ѕ–ќЅЋ≈ћЌџ… ѕ”“№ јЌјЋ»«ј » —ќѕќ—“ј¬Ћ≈Ќ»≈ ’”ƒќ∆≈—“¬≈ЌЌџ’ ѕ–ќ»«¬≈ƒ≈Ќ»…  ј  Ё‘‘≈ “»¬Ќџ≈ ћ≈“ќƒџ –ј—Ў»–≈Ќ»я ƒ»јЋќ√ќ¬ќ√ќ ѕ–ќ—“–јЌ—“¬ј Ћ»„Ќќ—“» „»“ј“≈Ћя-Ў ќЋ№Ќ» ј. »«”„≈Ќ»≈ Ћ»“≈–ј“”–џ ¬ 9  Ћј——≈

„ем не устает поражать литература, так это способностью к Ђрастворениюї рамок и границ.

»з сочинени€ ученицы —ветланы ¬.

Ђѕќ„≈ћ” √≈–ћјЌЌ —’ќƒ»“ — ”ћј?їј. —. ѕ”Ў »Ќ. Ђѕ» ќ¬јя ƒјћјї. ѕ–ќЅЋ≈ћЌџ… ѕ”“№ јЌјЋ»«ј ѕќ¬≈—“». —ќ—“ј¬Ћ≈Ќ»≈  »Ќќ—÷≈Ќј–»я. –јЅќ“ј — Ёѕ»√–ј‘јћ». —ќѕќ—“ј¬Ћ≈Ќ»≈ ’”ƒќ∆≈—“¬≈ЌЌџ’ »Ќ“≈–ѕ–≈“ј÷»… “≈ —“ј

 ак вышедша€ в свет в 1834 г. повесть ѕушкина Ђѕикова€ дамаї привлекла внимание современников лишь авантюрным началом (и даже великий ¬. √. Ѕелинский определил ее как мастерски написанный анекдот, счита€, что дл€ повести содержание Ђѕиковой дамыї Ђслишком исключительно и случайної, на что ћ. √ершензон справедливо заметил, что Ђна этот раз Ѕелинский ошибс€ї), так и сегодн€шнего читател€- школьника при самосто€тельном чтении повести заинтересовывает прежде всего верхний, мистический пласт ее сюжета и фантастические элементы повествовани€.

—ама мысль о возможном чудесном превращении аккуратного чиновника, бедного инженера в богатого аристократа, на которого все будут смотреть с восхищением, будоражит воображение подростков, ведь их окружает действительность, в которой культивируетс€ игра, удача, счастливый случай, даетс€ шанс стать последним героем. Ќе случайно в этом смысле так прижилось в сознании нашего общества представление о жизни как поле чудес. “рансплантаци€ ли это на русскую почву Ђамериканской мечтыї или насаждаема€ средствами —ћ» иде€ жизни-игры Ч оставим дл€ размышлений философов, но совершенно очевидной становитс€ главна€ пропагандируема€ в обществе иде€ Ч живи легче, живи-играй.

— другой стороны, современного школьника, привыкшего к Ђтелевизионным ужасамї, побывавшего в виртуальной реальности, существующего в диалоговом пространстве человек-компьютер значительно больше, чем в диалоге человек Ч человек, поразить, захватить воображение, заставить мысль работать, а сердце чувствовать учителю литературы становитс€ все сложнее. ¬иртуальный мир постепенно вытесн€ет живые человеческие чувства, жизнь не проживаетс€, а просматриваетс€, в этом контексте формируетс€ не только клиповое сознание, но и реализуетс€ клипова€ жизнь.

ќпыт работы над повестью ј. —. ѕушкина Ђѕикова€ дамаї в школе показывает, что ее включение в программу 9 класса методически оправдано, а проблемы, поставленные в произведении, актуальны.

—егодн€, к сожалению, переход детей во взрослую жизнь начинаетс€ слишком рано, и культивируема€ окружающей жизнью мысль о деньгах как единственной возможности стать независимым все больше овладевает сознанием школьников, а жажда чудесного, органически свойственна€ детству и юности, нередко трансформируетс€ у молодых людей в агрессивное желание во что бы то ни стало разбогатеть.

ѕоэтому ключевыми, на наш взгл€д, в анализе произведени€ должны стать вопросы: Ђѕочему √ерманн обдернулс€? ѕочему √ерманн сходит с ума? ¬ чем смысл повести?ї

ѕредварить анализ произведени€ мы рекомендуем небольшим рассказом учител€ о времени создани€ повести (1840-е гг.) и эпохе, предшествовавшей XIX столетию, поскольку историчность повести не оставл€ет сомнений.

¬о времена ѕушкина игра в карты в двор€нских семь€х была самым обычным €влением (несмотр€ на длительную вековую борьбу государства с этой азартной игрой Ч неизменным атрибутом жизни императорского двора). јзартна€ игра шла на балах, маскарадах, в частных домах, в  упеческом и јнглийском клобах. ¬ начале XIX в. даже по€вилс€ р€д руководств дл€ игры в карты, в которых предпринимались попытки найти какую-то последовательность в выборе карт при игре в фараон или штосс. ¬ јнглийском клобе порой проигрывались целые состо€ни€. ¬ письме к жене от 27 августа 1833 г. ѕушкин писал: Ђ—кажи ¬€земскому, что умер тезка его кн€зь ѕетр ƒолгорукий Ч получив какое-то наследство и не успев его промотать в јнглийском клобе, о чем здешнее общество весьма жалеетї. ¬ повести читаем: Ђ¬ ћоскве составилось (подчеркнуто автором. Ч ≈. я.) общество богатых игроков, под председательством славного „екалинского, проведшего весь век за картами и нажившего некогда миллионы, выигрыва€ вексел€ и проигрыва€ чистые деньги. <...> ћолодежь к нему нахлынула, забыва€ балы дл€ карт и предпочита€ соблазны фараона обольщени€м волокитстваї. ѕ. ¬€земский скажет о карточной игре: Ђѕодобна€ игра, род битвы на жизнь и смерть, имеет свое волнение, свою драму, свою поэзию. ’ороша и благородна ли эта страсть Ч это другой вопросї. ѕушкин был свидетелем того, как в конце 1820-х гг. мен€лись интересы двор€нства, как развлечени€, вера в потусторонний мир, мистику все больше вытесн€ли идеи просвещени€ и свободы.

ѕушкин, будучи человеком страстным, стремительно увлекающимс€, тоже отдал дань этой азартной игре (вспомним строчки из его письма к ћ. ќ. —удиенке от 15 €нвар€ 1832 г.: ЂЌадобно тебе сказать, что € женат около года и что вследствие сего образ жизни моей совершенно переменилс€ <... > ќт карт и костей отстал € более двух лет...ї).

Ёпоха человека 30-х гг. XIX столети€, эпоха геро€ пушкинской повести √ерманна Ч это врем€ практицизма и циничной расчетливости, врем€ нарождающегос€ класса буржуазии, противопоставлена в повести веку XVIII Ч веку аристократической легкости и свободы.

√рафин€ олицетвор€ет собой мир прошлого, мир божественной монархии и фаворитизма. Ёти эпохи противопоставлены как бытовой и волшебный миры повести, а образ беззаботного и легкомысленного ѕарижа конца XVIII в. соотнесен в повести с образом ѕетербурга начала тридцатых, где двор€нска€ аристократи€ наслаждаетс€ жизнью и далека от социальных проблем.

ћировоззрение пушкинской графини складывалось во второй половине XVIII в. ћногими исследовател€ми высказывалась мысль о том, что русского вельможу ее поколени€ ѕушкин видел в кн€зе Ќ. Ѕ. ёсупове. ¬ послании Ђ  вельможеї ѕушкин дал развернутую характеристику екатерининского вельможи, жизнь которого была окрашена из€ществом, артистизмом, шуткой и игрой[1].

“ы пон€л жизни цель: счастливый человек,

ƒл€ жизни ты живешь. —ей долгий €сный век ≈ще ты смолоду умно разнообразил,

»скал возможного, умеренно проказил;

„редою шли к тебе забавы и чины.

ќдин все тот же ты. —тупив за твой порог,

я вдруг переношусь во дни ≈катерины.

ѕрототип графини, Ќаталь€ ѕетровна √олицына, был узнан современниками сразу после выхода в свет Ђѕиковой дамыї.  н€гин€, побочна€ внучка ѕетра ¬еликого, была приближена ≈катериной, котора€ ценила в ней ум и независимость суждений. ќсобенно прославилась она во врем€ знаменитой Ђкаруселиї 1766 г., где, завоевав главный приз, имела честь раздать от имени царицы призы другим победител€м.

‘рейлина и статс-дама при дворе п€ти императоров, Ќ. ѕ. √олицына была символом преемственности власти. ≈е дом в столице был одним из центров французской двор€нской эмиграции, а сама графин€ Ч законодательницей общественного мнени€. Ѕыть прин€тым у графини считалось большой честью, а показать кн€гине девицу перед тем, как вывозить ее в свет, Ч правилом хорошего тона. ќкружающим она внушала страх и покорность.

ѕ. ». Ѕартенев записал со слов ѕ. ¬. Ќащокина: Ђѕиковую даму ѕушкин сам читал Ќащокину и рассказывал ему, что главна€ зав€зка повести не вымышлена. —тара€ графин€ Ч это Ќаталь€ ѕетровна √олицына, мать ƒмитри€ ¬ладимировича, московского генерал-губернатора, действительно живша€ в ѕариже в том роде, как описал ѕушкин. ¬нук ее, √олицын, рассказывал ѕушкину, что раз он проигралс€ и пришел к бабке просить денег. ƒенег она ему не дала, а сказала три карты, названные в ѕариже —ен-∆ерменом. Ђѕопробуйї, Ч сказала бабушка.

¬нучек поставил на карты и отыгралс€. ƒальнейшее развитие повести все вымышленої.

ѕушкин не возразил на замечание Ќащокина о том, что стара€ графин€ больше похожа на Ќаталью  ирилловну «агр€жскую Ч фрейлину при дворе ≈лизаветы ѕетровны и ≈катерины », дальнюю родственницу Ќатальи Ќиколаевны ѕушкиной. ѕушкин соглашалс€, но говорил, что ему легче было изобразить √олицыну, нежели «агр€жскую, у которой характер и привычки более сложны. ”рожденна€ графин€ –азумовска€, Ќаталь€  ирилловна была моложе √олицыной на 8 лет. ѕушкин познакомилс€ с ней летом, будучи женихом ее внучатой плем€нницы Ќатальи Ќиколаевны √ончаровой, не раз бывал у нее в доме, с интересом слушал ее рассказы, многие из которых записывал. ¬ отличие от Ќ. ѕ. √олицыной Ќаталь€  ирилловна, по воспоминани€м современников, была м€гкой, добросердечной и отзывчивой.   ней вр€д ли можно было бы отнести характеристику графини, котора€ была Ђсвоенравна, как женщина, избалованна€ светом, скупа и погружена в холодный эгоизмї. ƒл€ сопоставлени€ образов Ќ.  . «агр€жской и старой графини из пушкинской повести можно обратитьс€ к портрету Ќ.  . «агр€жской[2] и иллюстраци€м к Ђѕиковой дамеї ¬. ѕ. Ћан- гера, ј. Ќ. Ѕенуа, √. ƒ. ≈пифанова. ћудрость и достоинство старости, строгость и сердечна€ теплота, участливость и простота Ч такие ассоциации рождает в нас этот портрет кн€гини «агр€жской.

ѕушкинска€ графин€ капризна и эгоистична, хот€ и не лишена трезвости суждений и ироничности. ќна настойчиво сохран€ет весь антураж ушедшего столети€, €вл€€ собой его Ђбессмертныйї атрибут. ѕри этом она бесчувственно-равнодушно воспринимает смерть своих подруг. »ллюстрации художников к повести (√. √. √агарин, ¬. ѕ. Ћан- гер, ј. Ќ. Ѕенуа) создают мистический образ старой графини, пугающий своей таинственностью и Ђокаменелостьюї.

Ќо нельз€ не поразитьс€ удивительному преображению бесчувственной графини в момент ответа √ерманну: ЂЁто была шутка.  л€нусь вам! это была шутка!ї ¬ этих словах чувствуетс€ непреклонна€ твердость воли и €сность ума, словно к ней вернулись силы и молодость, и перед нами не Ђстрашна€ старухаї, а московска€ ¬енера. ”поминание √ерманна о „аплицком на мгновение будит ее сердце: Ђ√рафин€ видимо смутилась. „ерты ее изобразили сильное движение души...ї

¬ образе √ерманна воплотилс€ дух эпохи второй четверти XIX в. √. ј. √уковский писал: Ђѕри ѕетре I √ерманн мог бы стремитьс€ выдвинутьс€ в битвах или стать строителем каналов, или приблизитьс€ к царю; при ≈катерине он прельщал бы не ≈лизавету »вановну, а императрицу; в 1829 году или в 1831 году он мечтает о деньгах, дающих силу человеку. ƒа и сама€ сосредоточенна€ в √ерманне вол€ к жизненному успеху Ч это дух людей новой эры, уже буржуазной по своим тенденци€м. Ћюди прошлых эпох стремились к блеску, славе, наслаждению, подвигу, не было в них той всепожирающей страсти самоутверждени€, того вознесени€ себ€ как личности над другими людьми, той жажды победы в жестокой схватке против всех, которые свод€т с ума √ерманнаї[3].

Ђƒл€ людей XVIII века карты Ч это забава, любовь Ч услада, дл€ √ерманна карты Ч это обогащение, дело, риск жизненного успеха, а любовь Ч расчет. √рафин€ играет и проигрывает легко, √ерманн Ч трагически[4].

ќбратим внимание реб€т на то, что √ерманн Ч фамили€ геро€, а не им€. ¬ повести говоритс€, что √ерманн был сыном обрусевшего немца. Ќа древненемецком √ерманн означает воинственный, а им€ √ерман по-русски означает родственный. ‘ранцузское ∆ермен означает то же самое, что русское √ерман. “аким образом, фамилии героев (—ен-∆ермен и √ерманн) перекликаютс€. √ерманн как бы претендует на право обладать тайной —ен-∆ермена, но это прит€зание оказываетс€ несосто€тельным[5]. √ерманн по профессии инженер. » это накладывает отпечаток на его образ жизни и мыслей. √ерманн все стремитс€ рассчитать: от денег до любви. Ёто сквозит даже в его воспри€тии графини в роковую ночь (Ђможно было бы подумать, что качание страшной старухи происходило не от ее воли, но по действию скрытого гальванизмаї Ч Ђсравнение инженераї).

¬ ѕослании к вельможе мы найдем и характеристику нового поколени€, которую можно отнести к √ерманну:

—мотри: вокруг теб€

¬се новое кипит, былое истреб€.

—видетел€ми быв вчерашнего падень€,

≈два опомнились младые поколень€.

∆естоких опытов сбира€ поздний плод,

ќни тороп€тс€ с расходом свесть приход.

»м некогда шутить, обедать у “емиры »ль спорить о стихах.

Ќо при всех различи€х в √ерманне и графине есть общее: страстность натуры, присущий обоим эгоизм, авантюрное начало, безбожие. Ќе случайно поэтому стихи€ фантастики затрагивает только отношени€ этих двух героев, все остальные сюжетные св€зи остаютс€ в сфере реальности[6].

ќ природе фантастического в Ђѕиковой дамеї было написано немало работ. »сследовани€ шли по двум направлени€м: сопоставлени€ пушкинской фантастики с фантастическими произведени€ми западных и русских современников ѕушкина и доказательства тезиса ее реальной мотивированности и отсутстви€ мистики[7]. “ак, ƒостоевский по прочтении Ђѕиковой дамыї писал: Ђ...¬ы не знаете, как решить: ¬ышло ли это видение из природы √ерманна, или действительно он один из тех, которые соприкоснулись с другим миром, злых и враждебных человечеству духовї[8].

ћ. √ершензон в книге Ђћудрость ѕушкинаї писал: Ђ¬с€ гр€дуща€ драма √ермана Ч его безумие и гибель Ч уже до начала действи€ заложена в его душе потенциально, но дл€ того, чтобы она разразилась, нужен толчок извне, хот€ бы самый незначительныйї. –ассказа ветреного “омского оказываетс€ достаточно, чтобы воспламенить воображение √ерманна, а добавленна€ к рассказу истори€ о чудесном спасении „аплицкого убеждает √ерманна в действенности тайны. јнекдот, равнодушно выслушанный другими, взрывает душу √ерманна.

»сследователи Ђѕиковой дамыї по-разному оценивали художественную достоверность эпизода, когда √ерманн ждет по€влени€ графини. “ак, ћ. √ершензон назвал подробное описание спальни графини Ђхудожественной ошибкойї ѕушкина, так как эти детали обстановки (Ђ...фарфоровые пастушки, столовые часы работы славного Leroy, коробочки, рулетки, веера и разные дамские игрушки, изобретенные в конце минувшего столети€ вместе с ћонгольфьеровым шаром и ћесмеровым магнетизмомї) не должен был Ђв минуту величайшего напр€жени€ї заметить √ерманн. Ќо ведь вхождени€ в этот мир и ждал √ерманн, он приходит не дл€ того, чтобы убить графиню, а чтобы с ее помощью овладеть заветной тайной, обладание которой даст ему независимость и покой! Ђќн был спокоен; сердце его билось ровно, как у человека, решившегос€ на что-нибудь опасное, но необходимоеї.

ќсобое внимание учителю следует уделить работе с эпиграфами. ¬. ‘. ‘аворский отмечал, что такими средствами, как предисловие издател€, эпиграфы, смена повествователей, тонка€ ирони€, которые он называл Ђобъемными скульптурными рамамиї, ѕушкин опредмечивает весь предмет наружу и тем объективирует произведение и делает его предметно-действенным. » тогда, по мысли ‘аворского, художественное пространство произведени€ становитс€ не пустотой и не массой, а строем, имеющим масштаб.

“рагеди€ геро€ дана в ироническом ключе (¬. √. ћаранцман). (’от€ первоначально читателю кажетс€, что она затрагивает всех персонажей, кроме главного геро€: никто из при€телей √ерманна не позвол€л себе подшутить над ним, на прот€жении повествовани€ улыбка ни разу не по€вилась на его лице.) Ёпиграфы высвечивают авторское отношение к геро€м и событи€м произведени€, разрушают стереотипный, ограниченный взгл€д на природу человека и его судьбу.

”влекательность сюжета преп€тствует постижению учащимис€ авторской позиции, но эмоциональна€ реакци€ точна: произведение ассоциируетс€ в их сознании с мрачными темными силами, колдовством, мотивами гибели, ужаса. ѕодобна€ первична€ эмоциональна€ реакци€ учеников вызвана прежде всего фантастическими элементами повести (внезапной смертью старой графини, сценой видени€, безумством √ерманна) и €вл€етс€ верной тональностью дл€ раскрыти€ идеи и позиции автора, ведь в процессе анализа учащиес€ постепенно придут к пониманию трагедии геро€ и эмоциональной доминантой воспри€ти€ станет не авантюрный и фантастический пласт сюжета, а внутренний конфликт геро€, его поединок с самим собой.

ƒл€ вы€влени€ уровн€ первичного воспри€ти€ мы рекомендуем опиратьс€ на вопросы, предложенные в учебнике.

 акие герои повести обманули ваши первоначальные ожидани€?  то вызвал наибольшее сочувствие и почему? ѕочти все учащиес€ говор€т о том, что неожиданными дл€ них оказываютс€ поступки √ерманна и судьба Ћизы. ¬ конце повести √ерманн становитс€ им Ђпротивенї, а благополучно сложивша€с€ судьба Ћизы вызывает некоторое недоумение (Ђкак в сказкеї).

Ќа вопрос о том, ѕомогают ли эпиграфы пон€ть авторское отношение к геро€м или скрывают его, реб€та отвечают по-разному:

Ђѕомогают, ведь в эпиграфе ко всей повести уже сказано, что пикова€ дама означает тайную недоброжелательность, а судьба √ерманна складываетс€ печальної;

Ђ...по-моему, ѕушкин в эпиграфах немного подсмеиваетс€ над геро€ми и тем, что с ними происходитї;

Ђ...мне кажетс€, эпиграфы автора скрывают его истинное отношение к геро€м и событи€м, уж слишком они какие-то легковесные, незначительные, как будто в этой простоте есть загадкаї.

¬опрос  аким вы видите √ерманна во врем€ ожидани€ графини и в разговоре с ней? Ч способствует созданию зрительного образа главного геро€ в воображении читателей и помогает им создать психологический и нравственный портрет √ерманна.

”чащиес€ справедливо обращают внимание на неоднократное повторение в тексте слов Ђзатрепеталї, Ђтрепетї, на сравнение Ђтрепетал, как тигрї и рисуют √ерманна Ђрешительнымї, но Ђспокойнымї, как человека, Ђрешившегос€ на что-нибудь опасное, но необходимоеї, отмечают в то же врем€ его волнение (Ђневольное волнение овладело имї), переживание, но верно замечают, что побеждает в √ерманне Ђхолодї, бездушие Ч Ђќн окаменелї.

Ћицо √ерманна в минуты встречи с графиней видитс€ реб€там то Ђстрастным, умол€ющимї, даже Ђвоодушевленным, одухотвореннымї, но, как они точно замечают, жестокое и непозволительное в своей требовательности ЂЌу!..ї, с которым герой обращаетс€ к старухе, делает это лицо Ђужасным, окаменелымї.

ѕо-разному отвечают реб€та на вопрос: ѕочему графин€ отказываетс€ открыть тайну трех карт √ерманну: от высказывани€ мысли о том, что может, и не было никакой тайны до выражени€ убежденности в благородстве старой графини: Ђона знала, что эта тайна погубит

√ерманна, и пыталась его спастиї Ч таков диапазон их размышлений.  ак желание графини предостеречь √ерманна от трагедии и про€вить участие к судьбе своей воспитанницы определ€ют они и ее Ђпо€влениеї ночью в комнате √ерманна, не Ђзамеча€ї слов графини-призрака: Ђя пришла к тебе против своей волиї. (“ак, при изучении в 7 классе Ђ—казки о золотом петушкеї ј. —. ѕушкина звездочет представл€етс€ некоторым учащимс€ героем, пытающимс€ спасти цар€ от бед. ¬ этом сказываетс€ их настойчивое желание верить в добрую природу волшебства.)

¬опрос ѕочему именно в этих образах √ерманну представл€ютс€ три карты? (Ђ“ройка, семерка, туз Ч преследовали его во сне, принима€ всевозможные виды: тройка цвела перед ним в образе пышного грандифлора, семерка представл€лась готическими воротами, туз огромным паукомї), направленный на раскрытие художественного образа, понимани€ роли художественной детали в тексте, оказалс€ наиболее сложным дл€ учащихс€: Ђтуз Ч верхушка общества, самый важный, больше другихї, Ђтуз Ч символ властиї, Ђсемерка Ч счастливое числої, Ђтри Ч сказочноеї, на третий раз Ђу геро€ все получаетс€ї.

«аметим, при ответе учащиес€ непроизвольно подмен€ют вопрос об образах, с которыми у √ерманна ассоциировались заветные три карты, вопросом выбора героем (автором) именно этих карт. Ќаиболее тонкочувствующие читатели размышл€ли так: Ђпышный цветок Ч символ благополучной любви, быть может, славы?ї, Ђворота Ч как вхождение в новую жизнь, готические ворота Ч символ страстной мечты √ерманна попасть в другое сословиеї. –еб€та верно подмечают, что, Ђхоть туз Ч это власть и богатствої, Ђтуз в образе паука Ч образ противоречивый, настораживающий, это символ того, что погубит √ерманнаї, Ђзат€нет паутиной, задушитї.

(ќбратим внимание на то, что в названии цветка Ђграндифлорї звучит иде€ превосходства над другими (Ђграндї Ч лат. grandis Ч Ђбольшой, важныйї, так называлс€ наследственный титул высшего двор€нства в »спании; грандифлор Ч букв, Ђсамый важный цветокї), Ђѕышный грандифлорї может пониматьс€ и как синоним славы. √ерманн убежден, что, вынудив клад у очарованной фортуны, он социально возвыситс€ над другими людьми и добьетс€ поко€ и независимости.

√отические ворота Ч готика, художественный стиль (преимущественно архитектурный), зародившийс€ во ‘ранции, отличительной особенностью которого €вл€етс€ подчиненность форм вертикальному ритму. ƒл€ √ерманна этот образ, веро€тнее всего, символизировал решительное изменение жизни (вхождение в новую жизнь), путь наверх. ‘ранци€ же ассоциировалась с ушедшим волшебным веком (с его знаменитыми удачливыми таинственными авантюристами), воплотившимс€ в образе старой графини, которую во ‘ранции называли la Venus moscovite и от жестокости которой чуть было не застрелилс€ –ишелье.

—плетенна€ же властным тузом-пауком паутина в конечном итоге окажетс€ ловушкой и задушит его самого. Ётот образ сомнительной власти будет подхвачен √оголем и ƒостоевским.

Ќаиболее интересным и волнующим дл€ реб€т оказываютс€ поиски ответа на вопрос ќтчего √ерманн обдернулс€ и вместо туза поставил пиковую даму? ќдни увидели в этом Ђместь старой графини в облике пиковой дамыї, Ђзлой рок, судьбуї, другие Ч Ђмистикуї и Ђвмешательство потусторонних силї, третьи, непроизвольно подмен€€ этот вопрос другим, решительно говорили, что Ђэто видно было сразу из эпиграфа к повестиї.

–азмышл€€ над вопросом ѕочему Ћизавета »вановна благополучно устроила свою жизнь, а √ерманн сошел сума, дев€тиклассники единодушны в мнении о том, что:

Ђ...у Ћизаветы »вановны и у “омского (тут реб€та самосто€тельно Ђвключаютї “омского в ответ) желани€ были хорошие, пор€дочные, эти люди никому не делали зла. √ерманн Ч эгоист, им владела лишь одна корыстна€ мысль, дл€ него все средства хороши, чтобы достигнуть богатства, поэтому и печальна его судьбаї; Ђ√ерманн измен€ет себе. “ройка, семерка и туз казались ему легким кушем, а на самом деле эти три карты погубили его. √ерманн уверен, что раскрыта€ тайна враз изменит его жизнь, а так не бывает Ч за это и платит √ерманнї.

“аким образом, мы видим, что при первичном чтении читательские чувства серьезно расход€тс€ с авторской позицией, особенно это про€вл€етс€ в их благосклонном отношении к Ћизе и непри€тии √ерманна. ƒинамизм повествовани€, переплетение в повести реального и фантастического захватывают чувства и воображение дев€тиклассников. “ема случа€ (герой случайно узнает о сказке-тайне, Ђслучайної оказываетс€ у дома старой графини, Ђслучай избавил его от хлопотї (попытать счасть€ в игрецких домах ѕарижа) и другие детали сюжета и тема рока (трагическа€ судьба √ерманна), мысли о свободе как независимости (возможной или невозможной?) человека от других людей близки рефлексирующему сознанию подростков. » в то же врем€ Ђверхний пластї произведени€ нередко преп€тствует самосто€тельной постановке учащимис€ нравственных вопросов, заслон€ет гуманистический пафос пушкинской повести.

ќтсутствие развернутых готовых характеристик персонажей, лаконизм, простота, неприкрашенность пушкинской прозы требуют от читател€ внимательного отношени€ к слову и активности воссоздающего и творческого воображени€ (здесь позвольте высказать мысль о том, что мы Ђразучилисьї работать с пр€мым номинативным значением слова, мы постепенно утрачиваем изначальный смысл слов, Ђзабалтываемї, поэтому точное пушкинское определение предмета или действи€ не сразу разворачивает в нашем сознании картину, мы по привычке ждем, что картину нарисует автор). Ђ¬нешнее отсутствиеї автора в тексте, кажуща€с€ Ђлегкостьї и простота отношени€ автора к тому, о чем он пишет, Ђнезаметна€ї смена повествователей затрудн€ют вы€вление авторской позиции в тексте, создают трудности в диалоге читател€-школьника с автором произведени€.

Ѕольшинство вопросов, предложенных реб€там, уже создают проблемную ситуацию. ¬се это рождает естественную необходимость анализа произведени€.

¬ методическом плане повесть ѕушкина дает прекрасную возможность учителю использовать многообразие приемов изучени€ эпического произведени€ на незначительном по объему произведении. Ќам представл€етс€ целесообразным вести анализ произведени€ по главам, что позвол€ет рассматривать движение сюжета как изменение читательских оценок под воздействием анализа, материалом дл€ которого могут быть вопросы и задани€, предложенные в учебнике к каждой главе.

—истема уроков, построенна€ в последовательности авторского повествовани€, может быть следующей.

”рок первый. Ћитературный анекдот или повествование о трагедии личности?

–ассказ учител€ о творческой истории произведени€. –азмышлени€ учащихс€ о том, что из анекдота сохранено ѕушкиным, а что вымышлено в повести. ѕридумывание названи€ к главам и вы€вление первичного воспри€ти€ повести учениками. Ќачало работы над составлением характеристики √ерманна, доказывающей (опровергающей) слова “омского: Ђ√ерманн немец: он расчетлив...ї

”рок второй. Ђ√орек чужой хлеб и т€желы ступени чужого крыльцаї.

”стное рисование портретов графини и Ћизаветы »вановны. јнализ эпизодов: √ерманн в спальне графини, √ерманн на отпевании, √ерманн перед призраком графини. —оотнесение слов ƒанте с судьбой Ћизаветы »вановны и положением √ерманна. ѕродолжение работы над составлением цитатной характеристики √ерманна и поиск ответа на вопрос: Ђѕочему призрак графини открывает √ерманну тайну трех карт?ї

”рок третий. Ђѕоединокї.

ћысль ѕушкина о невозможности личного счасть€ (чуда) ценою судеб других людей, похожа€ на высказывание ƒанте: Ђƒве неподвижные идеи не могут вместе существовать в нравственной природеї, и сопоставление с внутренним состо€нием √ерманна накануне игры: Ђ¬се мысли его слились в однуї. јнализ эпизода карточной игры и размышление учащихс€ над вопросом Ђѕочему √ерманн обдернулс€?ї, ведущего к главному проблемному вопросу Ђѕочему √ерманн сходит с ума?ї јнализ эпилога и дискусси€ на тему: Ђ¬ чем смысл повести?ї

ќбсуждение киносценариев по VI главе повести и сопоставление их с эпизодом фильма ». ћасленникова Ђѕикова€ дамаї. —равнение повести с оперой ѕ. ». „айковского и поиск ответа на вопрос: Ђ¬ чем „айковский следует ѕушкину и где спорит с ним?ї ѕон€тие об интерпретации литературного произведени€.

ќбратим внимание учител€ на некоторые вопросы и задани€ учебника и прокомментируем возможный вариант работы над ними.

ѕридумывание названий к главам требует от учащихс€ не только умени€ выбрать наиболее важное событие, но и умени€ определить и выразить свое отношение к нему.

ѕриведем варианты названий, придуманных учениками.   I главе: Ђ„удесна€ тайнаї; Ђ—лучай!.. —казка!ї; Ђ»граї. II глава: Ђ—тара€ графин€ї, Ђ√орек чужой хлеб и т€желы ступени чужого крыльцаї. III глава: ЂЌераскрыта€ тайнаї, Ђ√ерманн и графин€ї; Ђќн окаменелї. IV глава: Ђ–окова€ ночьї, ЂЌевозвратима€ потер€ тайныї; Ђ—мерть графиниї. V глава: Ђ–оковое видениеї, Ђѕризрак графиниї; Ђћало истинной веры, множество предрассудковї. VI глава: Ђ–окї, Ђ рахї, Ђƒама ваша убитаї, Ђѕоединокї.  ак видим, выбор названи€ может мотивироватьс€ учениками как главным внешним сюжетным событием главы, так и представл€ть собой попытку раскрыть смысл ключевых деталей (слов) текста.

ѕри работе над образом √ерманна важно обратить внимание учащихс€ на противоречивость и двойственность его натуры. ’арактеристика геро€ может быть представлена в виде таблицы, содержащей голоса разных повествователей и персонажей повести. ÷итаты разбиты по принципу контрастного сопоставлени€ характеристик геро€ и позвол€ют проследить внутреннюю борьбу геро€, ответить на вопрос: „то победит в этой дуэли: азарт игрока или человеческие чувства?

–аботу целесообразно проводить по группам. ѕерва€ группа подбирает текстовый материал, доказывающий твердость, расчетливость, холодность и бесчувственность бедного инженера, втора€ группа находит материал, как бы опровергающий перечисленные качества: богатство воображени€, живость чувств, страстность, совестливость натуры √ерманна.

Ђ√ерманн был сын обрусевшего немца, оставившего ему маленький капиталї;

Ђинженерї

Ђчерные глаза его сверкалиї

Ђотроду не брал он в руки картыї

Ђдо п€ти часов сидит с нами и смотрит на нашу игру!ї

Ђ€ не в состо€нии жертвовать необходимым в надежде приобрести излишнееї;

Ђ√ерманн немец: он расчетлив, вот и все!ї

Ђигра занимает мен€ сильної

ЂЅудучи твердо убежден в необходимости упрочить свою независимость, √ерманн не касалс€ и процентов, жил одним жалованьем, не позвол€€ себе ни малейшей прихотиї

Ђскрытен и честолюбивї

Ђќн имел сильные страсти и огненное воображениеї

Ђтвердость спасла его от обыкновенных заблуждений молодостиї; Ђникогда не брал он в руки карты, ибо

Ђбудучи в душе игрокї

Ђцелые ночи просиживал за карточными столами и следовал (подчеркнуто

ќкончание таблицы

рассчитал, что его состо€ние не позвол€ло ему ... жертвовать необходимым в надежде приобрести излишнееї

автором. Ч ≈. я. Ч не Ђследилї, а Ђследовалї Ч т.е. представл€л себ€ не свидетелем, а участником игры, мысленно жил в игре) с лихорадочным трепетом за различными оборотами игрыї

Ђрасчет, умеренность и трудолюбие: вот мои три верные карты, вот что утроит, усемерит мой капитал и доставит мне покой и независимостьї; жилище √ерманна названо Ђсмиренным уголкомї

Ђему пригрезились карты...ї;

Ђ...он вздохнул о потере своего фантастического богатстваї

ѕисьмо √ерманна Ђбыло нежно, почтительно и слово в слово вз€то из немецкого романаї;

Ђя не мот; € знаю цену деньгамї;

Ђя готов вз€ть грех ваш на свою душуї

ЂЌо √ерманн не ун€лс€ <...> √ерманн их писал, вдохновенный страстию, и говорил €зыком, ему свойственным: в них выражалась и непреклонность его желаний, и беспор€док необузданного воображени€ї

Ђ...но ни слезы бедной девушки, ни удивительна€ прелесть ее горести не тревожили суровой души его. ќн не чувствовал угрызени€ совести. ќдно его ужасало: невозвратима€ потер€ тайны...ї; √ерманн сидел Ђсложа руки и грозно нахмур€сьї; Ђнапоминал портрет Ќаполеонаї ЂЁтот √ерманн... лицо истинно романическое: у него профиль Ќаполеона, а душа ћефистофел€.

я думаю, что на его совести по крайней мере три злодействаї;

Ђ...у этого человека по крайней мере три злодейства на душе!ї;

Ђƒеньги, Ч вот чего алкала его душа!; Ђразбойникї, Ђубийцаї, Ђчудовищеї

Ђ...сердце его также терзалосьї

Ђне чувству€ раска€ни€...ї

Ђне мог, однако, совершенно заглушить голос совестиї

Ђиме€ мало истинной веры...ї

Ђ“ройка, семерка, туз Ч скоро заслонили в воображении √ерманна образ мертвой старухиї

Ђон имел множество предрассудковї

Ђприн€л (деньги. Ч ≈. я.) с хладнокровиемї

Ђ√ерманн сошел с умаї

¬нимательна€ работа с текстом позвол€ет учащимс€ не только Ђубедитьс€ї в двойственности натуры √ерманна, в тайной огненной стихии, скрытой в расчетливом немце, но и проследить динамику психологических состо€ний геро€: стремительную смену чувств, борьбу и Ђсмешиваниеї неподвижных идей в сознании √ерманна, Ђвытеснениеї из его души страха и совести, а также подведет учеников к мысли о неизбежности внутреннего суда геро€ над самим собой. »тогом этой работы станет размышление учащихс€ о том, почему √ерманн сошел сума.

ќсобый спор в классе вызывает вопрос: ћистика или видение расстроенного воображени€ Ч приход графини к √ерманну и раскрытие тайны трех карт?

Ќа прот€жении всего повествовани€ переплетаютс€ мотивы страха и чуда, что роднит повесть со Ђ—казкой о золотом петушкеї. „удесное спасение с помощью карт графини и „аплицкого, смерть старой графини, обладание чудесной тайной, страх Ћизы перед своей благодетельницей и благополучно сложивша€с€ жизнь Ђпренесчастного создани€ї, обладание чудесной тайной, неслыханный выигрыш и Ч трагеди€ √ерманна.

Ќе став€ своей задачей представить учащимс€ разнообразную палитру литературоведческих толкований, еще раз перечитаем с реб€тами фрагмент текста. Ёпизоду видени€ предшествует сцена √ерманна у гроба графини. ѕроследим душевное состо€ние и поведение геро€. √ерманн Ђпоклонилс€ в землю и несколько минут лежал на холодном полуї, был Ђбледен, как сама покойницаї, Ђвзошел (подчеркнуто автором. Ч ≈. я. Ч ассоц. Ђэшафотї) на ступени катафалкаї, Ђпоказалось ему, что мертва€ насмешливо взгл€нула на негої, Ђпоспешно подавшись назад, оступилс€ и навзничь гр€нулс€ об земьї. Ђ∆елезна€ї натура √ерманна не выдерживает голоса совести; каменное отступает перед живыми человеческими чувствами. —трастное желание быть прощенным старой графиней овладевает им. √ерманн чувствует свою вину перед Ћизой (призрак графини велит ему на ней женитьс€). Ђ—он у него прошел ... думал о похоронах старой графиниї. ’оть в душе √ерманна и мало истинной веры, его человеческа€ природа сопротивл€етс€ холодному расчету: он идет на отпевание графини и объ€сн€ет это собственными предрассудками. ¬ стихотворении Ђѕриметыї ѕушкин писал: Ђ“ак суеверные приметы согласны с чувствами души...ї ƒл€ самого ѕушкина суеверие понималось не как мистика, а как природна€ св€зь с исконными представлени€ми народа о добре и зле.

Ќо нар€ду со стремлением искупить вину в √ерманне живет ужас от сознани€ невозвратимо потер€нной тайны. » в видении осуществл€ютс€ его желани€: гор€чее воображение материализует тайну (тройка, семерка и туз), а голос совести диктует услови€. √ерманн Ђзаписал свое видениеї, чтобы ничего не упустить...Ќо как Ђƒве неподвижные идеи не могут вместе существовать в нравственной природе...ї, так все угрызени€ совести померкли в его сознании перед реальной возможностью чуда. Ђ¬се мысли его слились в одну, Ч воспользоватьс€ тайной, котора€ дорого ему стоилаї (подчеркнуто автором. Ч ≈. я.). Ќасколько горек окажетс€ чужой хлеб и какими страшными последстви€ми отзовутс€ ступени чужого крыльца Ч √ерманн тогда не знал.

Ќе случайно последнюю игру √ерманна ѕушкин называет поединком. «десь и ирони€ автора по отношению к тому, что в современном ему обществе героическое измельчало до карточного пол€, игры; а поединок Ч турнир, на котором ставка не честь, а деньги, и предчувствие трагедии геро€, который вступает в поединок с самим собой.  ак √ерманн оступилс€ у гроба старой графини, так он обдернулс€ во врем€ игры, вытащив из колоды карт вместо туза пиковую даму. “ак случайности свидетельствуют о нравственном законе человеческой совести, голос которой √ерманну так и не удалось заглушить. » в этом внутреннем поединке в √ерманне побеждает не азарт игрока, не расчет, а живые человеческие чувства, которые не позвол€ют герою окончательно стать автоматом.

ј вот жизнь Ћизаветы »вановны внешне складываетс€ благополучно, почему?

¬ самом имени Ћизаветы »вановны заключен символ невинного страдани€, мотива неразделенной любви ( арамзин, ƒостоевский). ≈лизавета Ч Ђс нами Ѕогї, т.е. справедливость, кл€тва. Ћизавета Ч образ несколько сниженный: простонародность, обделенность, смирение, покорность судьбе Ч такой ассоциативный р€д вызывает им€ героини. ѕушкин называет Ћизавету »вановну Ђпренесчастным созданиемї, Ђдомашней мученицейї. ≈е положение в свете жалко: Ђ¬се ее знали, и никто не замечалї. ѕри этом Ћизавета »вановна была самолюбива. ∆иво чувству€ свое положение, Ђмолода€ мечтательницаї с нетерпением ожидала Ђизбавител€ї. ¬ том, что ЂЋизавета »вановна была сто раз милее наглых и холодных невестї, около которых увивались молодые люди, сама Ћизавета »вановна нисколько не сомневалась: при сердечном сочувствии, с которым автор пишет о Ћизе, мы улавливаем легкую нотку ироничного отношени€ к ней, словно эти лестные слова произносит о себе сама Ћиза.

Ѕедна€ воспитанница невольно становитс€ помощницей убийцы своей благодетельницы. ¬ сцене признани€ √ерманна известие о смерти графини на какое-то мгновение отступает в душе Ћизаветы »вановны на второй план перед осознанием того, что все это было не любовь Ќо чувство оскорбленного самолюби€ и растоптанных сердечных чувств подавл€етс€ ужасом случившегос€: ее стара€ благодетельница мертва, и она, Ћизавета »вановна, Ч слепа€ помощница разбойника! —ердце ее терзалось.

 онтрастность душевного состо€ни€ героев удивительно точно передана на иллюстрации “. ¬. Ўишмаревой (рисунок помещен в учебнике): √ерманн сидит по-наполеоновски сложив руки, горько склонила голову Ћизавета »вановна.

” учеников этот эпизод повести вызывает особое эмоциональное волнение. ќтсутствие естественных человеческих чувств в √ерманне никого из них не оставл€ет равнодушным. ћногие высказывают мысль о том, что дл€ них это самый Ђстрашныйї эпизод повести, ужасное про€вление Ђсуровой душиї √ерманна. Ћизавета »вановна вызывает в реб€тах живое сочувствие, созвучное авторскому отношению к героине: Ђбедна€ девушка... горько заплакала... в позднем, мучительном своем раска€нииї. » здесь мы наблюдаем композиционный параллелизм эпизодов, который не мог быть у ѕушкина случайным: остав€ Ђскучную и пышную гостиную, она уходила плакать в бедной своей комнатеї. —опоставление эпизодов подчеркивает, как несравнимы по глубине переживани€ ощущение горечи зависимости, с которым жила Ћизавета »вановна долгие годы в доме старой графини, и чувство мучительного раска€ни€, которое теперь ей довелось испытать после смерти своей благодетельницы.

»з эпилога повести мы узнаем о том, как благополучно устроилась судьба бедной девушки. ѕовествование не лишено скрытой иронии: молода€ мечтательница выходит замуж за очень любезного молодого человека. Ётим определением исчерпываютс€ чувства Ћизаветы »вановны к своему избраннику. Ќа сомнительность происхождени€ его пор€дочного состо€ни€ указывает сообщение автора о том, что он сын бывшего управител€ у старой графини (вспомним, как Ђмногочисленна€ чел€дь ее, разжирев и поседев в ее передней и девичьей, делала, что хотела, наперерыв обкрадыва€ умирающую старухуї), Ћизавета »вановна воспитывает бедную родственницу.  руг замкнулс€.

ƒантовска€ цитата Ђгорек чужой хлеб и т€желы ступени чужого крыльцаї как бы выводит образ героини только из узкой роли Ђдомашней мученицыї и придает ему религиозный смысл. —кромность и раска€ние, отсутствие наполеоновских прит€заний в душе Ћизы (их невозможность) помогают Ћизе избавитьс€ от жалкой зависимости. ѕовтор€€ в общих чертах путь своей благодетельницы, Ћизавета »вановна остаетс€ в знакомых и естественных дл€ нее рамках жизни. Ќе выходит из своих социальных рамок и “омский, который Ђпроизведен в ротмистры и женитс€ на кн€жне ѕолинеї. ј молодые люди по-прежнему предпочитают Ђсоблазны фараона обольщени€м волокитстваї. ‘раза повествовател€ Ђ» все пошло своим чередомї как бы внешне противоречива: в игре властвует случай, а не закон. Ќо в мире “омских, куда так стремилс€ попасть √ерманн, ничего не мен€етс€, там каждому определена сво€ роль; ему чужда внутренн€€ борьба, поединок.

¬ ходе анализа постепенно мен€етс€ отношение учащихс€ к геро€м произведени€. ”ченики высказывают мысль о том, что Ђвсе герои повести все врем€ плывут по течению, и только √ерманн попробовал не согласитьс€ с ролью, которую дала ему судьба. ѕопытка переступить через совесть ведет его к саморазрушению, поэтому √ерманн сходит сумаї, и выражают сочувствие герою и даже симпатию.

–абота с эпиграфами может быть проведена в ходе анализа глав или стать предметом отдельного обсуждени€. ≈е можно организовать по группам, поручив каждой группе прокомментировать эпиграф и поразмышл€ть над тем, как эпиграф вы€вл€ет (скрывает?) позицию автора к событи€м и геро€м. ѕредложим краткий примерный ход размышлений над эпиграфами.

Ђѕикова€ дама означает тайную недоброжелательность.

Ќовейша€ гадательна€ книгаї.

Ёпиграф к повести св€зан с ее названием и настраивает читателей на тему карт, игры, случа€, мистическое воспри€тие дальнейших событий. —сылка на новейшую гадательную книгу рождает в читателе сомнение в надежности источника.  арта в дальнейшем будет ассоциироватьс€ с образом старой графини. ”беждение читател€ в том, что графин€ (карта) Ђгубитї √ерманна, окажетс€ ложным. ј авантюрный, внешний пласт сюжета Ч не главным. (—уществует фразеологизм Ђставить в пикуї Ч т.е. упрекать, ставить препоны, преп€тствовать. ѕикова€ дама как преп€тствие на пути отрешени€ человека от своей природы.)

—тихотворный эпиграф к I главе Ђј в ненастные дни...ї нуждаетс€ в историческом комментарии[9]. —тихи принадлежат ѕушкину. ќни приведены в письме к ѕ. ¬€земскому от 1 сент€бр€ 1828 г. как определение незадачливого образа жизни русских двор€н конца двадцатых годов. —трофика и размер стихотворени€ удивительно схожи с агитационной песней –ылеева и Ѕестужева. ѕодобные песни распростран€лись в списках перед 14 декабр€. Ќа фоне этого контекста стихи ѕушкина звучат особенно горько-иронично: таков образ жизни и Ђделаї нынешней двор€нской молодежи.

¬торой эпиграф также документален: он вз€т из беседы ƒениса ƒавыдова с ћ. ј. Ќарышкиной. ¬ этом разговоре запечатлена сущность человеческих отношений в высшем свете: за внешней галантностью отношени€ мужчины к женщине скрываетс€ слишком Ђфункциональноеї отношение к ней. Ђ—вежее личикої решит участь √ерманна, и Ћизавета »вановна окажетс€ лишь средством дл€ воплощени€ его ужасного замысла.

Ёпиграф к III главе дан, как и ко II, по-французски и вз€т из частной переписки. ≈го русский перевод звучит так: Ђ¬ы пишите мне, мой ангел, письма по четыре страницы быстрее, чем € успеваю их прочитатьї. Ћегко, не задумыва€сь, √ерманн увлекаетс€ собственной любовной интригой. ≈го стремительные страстные письма захватывают воображение и сердце бедной девушки: Ђона упивалась имиї. √ерманн виделс€ ей ангелом-избавителем. Ћизавета »вановна неразрывно св€зываетс€ в сознании √ерманна с заветной тайной, но к страстному желанию √ерманна перескочить в другое сословие любой ценой примешивалась и влюбленность, естественный спутник молодости. √уковский высказывал мысль о том, что √ерманн ведет себ€ с Ћизаветой »вановной как заправский романтик, сначала игра€ роль, потом войд€ в нее. Ќо только ли роль его отношение к Ћизе? ¬едь искренность писем √ерманна вызвана не только его необузданным воображением,

но и искренностью Ћизаветы »вановны, и эта искренность и сердечность бедной девушки не могли не тронуть сердце √ерманна, человека, у которого не было близких людей. ¬ роковую ночь √ерманн признаетс€ Ћизе в ужасной истине. ”ход€, √ерманн целует Ђее наклоненную головуї.

√лава IV также предвар€етс€ эпиграфом из светской переписки: Ђ„еловек, у которого нет никаких нравственных правил и ничего св€того!ї Ёпиграф выражен €зыком людей того общества, в котором √ерманн пыталс€ себ€ утвердить. »менно в этой главе Ћизавета »вановна вспомнит слова “омского о √ерманне, назовет его чудовищем и заметит его удивительное сходство с Ќаполеоном. Ёпиграф помечен майской датой, событи€ в повести происход€т зимой. «начит, мнение Ћизы о √ерманне совпадает с уже давно усто€вшимс€ мнением о нем. ћефистофель? Ќаполеон? „удовище? јвтор с иронией опровергает стереотипные, шаблонные представлени€ о герое, поскольку дл€ ѕушкина человек всегда шире тех определений и ролей, которые дает ему общество и жизнь.

Ёпиграф к V главе (Ђ¬ эту ночь €вилась ко мне покойница баронесса фон ¬***. ќна была вс€ в белом и сказала мне: У«дравствуйте, господин советник!Фї) сочинен самим ѕушкиным, а приписан Ўведен- боргу (Ўведенборг (—веденборг) Ёммануил Ч шведский ученый и теософ-мистик XVIII в.) и намекает на интерес современников ѕушкина к мистике. √лавным событием этой части €вл€етс€ видение √ерманна. јвтор Ђнастраиваетї читателей на Ђстрашныйї рассказ, играет с читателем, ждущим ужасов и привидений. Ёпиграф звучит озорно и иронично. —трочки эпиграфа перекликаютс€ с текстом: графин€ была в белом платье. »звестие, которое сообщает покойница баронесса, состоит лишь из приветстви€, потому что ничего другого Ђс того светаї она сообщить не может. √ерманну, напротив, Ђвидениеї открывает заветную тайну.

√лава VI предвар€етс€ выдуманным диалогом, который происходит во врем€ игры. Ќечиновное лицо в азарте игры, чувству€ себ€ равным другим партнерам, кричит: Ђјтанде!ї, т.е. погодите, не делайте ставки. Ќо оскорбленное превосходительство ставит его на место:

  • Ч Attandez!
  • Ч  ак вы смели мне сказать attandez?
  • Ч ¬аше превосходительство, € сказал: attandez-c!

¬ этой главе повествуетс€ о Ђнеобыкновеннойї игре √ерманна и последовавшей за ней катастрофе. √ерманн приковывает внимание всех: Ђвсе его ожидалиї, Ђвсе обступили √ерманнаї, Ђ√лубокое молчание царствовало кругомї. »гра в карты уравнивает людей разных сословий.  огда-то √ерманн только наблюдал за игрой аристократов, теперь он сражаетс€ с самим „екалинским, который ласково клан€етс€ ему.

”чащиес€ отмечают, что на прот€жении всего повествовани€ автор нигде не говорит о социальной робости √ерманна. ќн не заискивает перед чинами, но у€звлен непричастностью к жизни высшей аристократии, к волшебному миру, к игре, поэтому эпиграф не может истолковыватьс€ только как дерзость геро€, рискнувшего перескочить в другое сословие. Ёпиграф звучит и как предупреждение √ерманну, поставившему себ€ выше других (ваше превосходительство), и как напоминание о том, карточное равенство призрачно. ѕроиграв, √ерманн исключаетс€ из мира высшей аристократии, из игры, котора€ и после безумства геро€ равнодушно пойдет Ђсвоим чередомї.

”влекательным приемом работы на уроке всегда становитс€ составление киносценари€. ѕредложим реб€там в качестве домашнего задани€ составление киносценари€ к VI главе Ч кульминационной и финальной Ч и на уроке сопоставим написанный учащимис€ киносценарий с фрагментом фильма ». ћасленникова Ђѕикова€ дамаї (¬. ѕроскурин в роли √ерманна, в роли „аплицкого Ч ». —моктуновский; рассказчик Ч ј. ƒемидова).

¬месте с учащимис€ наметим границы киноэпизодов: 1. √ородска€ улица. ‘антасмагории √ерманна (Ђ“ройка, семерка, туз Ч не выходили из его головы...ї). 2. –ассказ о „екалинском (Ђ—лучай избавил его от хлопотї), 3. √остина€ „екалинского. 4. ѕерва€ игра √ерманна (Ђќн с ума сошел!ї). 5. ¬тора€ игра √ерманна (Ђ¬се ахнули!ї). 6. ѕоследн€€ игра √ерманна (Ђƒама ваша убитаї). 7. √ерманн смотрит на карту (Ђ—таруха!ї). 8. »гра продолжаетс€ (Ђ»гра пошла своим чередомї).

ќбщим мотивом, объедин€ющим эпизоды, станет мотив борьбы человека с самим собой, со своей человеческой природой, который ѕушкин определ€ет как поединок. ¬ключение автором в повествование фантастических видений √ерманна не увод€т читател€ в план мистических размышлений, а, напротив s объективируют внутреннее состо€ние геро€. ¬ процессе анализа в сознании учащихс€ происходит смещение акцентов первоначального эмоционального воспри€ти€. ”жасным становитс€ не фантастическа€, а реальна€ трагеди€ личности.

–абота над киносценарием вновь возвращает учащихс€ к тексту, заставл€ет вдумчиво отнестись к его детал€м, позвол€ет ощутить динамизм пушкинского повествовани€ и проследить смену тональности в каждом эпизоде, активно раскрывает творческие возможности учеников. ќживл€€ образное видение, она помогает ученикам представить выражение лица геро€ в разные моменты повествовани€: сосредоточенно-безумное в минуты фантастических видений, хладнокровное и уверенное в сценах выигрышей и искаженное гримасой ужаса в момент, когда ему показалось, что Ђпикова€ дама прищурилась и усмехнуласьї.

¬ своих сопоставлени€х повести ѕушкина и фильма ». ћасленникова учащиес€ высказывали мысль о том, что в целом фильм им не очень понравилс€, многое они сн€ли бы Ђиначеї:

Ђ...было бы интереснее смотреть, если бы в момент чтени€ рассказчицей текста на экране бы происходило то, о чем она рассказывает, ведь событи€ в повести €ркие, необычные, и развиваютс€ они стремительно. Ќемного скучно смотреть, когда на экране больше минуты один неподвижно сто€щий и что-то рассказывающий человек. ћне кажетс€, многие детали текста опущены (особенно в последних эпизодах). Ќе иллюстрированы фантастические элементы повести. ћало музыкального фонаї.

ѕодобные оценки учащихс€ вполне пон€тны: ведь они ждут от фильма воплощени€ фантастических сцен, динамизма, Ђозвучивани€ї музыкой событий повести Ч реализации тех возможностей, которыми обладает искусство кино.

–абота по сопоставлению пушкинской повести, где соседствуют трагеди€ и ирони€, с оперой ѕ. ». „айковского вызывает в классе особый интерес, так как открывает учащимс€ принципиально иную трактовку образов героев в контексте измененного сюжета и идеи произведени€ в целом и дает отчетливое представление об интерпретации литературного произведени€.

ѕовесть ѕушкина Ђѕикова€ дамаї не сразу привлекла внимание „айковского. Ќо со временем она захватила его воображение, особенно сцена роковой встречи √ерманна с графиней. ƒраматизм этой сцены, трагическа€ судьба √ерманна вызвали желание композитора написать оперу. –абота над ней была начата „айковским во ‘лоренции. ¬ либретто оперы, написанном братом композитора ћ. ». „айковским, содержание повести во многом переосмыслено и изменено. ƒействие петербургской повести перенесено на конец XVIII в. Ћиза, бедна€ воспитанница старой графини, превратилась в ее богатую внучку. Ёгоистичный и расчетливый √ерманн Ч в страстно влюбленного молодого человека, в душе которого борютс€ пылка€ любовь к Ћизе и жажда богатства, постепенно станов€ща€с€ сильнее любви. Ћиза, жертва предательства, кончает жизнь самоубийством. √ерманн выступает как жертва социального неравенства общества и погибает за отступничество в любви. ¬ последнюю минуту перед ним возникает светлый образ Ћизы. “ак главной стихией оперы становитс€ столкновение чувств и судьбы, любви и смерти.

ѕисьма ѕ. ». „айковского свидетельствуют о страстной и увлеченной работе композитора над оперой, желании писать Ђкак можно лучше и не довольствоватьс€ первой попавшейс€ мысльюї (ћ. „айковскому. ‘лоренци€. 6 феврал€ 1890), Ђ...Ѕог даст, кончу оперу, Ч она выйдет шик. „етверта€ картина, (сцена встречи √ерманна с графиней и разговор с Ћизой. Ч ≈. я.) по-моему, будет иметь ошеломл€ющее действиеї (ћ. „айковскому. ‘лоренци€. 12/25 феврал€ 1890); Ђ...славна€ будет операї (ј. ѕ. ћерклинг. ‘лоренци€. 18 феврал€ 1890). Ђ¬се дело в том, чтобы писать с любовью, а Уѕиковую дамуФ € писал именно с любовьюї (ћ. „айковскому. ‘лоренци€. 3 марта 1890); Ђѕисал € оперу с самозабвением и наслаждением... <...> Уѕикова€ дамаФ в самом деле шедеврї (ћ. „айковскому. ‘лоренци€. 19 марта 1890 г.).

ѕогружа€сь в ритмы и мелодии ушедшего столети€, композитор писал о том, что ему кажетс€, будто он живет в XVIII в. и что Ђдальше ћоцарта ничего не былої.

ќсобое потр€сение испытал композитор, работа€ над финальными сценами оперы: Ђ...мне до того стало жалко √ермана, что € вдруг начал сильно плакать. <... > ќказываетс€, что √ерман не был дл€ мен€ только предлогом писать ту или иную музыку, Ч а все врем€ насто€щим, живым человеком, притом мне очень симпатичным. <...> Ѕоже как вчера плакал, когда отпевали моего бедного √ермана!ї (ћ. „айковскому. ‘лоренци€. 3 марта 1890).

”чащимс€ предлагаетс€ сравнить отношение „айковского и ѕушкина к главному герою.

ƒл€ мироощущени€ „айковского 1890-х гг. свойственно нарастание трагичности. ƒоминирующим мотивом многих прежних произведений композитора был мотив победы добра над злом. “ак было и в его знаменитом Ђўелкунчикеї, несмотр€ на все гофмановское двоемирие. ќщущение, Ђчувствованиеї жизни подсказывало и лейтмотив, идею произведени€ Ч торжество света над мраком, ведь музыке несвойственно Ђсомневатьс€ї или иронизировать. ¬ опере Ђѕикова€ дамаї победа темных сил задана судьбой. јлчный, грубый, жестокий мир губит любовь. ѕушкинский √ерманн платит за отступничество от человеческой природы, √ерман „айковского Ч за отступничество в любви. ѕри недостатке времени на уроке учитель может ограничитьс€ знакомством реб€т с либретто к опере и прослушиванием музыкальных фрагментов: ¬ступлени€, рисующего три контрастных образа (повествовательный, св€занный с рассказом “омского, зловещий, изображающий старую графиню, и страстно-лирический, характеризующий любовь √ермана к Ћизе); ариозо Ћизы (Ђќткуда эти слезыї), арии √ермана (Ђѕрости, небесное созданиеї) и ариозо √ермана Ђ„то наша жизнь Ч игра!ї.

–ассматривание иллюстраций к повести (¬. ». Ўухаев, ј. ј. јлексеев, Ќ. ј. “ырса, ј. ».  равченко, ћ. ». ѕол€ков и другие) может быть одним из возможных способов создани€ установки на дальнейшее самосто€тельное размышление учащихс€ над повестью.

¬ процессе сопоставлени€ повести с ее различными интерпретаци€ми (музыка, кино, живопись) учащиес€ не только вы€вл€ют особенности €зыка разных видов искусства, но и приход€т к осознанию интерпретации как способа выражени€ мироощущени€ художника, на фоне которого отчетливее видна авторска€ позици€ писател€. ¬овлечение учащихс€ в мир художественной интерпретации пушкинской повести, творческа€ работа по осмыслению эпиграфов к повести по-новому открывают перед ними текст, смысл которого не исчерпываетс€ проведенным анализом.

¬ качестве домашнего задани€ программа предлагает написание рецензии на одну из художественных интерпретаций повести ј. —. ѕушкина Ђѕикова€ дамаї или повести Ђ≈гипетские ночиї, котора€ предложена в программе дл€ внеклассного чтени€.

  • [1] јгранович —. 3., –ассовска€ Ћ. ѕ. ћиф, фольклор, истори€ в трагедии ЂЅорис √одуновї и в прозе ј. —. ѕушкина. —амарский ун-т, 1992. —. 175Ч176.
  • [2] Ћитографи€ ћ. Ўлосберга // ѕушкин ј. —. —обр. соч. ¬ 10 т. “ом 7. ћ. : ’удожественна€ литература, 1974.
  • [3] √уковский √. ј. ”каз. соч. —. 136.
  • [4] “ам же. —. 144.
  • [5]  расухин √. Ќ. ѕушкин. Ѕолдино. 1833 г. ћ. : ‘линта, 1997.
  • [6] јгранович —. 3., –ассовска€ Ћ. ѕ. ћиф, фольклор, истори€ в трагедии ЂЅорис √одуновї и в прозе ј. —. ѕушкина. —амара : —амарский ун-т, 1992. —. 175Ч176.
  • [7] ћакогоненко √. ѕ. “ворчество ј. —. ѕушкина в 30-е годы. Ћ.: ’уд. лит., 1982.
  • [8] ƒостоевский ‘. ћ. ѕисьма. “ом 4. ћ., 1959. —. 178.
  • [9] ћакогоненко √. ѕ. “ворчество ј. —. ѕушкина в 30-е годы. Ћ. : ’уд. лит., 1982.
 
ѕосмотреть оригинал
< ѕред   —ќƒ≈–∆јЌ»≈   ќ–»√»ЌјЋ     —лед >