Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow История России

Образование древнерусского государства

Восточнославянские племена в VIII-IX веках

В начале XII в., уже во время долголетнего существования древнерусского государства с центром в Киеве, в одной из келий Киево-Печерского монастыря трудился замечательный русский летописец монах Нестор. Там он создал свой знаменитый труд "Повесть временных лет", в котором рассказал об истории восточных славян, о создании и жизни древнерусского государства. Его в первую очередь интересовало: откуда взялись славяне и как они жили и развивались среди других народов земли. Поэтому первыми словами летописи Нестор и поставил вопрос: "Отькуду есть вошла Русьская земля?".

Конечно, Нестор ничего не мот знать об индоевропейцах, новейших данных археологии, о переселении народов по сведениям римских, греческих и восточных авторов. Но у него под рукой были древние русские летописи, сказания, легенды, государственные документы. Он был сведущ и в современных ему сочинениях авторов других стран, в том числе византийских историков. Собственно, его время отстояло от времени правления князя Кия примерно на пятьсот лет, т.е. на столько же, на сколько мы сегодня отделены от времени, например, правления Ивана Грозного, а для истории это не очень большая глубина.

Нестор удивительно точно определил истоки восточного славянства. Он рассказал о размещении европейских народов и среди них поместил славян на Дунае, посчитав эту территорию древней прародиной славян. Отсюда, пишет Нестор, они "разидошася (т.е. разошлись) по земле и прозвашася (т.е. прозвались) имени своим". Упоминает он и землю скифов и хазар, где могли жить славяне. И это тоже будет правильным, потому что предки славян занимали эти территории. И все-таки дунайская прародина ему ближе.

Своими рассуждениями вдумчивый автор утверждает нас в понимании славянства как древнейшей и неотъемлемой части всего европейского сообщества народов и в представлении, что славяне появились на территории Поднепровья, в междуречье Оки и Волги, в районе русского Севера, в Приильменье в результате миграций (переселений). Заметил он и то, что с самого времени появления здесь славян они жили в окружении многочисленных местных народов, которые, как и они, с древности осваивали эти земли. Он упоминает соседей славян: чудь (эстов), Литву, леттолу, земиголу (балтийские народы), мурому, весь, мордву, мерю, пермь, печеру, емь, корелу, югру (угро-финские народы).

Особенно подробно повествует Нестор о восточнославянских племенах накануне их объединения в единое государство Русь. Эти сведения были в дальнейшем многократно перепроверены средствами археологии, лингвистики, антропологии, иностранными письменными источниками. Они подтвердили достоверность сведений древнего летописца.

В свете данных Нестора и других источников вырисовывается такая картина.

После разгрома аваров и падения их государства и после того, как восточные славяне отстояли свои земли от натиска хазар, наступил длительный мирный период в жизни восточного славянства. Такая передышка всегда означала, что славяне набирались сил, хозяйственной энергии; стремительно росла их численность, полнее раскрывалась их способность к освоению новых территорий.

В течение всего VIII в. на территориях, где издавна жило сначала индоевропейское (вспомним племена трипольской культуры), позднее балто-славянское население, а еще позднее – население, говорившее на славянском языке, шло формирование из отдельных небольших родственных племен крупных племенных союзов, наподобие антского общества. К этому времени появилось по меньшей мере 15 таких союзов. Так, в Среднем Поднепровье, этой южной колыбели восточного славянства, сложился мощный племенной союз полян, т.е. жителей полей. Их центром стал город Киев. На севере от полян жили новгородские словене (ильменские славяне). Главными городами там со временем стали сначала Ладога, затем Новгород. На северо-западе располагались древляне, т.е. жители лесов. Их центром был Искоростень. Далее, в лесной зоне, на территории современной Белоруссии разместились дреговичи, т.е. жители болот (возможно, от дрягва, дрега – болото). На северо-востоке, в лесных чащах верхней Волги и на опольях, т.е. на свободных от леса больших полевых участках, расселились вятичи, которые пришли сюда в VIII в. откуда-то с юго-запада. Их главными городами стали Ростов и Суздаль. Между вятичами и полянами обитали кривичи, пришедшие сюда также позднее с Запада, их центр – Смоленск. В среднем течении Западной Двины обитали полочане, получившие свое название от притока Западной Двины – р. Полота. Их главным городом стал Полоцк. Племена, расселившиеся по рекам Десна, Сейм, Сула и живших к востоку от полян, прозвали северянами (со временем их центром стал Чернигов). По рекам Сож и Сейм жили радимичи. К западу от полян, в бассейне р. Южный Буг расселились волыняне и бужане, а между Днестром и Дунаем обитали уличи и тиверцы, граничившие с землями Болгарии. В летописи упоминаются также племена хорватов и дулебов, жившие в Подунавье и Прикарпатье.

Нестор упоминает, что радимичи и вятичи пришли от "ляхов", т.е. с территории будущей Польши. Вспомним, что земли по р. Висле испокон веков были центром, откуда расселялись славяне, но для многих племен эти края были родными с древности. Здесь обитали их предки и предки их предков. Утверждаясь на этих землях, славянские племена особенно активно теснили местное население. Так, Ростов в вятской земле был поначалу главным поселением мери, а Белоозеро – веси. Город Муром до появления здесь вятичей был главным поселением yгpo-финского племени мурома. Племена балтов, угро-финнов повсюду, как и в прежние времена, соседствовали со славянами и окружали их.

Сильные и многолюдные славянские племенные союзы подчиняли своему влиянию окрестные малочисленные лесные народы, заставляли их платить дань пушниной. Лесные племена так и остались охотниками и рыболовами и мало продвинулись в своем развитии по сравнению с земледельческими племенами, имевшими контакты со своими более развитыми соседями. Но они были свободны и вольнолюбивы и не хотели подчиняться славянам. Между славянами и окрестными племенами бывали столкновения, но в основном отношения были мирными и добрососедскими, так как славяне не навязывали соседям свои обычаи и не вторгались в их внутреннюю жизнь, а против внешних врагов они зачастую выступали заодно.

На рубеже VIII–IХ вв. поляне сумели освободиться от власти хазар и перестали платить им дань. Другие же племена – радимичи, северяне и вятичи еще оставались в зависимости от Хазарского каганата.

Нестор красочно описывает освобождение полян от хазарской неволи. Когда хазары в очередной раз потребовали у славян дань "от дыма", т.е. от каждого дома, то в ответ получили меч. После этого хазарские вожди сказали своему кагану: "Не добра дань та, княже: мы доискались ее оружием, острым с одной стороны, – саблями, а у этих оружие обоюдоострое – мечи: станут они когда-нибудь собирать дань и с нас, и с иных земель". И хазары отступились. За этой легендой стоит суровая реальность – упорная борьба Полянских Дружин, всего народа за независимость своих земель.

Об этом же говорят известия об участившихся набегах славян на Северное Причерноморье, на византийские города в Крыму, на хазарские территории. Византия и Хазария, бывшие тогда в союзе, проявили большую обеспокоенность этой активностью. Стремясь контролировать славян, византийские строители помогли хазарам возвести на границе с опасными соседями мощную белокаменную крепость Саркел (буквально – белый дом), которая контролировала выходы славян на юг и юго-восток. Позднее славяне назвали ее Белая Вежа.

VIII–IX вв. в истории восточного славянства стали решающими не только в борьбе с опасными соседями и отстаивании своей свободы и независимости. Это было время, когда хозяйство славян шагнуло вперед в своем развитии. На базе совершенствования хозяйства менялись отношения людей в обществе: славяне шли к созданию первого в своей истории государства – единой восточнославянской Руси. Но прежде чем это произошло, много воды утекло. Хозяйство в древности изменялось медленно. Основу его по-прежнему составляли земледелие, скотоводство, охота, рыбная ловля, лесные промыслы, например, сбор дикого меда. Впоследствии, уже с освоением добычи, плавки и ковки железа и других металлов стало развиваться железоделательное ремесло. Издавна существовала торговля, шел обмен товарами между славянскими землями, а также с другими народами и государствами. Орудия Труда, навыки также были традиционными, менялись медленно. Но когда с веками такие изменения происходили, то они давали значительные результаты и воздействовали на всю жизнь народа.

Во-первых, в ходе этого развития, благодаря своему местоположению и природным условиям выделялись одни племена, а другие отставали. Так, еще Нестор заметил, что наиболее развиты и цивилизованны были жители Среднего Поднепровья – поляне, а древляне, а также другие лесные жители, "живут звериным образам", "едят все нечистое".

Эти наблюдения были справедливы. Именно на привольных черноземных землях Среднего Поднепровья, в условиях сравнительно благоприятного климата, на Торговой "днепровской" дороге, при постоянных контактах с более развитыми южными соседями – греческими городами в Причерноморье и Византией – прежде всего сосредоточивалось население. Именно здесь сохранялись и развивались древние традиции пашенного земледелия, совершенствовалось животноводство, коневодство, зарождалось огородничество. Здесь раньше, чем в других славянских землях, стали развивать железоделательное производство и другие ремесла – кузнечное, гончарное, ткацкое, деревообделочное и прочие.

В земледелии на обширных и ровных полевых пашнях стало применяться "рало с полозом", т.е. деревянный плуг с железным лемехом, повсеместно появились железные серпы. Для перемалывания зерна вместо старых каменных зернотерок использовались большие жернова. На всё более обширных полевых участках стали использоваться двухпольные и трёхпольные севообороты, при которых часть земли периодически "отдыхала", а на другой части засевались озимые и яровые культуры. В практику было введено унавоживание почвы, намного повысившее урожайность земель, сделавшее жизнь людей более обеспеченной. В этих высокоразвитых для своего времени земледельческих районах уходило в прошлое подсечно-огневое земледелие, при котором участки земли очищали от леса (вырубкой, выжиганием), использовали до истощения, а потом забрасывали и осваивали новые.

Поляне знали наиболее удачные сроки проведения тех или иных полевых работ и сделали эти знания достоянием всех здешних земледельцев. Появился у них и хорошо разработанный земледельческий календарь.

Поднепровские славяне не только окружали свои жилища пашнями, но и занимались животноводством. Их селения окружали прекрасные заливные луга, на которых пасся крупный рогатый скот, овцы, козы. Здешние жители разводили свиней, гусей, кур. Тягловой силой, как и в древности, были волы, но все шире в хозяйстве стали применяться и лошади. Коневодство, поставка лошадей для хозяйства, для боевых дружин превратилось в одно из важных хозяйственных занятий.

Рядом с поселениями находились реки и озера, богатые рыбой. Рыболовство являлось для славян важным подсобным промыслом.

Пахотные участки перемежались лесами, которые становились всё гуще и суровее к северу и востоку, реже и веселее на границе со степью. Каждый славянин был не только прилежным и упорным земледельцем и животноводом, но и опытным: охотником на лосей, кабанов, оленей, серн, лесную и озерную птицу – лебедей, гусей, уток. В это время сложился и такой вид охоты, как добыча пушного зверя. Леса, особенно северные, изобиловали медведями, волками, лисами, куницами, бобрами, соболями, белками. Ценные меха (славяне их называли скора) шли на обмен, на продажу в близлежащие земли, в том числе в Византию. Меха одновременно являлись мерой обложения данью славянских, балтских и угро-финских племен и до появления металлических денег являлись средствам платежа. Не случайно и позднее, уже в государстве Русь, металлические монеты назывались кунами, т.е. куницами.

Начиная с весны и до глубокой осени, восточные славяне, как и их соседи балты и угро-финны, занимались бортничеством (от борть – лесной улей). Оно давало предприимчивым промысловикам много меда, воска, который тоже высоко ценился при обмене. Из меда делали хмельные напитки, использовали его при изготовлении пищи.

Конечно, разные восточнославянские земли, разные племена имели свои особенности хозяйственного развития, которые впоследствии сказались на их судьбах.

Новгородские словене (ильменские славяне) в своем лесном, речном и озерном крае не достигли таких успехов в земледелии, как поляне, но они обладали разветвленной водной транспортной сетью. Эта сеть связывала их, с одной стороны, с Балтийским побережьем, оттуда вела в Скандинавию и страны Северной Европы; с другой стороны, вела на днепровскую дорогу и далее в Византию и на Балканы, а также на волжский путь через хазарские кордоны к Каспийскому морю, в Закавказье; Среднюю Азию. Поэтому в новгородской земле бурно развивалось мореходство, торговля, различные ремесла. Их продукция также шла на рынок. Новгородско-ильменский край был богат лесами, там расцветал пушной промысел, важной отраслью хозяйства была рыбная ловля. Но без южного хлеба население этой земли обойтись не могло. Оно, в свою очередь, при необходимости могло блокировать для полян торговые пути на Балтику.

Что касается других племен (древлян, вятичей, дреговичей), то они жили, как правило, на полянах среди лесных чащ, вдоль берегов рек, на лесных опушках. Ритм хозяйственной жизни здесь был замедленным; люди особенно тяжело осваивали природу, отвоевывали у нее каждую пядь земли для пашни, лугов. Здесь не было нашествий и завоеваний, не было контактов с окружающими цивилизационными для того времени народами. Поэтому в этих краях и к IX в. жизнь текла также неторопливо, как и сотни лет до того.

Всё это важно учитывать, потому что именно хозяйственные особенности во многом повлияли на развитие общества у восточных славян, на появление у них стремлений к созданию государства.

Русское слово государство происходит от слова господарь, государь, т.е. хозяин, владыка. Поэтому с самого своего происхождения понятие государства было связано с властью лидера, вождя. Таким властителем у восточнославянских племен стал племенной князь. Государство же знаменовало появление нейтральной власти, объединявшей уже всю территорию, на которой жил тот иди иной народ, все родственные племена – где силой, где по доброй воле.

Государство – это не только власть князя, но и его ближайших помощников и соратников, которые поддерживают эту власть. Это и армия, охраняющая власть, и законы, которые регулируют деятельность жителей страны, и суд, и расправа, и налоги. Частью государственной системы являлась религия, которую государство (князья, бояре, дружина) ставило себе на службу. Вместе с тем религия объединяла людей, цементировала общество, поэтому боги выполняли вполне земные задачи.

Государство появляется тогда, когда большинство людей, заселяющих ту или иную территорию, ощущают в нем настоятельную потребность. Не случайно первые государства сложились там, где раньше всего зародилась человеческая цивилизация, – в Китае, Египте, Индии, Месопотамии, позднее в древнем Риме и Греции, и раньше, чем в других регионах земли. Да, государство принуждает людей к повиновению. Да, оно защищает власть наиболее динамичной, способной, богатой части общества от недовольных своей жизнью, от низов, от простых людей – земледельцев, ремесленников, рабов, но одновременно оно регулирует жизнь общества, не дает ему распасться, погрязнуть в междоусобных войнах, не дает зависти и ненависти одних опрокинуть жизнь наиболее способной, удачливой, а зачастую и наиболее жестокой, честолюбивой части общества. Одновременно оно защищает всех членов общества от внешнего врага, использует свою силу для получения определенных преимуществ, территориальных захватов для собственного народа, порой в ущерб другим народам. И задача всех обществ, всех народов с древности и до наших дней заключалась в том, чтобы найти такую "золотую середину", когда бы государство выполняло с пользой для всего общества и не в ущерб соседям свое важное историческое предназначение по регулированию жизни людей.

В восточнославянских землях первые признаки государственного устройства (вожди, военные дружины, дальние походы) проявились еще во времена антского союза, правления Кия и других князей, но эти признаки были стерты аварским нашествием. Затем вновь наступила очередь Среднего Поднепровья. Здесь происходили бурные общественные процессы. Первобытные отношения людей изменялись, а главное – распадалась родовая община, поскольку люди перестали в ней нуждаться. Благодаря хозяйственному прогрессу каждая семья могла теперь обеспечить себя самостоятельно – накормить, обуть, одеть, построить жилище. Единое родовое хозяйство всё меньше интересовало восточных славян. Семья, семейный дом во главе с мужчиной, отцом стали в центр жизни общества. Общая родовая собственность, общая пахотная земля распадались на отдельные участки, семейные владения. Теперь, используя плуг, железные топор, лопату, мотыгу, лук, стрелы, дротики с железными наконечниками, стальные обоюдоострые мечи, люди значительно расширили свою власть над природой, но полностью оторваться от общины пока не сумели. Наряду с личными владениями у любой сельской общины существовали общие владения – озера, лесные угодья, выгоны для скота, т.е. то, что делить в условиях тогдашнего хозяйства было невозможно. И все же в обществе усилилось значение отдельной личности, отдельной семьи. Теперь в общине стали жить не кровные родичи, а соседи. Зарождалось право частного владения, частной собственности. Для отдельных семей, в которых было больше мужчин, где они были сильнее, способнее других, появилась возможность освоить большие участки земли, получить больше продуктов в ходе промысловой деятельности, создать определенные излишки, накопления, часть их обменять на нужные предметы, продать.

В этих условиях резко возрастала власть и хозяйственные возможности племенных вождей, старейшин, племенной знати, воинов, окружавших вождей. Порой силой они овладевали землей, принадлежащей другим. Вожди и дружины предпринимали дальние и ближние походы, захватывали добычу, пленников, облагали завоеванные племена данью, богатели, усиливали свою власть. Одновременно они усиливали безопасность своих границ. Отдельные семьи и в сельской местности, и в зарождающихся городах оставались без "подпорок" родовой общины. Им на помощь приходила власть нарождавшегося государства. Так, поляне со своими князьями и боевыми дружинами в кровопролитных боях сбросили иго хазар и перестали платить им дань, это освободило не только народ в целом, но и каждый дом, каждую семью.

Подобные процессы развития общества, появление первых зачатков государства проявились именно в тех восточнославянских землях, где хозяйство развивалось быстрее по сравнению с другими землями. Это были земли полян и ильменских славян.

В лесных районах, где жили охотники и рыболовы, где земледелие, ремесло, торговые контакты зарождались медленно, с трудом, по-прежнему сильны были родовые взаимоотношения, общая собственность, родовая помощь в хозяйстве и военных делах, отсутствовало заметное разделение на богатых и бедных.

И всё же постепенно и в этих глухих углах к концу IX в. сложилась довольно четкая иерархия общества, т.е. его многоступенчатость. На его вершине был князь, в руках которого сосредоточивается все управление племенем или союзом племен. Он опирался на преданных ему воинов-дружинников. Рядам с князем был воевода, являвшийся предводителем войска племени, народного ополчения, которое вместе с княжеской дружиной участвовало в крупных войнах, обороняло территорию от врага. У князя появилась личная охрана – "отроки", т.е. младшие дружинники. Эти люди, как и остальная дружина, не были связаны ни с земледелием, ни со скотоводством, их профессией было военное дело. А поскольку мощь племенных союзов постоянна росла, и общество шло прямой дорогой к государству, То война становилась для этих людей постоянным занятием.

Расселение восточных славян в IX-XI вв.

Карта 1. Расселение восточных славян в IX-XI вв.

Порой, в случае удачных походов, их добыча намного превышала результаты труда хлебопашцев, охотников, ремесленников. Но за эту добычу нередко приходилось платить увечьем, а то и жизнью. Порой вместе с захваченной воином добычей семье привозили лишь память о его подвигах. Эти люди становились привилегированной частью общества. Обособилась со временем и знать, включавшая глав родов, больших и сильных патриархальных семей, накапливавших в своих руках значительные богатства. Они становились близкими помощниками и советниками князя, выполняли его поручения. Из их числа формировались будущие бояре, знатные люди.

Военный дух пронизывал весь строй жизни общества, стремившегося к формированию государства. В ней всё меньше оставалось свободы и превших общинных порядков, когда люди сообща решали все дела своего племени. Грубая сила, меч ложились теперь в основу возвышения одних и начавшегося принижения других. Но традиции старого строя еще существовали. Действовало собрание всего племени – вече. Князья и воеводы еще выбирались народом, но уже появилось стремление сделать власть наследственной, передать ее от отца к сыну. Сами выборы на вече со временем превратились в хорошо организованные спектакли, где главные роли играли соратники князей и воевод, бояре, дружинники. Остальное вече подчинялось их воле. Использовался и подкуп людей.

Основную часть племени еще составляли свободные его члены – "люди", или "смерды", но и среди них шло расслоение: появились наиболее зажиточные – "мужи" – главы крупных зажиточных семей, "вои", т.е. те, кто имел право и обязанность участвовать в войнах и мог себя снарядить для военных предприятий. Женщины, дети, другие члены семьи подчинялись "мужам". Это – "челядь". В дальнейшем это понятие было перенесено на всех зависимых людей. В семьях появился слой людей, находившийся в услужении, – "слуги". На нижних ступенях общества обретались бедные, неполноправные, попавшие в зависимость от богатых людей – "сироты", "холопы", "убогие", "скудные", "нищие". На самой низшей ступени общества стоили "рабы", занимавшиеся принудительным трудом. Как правило, в их число попадали пленники.

 
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы