МЕЖДУНАРОДНЫЕ ВАЛЮТЫ В РОЛИ МИРОВЫХ ДЕНЕГ

Одна из глобальных проблем современных международных финансов — отсутствие полноценных общепринятых мировых денег, что приводит к известным затруднениям в сфере международных расчетов, влияет на трансграничные торговые и финансовые операции и в целом на мировую экономику.

Потребность в наднациональных мировых деньгах в современной мировой экономике определяется существующими различиями региональных и национальных валютно-финансовых систем, для обслуживания хозяйственных потребностей и иных трансакций в которых используются национальные денежные единицы. И даже если государства прибегают к региональным (коллективным, общим) валютам, они используются преимущественно в ограниченных рамках конкретных хозяйственных комплексов, а если и выходят на мировую арену, то служат прежде всего объектами для финансовых операций (в том числе спекулятивного типа), поскольку не всегда подходят для окончательного урегулирования трансграничных требований и обязательств или иных неравновесий, возникающих из международных экономических операций на макро- и микроуровнях. Указанные дисбалансы (субъектами появления которых выступают не только государства, но прежде всего частные структуры — от институциональных инвесторов до физических лиц) покрываются лишь специфическими денежными средствами, играющими в современных международных финансах особую роль и пользующимися безусловным доверием указанных контрагентов.

Американский доллар, на долю которого приходится подавляющая часть операций на мировом валютном рынке, чуть меньше в международных расчетах и еще немногим меньше в международных резервах, по сути, является национальной валютой. И хотя он используется в качестве номинального якоря, общемирового признания в качестве стоимостного эквивалента расчетно-платежного и резервного средства, он пока не получил, и судя по развитию мировой валютно-финансовой конъюнктуры вряд ли получит в обозримом будущем. Ибо для этого необходимо, чтобы большое число суверенных государств фактически отказалось от своего национального валютно-финансового суверенитета и перешло во внешнеторговом и валютно-финансовом оборотах на американский доллар (хотя бы преимущественно).

Международная (интернационализированная) валюта — это «национальная (или общая для ряда стран) денежная единица, которая свободно обменивается на денежные единицы иностранных государств и используется для выражения стоимости всех видов контрактов, обращающихся за пределами страны-эмитента, а также за границами как ее, так и любого другого национального регулирования, т.е. па офшорных рынках»[1].

Согласно классической теории финансов аналогично традиционным деньгам мировые деньги также эволюционировали, пройдя через основные стадии, от товарных к кредитным. В современном понимании чаще всего к мировым деньгам причисляют национальные денежные единицы, выполняющие интернациональные функции, поэтому их нередко называют международными валютами. Кроме того, такие функции (не в полном объеме) выполняют коллективные (совместные) региональные валютные (расчетные, клиринговые) единицы, а также специфический суррогат, выполняющий функции глобального платежно-резервного средства, — СДР.

Становление национальной валюты в качестве международной происходит эволюционным путем, т.е. государства как официальные и институциональные инвесторы, как частные субъекты мирового платежного оборота выбирают для своих трансграничных операций наиболее приемлемое средство, способное беспрепятственно обслуживать осуществляемые ими расчеты и платежи, а также служить надежным средством резервирования. Чтобы ее валюта обладала требуемыми качествами, экономика страны- эмитента должна достичь определенной степени развитости, в особенности это касается финансового рынка, внешней торговли, а также экономической диверсификации.

Обычно при становлении в качестве международной (или интернациональной) национальная валюта проходит стадии торговой и финансовой интернационализации. Сначала она активно используется в качестве валюты цены и платежа в экспортно-импортных контрактах экономических субъектов из данной страны, затем выходит в качестве валюты цены и платежа на международные фондовые и валютные биржи, обслуживая более широкий круг участников, а затем нерезиденты (по отношению к стране — эмитенту этой валюты) начинают использовать ее при расчетах по международным контрактам.

В сфере финансовой интернационализации необходимыми условиями являются крупные размеры выкупаемых нерезидентами эмиссий национальных ценных бумаг (прежде всего облигаций) в национальной валюте, крупные размещения финансовых инструментов нерезидентов на внутринациональном рынке в национальной для страны размещения валюте, использование национальной денежной единицы в качестве валюты выпуска финансовых инструментов на офшорном рынке, а также эмиссии офшорных финансовых инструментов в национальной валюте нерезидентами и операции с ними нерезидентов.

Эти этапы взаимосвязаны с уровнем снятия барьеров на пути валютной интернационализации, и в результате она может привести к нивелированию ценовых различии на международном и национальном рынках, а это, в свою очередь, повышает степень интегрированности.

Это особо важно в современных условиях нарастания региональной валютно-финансовой интеграции, когда основным направлением существующего валютно-финансового миропорядка является обслуживание капитальной интеграции. А поскольку у ведущей страны мира отмечается перманентное отрицательное сальдо баланса текущих операций, сопровождаемое ускоренным перемещением финансовых ресурсов и повышенной волатильностью валютных курсов, все больше развивается спекулятивная сфера международных финансов, повышающая их нестабильность. И попытки передовой части мирового финансового сообщества по контролю за ней пока не слишком успешны.

В результате пока не сформировалось предпосылок для фактического смещения американского доллара с позиций ведущей валюты мира, по сравнению с другими валютами он выполняет самое большое количество функций мировой валюты.

Такое положение дел взаимосвязано с определяющими статус мировой валюты факторами: прежде всего, размером ВВП, капитализацией финансового рынка и объемами активов банков страны — эмитента международной валюты.

Тем не менее, как уже было упомянуто, ни американский доллар, ни одна из других национальных или международных счетно-денежных единиц (валют) в современных условиях не является мировыми деньгами в полном смысле термина. На теоретическом уровне таковыми в современной мировой экономике и международных финансах должна быть валютная единица, эмитентом которой выступал бы суверенный наднациональный валютно-финансовый институт (центр), обладающий возможностью влияния на регулирование объема этих выпусков и покупательной способности этой денежной единицы, что в условиях современной степени свободы перемещения товаров, услуг, рабочей силы и капиталов (а также других ресурсов) требует денежной кредитное™.

То есть объективная необходимость в мировых деньгах сталкивается с отсутствием необходимых условий для их введения, особенно после недавнего глобального финансово-экономического кризиса, приведшего к усилению роли государства в экономике и к ужесточению степени регулирования валютно-финансовых рынков (не только национальных, но и международного), что идет вразрез с указанной необходимостью и является дополнительным препятствием на пути введения новых мировых денег или перехода к глобальному супермегарегулированию.

В большой степени это относится к СДР или аналогичной наднациональной денежной единице. СДР — искусственное резервное и платежное средство, предоставляемое МВФ в распоряжение своим членам; учетная единица. Имеет только безналичную форму в виде записей на банковских счетах (бухгалтерских книгах по счетам стран — участников системы СДР, МВФ и некоторых международных организаций), банкноты не выпускались.

Однако указанные аргументы а меньшей степени относятся к региональным счетно-денежным единицам или коллективным валютам. Они тоже выпускаются в условиях отсутствия всемирного эмиссионного банка, но он им и нс нужен, поскольку в своей группе государств они выполняют почти все функции денег, особенно если эти страны образуют группировку не только на основе экономических интересов, но и прежде всего политических. В качестве примера можно привести Европейский экономический и валютный союз с эволюцией региональной коллективной валюты от ЭКЮ (квазиденег) до евро (полноценных национальных и региональных). Причем евро находятся на втором месте в мире валют по востребованности. Именно евро ряд экспертов рассматривает как наиболее вероятную альтернативу американскому доллару, тогда как другие указывают на подчиненное положение единой европейской валюты. В любом случае полноценными мировыми деньгами она тоже не является.

Следовательно, и американский доллар, и евро можно рассматривать только как своеобразные субституты мировых денег, выполняющие лишь некоторые их функции. Однако представляется, что национальные денежные единицы ведущих стран мира и не смогут перманентно выполнять функции мировых денег, ведь их использование в мировой экономике и международных финансах обусловлено прежде всего обслуживанием национальных интересов стран-эмитентов. В результате получается, что в ближайшем будущем перспективы введения эффективной формы мировых денег весьма туманны. В этом проявляется главное противоречие современной мировой валютной системы — отсутствует глобальный стоимостной эквивалент.

С другой стороны, это является объективным фактором, указывающим на преждевременность создания (и тем более введения) мировых денег. И даже возврат к золотому эквиваленту представляется нецелесообразным, а выдвижение национальной валютно-финансовой структуры на роль мирового центрального банка противоречит тенденциям интернационализации мировой экономики. Важно, что само муссирование этих (и иных) направлений реформирования мировой финансовой архитектуры работает на подрыв статуса американского доллара как ведущей ключевой валюты современных международных финансов. Но это не приводит к повышению статуса основных используемых сегодня суррогатов мировых денег наряду с уже упомянутыми американским долларом и евро — СДР.

Современные мировые деньги представляют собой неполноценные платежные средства, не являющиеся ни универсальными, ни абсолютными для урегулирования международных требований и обязательств либо глобальных дисбалансов ни на официальном, ни на частном уровне.

Классические мировые деньги — золото, выполнявшее все функции мировых денег, с 1960-х гг. фактически перестало являться валютным эталоном, отпала его функция международного средства оплаты покупок, все реже оно используется при урегулировании международных расчетов. Эти и другие факторы привели к снижению объема золота (в абсолютных и относительных единицах) в международных резервах. В 2014 г. его доля была на уровне 8,5% (в резервах развитых стран 17,1%, развивающихся 3,2%)К В результате фактический статус золота в современной мировой валютной системе стал квазимонетарным, ведь после 1971 г. обмен бумажных долларов, находящихся в распоряжении неамериканских центральных банков, на физическое золото не осуществляется, его паритетная цена была ликвидирована. На мировой валютно-финансовой арене оно осталось особым (с точки зрения ценообразования) товаром и договорным средством погашения официальных обязательств, но не используется для урегулирования внешних дисбалансов. Поэтому международные резервы увеличиваются за счет увеличения их валютной составляющей, ведь в условиях отсутствия общепринятых наднациональных валют (и вопреки попыткам внедрения на наднациональном уровне региональных) они сальдируются с помощью свободно обратимых национальных денежных единиц (преимущественно американского доллара), заставляя участников мировой экономики постоянно предъявлять спрос на эту национальную валюту. Кроме нее относительно подходящими ввиду их стабильности и связанной с ней широты и свободы являются евро, фунт стерлингов, иена, швейцарский франк, занимающие первые строчки в перечне резервных валют МВФ.

Резервная валюта — денежная единица, включаемая государством в состав своих международных резервов. По методологии МВФ его члены компонуют свои международные резервы из двух основных частей - резервной позиции в самом Фонде и выпускаемых им же СДР.

Резервная позиция представляет собой право государства на получение денежных ресурсов у Фонда в автоматическом режиме. По сути это беспроцентный кредит, который к тому же не нужно возвращать[2] [3].

К решению об эмиссии СДР мировое сообщество (в лице стран — членов МВФ) шло много лет. Еще Дж. М. Кейнс предлагал банкор, Г. Д. Уайт — юнитас и др. Но лишь в 1969 г. страны пришли к согласию относительно принципов этого денежного суррогата. К распределению и использованию СДР они приступили в 1970 г. Главной задачей СДР было поставлено увеличение международной валютной ликвидности путем расширения валютной структуры международных резервов и облегчения балансирования внешних платежных неравновесий. Также введение новой наднациональной валюты, выпускаемой главным оплотом современной мировой валютной системы, должно было пополнить запасы международных денежных средств; СДР могли служить и мерилом ценности национальных денежных единиц.

Все это должно было содействовать реформированию тогдашней мировой валютной системы и адаптировать ее к требованиям нового времени — перевести на многовалютный стандарт, тем самым устранив главные недостатки предшествовавшей системы золотодевизного (долларового) стандарта, отстававшей от новых масштабов мировой экономики и неспособной оперативно обслуживать ее потребности, в том числе валютнофинансовые, ведь золото не являлось кредитными деньгами. Более того, предполагалось, что введение наднациональной денежной единицы поспособствует смещению американского доллара с позиций ведущей валюты мира, тем самым устраняя главную причину, ставящую всю мировую экономику и международные финансы в фактическую зависимость от состояния американской экономики и проводимой Штатами политики — как внешней, так и внутренней.

Однако практически с самого момента их введения СДР не выполняли запланированных функций в полном объеме. Да и в дальнейшем их роль в международных финансах и на мировой арене в целом оказалась несущественной. В условиях отсутствия стимулирующей политики и мер, направленных на усиление позиций СДР, их роль будет продолжать уменьшаться. Главный метод, используемый МВФ для повышения востребованности СДР, — наращивание объемов их эмиссии, которые должны вырасти многократно. Но этого (в 2009 г. дополнительно к распределенным в 1970—1972 гг. 9,3 млрд и в 1979—1981 гг. 12,1 млрд СДР было выпущено 162,1 млрд и 21,5 млрд СДР) явно недостаточно для расширения сферы их использования, ведь государства по-прежнему предпочитают национальные валюты (и доля СДР на мировом валютном рынке мала). Кроме того, будучи корзиной, СДР фактически представляет тот же доллар (его доля в составе СДР составляет 41,9%), и странам финансово выгоднее использовать американский доллар напрямую, а не посредством СДР. Да и США — ведущая страна в мире — не заинтересованы в замещении их национальной денежной единицы единицей СДР. Следовательно, маловероятно, что СДР будут способствовать повышению благоприятности глобальной монетарной среды, ведь их фактическая роль в обслуживании международного платежного оборота мала, а на мировом финансовом рынке, несмотря на стимулируемое МВФ расширение использования СДР (преимущественно в виде валюты деноминирования облигаций), они практически не используются.

В качестве основных причин сложившейся ситуации экономисты указывают временную. Отсутствует необходимая производственная база для поддержания международных кредитных денег, они должны опираться на глобальное обобществленное производство, тогда единый эмиссионный центр сможет их выпускать на хотя бы теоретически обоснованной основе, но до сих пор таких условий не было. Кроме того, повсеместному использованию СДР мешает их необеспеченность какими-либо материальными ценностями (обязательствами), они фактически лишь обмениваются на национальные денежные единицы каких-либо стран.

Незаинтересованность в использовании СДР на международном уровне (и в том числе для урегулирования платежных дисбалансов) наряду с США демонстрируют и другие развитые государства, ведь для современных международных финансов характерна декларируемая свобода выбора при принятии решения. Это дает развитым государствам возможность не использовать (т.е. фактически тратить) свои международные резервы для управления валютными курсами национальных денежных единиц и, соответственно, не ставить целью наращивание размеров своих международных резервов. В особенности это относится к государствам с ключевыми валютами, перекладывающими валютные дисбалансы на развивающиеся государства, заинтересованные в урегулировании международных требований и обязательств[4]. И слишком большая роль передается частному сектору. Такая ситуация приводит к увеличению зависимости состояния международных финансов от операций частных институтов на международных валютно-финансовых рынках.

Таким образом, современными международными денежными формами являются национальные валюты, обслуживающие внешнеэкономические операции резидентов или нерезидентов.

Сложившаяся в международных финансах ситуация с фактическим отсутствием мировых денег предопределила и направления развития мирового финансового рынка (прежде всего в части кредитных, валютных, фондовых и золотых рынков). А связи между ними проходят через институциональных инвесторов (преимущественно частных). Именно они во все большей степени начинают определять тенденции спроса и предложения на ту или иную валюту. В поисках большей льготности финансовых условий проводимых ими операций частные институциональные инвесторы (да и официальные органы стран) устремляются на евро(валютные) рынки — вненациональные, экстерриториальные финансовые рынки — и активно работают на всех их сегментах — рынках евроакций, евродепозитных сертификатов, евровекселей и (чаще всего) еврооблигаций. Все эти сегменты тесно взаимодействуют и между собой, и с рынками банковских еврокредитов, европортфельными финансовыми инвестициями, а также с национальными финансовыми рынками. Евровалюты, будучи по определению международными, образуют денежную основу еврорынка, именно они и их национальные эквиваленты наиболее востребованы в международных финансах. Эти валюты (в ограниченном, но увеличивающемся по мере нарастания финансовой либерализации количестве) фактически заменяют сегодня классические мировые деньги, выполняя некоторые из их функций. Это диссонирует с указанной потребностью в наличии единой мировой валюты, которая была бы универсальной, надежной и ликвидной одновременно. Поэтому неудивительно выдвижение в мировом валютном обороте на первые места национальных денежных единиц ведущих в экономико-финансовом плане государств мира. Сегодня это уже упоминавшиеся американский доллар и (в меньшей степени) евро, но в прошлом такой валютой был и фунт стерлингов (сегодня менее востребованный в международных финансах).

Получивший статус международной валюты примерно два столетия назад, до Первой мировой войны фунт обслуживал порядка 80% международных расчетов, а Лондонский международный финансовый центр главенствовал в мире. Почти вплотную к нему приближались французский франк и немецкая марка (а также Париж и Берлин соответственно), но именно Лондон задавал темп и направления развития финансовых рынков других стран, что давало ему возможность пользоваться преимуществами международного движения капиталов и фактически играть роль «мирового банкира». Вместе с Великобританией другие наиболее развитые страны мира кредитовали весь остальной мир, активное сальдо их платежных балансов образовывали прежде всего текущие операции, а его размер доходил до 10% ВВП этих стран.

Но затем фунт уступил свои позиции другим валютам, прежде всего американскому доллару. И эта эволюционность также поднимает вопрос о будущем доллара в качестве мировой валюты.

С каждым годом все больше экспертов сферы международных финансов приходят к мнению о возможной отмене бумажных денег (или, но крайней мере, о фундаментальном отказе от них), в том числе в современной мировой валютной системе. Вместо них, вероятно, будет введена некая наднациональная (мировая) валюта, которую будет выпускать мировой эмиссионный центр или иной сунермегарегулятор, в который может быть преобразован МВФ (например, слившийся с группой Всемирного банка и иными аналогичными структурами). В совокупности они могут образовать Всемирный центральный банк. В этом случае в мировую валюту могут быть преобразованы СДР либо на их основе будет выпускаться новая бумажная валюта. Это должно повысить ликвидность международного денежного обращения.

Еще одно предложение — возврат к мировым деньгам на основе золота, ибо в человеческой истории лишь этот драгоценный металл действительно и в полном объеме выполнял функцию мировых денег. Однако и в этом случае, скорее всего, основную регулирующую роль будет играть американская ФРС, поскольку (по официальным данным) именно у этой страны самое больше количество накопленного золота (табл. 16.1).

Таблица 16.1

Официальные золотые резервы, по состоянию на февраль 2015 г.

№ п/п

Страна/и нститут

Тонны

% в резервах

1

США

8133,5

72,6

2

Германия

3384,2

67,8

3

МВФ

2814,0

Не рассчитывается

4

Италия

2451,8

66,6

5

Франция

2435,4

65,6

6

Россия

1208,2

12,2

7

Китай

1054,1

1,0

8

Швейцария

1040,0

7,7

9

Япония

765,2

2,4

Окончание табл. 16.1

№ п/п

Страна/институт

Тонны

% в резервах

10

Нидерланды

612,5

55,2

13

ЕЦБ

503,2

26,5

Источник: World Official Gold Holdings. International Financial Statistics. World Gold Council, February 2015. P. 1.

Однако сфера применения золота в современной мировой экономике довольно ограничена. Некоторые эксперты даже полагают, что его нельзя отнести к сырьевым товарам, ведь оно по сути и в Ямайской системе выполняет функцию чрезвычайных мировых денег, а также может выполнять функцию средства обмена на межгосударственном уровне. Практически все страны мира включают золото в состав своих международных резервов, тем самым признавая его исключительные качества (тем не менее такое тезаврирование идет в ногу с законом Грэшема — Коперника). Не случайно в 2013 г. Германия и Скандинавские страны потребовали свое военное золото у США (отказ в его возврате является лишним свидетельством расстановки сил на международной финансовой арене).

В периоды глобальной нестабильности государства все больше внимания уделяют именно золотой части своих международных резервов. Увеличивает их и самая быстрорастущая экономика в современном мире - Китай. Причем это происходит на фоне сбрасывания им государственных ценных бумаг США (тем самым происходит отход от поддержки американского доллара, фактически Поднебесная отказывается финансировать бюджетный дефицит этой страны). Кроме того, функционирует Шанхайская биржа металлов (с торгами в юанях), в 2012 г. воссоздана Сингапурская ассоциация участников рынка драгоценных металлов. То есть отмечается усиление роли азиатских центров на мировом рынке драгметаллов в целом и золота в частности. В современном мире золото может служить уже не просто «чрезвычайными» мировыми деньгами, а на практике выполнять функцию средства обмена. Например, при расчетах с государствами, попавшими под западные санкции, как это произошло в торговле Турции с Ираном, которому США фактически закрыли доступ к доходам от экспорта энергетических ресурсов. Получив из Ирана углеводороды, Турция перевезла в него золота более чем на 100 млн долл.: формально санкции соблюдаются, но расчет осуществлен.

Выдвигаются и более экзотические предложения. Например, использовать биткоины — анонимные, не обеспеченные материальными ценностями (например, драгоценными металлами) криптовалюты, предоставляющие ввиду отсутствия банка-эмитента и регулирующих органов льготные условия их пользователям.

Одно время довольно широко обсуждался проект дополняющей частной мировой валюты Terra {Trade Reference Currency), основанной на добровольной стандартизации международной торговли, направленной на нивелирование перепадов в развитии мировой экономики и предположительно устраняющей недостатки современной официальной мировой валютной системы, в том числе главный — неспособность (и нежелание) политических структур провести реформу мировой валютно-финансовой архитектуры. Она будет представлять собой корзину из порядка дюжины важнейших для мировой экономики товаров (в том числе золота, нефти, пшеницы и др.). Поскольку таких товаров много, а спрос на них стабильный, новая валюта будет безынфляционной. Предлагаемый демередж будет способствовать повышению ее ликвидности, а поскольку она будет частной, то будет свободна от институциональных или политических ограничений.

Фактическое направление развития мировой валютно-финансовой системы покажет время.

Контрольные вопросы и задания

  • 1. Дайте определение термину «международная валюта».
  • 2. Какие функции выполняют деньги и какова среди них роль мировых денег?
  • 3. Почему в современных международных финансах существует необходимость в мировых деньгах наднационального характера?
  • 4. Перечислите качественные характеристики, необходимые для выполнения какой-либо валютой функций мировых денег.
  • 5. Какие стадии проходит национальная денежная единица на пути ее интернационализации?

  • [1] Васильева И. П., Хмыз О. В. Необходимость, сущность и современные виды мировыхденег// Актуальные проблемы международных финансов. М. : Изд-во «МГИМО-Универ-ситет», 2013. С. 23.
  • [2] См.: International Monetary Fund Annual Report 2014. From Stabilization to SustainableGrowth. Washington, D. C.: International Monetary Fund, 2015. P. AI.2.
  • [3] Подробнее см. § 3.3.
  • [4] Поэтому в 2008 г. в целях повышения степени востребованности СДР Китай — втораяпо величине экономика мира — предложил включить в состав корзины СДР свой юань (чтопроизошло в конце 2016 г.). При этом доля доллара составила 41,73%, евро — 30,93, юаня —10,92, иены — 8,33, фунта — 8,09%. Включение юаня в состав международных валют пока чтопринципиально не меняет мировую валютно-финансовую архитектуру, ведь доля американского доллара практически не изменится. Источник: IMF Executive Board Completes the 2015Review of SDR Valuation. Washington, D. C.: International Monetary Fund, 5 December 2015.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >