Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Этика и эстетика arrow ЭСТЕТИКА
Посмотреть оригинал

Понятие эстетического опыта

Что же такое эстетический опыт? Прежде всего рассмотрим, в каком смысле идет речь об опыте. Мы называем опытом разные вещи. Так, мы вспоминаем о нем, когда необходимо сослаться на то, что опыт — учитель жизни, или на то, что опыт чему-то научил. Также мы можем говорить о разных видах опыта, например о религиозном опыте или опыте любви. Очевидно, что все это называется опытом в разных смыслах.

Первый смысл — опыт как испытывание. В этом случае опыт понимается как определенный процесс, для которого не столь важно, чем он завершится. Другими словами, не цель этого процесса составляет особенность опыта, а само испытывание этого процесса. Так, для опыта любви не столько результат составляет смысл опыта, сколько сам процесс, который именно потому, что сопровождается рядом состояний, важен и ценен сам по себе.

Второй смысл — опыт как выпытывание. В этом случае, напротив, важнее результат, а не процесс; важно именно то, к чему этот опыт приводит, а не то, что он был. Именно в таком смысле говорят о том, что опыт чему-то научил или что опыт — лучший учитель. Точно так же мы говорим о ком-то, что у него богатый жизненный опыт, имея в виду, что им было получено множество данных из какого-либо опыта.

Отличие между первым и вторым смыслами опыта состоит не только в том, что в одном случае имеется в виду процесс, а в другом — результат. Не менее важно, что в первом случае испытывается нечто единичное, а во втором — нечто всеобщее. Так, в опыте любви важна уникальность переживаний и представлений, которые этим опытом производятся; в жизненном опыте важен всеобщий (т.е. имеющий отношение ко всякому частному) характер переживаний и представлений, который этим опытом производится.

Возможен и третий смысл опыта, производный из первого и второго: опыт как попытка. В этом случае опыт важен не столько как процесс или результат, сколько как переход от одного к другому; как опыт, который способен привести к каким-либо результатам, но и без них он воспринимается как полноценный опыт уже только потому, что он есть. Именно в этом смысле говорят, например, о музыкальных опытах или опыте реконструкции каких-либо идей. Опыт как попытка не позволяет сделать однозначные выводы из самого опыта и в то же время не является чем-то завершенным; это колебание между единичным и всеобщим без остановки на чем-либо одном.

Из перечисленных вариантов понимания опыта именно опыт как испытывание имеется в виду, когда говорят об эстетическом опыте. Это хорошо видно на тех примерах, о которых шла речь: для эстетического опыта, как и для опыта любви, важнее сам процесс того, что испытывается, нежели данные, к которым можно прийти в ходе опыта. Процесс этот характеризуется каким-то испытыванием чего-то настолько уникального, что именно оно и дает эстетическому опыту состояться. Это означает, что в эстетическом опыте испытывается нечто уникальное, которое наполняет сам опыт разнообразными красками переживаний и представлений. Пока мы поняли лишь следствие из самого понятия опыта как испытывания; что собой представляет это уникальное в эстетическом опыте, раскроем чуть позже.

Итак, мы разобрались, в каком смысле идет речь об опыте в случае с эстетическим опытом. Однако не меньшее затруднение вызывает и то, в каком смысле идет речь об «эстетическом». Чтобы сложился эстетический опыт, необходимо, чтобы в опыте были представлены какие-либо чувственные данные: невозможно испытать эстетический опыт от пения птиц, если их пение не слышать; невозможно судить о виде из окна, если этого вида нет; невозможна ситуация, при которой «Пастернака не читал, но осуждаю».

Между тем из этого вовсе не следует, что чувственные данные должны быть представлены в полном виде и что они должны быть соотносимым с тем или иным реальным объектом. В самом деле, что значит иметь дело с объектом в полном виде? Достаточно ли поспешно взглянуть на Исааки- евский собор, чтобы испытать эстетический опыт, или необходимо обойти все здание снаружи и побывать во всех его уголках внутри? Очевидно, что последнее — невыполнимая задача: в какой-то момент эстетический опыт складывается независимо от того, имели ли мы дело с объектом целиком или нет. Но это подсказывает нам и то, что не с самим реальным объектом мы имеем дело в эстетическом опыте, а с чем-то другим.

Представим, что, выглянув в окно, мы услышали пение птиц, мы заслушались их пением, но в какой-то момент обнаружили, что это вовсе не птицы пели, а какой-то музыкант играл на свирели, извлекая звуки, схожие с пением птиц. Если в раздававшихся звуках нас интересовала красота природы, представление о том, что в природе есть столько всего случайного и в то же время вызывающего у нас удовольствие, то, узнав, что это нс звуки природы, а подражание им, мы бы испытали разочарование. Если в тех же звуках нас интересовало мастерство артиста, который посредством этих звуков выражал какую-либо идею, то мы бы обрадовались, что он рядом и есть возможность обратиться к нему непосредственно. Однако ни то ни другое не имеет никакой разницы с точки зрения эстетического опыта: в этом опыте испытываются чувственные данные самих же звуков и их сочетаний, безотносительно к тому, кто автор их издает. Потому насколько эти звуки вообще реальны, для складывания эстетического опыта не имеет значения.

Из этого же вытекает и несводимость эстетического опыта к художественному: чтобы эстетический опыт сложился, не важно, имеем ли мы дело с пением птиц или с искусной игрой на свирели, с реальным объектом или ирреальным, с художественным произведением или с природным. В эстетическом опыте мы имеем дело с чувственными данными, а не с тем, откуда они взялись в нашем опыте.

Однако есть в эстетическом опыте и нечто большее, чем просто опыт чувственных данных. Если вернуться к приведенным выше примерам со звуками и цветом, то нетрудно заметить, что общим во всех них являются не столько чувственные данные, вызываемые звуками или цветом, сколько определенный порядок их сочетания. Это значит, что эстетический опыт образуется тогда, когда внимание обращается к тому, как представлены нам те или иные чувственные данные. Поскольку же то, как нам дано что-либо, принято называть формой, то другим условием того, чтобы опыт имел право именоваться эстетическим, является форма многообразия чувственных данных. Например, мы испытываем эстетический опыт от лица человека, когда обращаем внимание на форму его лица, т.е. на то, как одна линия лица переходит в другую, та в третью и т.д., образуя причудливые сочетания линий.

Итак, для существования эстетического опыта необходимы следующие условия:

  • а) опыт должен быть дан как испытывание;
  • б) испытывание должно быть дано в отношении чувственных данных;
  • в) чувственные данные должны представать как форма их многообразия.

Важно, чтобы все три условия сошлись вместе. Наличия одной только

формы или одного только многообразия чувственных данных явно недостаточно, чтобы сложился эстетический опыт. Эти условия являются составными и равноправными частями понятия эстетического опыта; соединив их, мы поймем, что эстетический опыт есть испытывание формы многообразия чувственных данных.

Можно проверить это на примере, который мы привели в начале главы. Если мы обращаем внимание на то, как сочетаются в картине за окном изгиб тропинки и контуры дома, то мы имеем дело с эстетическим опытом вида за окном, поскольку:

  • • во-первых, мы что-то испытываем (а не выпытываем или пытаемся);
  • • во-вторых, мы имеем дело с рядом чувственных данных (не важно, видим ли мы постройку и тропинку полностью или нет, а также не столь важно, что даны чувственные данные тропики и архитектурной постройки);
  • • в-третьих, чувственные данные в виде за окном даны как форма многообразия данных, т.е. как особое сочетание изгиба одного и контура другого.

Если выпадает какое-либо условие, необходимое для понятия эстетического опыта, то в виде из окна нас захватывает что-то другое: погода или кто идет по улице и зачем.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы