидетелей, письменные и вещественные доказательства и т.д.), поскольку никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы (ст. 67 ГПК РФ).

Следовательно, нельзя утверждать, что положениями ст. 48 КоБС РСФСР нарушаются конституционные права.

Отцовство либо материнство может быть оспорено. Таким правом обладает лицо, записанное в качестве отца или матери; лицо, фактически являющееся отцом (матерью); ребенок, достигший совершеннолетия; опекун (попечитель); опекун родителя, признанного недееспособным.

Вместе с тем не может быть удовлетворено требование лица, записанного отцом ребенка, на основании совместного заявления, а в случае смерти матери, признания ее недееспособной, лишения родительских прав, невозможности установления ее места нахождения — на основании заявления отца с согласия органов опеки и попечительства (при отсутствии согласия — по решению суда), если в момент записи ему было известно, что оно фактически не является отцом.

Если супруг дал согласие на применение метода искусственного оплодотворения или на имплантацию эмбриона, он не вправе ссылаться на эти обстоятельства.

Если согласие дано на имплантацию эмбриона другой женщине, супруг, а также суррогатная мать не вправе ссылаться на эти обстоятельства.

Проиллюстрируем применение этих правил.

Так, А. и Б. состояли в браке. В период совместной жизни в 1997 г. у них родилась дочь. Отцом ребенка был записан Б. Когда девочке исполнилось

5 лет, в ссоре А. заявила, что он не является отцом девочки. Б. длительное время лечился от "бесплодия" и обратился в 2002 г. в суд с заявлением 06 оспаривании отцовства. Он ссылался на то, что не может иметь детей. Проведенная по делу экспертиза подтвердила доводы Б. Суд удовлетворил заявленное требование. В кассационной жалобе А. просила решение отменить, считая его незаконным. Она указала, что заключение эксперта должно быть оценено судом в совокупности со всеми другими доказательствами и не имеет определяющего значения и, кроме того, по ее мнению, Б. пропустил срок исковой давности. Судебная коллегия в удовлетворении жалобы отказала, ссылаясь на то, что материалами дела доказана неспособность Б. к зачатию детей.

В. и С. состояли в браке с 1995 г. В январе 1996 г. они расторгли брак. В ноябре 1996 г. у В. родилась дочь. Отдел ЗАГС в актовой записи о рождении в качестве отца указал С. С. не согласился с действиями отдела ЗАГС и обратился в суд с заявлением об оспаривании отцовства, ссылаясь на то, что сразу после расторжений брака В. вступила в семейные отношения без регистрации брака с К., который и является отцом ребенка. Суд в удовлетворении жалобы отказал, ссылаясь на то, что согласно ст. 48 СК РФ отцом ребенка признается лицо, с которым мать состояла в браке, либо лицо, с которым брак расторгнут, а ребенок родился в период 300 дней с момента расторжения брака.

Н. обратился в суд и просил аннулировать актовую запись о его отцовстве в отношении ребенка ответчика — дочери А., 14.08.1996 года рождения, мотивируя иск тем, что он отцом этого ребенка не является, никогда не платил алименты на ее содержание и узнал, что записан отцом ребенка летом 2000 г. В судебном заседании представитель истца иск поддержал. Ответчик иск признала. Третье лицо, М., иск поддержал. Суд иск удовлетворил, указав следующее.

Согласно ст. 52 СК РФ запись родителей в книге записи рождений может быть оспорена только в судебном порядке по требованию лица, записанного в качестве отца или матери ребенка, либо лица, фактически являющегося отцом или матерью ребенка, а также самого ребенка по достижении им совершеннолетия, опекуна (попечителя) ребенка, опекуна родителя, признанного судом недееспособным.

Установлено, что истец и ответчик состояли в зарегистрированном браке в период с 13 апреля 1996 г. по 20 августа 1997 г. 14 августа 1996 г. ответчик родила дочь А., отцом которого записан истец.

Ответчик не отрицал, что истец не является отцом ее ребенка, а указал его отцом ребенка, поскольку в этот период времени состояла с ним в браке. Отцом дочери является М. Истец узнал, что записан отцом ее ребенка летом 2000 г., когда она обратилась к нему с просьбой подписать заявление для выезда дочери за пределы Российской Федерации. М. также пояснил, что он является отцом ребенка. При таких обстоятельствах суд обоснованно признал иск подлежащим удовлетворению.

В. обратился в Зеленоградский районный суд г. Москвы с иском к М. и Л. о внесении изменений в запись о рождении малолетнего С. и просил исключить сведения об отце — М. и включить в запись сведения о том, что он является отцом С, а не М. М. и Л. иск не признали. Суд иск удовлетворил.

Судебная коллегия решение суда отменила и направила дело на новое рассмотрение, указав в определении следующее. Вывод суда о том, что отцом ребенка является В., поскольку Л. уклонилась от проведения генетической экспертизы, а следовательно факт происхождения ребенка от истца доказан, не основан на законе и материалах дела.

Происхождение ребенка от М. и Д., которые и записаны в качестве родителей, удостоверено 8 административном порядке. Это обстоятельство суд не принял во внимание.

Не исследовал суд другие доказательства о происхождении ребенка.

В судебной практике существуют примеры, когда предъявлен иск лицом, считающим себя отцом ребенка, и тогда ответчиком по делу выступали мать ребенка либо органы опеки и попечительства.

Так, Т. обратился в Вязниковский городской суд с иском к С. об установлении отцовства в отношении Ж., 2000 года рождения, указав, что совместно проживал с С, у них родилась дочь — Ж., которая с сентября 2006 г. постоянно проживает с ним. 20 апреля 2007 г. С. была осуждена к двум годам лишения свободы и отбывает наказание. С учетом письменного заявления о согласии матери ребенка С. на установление отцовства, суд исковые требования удовлетворил1.

При рассмотрении иска об установлении отцовства в отношении ребенка, отцом которого значится конкретное лицо (п. 1 и 2 ст. 51 СК РФ), оно должно быть привлечено судом к участию в деле, так как в случае удовлетворения заявленных требований прежние сведения об отце должны быть исключены (аннулированы) из актовой записи о рождении ребенка. Однако данные требования закона не всегда соблюдаются.

Например, при рассмотрении дела по иску Т. к Г. об установлении отцовства к участию в деле не был привлечен супруг Т., который указан в качестве отца ребенка в актовой записи о рождении ребенка.

Рассмотрение дел особого производства суд проводит с участием и других заинтересованных лиц.

Вязниковский городской суд удовлетворил заявление К. и установил факт признания отцовства Ю., умершим 23 января 2006 г., в отношении дочери Л., 10.02.1995 года рождения.

Вместе с тем в нарушение требований ч. 2 ст. 263 ГПК РФ суд не привлек в качестве заинтересованного лица супругу Ю. — Б., состоящую с ним в браке с 15 марта 1975 г. по день смерти — 23 января 2006 года.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >