Проблема направленности художественного развития

Представления о динамике художественного процесса заставили задуматься о направленности изменений в искусстве. Можно считать, что изменения происходят по восходящей линии, но это противоречит идее равноценности художественных эпох и требует определить критерий восхождения искусства по ступеням прогресса. Что же является критерием прогресса в искусстве и в истории и, вообще, существуют ли цель и общий смысл истории?

Предлагались разные варианты ответа на этот вопрос. Согласно концепции Гегеля, история есть осуществление идеи саморазвития познающего себя абсолютного духа, вершиной которого является форма абстрактного понятия. Для марксизма, появившегося также в первой половине XIX в., история есть закономерно развивающийся социальный процесс, поэтому прогресс общества определяет прогресс в искусстве. В концепциях Н. Я. Данилевского и О. Шпенглера, возникших в конце XIX — начале XX в., противопоставлялись история и прогресс в цивилизации и культуре.

Освальд Шпенглер считал, что если цивилизация в целом идет по пути прогресса, то культура, частью которой является искусство, не имеет однонаправленного развития. Возникают замкнутые домены культур, каждая из которых проходит свою траекторию развития от рождения через апогей к закату. Шпенглер насчитывал восемь замкнутых культурных миров, которые невозможно расположить по единой линии от низшего к высшему. Он полагал, что каждая культура имеет в своей основе некую праформу, следование которой обеспечивает целостность данной культуры. Этот единый принцип формообразования Шпенглер назвал стилем и считал, что именно стиль в искусстве обладает максимальной степенью формообразующей энергетической заряженности, которая потом распространяется по всему целому культуры. Каждый тип культуры получает свое название от художественного стиля, например, готика — готическая культура, барокко — культура барокко и т.д.[1]

Если Шпенглер разделял, даже противопоставлял, цивилизацию и культуру, а вместе с ней и искусство, то в наше время утвердилось представление об их сближении под эгидой глобализации, охватившей экономические, производственные, социальные и культурные аспекты мира. В соответствии с тем, считать ли глобализационные тенденции позитивными или негативными для культуры и искусства, решается вопрос об оценке вектора развития современного искусства. Согласно некоторым концепциям развития последствия постмодернистского поворота в искусстве необратимы и отменяют ценность всех иных художественных систем, что, по сути, вписывается в модель однолинейное™ истории.

Однако обращение к реальному художественному процессу выявляет как движение вперед, к новым принципам формообразования и художественной образности, так и очевидные переклички исторически удаленных друг от друга художественных систем, своего рода возвращение к пройденному: античность — ренессанс — классицизм, готика — экспрессионизм, барокко — символизм и т.д. Следовательно, не только конкретно-исторический контекст порождает генезис определенных художественно-образных систем, но также обнаруживается сходство удаленных друг от друга эпох, т.е. существует собственная внутренняя логика развития искусства.

Концепции цикличности, ставшие популярными во второй половине XIX и в XX в., создавали другую картину истории культуры, нежели принятая и оформившаяся в эпоху Просвещения. Ее суть выразил Гегель. Она состояла в том, что исторический процесс линеен, непрерывен и однонаправлен; что исторические повторения невозможны, а существует лишь относительное подобие (согласно модели спирали) разных исторических стадий развития. По Гегелю, каждая возникшая форма культуры, приобретая новые ранее недоступные качества, утрачивает некоторые свойства, прежде присущие ей. Однако при этом сохраняется не только общий вектор развития от низшего к высшему, но и в целом качество преемственности от одной стадии развития к другой.

В парадигме цикличности после кризиса той или иной культуры происходит возвращение к модели, существовавшей раньше. Так, искусство авангарда напоминает архаическую культуру, а искусство конца XX - начала XXI в. обнаруживает поворот от аполлонических начал творчества к дионисийским, от идеационалистких — к чувственным. В современной эстетике и философии культуры существует множество вариантов циклического структурирования процесса истории культуры и искусства. Однако общей тенденцией является стремление не рассматривать историю искусства изолированно, а вписать се в контекст более широкой системы отношений.

  • [1] См.: Шпенглер О. Закат Европы. Очерки морфологии мировой истории. Т. 1 : Образи действительность. М.: Мысль, 1993.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >