НАДЗОР ЗА ИСПОЛНЕНИЕМ ЗАКОНОВ АДМИНИСТРАЦИЯМИ ОРГАНОВ И УЧРЕЖДЕНИЙ, ИСПОЛНЯЮЩИХ НАКАЗАНИЕ И НАЗНАЧАЕМЫЕ СУДОМ МЕРЫ ПРИНУДИТЕЛЬНОГО ХАРАКТЕРА, АДМИНИСТРАЦИЯМИ МЕСТ СОДЕРЖАНИЯ ЗАДЕРЖАННЫХ И ЗАКЛЮЧЕННЫХ ПОД СТРАЖУ

Сущность, предмет и пределы, организация надзора за исполнением законов администрациями мест содержания задержанных и заключенных под стражу и полномочия прокуроров по его осуществлению

Несмотря на то, что в названии рассматриваемой надзорной отрасли исполнение законов администрациями мест содержания задержанных и заключенных под стражу вынесено в конец, с точки зрения логики это является неправильным и в этом смысле позиция законодателя в перечисленных выше утративших силу документах выглядела грамотнее. Ведь содержание задержанных и заключенных под стражей сопряжено, как правило, с досудебной частью уголовного судопроизводства и основания для применения в отношении физических лиц соответствующих мер закреплены в УПК РФ. Так, согласно гл. 12 Кодекса задержание лица, подозреваемого в совершении преступления, относится к мерам процессуального принуждения и в силу ч. 1 ст. 91 орган дознания, дознаватель, следователь вправе применять ее, если инкриминируемое задерживаемому деяние влечет за собой наказание в виде лишения свободы, при наличии одного из следующих оснований:

  • 1) когда это лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения;
  • 2) когда потерпевшие или очевидцы укажут на данное лицо как совершившее преступление;
  • 3) когда на этом лице или его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления.

В свою очередь заключение под стражу как наиболее серьезная из мер пресечения в силу ст. 108 УПК РФ применяется по решению суда в отношении подозреваемого или обвиняемого, в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше трех лет при невозможности применения иной, более мягкой меры пресечения. В исключительных случаях эта мера может быть избрана в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок менее трех лет, при наличии одного из следующих обстоятельств:

  • 1) подозреваемый или обвиняемый не имеет постоянного места жительства на территории России;
  • 2) его личность не установлена;
  • 3) им нарушена ране избранная мера пресечения;
  • 4) он скрылся от органов предварительного расследования или от суда. Согласно ст. 7 Закона о содержании под стражей лица, задержанные по подозрению в совершении преступления, содержатся в изоляторах временного содержания (далее — ИБС) органов внутренних дел и пограничных органов федеральной службы безопасности. Местами применения меры пресечения в виде заключения под стражу являются следственные изоляторы (далее — СИЗО) Федеральной службы исполнения наказаний (далее - ФСИН России).

В следственном изоляторе также могут содержаться:

  • • лица, правовой статус которых определяется законодательством других стран и в соответствии со ст. 466 УПК РФ имеется решение судебного органа иностранного государства о применении меры пресечения в виде заключения под стражу;
  • • осужденные, в отношении которых приговоры вступили в законную силу, оставленные по основаниям, предусмотренным ч. 1 ст. 74, ст. 77, ст. 77.1 УИК РФ, или поступившие в СИЗО по основаниям, предусмотренным ст. 77.1 УИК РФ.

Кроме того, в соответствии со ст. 76 УИК РФ в СИЗО могут создаваться транзитно-пересылъные пункты (далее — ТПП) для временного содержания осужденных, следующих к месту отбывания наказания или перемещаемых из одного места отбывания наказания в другое. При этом предельный срок пребывания в ТПП составляет не более 20 суток.

Закон о содержании под стражей также определяет, что в предусмотренных им случаях местами содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых могут являться учреждения уголовно-исполнительной системы, исполняющие уголовное наказание в виде лишения свободы, и гауптвахты.

Статьей 10 Закона о содержании под стражей предусмотрено, что осужденные, отбывающие уголовное наказание в исправительных учреждениях, задержанные по подозрению в совершении другого преступления, могут содержаться в этих учреждениях, но изолированно от других осужденных. В свою очередь подозреваемые и обвиняемые, в отношении которых в качестве меры пресечения избрано заключение под стражу, могут содержаться в тюрьмах или на территории учреждений, исполняющих наказания (в колониях), в специально оборудованных для этих целей помещениях, функционирующих в режиме СИЗО. Перечень таких учреждений утверждается Минюстом России по согласованию с Генеральным прокурором РФ. Таким образом, проявляется одно из прокурорских полномочий, которое не является надзорным, по имеет важное значение и относится к специфическому направлению в рамках участия прокурора в правотворческой деятельности.

В свою очередь на гауптвахтах содержатся подозреваемые и обвиняемые военнослужащие. Согласно и. 2 приложения № 14 "О гауптвахте" к Уставу гарнизонной, комендантской и караульной служб Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденному Указом Президента РФ от 10.11.2007 № 1495, на гарнизонной гауптвахте содержатся подозреваемые в совершении преступления или заключенные под стражу по судебному решению — не более 48 часов с момента задержания или заключения под стражу. В случае отложения судом принятия решения об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу военнослужащие могут содержаться под стражей еще не более 72 часов с момента принятия судом такого решения. В исключительных случаях, когда доставка военнослужащих, заключенных под стражу, в СИЗО невозможна из-за отдаленности или отсутствия надлежащих путей сообщения, они могут содержаться на гауптвахте до 30 суток.

Важное значение в контексте прокурорского надзора в рассматриваемой сфере имеет надлежащее обеспечение реализации и соблюдения принципов содержания под стражей, перечисленных в ст. 4 Закона о содержании под стражей, а именно: законности; справедливости, презумпции невиновности; равенства всех граждан перед законом; гуманизма; уважения человеческого достоинства. Содержание под стражей не должно сопровождаться пытками, иными действиями, имеющими целью причинение физических или нравственных страданий подозреваемым или обвиняемым в совершении преступлений. Эти принципы прямо вытекают из положений Конституции РФ. В ч. 2 ст. 21 определено, что "никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию". Частью 2 ст. 22 установлено, что "арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению. До судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов". Важное значение имеет и ч. 1 ст. 49 Конституции РФ, согласно которой "каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда".

Российская Федерация как правовое государство с учетом положений ч. 4 ст. 15 Конституции РФ стремится к соблюдению норм актов международного права, касающихся вопросов содержания под стражей. К таковым можно отнести Минимальные стандартные правила обращения с заключенными, утвержденные Конгрессом ООН но предупреждению преступности и обращению с правонарушителями 30.08.1955, Резолюцию Кабинета Министров Совета Европы от 19.01.1973 № (73) 5 "Стандартные правила обращения с заключенными", Конвенцию ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (1984 г.). Безусловным ориентиром в работе персонала названных выше структур с лицами, содержащимися под стражей, с учетом подпадания с 1998 г. Российской Федерации под юрисдикцию Европейского суда по правам человека являются нормы Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 04.11.1950, па соответствие которой в указанном надгосударственном судебном органе рассмотрено немало жалоб от граждан и иных лиц, посчитавших, что их права и свободы были нарушены в период нахождения под стражей.

Таким образом, с учетом специфики содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых, обусловленной предусмотренными законом ограничениями и запретами, а также принимая во внимание репутационные и финансовые издержки, которые несет Российская Федерации в силу многочисленных пока решений Европейского суда по правам человека, выносимых не в ее пользу, важное значение приобретает деятельность по минимизации допускаемых нарушений прав и свобод различных государственных и общественных институтов, видное место среди которых уделяется прокуратуре РФ, призванной в силу ст. 1 Закона о прокуратуре осуществлять надзор за соблюдением Конституции РФ и исполнением действующих на территории России законов.

Предмет надзора за исполнением законов администрациями мест содержания задержанных и заключенных под стражу является частью закрепленного в ст. 32 Закона о прокуратуре отраслевого предмета и представляет собой:

  • • законность нахождения лиц в местах содержания задержанных и предварительного заключения (с учетом положений Закона о содержании под стражей правомерно для краткости говорить о местах содержания под стражей);
  • • соблюдение установленных законодательством РФ прав и обязанностей задержанных, заключенных под стражу, порядка и условий их содержания.

Характеристика предмета надзора в рассматриваемой сфере будет неполной, хотя законодатель об этом и умалчивает, без упоминания о законности (соответствии закону) правовых актов и решений, издаваемых (принимаемых) уполномоченными должностными лицами мест содержания задержанных. Более того, в контексте разговора о законности правовых актов правомерно отнести к предмету надзора в рассматриваемой сфере и нормотворческую деятельность Минюста России, а также иных федеральных органов исполнительной власти (ФСБ России и МВД России), уполномоченных в силу ст. 16 Закона о содержании под стражей утверждать Правила внутреннего распорядка в местах содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений. Установленное законодателем требование об обязательном согласовании проектов таких документов Генеральным прокурором РФ призвано исключить факты наличия в нормативных правовых актах положений, не соответствующих закону. Также к предмету надзора можно отнести законность принимаемых руководителями территориальных органов ФСИН России правовых актов (решений), затрагивающих рассматриваемую сферу правоотношений.

Название отрасли надзора ограничивает пределы проводимых прокурорами проверок изучением ими правильности исполнения администрациями и персоналом мест содержания под стражей исключительно положений закона и применением предусмотренных Законом о прокуратуре мер реагирования только в случаях выявления нарушений законов. Иное понимание сущности прокурорского надзора вступает в противоречие с положениями ст. 51 Закона о содержании под стражей, согласно которой надзор за исполнением законов в местах содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых осуществляют Генеральный прокурор РФ и подчиненные ему прокуроры в соответствии с Законом о прокуратуре.

Кроме того, пределы надзора определяются компетенцией конкретно взятого территориального прокурора или прокурора специализированной (военной, транспортной и др.) прокуратуры, что определяется организационно-распорядительными документами Генерального прокурора РФ и прокуроров регионального звена.

Вместе с тем необходимо отметить, что прокуроры вправе в плановом порядке либо в связи с поступившей информацией проверять вопросы исполнения законов, связанные с организацией и прохождением службы сотрудниками уголовно-исполнительной системы, например, в случае нарушения их трудовых прав. В современных условиях органы прокуратуры занимают особое место в механизме противодействия коррупции и исполнение соответствующего законодательства может проверяться в отношении работников уголовно-исполнительной системы. Могут проводиться проверки целевого использования средств федерального бюджета, выделяемых на содержание указанной системы. Однако ведущая роль в надзорной работе прокуроров отводится вопросам, непосредственно связанным с отраженным в ст. 32 Закона о прокуратуре предметом надзора.

В вопросе организации надзора за исполнением законов администрациями мест содержания задержанных и заключенных под стражу важное значение имеет определение компетенции прокуроров, которые уполномочены на осуществление надзорных мероприятий в рассматриваемой сфере. Пунктом 1 приказа Генерального прокурора РФ от 07.05.2008 № 84 "О разграничении компетенции прокуроров территориальных, военных и других специализированных прокуратур" (далее — приказ № 84) надзор за исполнением законов в местах содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений возложен на прокуроров субъектов РФ. В свою очередь п. 6 данного документа военным прокурорам предписано осуществлять надзор за исполнением должностными лицами пограничных органов ФСБ России законов, соблюдением прав и установленных гарантий граждан в ИВС, а также за исполнением законов при содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений. Соответственно прокуроры субъектов РФ и приравненные к ним военные прокуроры своими приказами закрепляют за подчиненными им прокурорами районного звена конкретные объекты надзора.

Организация работы прокуроров в рассматриваемой сфере строится с учетом положений приказов Генерального прокурора РФ от 08.08.2011 № 237 "Об организации прокурорского надзора за соблюдением законодательства при содержании подозреваемых и обвиняемых в изоляторах временного содержания органов внутренних дел, пограничных органов ФСБ России, на гауптвахтах, в конвойных помещениях судов (военных судов)" (далее — приказ № 237) и от 16.01.2014 № 6 "Об организации надзора за исполнением законов администрациями учреждений и органов, исполняющих уголовные наказания, следственных изоляторов при содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" (далее — приказ № 6).

Приказом № 237 территориальным прокурорам и прокурорам специализированных прокуратур предписано:

  • • практиковать проведение проверок мест содержания задержанных и заключенных под стражу в вечернее и ночное время, а также в выходные и праздничные дни;
  • • в целях обеспечения общественного контроля за деятельностью специальных приемников для содержания лиц, арестованных в административном порядке, ИВС органов внутренних дел, пограничных органов ФСБ России и гауптвахт не реже одного раза в год осуществлять проверки мест принудительного содержания совместно с представителями общественных организаций (правозащитниками) либо уполномоченными по нравам человека в субъектах Федерации (их представителями).

Следует отметить, что н. 3 приказа № 237 определяет компетенцию транспортных прокуроров, в обязанность которым вменено проводить проверки ИВС органов внутренних дел на транспорте, что является существенным дополнением к соответствующим положениям упомянутого выше приказа № 84.

Пункт 2 приказа № 237 обязывает прокуроров районного звена ежедневно проверять в специальных приемниках и ИВС условия содержания лиц, содержащихся под стражей, а при получении сведений (жалоб) о нарушении их прав проверку проводить безотлагательно. Такая периодичность позволяет до минимума снизить вероятность нарушения сроков содержания под стражей.

Приказом № 6 предписывается:

  • • прокурорам, осуществляющим надзор за исполнением законов в СИЗО и помещениях, функционирующих в режиме СИЗО, военным прокурорам — на гауптвахтах, ежемесячно проверять законность содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, осужденных;
  • не реже одного раза в полугодие анализировать и обобщать состояние законности и прокурорского надзора в рассматриваемой сфере.

Непосредственно прокурорам субъектов РФ, приравненным к ним военным прокурорам п. 2 приказа № 6 вменяется в обязанность в соответствии с компетенцией не реже одного раза в квартал лично проводить проверки исполнения законов администрациями СИЗО.

В свою очередь п. 3 приказа № 6 Управлению по надзору за законностью исполнения уголовных наказаний Генеральной прокуратуры РФ предписано осуществлять надзор за исполнением законов в федеральных казенных учреждениях — следственных изоляторах № 1 и 2 ФСИН России, проводя в них проверки не реже одного раза в месяц.

Непосредственное отношение к организации работы но надзору за исполнением законов администрациями содержания задержанных и заключенных под стражу имеет указание Генерального прокурора РФ от 09.11.2011 № 392/49 "Об усилении прокурорского надзора за исполнением требований уголовно-процессуального законодательства при задержании, заключении под стражу и продлении срока содержания под стражей", которое в дополнение к перечисленным выше задачам требует от прокуроров:

  • • тщательно проверять и оценивать законность и обоснованность фактов задержания лиц, особенно подозреваемых в совершении преступлений небольшой и средней тяжести, и их последующего освобождения;
  • • в целях выявления и пресечения нарушений прав граждан устанавливать соответствие указанного в протоколе времени задержания с фактическим, изучая необходимые материалы, в том числе рапорты сотрудников правоохранительных органов, произведших задержание; сопоставлять сведения о составлении протоколов задержания подозреваемых непосредственно после истечения срока их ареста за административные правонарушения; выполнять иные проверочные мероприятия;
  • • обеспечить системный надзор за соблюдением порядка и сроков содержания подозреваемых, обвиняемых в местах предварительного заключения.

Не реже одного раза в месяц проводить сверки сведений о задержанных и заключенных под стражу лицах с данными учетной документации территориальных подразделений соответствующих ведомств (ИВС, СИЗО, камер административно-задержанных), гауптвахт, а также органов предварительного расследования, судов и информационных центров при МВД, ГУВД, УВД по субъектам РФ.

Ведомственный учет надзорной работы прокуроров в рассматриваемой сфере ведется в форме статистического наблюдения УИС "О результатах надзора за законностью исполнения уголовных наказаний" применительно к СИЗО, а также в форме надзор за исполнением законов на досудебной стадии уголовного судопроизводства".

Основная группа полномочий прокурора по надзору за исполнением законов администрациями мест содержания задержанных и заключенных под стражу закреплена в ст. 33 Закона о прокуратуре. Традиционно принято давать им характеристику, исходя из принятой классификации, приведенной в главе 7 настоящего издания.

К полномочиям по выявлению нарушений законов относятся права прокурора:

  • посещать в любое время ИВС, СИЗО и гауптвахты. В ст. 7 Закона о содержании под стражей закреплено, что Генеральный прокурор РФ, а также уполномоченные им прокуроры и прокуроры, осуществляющие надзор за исполнением законов администрациями мест содержания задержанных и заключенных под стражу в пределах соответствующих территорий, вправе посещать указанные места без специального разрешения. Законодатель сознательно не ограничил пределы прокурорской проверки в рассматриваемой сфере временными рамками, поскольку внезапность ее проведения может более способствовать выявлению имеющихся нарушений законов, предотвратить нарушение прав лиц, находящихся в местах содержания под стражей. В названных выше приказах № 6 и № 237 прокуроры обязываются посещать указанные структуры в вечернее и ночное время, в выходные и праздничные дни;
  • опрашивать задержанных и заключенных под стражу. Данное полномочие может способствовать получению прокурором интересующей его информации об имеющихся фактах нарушения прав содержащегося под стражей контингента, выявлению скрытых нарушений закона. Администрация указанных структур не вправе препятствовать прокурору в опросе любого лица, а также обязана предоставить прокурору возможность конфиденциального общения с лицом, содержащимся под стражей. Особенно это актуально в связи с проверкой, проводимой по жалобе такого лица. В ст. 21 Закона о содержании под стражей предусмотрено, что предложения, заявления и жалобы, адресованные прокурору, цензуре не подлежат и не позднее следующего за днем подачи предложения, заявления и жалобы рабочего дня направляются адресату в запечатанном виде;
  • знакомиться с документами, на основании которых эти лица задержаны, заключены под стражу. В соответствии со ст. 92 УПК РФ после доставления подозреваемого в орган дознания или к следователю в срок не позднее 3 часов должен быть составлен протокол задержания, в котором делается отметка о том, что подозреваемому разъяснены ero права, а также отражаются иные требуемые законом сведения. О произведенном задержании обязательно уведомляется прокурор в письменном виде в течение 12 часов с момента задержания. В свою очередь ст. 108 УПК РФ предусмотрено, что заключение под стражу в качестве меры пресечения по судебному решению применяется в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений. Таким образом, подтверждением законности содержания лиц под стражей в ИВС являются упомянутые протоколы, а в СИЗО — решение суда;
  • проверять соответствие федеральному законодательству приказов, распоряжений, постановлений администраций мест содержания задержанных. Основной задачей прокурора является выявление противоречащих закону правовых актов, как правило, индивидуального характера, например, о применении к содержащемуся под стражей лицу мер взыскания;
  • требовать объяснения от должностных лиц. Подобные объяснения могут отбираться в письменном виде, когда должностное лицо собственноручно отвечает на поставленные прокурором вопросы, подписывая объяснительную. Возможна запись прокурором ответов опрашиваемого с его слов с последующим визированием согласия должностного лица его подпись. Вместе с тем необходимо принимать во внимание положения ч. 1 ст. 51 Конституции РФ о том, что никто не обязан свидетельствовать против себя самого, в силу чего отказ должностного лица от дачи объяснений не может квалифицироваться как умышленное невыполнение законных требований прокурора (см. параграф 7.6).

Перечисленные выше полномочия могут быть реализованы любым прокурором, осуществляющим проверку.

К полномочиям по выявлению нарушений законов относятся права прокурора:

  • приносить протест на незаконный правовой акт администрации места содержания под стражей. Основные требования к порядку рассмотрения протеста изложены в ст. 23 Закона о прокуратуре (см. параграф 8.5). То есть этот акт прокурорского реагирования должен быть рассмотрен не позднее 10 дней с момента его поступления, однако прокурор вправе устанавливать в исключительных случаях, а для уголовно-исполнительной сферы в виду ее специфики это не редкость, сокращенные сроки. В то же время в п. 1 ст. 33 данного законодательного акта закреплено, что до рассмотрения протеста действие опротестованного акта администрацией учреждения приостанавливается, что является исключительной отраслевой особенностью в применении этого акта реагирования;
  • вносить представление об устранении нарушений законов. Основные требования к порядку рассмотрения представления закреплены в ст. 24 Закона о прокуратуре (см. параграф 8.2). Подпункт 1.8 приказа № 237 обязывает прокуроров при обнаружении нарушений закона тщательно выявлять причины и принимать меры к их устранению, а подп. 1.10 предписано обеспечивать контроль за фактическим устранением вскрытых нарушений закона;
  • выносить постановление о возбуждении дела об административном правонарушении. Прокурор вправе вынести такое постановление по любому выявленному факту нарушения статьи Особенной части КоАП РФ, что прямо предусмотрено ст. 28.4 этого Кодекса. Вместе с тем важное значение имеет своевременное и безусловное реагирование прокурора на факты умышленного невыполнения его законных требований. Подпункт 1.13 приказа № 6 обязывает прокуроров в полной мере использовать предоставленные полномочия для привлечения к ответственности должностных лиц за невыполнение законных требований прокурора согласно ст. 17.7 КоАП РФ;
  • выносить мотивированное постановление о направлении материалов в следственный орган или орган дознания для решения вопроса об уголовном преследовании по фактам выявленных прокурором нарушений уголовного законодательства (п. 2 ч. 2 ст. 37 УПК РФ). На применение такого полномочия ориентируют прокуроров подп. 1.12 приказа № 6 и подп. 1.6 приказа № 237;
  • выносить постановление об освобождении заключенного под стражу без законных оснований. Часть 2 ст. 33 Закона о прокуратуре требует от прокурора немедленно освобождать лицо, в нарушение закона подвергнутого задержанию или предварительному заключению. В свою очередь ст. 49 Закона о содержании под стражей установлено, что одним из оснований освобождения подозреваемого или обвиняемого из-под стражи является постановление прокурора об освобождении соответствующего лица в связи с истечением срока содержания под стражей. Согласно ст. 50 этого законодательного акта начальник места содержания под стражей обязан не позднее чем за 24 часа до истечения срока содержания под стражей подозреваемого или обвиняемого уведомить об этом орган или лицо, в производстве которых находится уголовное дело, а также прокурора. В соответствии с ч. 3 ст. 94 УПК РФ начальник ИВС обязан освободить находящееся в изоляторе лицо, если истек 48-часовой срок с момента его задержания и не поступило решение суда о применении к задержанному меры пресечения в виде содержания под стражей. Об освобождении должен быть уведомлен прокурор. Поэтому если установлен факт нахождения задержанного в ИВС за рамками установленного срока, то необходимо ставить вопрос о персональной ответственности соответствующего должностного лица вплоть до уголовной;
  • выносить постановление об освобождении заключенных под стражу лиц из одиночной камеры или карцера, а также об отмене иных дисциплинарных взысканий, наложенных на подозреваемых и обвиняемых администрацией места содержания задержанных в нарушение закона (и. 1 ст. 33 Закона о прокуратуре).

Прокурором могут избираться и гражданско-правовые способы восстановления законности. Например, он может обратиться в суд с заявлением об обязании администрации поднадзорной структуру совершить определенные действия. В исковом порядке может быть поставлен вопрос о возмещении лицом, содержащимся под стражей, причиненного им ущерба государственному имуществу.

Перечисленные полномочия применяются исключительно прокурорами-руководителями органов прокуратуры и их заместителями.

Статьей 34 Закона о прокуратуре предусмотрено, что постановления и требования прокурора относительно установленных законом порядка и условий содержания задержанных и заключенных под стражу подлежат обязательному исполнению администрациями мест содержания по стражей. Аналогичную, по сути, норму содержит и ст. 51 Закона о содержании под стражей.

В отношении полномочий по предупреждению нарушений закона в рассматриваемой сфере отметим, что ст. 33 Закона о прокуратуре не предусматривает объявление прокурором предостережения должностному лицу о недопустимости нарушения закона. В подп. 1.1 указания Генерального прокурора РФ от 06.07.1999 № 39/7 "О применении предостережения о недопустимости нарушения закона" прямо отражено, что этот акт прокурорского реагирования можно применять только при осуществлении надзора за исполнением законов и законностью правовых актов. Вместе с тем в форме статистического наблюдения УИС "О результатах надзора за законностью исполнения уголовных наказаний" содержится соответственная учетная позиция и, как показывает анализ, ст. 25.1 Закона о прокуратуре имеет применение в практике надзора за исполнением законов в уголовно-исполнительной сфере.

Особое место в структуре полномочий занимает согласование прокурором решений, принимаемых должностными лицами мест содержания под стражей и иными должностными лицами. Так, согласно ст. 32 Закона о содержании под стражей размещение подозреваемых и обвиняемых в одиночных камерах на срок более одних суток допускается по мотивированному постановлению начальника места содержания под стражей, санкционированному прокурором. Не требуется санкции прокурора на размещение подозреваемых и обвиняемых в одиночных камерах в следующих случаях: 1) при отсутствии иной возможности обеспечить соблюдение требований раздельного размещения, предусмотренных ст. 33 Закона; 2) в интересах обеспечения безопасности жизни и здоровья подозреваемого или обвиняемого либо других подозреваемых или обвиняемых; 3) при наличии письменного заявления подозреваемого или обвиняемого об одиночном содержании; 4) при размещении подозреваемых и обвиняемых в одиночных камерах в ночное время, если днем они содержатся в общих камерах. В силу ст. 33 в исключительных случаях с согласия прокурора в камерах, где содержатся несовершеннолетние, допускается содержание положительно характеризующихся взрослых, впервые привлекаемых к уголовной ответственности за преступления небольшой и средней тяжести.

Наконец, на основании ст. 48 Закона о содержании под стражей в случаях стихийных бедствий, эпидемий, эпизоотии, обширных очагов возгораний, крупных аварий систем жизнеобеспечения, массовых беспорядков, захвата заложников и других террористических актов или неповиновения подозреваемых и обвиняемых либо при наличии реальной угрозы вооруженного нападения на места содержания под стражей по решению руководителей МВД России, Минобороны России, ФСБ России или ФСИН России, начальника территориального органа ФСИН России, министра внутренних дел или начальника управления (главного управления) внутренних дел по субъекту РФ в пределах их компетенции, согласованному с Генеральным прокурором РФ или соответствующими прокурорами, в местах содержания под стражей может вводиться режим особых условий на срок не более 30 суток. В то же время в случае возникновения непосредственной угрозы жизни и здоровью подозреваемых и обвиняемых и иных лиц начальник места содержания под стражей может самостоятельно вводить меры, предусмотренные режимом особых условий, с немедленным уведомлением в зависимости от подчиненности места содержания под стражей указанных выше должностных лиц, а также соответствующего прокурора.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >