Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Этика и эстетика arrow ЭСТЕТИКА
Посмотреть оригинал

Классификация искусств в эстетике И. Канта на основе принципа коммуникативности

Подход И. Канта к искусству отличается тем, что в нем акцент сдвинут с принципа мимесиса, без которого эстетика, казалось бы, не могла обойтись, на содержание эстетической и художественной коммуникации. Классификацию искусств Кант рассматривал «как попытку объединить различные виды прекрасного искусства одним принципом, которым в данном случае служит принцип выражения эстетических идей (по аналогии с языком)...»[1]

Эстетическое учение, изложенное Кантом в его «Критике способности суждения», представляло собой опыт объяснения того, какие существуют уровни чувствования и как они между собой связаны, при этом здесь сразу же вводится коммуникативный момент. Эстетическое суждение рефлексии опирается на чувство, но в нем присутствует момент, аналогичный моральному закону, при том имеющий не конституирующую, а регулятивную силу. В морали от каждого требуется руководствоваться законом разума, чтобы поступок содержал в себе максиму, которая могла бы стать законом всеобщего поведения. В эстетике подобный принцип требовал от каждого «всеобщего и необходимого чувствования», присутствующего, однако, только в чувствовании красоты и возвышенного. Исключительно эти два чувства обладают несомненной всеобщей коммуникативностью.

Для всех остальных чувств, которые можно отнести к приятным, ценность всеобщей коммуникативности проблематична, ибо чувства есть та сфера, в которой человек хранит свою индивидуальность. В этом их отличие от мышления, направленность которого на всеобщую истину диктует его одинаковость для всех. Чувства, наоборот, у каждого свои, индивидуальные, из-за чего совпадения чувствования одного человека с другими носят случайный характер.

Задача, стоявшая перед Кантом, заключалась в том, чтобы найти чувства, которые, с одной стороны, свободны от непосредственного господства разума, а с другой — не являются пустыми грезами, фантазиями, погружающими человека в бессмысленную рутину гедонистической чувственности. По сути, необходимо было показать смысл и значимость свободных чувств в жизни человека, создающих культуру души. Надо помнить, что, согласно Канту, это состояние вызывает не предмет, а способ представления предмета. В наибольшей степени такому душевному состоянию соответствует созерцание природы.

В качестве примеров свободной красоты берутся орнаменты, узоры, существующие в природе, например цветы, или искусственно созданные цветовые панно для украшения интерьеров, и декоративные вещи. Способность человека наслаждаться красотой природы как чистой красотой без всякой примеси познавательного или какого-нибудь другого интереса свидетельствует, по Канту, о высоком моральном уровне и чистоте души. В эпоху становления утилитаризма в европейском сознании Кант утверждает: объект, вещь при визуальном контакте может вызывать чувства, не связанные с мыслью о полезности, не влекущие за собой зависимость от вещи. Это свободное, бескорыстное эстетическое чувствование противоположно распространявшемуся в Европе консюмеризму, в котором человек становится зависимым от власти вещей, подчиняется им как магической силе.

Установив, что момент коммуникативности чувства входит в само содержание эстетического суждения о красоте в природе и мире вещей, Кант переходит к искусству. Он подчеркивает, что и эстетическая идея, представляющая содержание художественного произведения, порождаемого его творцом, носителем духа, гением, является чувственной и одновременно коммуникативной идеей. Эстетическая идея не дает знания, но вызывает мысли и заставляет думать.

Все искусства являются носителями эстетических идей, поэтому классификация искусств у Канта основана на способах их выражения и коммуникации. Как уже говорилось, для Канта не имеет решающего значения принцип мимесиса, на котором держалась вся классическая эстетика. Ведь в случае с архитектурой принцип подражания не работает; живопись и скульптура тоже не обязательно должны быть изобразительными. Во времена Канта высоко ценились орнаментальные композиции, арабески, состоящие из геометрических и растительных элементов. (Кант указывал на них как на образец рукотворной свободной красоты наряду с естественной красотой, представленной прежде всего цветами.)

Мало внимания обращает Кант и на то, как различаются искусства по внешней форме; пусть одни имеют константную форму и кажутся неподвижными (скульптура и живопись), а другие — развивающимися во времени (поэзия и музыка), суть их едина: все искусства являются выражением эстетических идей. Но в эстетической идее, по Канту, нет полного совпадения образа и понятия, ибо эти силы находятся в состоянии свободного игрового отношения друг с другом, что вызывает удовольствие. Получается, что эстетическая идея, образующая сердцевину любого искусства независимо от параметров его внешней формы, является не такой идеей, которую можно было бы просто извлечь из произведения, а динамическим принципом игры познавательных сил, воображения с понятиями рассудка и разума, вызывающим эстетическое удовольствие души.

Начиная свой опыт систематизации, Кант прежде всего отделяет искусства от ремесел. Под ремеслом он понимает любую деятельность, которая осуществляется только ради получения платы. В свою очередь, искусства делятся на механические, их цель — познание или польза, и эстетические, которые состоят из приятных искусств, вызывающих удовольствия ощущений, и прекрасных (или свободных) искусств.

Цитата

«Если искусство для познания возможного предмета совершает только необходимые действия, чтобы сделать его действительным, то это механическое искусство; если же его непосредственная цель — вызвать чувство удовольствия, оно называется эстетическим искусством. Оно может быть либо приятным, либо прекрасным. В первом случае цель искусства заключается только в том, чтобы удовольствия сопутствовали представлениям как ощущениям; во втором случае — чтобы удовольствие сопутствовало представлениям как видам познания»[2].

Кант подразделяет искусства в соответствии со способами, какими люди общаются друг с другом. Основным средством коммуникации является язык, точнее — речь, базирующаяся на соединении артикулированных звуков, фонем, в морфемы, несущие определенное лингвистическое значение и семантический смысл. Вспомогательными по отношению к лингвистическому уровню являются паралингвистические факторы речевые интонации и жестикуляция. Так происходит в коммуникации, носящей деловой или жизненно-прагматический характер.

Иное дело — эстетическая коммуникация. В ней все три формы коммуникации — вербальная, невербальная (интонационная) и жестово-телесная (в активной и остаточной форме) приобретают равное значение, поэтому имеет основание вывести многообразие видов художественной деятельности из трех основных коммуникативных форм: слова, жеста и игры ощущений, возникающей под внешним воздействием. Следовательно, эстетическая идея может быть коммуницирована не только вербально, но и интонационно, а также жестикуляцией. Но чтобы полностью выразить себя, человеку недостаточно одних вербальных средств; необходимо вовлечь в коммуникацию все чувственные факторы:

«Ибо таким образом мысль, созерцание и ощущение одновременно и в соединении передаются другому»[3].

На основе трех способов коммуникации эстетических идей — вербального, жестикуляционного и интонационного — образуется три класса прекрасных искусств:

  • 1) словесные — поэзия и красноречие;
  • 2) пластические — архитектура, скульптура, живопись;
  • 3) искусства игры ощущений, как звуковых — музыка, так и визуальных — игра красок.

К словесным искусствам относятся красноречие и поэзия:

«Красноречие — это искусство заниматься делом рассудка как свободной игрой воображения; поэзия — заниматься свободной игрой воображения как делом рассудка»[4].

Можно заметить, что в этих характеристиках ораторского искусства и поэзии дается интерпретация известного положения классической поэтики о том, что поэзия должна давать наслаждение, услаждать, и вместе с тем поучать, т.е. приносить некую моральную и общественную пользу. В ораторском выступлении на первом месте стоит задача достижения определенной политической, моральной или религиозной цели, а эстетические образы, доставляющие наслаждение, выступают средствами воздействия. В поэзии, наоборот, прежде всего ставится задача вызвать эстетическое удовольствие путем гармоничного соединения чувственности и рассудка. Однако в конечном итоге поэт, играя, «дает рассудку пищу и посредством воображения — жизнь его понятиям», создавая познавательный настрой в душе, отмечает Кант.

Вслед за словесными искусствами анализу подвергаются визуальные формативные (образотворческие) искусства, где средством коммуникации являются телесный жест и мимика лица как своего рода микрожесты. Кант тонко замечает, что в образотворческих искусствах — живописи и скульптуре — художник пользуется телесным выражением, чтобы высказать свои чувства и мысли. Эти искусства подразделяются на искусства чувственной истины и чувственной иллюзии, т.е. пластику и живопись. Пластика создает образы на основе зрения и осязания, живопись — только зрения. Пластика объединяет ваяние и зодчество, т.е. скульптуру и архитектуру, в которую Кант включает также архитектуру малых форм, то, что позднее стали именовать прикладным искусством: мебель и домашнюю утварь. Живопись делится на искусство прекрасного изображения природы и искусство самой природы — декоративное садоводство. К «живописи в широком смысле» Кант относит все декоративное и прикладное искусство: дизайн интерьеров, флористику, искусство костюма и аксессуары.

Третью группу прекрасных искусств в теории Канта составляют «искусства игры ощущений», слуховых или зрительных. Игра слуховых ощущений создает музыку, зрительных ощущений — «искусство колорита».

Важно, что Кант связывает музыку с паралингвистическими факторами речи, выводя ее из модуляции звуковых тонов, т.е. из интонации. Такой поход к музыке показывает, что кенигсбергский философ был знаком с идеями Руссо, считавшего музыку и пение первичными формами языка. По Канту, музыка доводит модуляцию тона до такого уровня, что это позволяет ей возбуждать в слушателях идею, даже не прибегая к словам.

Наиболее загадочным в системе искусств Канта выглядит последний раздел — искусство зрительных ощущений, «искусство колорита», игра красок. Поскольку философ не пояснил, какое искусство он имел в виду, то возникли различные предположения о том, что же считать таким искусством.

Пример

Вполне вероятно, что Кант имел в виду искусство движущихся цветовых образов и форм наподобие музыки. Возможно, философ знал об изобретении Бернаром Кастелем «цветового клавесина», прообраза будущих цветомузыкальных инструментов. Другим образцом цветовой кинетики в XVIII в. могло быть утратившее впоследствии многие секреты своего мастерства искусство пиротехники, превращавшее небосвод в красочные картины из движущихся орнаментов огней. (Но это все, конечно, только предположения.)

По Канту, эстетические идеи искусств первого порядка могут вступать в синтез, образуя искусства второго порядка: драматический театр, оперу, балет:

«Красноречие может быть соединено с живописным изображением как своих субъектов, так и предметов в драме, поэзия с музыкой — в пении, пение же с живописным (театральным) изображением — в опере, игра ощущений в музыке с игрой образов — в танце и т.д. Так же и изображение возвышенного, поскольку оно относится к прекрасному искусству, может соединиться с красотой в рифмованной трагедии»[5].

Завершая краткий очерк систематизации искусств, предложенной кенигсбергским мыслителем, приведем слова отечественного исследователя эстетики Канта В. Ф. Асмуса о сущности кантовской философии искусства:

«Искусства можно и должно ценить по обнаружению в них не только вкуса, но и духа... Дух (Geist) — это продуктивная способность разума давать образец... Дух привходит в искусство, чтобы создавать идеи, вкус, чтобы ограничивать их ради формы, соразмерной с законами продуктивного воображения и, таким образом, вымышлять нечто, не подражая, а первоначально... Поэтично и может быть названо поэзией вообще всякое произведение, обнаруживающее и дух, и вкус»[6].

Контрольные вопросы

  • 1. В чем причина интереса философов XVIII в. к проблемам систематизации и классификации?
  • 2. Чем отличается классификация искусств И. Канта от других классификаций его времени?
  • 3. Что такое «коммуникативный принцип» в эстетике Канта?
  • 4. Как производится классификация искусств в эстетике Канта?

Литература

Асмус, В. Ф. Немецкая эстетика XVIII века/В. Ф. Асмус. — М.: Искусство, 1963.

Бёрк, Э. Философское исследование о происхождении наших идей возвышенного и прекрасного : нер. с англ. / Э. Бёрк. — М.: Искусство, 1979.

Дюбо, Ж.-Б. Критические размышления о поэзии и живописи : пер. с фр. / Ж.-Б. Дюбо. — М.: Искусство, 1978.

Кант, И. Критика способности суждения: пер. с нем. / И. Кант. — М.: Искусство, 1994.

Лессинг, Г. Э. Лаокоон, или О границах живописи и поэзии : пер. с нем. / Г. Э. Лессинг. — М.: Худож. лит., 1957.

Юм, Д. О норме вкуса // Юм, Д. Соч. : в 2 т. / Д. Юм. — М. : Мысль, 1996. -

С. 721-745.

Batteux, Ch. The Fine Arts reduced to a single principle / Ch. Batteux. — Oxford : Oxford University Press, 2015.

  • [1] Кант И. Критика способности суждения. М.: Искусство, 1994. С. 197.
  • [2] Кант И. Критика способности суждения (1994). С. 178.
  • [3] Кант И. Критика способности суждения. С. 194.
  • [4] Там же. С. 195.
  • [5] Кант И. Критика способности суждения. С. 199.
  • [6] Асмус В. Ф. Немецкая эстетика XVIII века. М.: Искусство, 1963. С. 250.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы