Героический эпос Средневековья

В отличие от раннесредневекового героического эпоса, где воспевался героизм людей, борющихся за интересы своего рода и племени, иногда против ущемления своей чести, в эпосе расцвета Средневековья воспет герой, сражающийся за целость и независимость своего государства. Его противники - как иноземные завоеватели, так и буйствующие феодалы, наносящие своим узким эгоизмом большой ущерб общегосударственному делу. В этом эпосе меньше фантастики, почти отсутствуют мифологические элементы, на место которых становятся элементы христианской религиозности. По форме он имеет характер больших эпических поэм или циклов малых песен, объединенных личностью героя либо важным историческим событием.

Главное в этом эпосе - его народность, которая не сразу осознается, так как в конкретной обстановке расцвета Средневековья герой эпического произведения выступает нередко в облике воина-рыцаря, охваченного религиозным энтузиазмом, или близкого родственника, или помощника короля, а не человека из народа. Изображая в качестве героев эпоса королей, их помощников, рыцарей, народ, по словам Гегеля, делал это "не из предпочтения знатных лиц, а из стремления дать изображение полной свободы в желаниях и действиях, которая оказывается реализованной в представлении о царственности". Также и религиозная восторженность, часто присущая герою, не противоречила его народности, поскольку и народ придавал в то время своей борьбе против феодалов характер религиозного движения. Народность героев в эпосе в период расцвета Средневековья - в их самоотверженной борьбе за общенародное дело, в их необычайном патриотическом воодушевлении при защите родины, с именем которой на устах они иногда погибали, борясь против иноземных поработителей и изменнических действий анархиствующих феодалов.

Лучшие памятники героического эпоса XII-XIV вв. - "Песнь о Роланде" - образец французского эпоса, "Песнь о моем Сиде" - испанского, "Песнь о Нибелунгах" - немецкого, циклы песен о Марко Кралевиче и о Косовской битве - южнославянского.

"Песнь о Роланде", возникшая около 1100 г., во многом типична для всего эпоса расцвета Средневековья. Вместе с тем в ней отразились и особенности развития тогдашней Франции, где стремления буйствующих, эгоистичных феодалов помешать централизации страны были необычайно ощутимыми, вредными. В этих условиях и могло произойти на первый взгляд необычное явление: незаметное событие, легшее в основу "Песни", - неудачный поход в 778 г. Карла Великого за Пиренеи, было в результате переработки и переосмысления его народной фантазией превращено в нечто грандиозное - в столкновение двух начал: величайшего героизма, проявленного во славу "милой Франции", с величайшим феодальным эгоизмом, приведшим к предательству по отношению к той же Франции. Центральным эпизодом "Песни" стала битва в Ронсевальском ущелье между арьергардом Карлова войска и сарацинами (в действительности басками). Главный герой-патриот - командующий арьергардом Роланд, пасынок крупного феодала Ганелона и племянник Карла Великого (истории, однако, не известен Карлов племянник с таким именем). Основной антипод Роланда - изменник феодал Ганелон, чье предательство и привело к огромной катастрофе - гибели всего арьергарда во главе с Роландом. Подстать Роланду и другие герои-патриоты: его друг Оливье, епископ Турпен, рядовые воины. Ганелон же - носитель феодального эгоизма, который из личной мести к Роланду губит вместе с Роландом еще двадцать тысяч воинов-соотечественников. Жестокая казнь, постигшая Ганелона, воспринимается в песне как заслуженная им кара.

Помимо приема противопоставления положительных и отрицательных героев автор прибегает к гиперболизации при изображении Карла (200-летний мудрый старец с развевающейся седой бородой, обладатель необычайной силы и т.д.). Поразительна художественная объективность при обрисовке Ганелона, которому не отказывается в благообразии внешнего облика, в личной храбрости. Вместе с тем выражено сожаление, что эти хорошие качества достались недостойному изменнику. Дается понять, что пороки Ганелона - не столько личная его особенность, сколько черты, присущие его сословию. Следует отметить из художественных особенностей песни ее композиционную стройность и слаженность, наличие свойственных народной поэзии приемов: гиперболизации, повторов, устойчивых эпитетов. Народность "Песни о Роланде", выражение в ней настроений прогрессивных кругов Франции XII в. сделали ее популярной и в последующие века.

"Песнь о моем Сиде", отобразившая освободительную борьбу испанского народа против поработивших его в начале VIII в. арабских завоевателей (мавров), как и "Песнь о Роланде", проникнута большим патриотическим пафосом. И в то же время нельзя не заметить ее своеобразия, отражения в ней демократического характера испанской Реконкисты (отвоевания страны у иноземных завоевателей), главной силой которой был народ, тогда как короли нередко выступали в низкой роли пособников мавров, гонителей тех, кто боролся за свободу. Отсюда ярко выраженная демократизация образа борца против мавров Сида по сравнению с его историческим прототипом Родриго (Рой) Диасом де Биваром (1044-1099), знатным человеком по прозвищу С ид. Здесь же лежат и истоки конфликта героя с королем и высокой знатью в лице графа Гарсии и инфантов Карионских, с которыми у него не возникает дружбы, несмотря даже на то, что инфанты на какое-то время становятся его зятьями. Сид выступает как типичный народный герой и возглавляет борьбу за свободу, обладает свойственными народу отвагой, гордостью, чувством собственного достоинства, находчивостью, юмором.

Демократизмом, присущим идейной направленности поэмы, в значительной степени объясняется и своеобразие ее художественной манеры, для которой характерен не столько пафос и гиперболизация, сколько теплота при обрисовке героя (постоянный эпитет "мой" - "мой Сид"), стремление показать его с семейно-бытовой стороны, подчеркнуть его юмор, который ощущается в финале "Песни" - замечательного памятника испанского героического эпоса.

"Песнь о Нибелунгах" (XIII в.), созданная в юго-восточной Германии на основе устных сказаний об эпохе великого переселения народов, занимает особое место среди памятников героического эпоса расцвета Средневековья. Главное в "Песне" то, что в ней нарисована правдивая картина трагической и мрачной жизни феодального мира, кровавого мира феодалов с их бесконечными распрями, порожденными военным соперничеством, столкновениями на почве выполнения вассального долга, из-за материальных благ ("сокровищ", "кладов") и т.д. Сказанное соответствовало реальной жизни XIII в. в Германии, где царили феодальная раздробленность и анархия. Хотя еще с 962 г. страна громко именовалась Священной Римской империей германской нации, императорская власть в ней была почти неощутимой.

Данные исторические особенности развития Германии наложили свой отпечаток и на немецкий героический эпос: "Песне о Нибелунгах", в отличие от "Песни о Роланде", не свойственен патриотический пафос.

Все же "Песнь о Нибелунгах", подобно другим памятникам героического эпоса расцвета Средневековья, народна. Ее народность в том, что кровавые дела феодалов изображаются в ней с народных позиций, не в плане их одобрения и поэтизации, а в плане безусловного их осуждения, поскольку они несли гибель большим массам невинных людей. Народен образ наиболее яркого положительного героя первой части - Зигфрида, наделенного чертами сказочного богатыря, отважного королевича с Нижнего Рейна, победителя дракона и двенадцати великанов, владельца клада Нибелунгов. Он дружит с бургундскими королями, которым помогает победить воинственных саксов, нежно любит их сестру - свою невесту, а потом жену - красавицу Кримхильду. Автор противопоставляет Зигфрида корыстным коварным феодалам, таким, как вассал бургундского короля Гунтера Хаген, способный пойти на гнусное преступление - вероломное убийство Зигфрида.

Народность второй части "Песни о Нибелунгах" - в продолжающемся осуждении кровавой феодальной распри, которая составляет здесь единственный предмет изображения. Основной его носительницей становится очерствевшая, морально погубленная феодальным миром, превратившаяся в злобную фурию Кримхильда, совершающая в конечном счете ради мести за отнятый у нее клад Нибелунгов страшные злодеяния, приведшие к гибели всех бургундов с их дружиной. И не случайно конец кровавым бесконечным делам Кримхильды кладет старый богатырь Хильдебрант, который олицетворяет этим несокрушимость народа и его правды.

Рыцарская (куртуазная) литература XII-XIII вв. также занимает видное место в литературном процессе своего времени. По идейной глубине она уступает героическому эпосу, так как выражает настроения и идеалы лишь правящего сословия феодального общества, а не общенародные, хотя в лучших ее произведениях сословная ограниченность заметно преодолена.

Возникновение рыцарской, или куртуазной, литературы (от фр. слова "двор", имеется в виду двор короля или крупного феодала) было связано с двумя обстоятельствами. Во-первых, повысилась культура рыцарей, особенно благодаря их далеким, расширяющим кругозор восточным походам. Во-вторых, в условиях нарастающего сопротивления народа феодалам требовалось создание специфически феодальной, "подновленной", светской, а не церковной идеологии, в чем немалую роль призвана была сыграть литература. Отсюда - и создание идеала настоящего рыцаря, в который входят не только качества воина, но и достоинства эстетического характера: осведомленность в искусствах, в том числе в поэзии, умение красиво ухаживать за женщиной из своей среды, что вылилось в своеобразный "культ дамы".

Основные жанры рыцарской литературы - лирика и роман. В развитии лирики большая роль принадлежала поэтам - рыцарям Прованса - южной Франции, получившим общеевропейское признание. Именно провансальскими поэтами, получившими название трубадуров, разработаны малые жанровые формы рыцарской лирики: сирвента (стихотворение на общественно-политическую тему), тенсона (стихотворение-спор), канцона (или кансона) - любовная песня в честь дамы, разновидностями которой можно считать альбу (утренняя песня), серенаду (вечерняя песня), пасторелу (стихотворение о встрече рыцаря с пастушкой). Впоследствии этими жанровыми формами пользовались и поэты-рыцари северной Франции - труверы, Германии - миннезингеры. Наиболее прославленные из трубадуров - Бертран де Борн, Бернард де Вентадорн, Джауфре Рюдель; Рамбаут III, граф Оранский; Гираут де Борнейль, Маркабрюн; из труверов - Тибо, граф Шампанский; Конон де Бетюн, Мария Французская, Кретьен де Труа; из миннезингеров - Кюренбергер, Вальтер фон дер Фогельвейде, Вольфрам фон Эшенбах.

Тема лирических стихов поэтов - война, любовь и искусство. Рыцарская лирика сыграла весьма положительную роль в истории западноевропейской поэзии.

Рыцарский роман и рыцарская повесть, как и лирика поэтов-рыцарей, широко разрабатывают темы воинских подвигов и любви. Характерная черта поэтики рыцарского романа - сочетание фантастического и реалистического элементов. Кроме того, фантастичность в нем осложняется авантюрностью - показом многочисленных приключений рыцарей.

В зависимости от источника сюжетов рыцарские романы объединяются в циклы, главные из которых: античный, связанный с книжной традицией; бретонский, или артуровский, имеющий фольклорную основу в кельтских народных сказаниях, и более поздний восточный, или византийский, связанный с восточными походами рыцарей. Образцом романов античного цикла являются романы об Александре Македонском ("Александрии"), где знаменитому античному полководцу приданы черты средневекового идеального рыцаря. Большое распространение получили романы бретонского, или артуровского, цикла, второе название которого - артуровский - происходит от имени полулегендарного короля бриттов Артура (V-VI вв.), успешно боровшегося с англосаксонскими завоевателями. В романах он тоже выступает в облике идеального рыцаря. Кроме короля Артура видную роль в романах бретонского цикла играют рыцарь Ланселот, тайно влюбленный в Джиневру, жену Артура; фея Моргана, волшебник Мерлин и др. Рыцарям, находящимся при дворе Артура, свойственны изысканные куртуазные нравы и обычаи. Об этом дают живое представление произведения французского куртуазного эпика, создателя романов артуровского цикла Кретьена де Труа (вторая половина XII в.) "Ланселот, или Рыцарь Телеги", "Ивен, или Рыцарь Льва", "Персеваль, или Повесть о Граале". Ему принадлежал не дошедший до нас роман о Тристане. Однако под названием "Роман о Тристане и Изольде" он дошел в других вариантах, стихотворных и прозаических, и является лучшим из рыцарских романов вообще. Выход за пределы узкосословной рыцарской идеологии, использование народного источника - кельтских сказаний - определяли общечеловеческий характер его содержания. Стилизованный пересказ сюжета данного романа, сделанный на основании дошедших до нас его переработок, дан французским ученым Ж. Бедье (1864-1938). Главный герой романа, юноша, затем зрелый муж Тристан испытывает необычайную по силе страсти и постоянству любовь к ирландской королевне белокурой (или златокудрой) Изольде, при этом он, проявляя необычайную храбрость, совершает подвиги во имя блага людей (уничтожение им Морольда, взимавшего дань людьми). Любовь Тристана не проходит и тогда, когда Изольда становится женой короля Марка, его дяди и сюзерена, и когда сам Тристан в отчаянии женится на другой Изольде, белорукой, оставаясь, по существу, верным Изольде златокудрой. Заканчивающийся трагической смертью обоих любящих роман тем не менее звучит как гимн искреннему, естественному, всепобеждающему чувству любви.

В дальнейшем с упадком самого рыцарства рыцарский роман, лишенный питательной основы, становится все более подражательным, эпигонским. На него пишутся пародии, самой яркой из которых является роман гениального Сервантеса "Дон Кихот", представляющий собой в то же время замечательное реалистическое произведение эпохи Возрождения.

Клерикальная (церковно-религиозная) литература зрелого и позднего Средневековья развивалась в том же направлении, что и в предшествующий период. Новым в ней было появление литургической драмы, связанной с богослужением и построенной на библейском материале (миракли, мистерии, моралите). Однако постепенно эта драма лишается специфически клерикального характера - "обмирщается", сливаясь с образцами ранней драматургии городов. "Драма сошла с церковной паперти и пришла на городскую площадь" (A.C. Пушкин).

Литература городов как один из литературных потоков XII-XIV вв. выразительно противостоит рыцарской литературе. Ее направленность явно антифеодальная, а положительный герой - простой человек, зато наделенный острым умом и находчивостью, хитростью, что дает ему возможность выходить победителем из трудных положений. Главные жанры этой литературы: короткий сатирический рассказ (французское фаблио, немецкий шванк, итальянская новелла), аллегорический эпос о животных, различные драматургические жанры малых форм, из которых наибольшую популярность приобрели фарсы с их бытовым содержанием.

Наиболее типичным образцом фаблио считается широко распространенное во Франции XIII в. произведение неизвестного автора "Крестьянин-лекарь", послужившее впоследствии материалом для комедии Мольера "Лекарь поневоле". Сметливый крестьянин, которого заставляют лечить королевскую дочь, подавившуюся косточкой, проявляет такую находчивость, что, не будучи лекарем, действительно избавляет девушку от недуга и получает славу искусного врачевателя. Пользовалось популярностью и фаблио Рютбефа (1230-1285) "Завещание осла", направленное против высшего духовенства. Жадный епископ, собиравшийся наказать подчиненного ему священника за то, что тот похоронил осла на христианском кладбище, отказывается от своего намерения, когда священник отдает ему "завещанные" ослом 20 ливров. Подобный характер носят немецкие шванки, помещенные в книге городского поэта Штрикера (ум. в 1250) "Поп Амис". В ней выступает наделенный необычной смышленостью и находчивостью в столкновениях с князьями церкви рядовой священник Амис, вероятно, выходец из крестьян или горожан. Прибегнув к изобретательности и сметливости, он "выполняет" даже такую трудную возложенную на него епископом обязанность, как обучение грамоте осла.

Лучший образец так называемого "животного эпоса" - возникший во Франции, но потом распространившийся по всей Европе "Роман о Лисе". Это огромное произведение, состоящее из 26 эпизодов, в которых весь феодальный мир представлен в виде царства зверей. При этом умный, хитрый Лис (Ренар) служит олицетворением горожанина; грубый, тупой, злой обладатель физической силы волк (Изенгрин) - рыцаря среднего достатка; неповоротливый медведь (Брен) - крупного феодала; лев (Нобль) прямо выступает в качестве короля зверей; осел (Бодуэн) - придворного проповедника; петух (Шантеклер) - главы придворной капеллы или барабанщика армии короля. Птицы, зайцы, улитки олицетворяют простой люд, которому постоянно приходится быть настороже, чтобы не оказаться добычей сильных мира сего.

Заслуживает внимания меняющееся отношение авторов "Романа о Лисе" к центральному образу самого Лиса. Симпатии авторов на его стороне, когда он борется против животных, занимающих видное положение в зверином мире. Подобно простым находчивым людям из фаблио и шванков, он в этих случаях ловко выходит сухим из воды, ставя в глупое положение других. Но когда Лис начинает обижать слабых - кур, цыплят, зайцев, котов, - он лишается авторских симпатий и нередко сам попадает впросак, становясь олицетворением верхушечной части горожан, в будущем - хищной буржуазии.

Из драматических жанров городской литературы большой интерес представляют фарсы. В них, как правило, изображен бесчестный хитрец из верхушечных слоев города, которого обычно обходит еще более ловкий выходец из совсем простого люда, как это показано в очень популярном во Франции XV в. фарсе "Адвокат Патлен". Победителем ловкого адвоката, надувшего богатого суконщика, оказывается здесь перехитривший этого пройдоху, "что обманул бы Страшный суд", пастух Тибо.

Из произведений антифеодальной литературы, выходящей за рамки социально-бытовой сатиры, особенно выделяются относящиеся к XIII-XIV вв. немецко-австрийская поэма Вернера Садовника "Крестьянин Хельмбрехт" (1250), английская аллегорическая поэма Вильяма Ленгленда (1330-1400) "Видение о Петре Пахаре", английские народные баллады о Робин Гуде (XIV в.). Тесная связь городской литературы с реальной жизнью своего времени сыграла значительную роль в последующем развитии европейской культуры по пути реализма, подготовив переход к литературе Возрождения.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >