Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Религиоведение arrow СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ. ЭЗОТЕРИЧЕСКИЕ УЧЕНИЯ
Посмотреть оригинал

ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О СОЗНАНИИ В ЭЗОТЕРИЗМЕ

Проблема концептуализации сознания

Постановка проблемы сознания имеет приоритетное значение для многих современных наук: гуманитарных и естественных. Полемика о статусе, природе и функциях сознания сопровождала весь XX в. В науке, религии и философии категориальное определение сознания сопровождалось расцветом новых направлений и школ. Когнитивные направления исследования и философские концепции, в которых уникальным образом ставится вопрос о сознании, получили широкое распространение, начиная со второй половины XX в. Обращаясь к ним, мы имеем возможность увидеть спектр предполагаемых допущений относительно знания о человеке в целом.

Начнем с наиболее экспериментальных теорий. Классические версии нейропсихологии, императивно определяя сознание как некую точку отсчета для всех иных по своему качеству способов организации опыта восприятия, тем самым ограничивали предел допустимого объема значений понятия сознание. Понятийная нелокализуемость и функциональная незаданность сознания, констатируемая в существующих научных спорах о том, что можно о нем сказать, есть исторический максимум, отмеченный существенными наработками в сфере понимания психических явлений сопряженных с актами сознания и его состояний. «Самые разные мыслители, начиная с Дж. Вико, обращали внимание на видимую необходимость того, чтобы все упоминания о сознании - будь то “высшие состояния” или обыденное непосредственное

осознание — оставались косвенными, основанными на использовании физической метафоры. Такого рода метафора проявляется не только в использовании для описания таких слов, как “поток” и “горизонт”, но также отражается в этимологиях всех языков для слов, относящихся к “сознанию” и вообще к субъективному опыту»4. Сознание и мир неразделимы, по выражению Г. Т. Ханта. Научное, религиозное, философское и художественное мышление были сопряжены с системным видением мира в поисках очевидного соответствия природы и элементов вымысла о сознании. Самостоятельность и зависимость — таковы две важные, непримиримо противоположные характеристики сознания. «Существуют два и только два типа мышления: первый нацелен на идею- понятие, второй — на идею-образ. Первый действует по законам разума и доказательства, второй взывает к памяти и внушению. Первый присущ индивиду, второй — массе»[1] [2]. Под влиянием толпы человек становится иным. Поясняя замысел интерпретаций, воспринятых опытом эзотерического видения мира, возможного понимания сознания, в качестве иллюстрации обратимся к цитате метафорического описания подобного свойства, данной Г. Т. Хантом: «Вода тоже повсеместно течет сквозь вес формы, но она не лишена из-за этого собственной индивидуальности»[3].

В общей психологической теории вопрос о том, каким образом можно обнаружить и затем пояснить связь между сознанием и его локализацией на уровне индивидуального бытия, которое при всех равных условиях уникально, часто редуцирован до описания состояний, экзистенциально и причинно обусловленных.

Для эзотерического видения мира отказ от функционального описания сознания в пользу так называемых измененных состояний и их феноменологического дискурса стал поводом вхождения в поле научной дискуссии о нем. Отметим, что выше приведенная фраза: сознание и мир неразделимы — эзотерична по своему содержанию, она не верифицируема, с точки зрения научной истины.

Интерес к измененным состояниям сознания возник тогда, когда само сознание попало в сферу «эзотерического видения», в пространство, не локализуемое исключительно научным экспериментом. В качестве отправной точки для понимания дискуссионное™ и этого варианта определения предлагаю обратиться к концепции А. Людвига. Измененные состояния сознания, по его определению, это изменения, фиксирующие на уровне субъективных переживаний или психологическом функционировании, отличные от действующих для данного субъекта нормы, реф- лексируемые самим человеком или отмечаемые наблюдателем. Заметим, что это одно из возможных системных определений границы допустимой нормы с целью описания субъективного опыта. По убеждению С. Московичи, прорыв бессознательного в сознание побуждает человека к коллективным формам поведения. Тогда очень важно понять, насколько обозначенные изменения сопряжены с проявлением бессознательного и являются ли эти формы проявления коллективными.

По своим направлениям наиболее распространенные подходы в исследовании измененных состояний сознания (ИСС) можно разделить на три группы: 1) поиск причин, приводящих к ИСС, гносеологический аспект; 2) описание самого переживания, зависимого от определенных (и/или еще не установленных (неопределенных) параметров, феноменологический аспект; 3) последствия ИСС, проявляющиеся на индивидуальном и коллективном уровнях. Как видно из перечисленных групп, вне поля зрения оказался вопрос о границе, где изменения сознания становятся различимыми. Вероятно, философское осмысление этой проблемы приведет к новым способам понимания сознания. Итак, научная эпоха порождает свой собственный взгляд на явления, не отвечающие на поставленные в рамках парадигмы, вопросы. Такие явления именуются как выходящие за пределы общепризнанного, часто эзотерические, следовательно, обладающие некой сущностью.

С точки зрения онтологии, вопросы относительно понимания и объяснения перехода от одной сущности к другой — самые важные. В философском исследовании обнаруживается уникальный способ описания проблемы ИСС: называя что-либо, обнаруживая смысл в заявленных аспектах определения, ученый, как и эзотерик, создает свой мир. С момента формирования термина ИСС, в качественной определенности которого заложена изменчивость, в науке были созданы условия для изучения ранее отвергнутого.

В качестве научного проекта сознание имеет феноменологический и психологический смыслы. В ИСС на философском уровне фиксируется функциональное разобщение названных смыслов: феноменологическое состояние описывает переживания определенным образом, не затрагивая онтологической значимости; психологическое состояние обнаруживает каузальную связь.

Гегелевская идея развертывания форм сознания позволила выйти за рамки телесно-предметных определенностей, тем самым став предметом интереса со стороны выразителей смыслов внекон- фессиональной религиозности. В вечной природе духа имеются и из нее проистекают наличное бытие и сознание. Для философии в этом смысле выразительность ИСС приближает к содержанию сознания. Так, «У. Джемс предполагал, что классический мистический опыт можно рассматривать как особенно усиленный и обостренный ощущаемый смысл. Не относясь ни к чему конкретному, он воспринимается как относящийся ко всему»[4].

Хотя исторически философия сознания исходит из положения о данности сознания и необходимости обнаружения его определенности, даже на сегодняшний день это одна из самых темных областей в науке. Сознание — это так называемая интенсивная величина, изменения, есть то единственное, что в ней возможно фиксировать. По выражению И. Канта, сознание всегда имеет степень, которая может быть еще уменьшена.

Философская рефлексия — это и понимание мира и его переживание, обнаруживается в актах творчества самого человека, которые делают эмоциональное восприятие мира ценностно ориентированным. В этом смысле философия является интегральной интерпретацией, наделяющей человеческое существование смыслами. Философский текст содержит совокупность интерпретаций личностно и субъективно обусловленных.

Фактически описания ИСС приводят к проблеме интерпретации: для одних направлений это данные, основанные на непосредственном эмпирическом опыте, которые не обязательно должны быть согласованы, для других — критерием является системность, несводимая к эмпирическим данным. Разобщенность методов и методологии приводят к разнородным классификациям ИСС.

Л. Витгенштейн в «Заметках о философии психологии» отмечает, что слова не доказывают мысль автора, а заставляют задуматься, что должно находиться в сознании человека, мыслящего таким образом. Выражение чувства подобно чувству. Это гносеологический парадокс: мы верим в наличие неких внутренних состояний, иначе исследование заведет нас в тупик.

Если исходить из того, что имеющийся объем значений понятия «сознание» значительно «скромнее» объема значений понятия психика, последняя трактуется как средство взаимодействия живого существа с непосредственной средой, то изменчивость сознания как особого рода связь с миром имеет нелинейный характер. В этом смысле количество факторов, провоцирующих ИСС, будет увеличиваться.

Способность сочетать явные и скрытые связи оказывается центром сознания, обусловливающая его зрелость. Таким образом, принципы, которые закладываются исследователем в процессе наблюдения и описания ИСС, — одна из главных проблем.

Контрольные вопросы и задания

  • 1. Опишите проблемы, возникающие в науке в связи с пониманием сознания.
  • 2. Какова, на ваш взгляд, перспектива междисциплинарного изучения измененных состояний сознания?

  • [1] Хаит Г. Т Самый фундаментальный или самый ошибочный из эмпирических вопросов: что такое сознание? // Методология и история психологии. 2009.Т. 4. Вып. 1.С. 70.
  • [2] Московичи С. Век толп. М., 1996. С. 141.
  • [3] Хант Г. Т О природе сознания: С когнитивной, феноменологическойи трансперсональной точек зрения. М., 2004. С. 41.
  • [4] Хант Г. I Указ соч. С. 65.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы