Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Педагогика arrow ДОПОЛНИТЕЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ ДЕТЕЙ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ
Посмотреть оригинал

Развитие первых форм дополнительного образовании детей в конце XIX - начале XX вв.

Официальную дату появления дополнительного образования (внешкольной работы) связывают с возникновением первого государственного внешкольного учреждения - станции юных любителей природы, переименованной впоследствии в Биологическую станцию юных натуралистов (1918 г.). Однако в реальности организация внешкольной работы с детьми имеет более длительную историю и более уместно говорить о том, что на рубеже XIX и XX вв. внешкольная работа с детьми в России представляла собой уже относительно массовое явление.

Создание внешкольных детских учреждений связывают с именами И. Бснсвского, Н. А. Бартошевича, К. Н. Вснтцеля, А. У. Зеленко, А. Кокошина, П. Ф. Лесгафга, А. Третьякова, С. Т. Шацкого, К. А. Фортунатова и др. прогрессивных деятелей России конца XIX - начала XX вв., которые, используя уже существующий опыт организации деятельности учреждений внешкольного образования, а также заимствуя положительный опыт подобной деятельности в Северной Америке и ряде европейских стран, обосновывали необходимость организации клубной работы с детьми и реально осуществляли попытки создания внешкольных объединений для детей рабочих и служащих.

Идея площадок, «детских собраний» увлекала российскую интеллигенцию, т. к. в ней она видела, с одной стороны, возможность украсить, облегчить жизнь детей беднейших слоев общества, развить их духовные и физические силы, активность, а с другой - возможность применить новые педагогические подходы и педагогического творчество. По мнению первых идеологов и создателей внешкольных учреждений, детские объединения должны были решать задачи снижения отрицательного влияния среды, в которой находились дети беднейших слоев городского населения, и в то же время способствовать их просвещению и разноплановому развитию через привлечение к организованным формам досуга.

Основными формами таких объединений были детские клубы, воскресные школы, различные студии, детские и спортивные площадки, летние оздоровительные колонии. В основе их финансового обеспечения также лежала частная инициатива, и деятельность внешкольных объединений и учреждений обеспечивалась за счет средств либеральных общественных организаций, добровольных пожертвований и благотворительных взносов. Так, С. Т. Шацкий, организатор и идейный вдохновитель одного из первых крупных российских учреждений внешкольной работы с детьми - общества «Сетлемент», писал впоследствии о том, что «финансировала “Сетлемент” крупная буржуазия, которая, очевидно, находила для себя вполне приемлемым создавать такие учреждения, которые стояли бы вне курса казенной педагогики»[1]. Так же, как и внешкольное образование, эта деятельность была слабо связана с государственной системой образования, хотя различные формы внешкольной работы с детьми активно использовались воспитателями государственных образовательных учреждений - гимназий, реальных училищ и т. д.

Организаторы первых внешкольных детских учреждений пытались противостоять консерватизму официального воспитания и образования, характерного для того времени. С этой целью стремились создавать благоприятные условия для развития как индивидуальных, так и коллективистских качеств личности ребенка, таких как ответственность, солидарность, товарищество. То, что на рубеже веков появляется целый ряд таких заведений, не случайно. В России к этому времени уже имелся определенный опыт деятельности добровольных самодеятельных объединений, в том числе и клубного типа.

Сегодня достаточно сложно точно определить, когда стали развиваться первые организованные формы внеурочной работы с детьми. Одно из наиболее ранних упоминаний о таком виде педагогической деятельности, как уже говорилось выше, специалисты относят к 30-м гг. XVIII столетия, когда в Сухопутном шляхетском кадетском корпусе в Петербурге воспитанники организовали Общество любителей русской словесности (один из первых в России молодежных литературных кружков), где его участники читали и обсуждали собственные стихи. Известно, что лидером этого общества в 40-е гг. XVIII в. был выпускник корпуса и известный литератор А. Н. Сумароков. С 1759 г. члены общества стали издавать и свой журнал иод названием «Праздное время, в пользу употребленное».

С конца XVIII в. начинает свой отсчет история создания детских парков, первый из которых был основан по приказу Екатерины II для ее внука, будущего императора России Александра I. Известно, что великая императрица осуществляла тщательную заботу о воспитании своего внука и создала специально для него детский парк, который считают первой подобной формой работы с детьми в российской истории. Точная дата создания этого парка в историко-педагогических исследованиях не встречается, однако можно предположить, что речь идет о 80-х гг. XVIII в., т. к. Великий князь Александр родился в декабре 1777 г.

К. Н. Вентцель в конце XIX в. писал о том, что «клубы, то есть группы детей, объединенные общими вкусами, стремлениями и желаниями, в диком виде существовали везде и всегда. Задача воспитателя-социолога заключается в том, чтобы привлечь эти группы, окружить их культурным влиянием, поставить в условия, способствующие развитию»[2]. И именно в конце XIX - начале XX вв. актуализируются проблемы организации детского самодеятельного движения. По мнению первых основателей и идеологов этого направления педагогической деятельности, разнообразные формы внешкольной работы с детьми должны были способствовать взаимодействию детей и подростков с социальной средой, развивать их самостоятельность и самодеятельность, способствовать развитию личности. В то же время необходимо отметить, что первые детские клубы создавались в основном для организации досуговой деятельности детей рабочих и городской бедноты. А одной из важных задач этой деятельности являлась профилактика отрицательного влияния гой среды, в которой эти дети росли.

Как уже говорилось выше, внешкольная работа с детьми в основном осуществлялась за рамками официальной государственной педагогики. Тем не менее уже в конце XIX в. не только в Москве и Петербурге, но и других российских городах достаточно активно начинают развиваться первые формы внешкольной работы с детьми: клубы и кружки, самодеятельные общества учащихся, летние детские колонии, спортивные площадки.

В качестве примеров организации внешкольной деятельности детей называют созданные в 60-е гг. XIX в. Клуб гимназистов (г. Чернигов), Клуб юных орнитологов (г. Глухов) и спортивно-молодежный клуб в Москве[3]. В 1899 г. в Петербурге в Мраморном дворце преподаватель естественных наук Н. А. Бартошевич открыл детское учреждение, которое стало прообразом будущих станций юных натуралистов. С 1895 г. в Москве работала Комиссия по организации подвижных игр на открытом воздухе. Накапливался определенный опыт подобной деятельности в обществах содействия физическому развитию детей. Эти общества были созданы в 1893 и 1895 гг. в Петербурге по инициативе известного российского педагога П. Ф. Лесгафта, который большое значение в физическом развитии детей уделял именно подвижным играм и предлагал активно использовать как традиционные российские, так и популярные зарубежные игры. В 1901 г. П. Ф. Лес- гафтом была предпринята попытка организации детского клуба в Петербурге. И, несмотря на дискуссии, существовавшие в педагогической среде, практическая деятельность детских площадок с использованием системы П. Ф. Лесгафта развивалась не только в Петербурге, но и других городах. В частности, активно действовала такая площадка в Нижнем Новгороде. Созданная в 1910 г. по инициативе госпожи Косыревой, она объединяла около ста детей и привлекала их не только подвижными играми, но и садовыми работами, пением, рисованием, вышиванием и аппликацией.

В 1903 г. начинает свою работу государственно-общественный комплекс «Детская помощь», основным направлением деятельности которого стала организация работы с детьми во внеурочное время: были созданы детские площадки, приюты, организовывались детские колонии и т. д.

Внешкольная работа с детьми продолжает активно развиваться в России и в XX столетии. В этот период были организованы первые внешкольные учреждения, деятельность которых связывалась в первую очередь с культурно-просветительской работой (посещение музеев, театров, загородные прогулки, участие в хоре, концертах и др.). Многие ребята с удовольствием учились рисованию, посещали библиотеку, участвовали в дискуссиях по прочитанным книгам.

Внешкольная работа с детьми осуществлялась и в новых, перспективных учреждениях внешкольного образования - народных домах. Один из первых - Лиговский народный дом в Петербурге - начал свою работу в 1891 г. как столовая для беднейших учеников городских народных школ. Впоследствии в нем были организованы народные чтения для детей и взрослых, библиотека, вечерние занятия со взрослыми. В 1903 г. народный дом получил новое здание, выстроенное на средства графини С. В. Паниной, и в нем были открыты в том числе и детские собрания, «поставившие себе целью привлечь в народный дом маленьких обитателей углов и чердаков; дать им возможность провести хоть час дня в хорошей атмосфере - и физической, и духовной; привить им привычки разумного пользования досугом и дать им хоть некоторые навыки и умения»[4]. В 1903-1904 гг. детские развлечения и собрания в Литовском народном доме посетили 8553 ребенка, в 1912-1913 гг. - уже 22150 детей[5]. В 1904 г. в Москве открылся городской Народный дом, при котором работал клуб для детей, по своей направленности напоминающий детскую техническую станцию. Народные дома также были открыты в Харькове, Киеве, Нижнем Новгороде, Пскове, Вологде, Уфе, Перми, Тифлисе, Баку и ряде других российских городов. Практически во всех из них в тех или иных формах была организована и внешкольная работа с детьми. Е. Н. Медынский относил народные дома к наиболее перспективным и эффективным типам внешкольных учреждений и предлагал включать в структуру народного дома детские читальни и детские клубы.

В начале XX в. во многих городах в основном на благотворительные средства и средства местных педагогических обществ проводились различные массовые детские мероприятия, создавались детские парки, театры, клубы, летние колонии. Одним из первых организаторов активного досуга детей считается преподаватель из Тулы Георгий Константинович Ремизов. По его инициативе с 1909 г. в московских садах и скверах стали проводиться детские массовые игры («Волки и овцы», «Гуси и волки», «Третий лишний» и др.), собиравшие до 400 человек детей и взрослых. К 1912 г. в Москве действовали 24 площадки для игр. В дальнейшем Московская городская дума предусматривала создание сети специально оборудованных площадок по типу стадионов с детскими спортивными школами. Кроме игр, Г. К. Ремизов проводил с детьми экскурсии, устраивал дальние походы и поездки.

Одним из типов дошкольных учреждений для детей городской бедноты стали летние детские площадки, которые решали задачу педагогически организованного времяпрепровождения детей беднейшей части населения. Первые площадки возникли в Петербурге, Ека- теринославле и Томске. К 1913 г. их насчитывалось уже около 60. Организационно они представляли собой социально-педагогический комплекс учреждений, призванный компенсировать недостатки школьного или семейного воспитания: народный детский сад, библиотека, игровые комнаты, огород. Реализация воспитательной идеи осуществлялась специально подготовленными педагогами. А. Третьякова, анализируя опыт детской площадки г. Иркутска, отмечала ее воспитательное значение: «Объединить детей, развить в них чувство общительности, умение целесообразно пользоваться отдыхом, вкус к разумному препровождению»[6]. Многие из таких детских площадок были связаны с деятельностью Общества содействия физическому образованию и с деятельностью Петербургского Фребелевского общества содействия первоначальному воспитанию. Выпускницы фрс- белевских курсов - платных педагогических учебных заведений, осуществлявших подготовку воспитательниц для детей дошкольного возраста в семьях и детских садах, так называемые «фребелички», - работали во всех губерниях страны, в том числе и в Сибири. Летние детские площадки в начале XX столетия существовали практически во всех крупных сибирских городах. Новониколаевское общество попечения народному образованию впервые открыло такие площадки в 1913 г. О необходимости создания подобных учреждений говорилось в ходатайстве общества в городскую Думу. На первый призыв общества откликнулось до 1000 детей дошкольного возраста, что показало острую необходимость в подобном учреждении. Но общество могло принять лишь 80 человек, исходя из финансовых соображений. В дальнейшем Комиссия детских игр и развлечений при обществе открывала площадки на протяжении 1914-1916 гг. Дети под руководством учительниц со специальным образованием проводили почти весь день, занимаясь ручным трудом, рисованием, лепкой и гимнастикой. В 1915 г. уже насчитывалось более 250 детей. Деньги на содержание (1000 руб.) были собраны частично добровольными пожертвованиями, частично взимаемой платой с детей, с устройства платных детских спектаклей и гуляний. Общество регулярно устраивало выставки детских работ[7] [8]. Кроме того, внешкольная работа в тех или иных формах использовалась воспитателями в образовательных учреждениях. Так, в годовом отчете директора Тюменского реального училища за 1903-1904 учебный год упоминается о том, что с учениками 4-7-х классов проводились прогулки на пароходе в окрестностях Тюмени; во время прогулок организовывались игры в мяч, городки, кегли, катание на лодках. В учебном здании для желающих были открыты столярная и слесарная мастерские, а также кабинет для набивки чучел птиц и млекопитающих животных. Изредка устраивались ученические спектакли и литературно-музыкальные вечера3'’.

В 1898 г. в Москве по инициативе Московского гигиенического общества на детских площадках городских парков осуществлялась деятельность по созданию объединений по интересам для детей с ослабленным здоровьем. Им предлагались занятия в различных кружках: физкультурных, технических, художественных. В 1912 г. в парках и на бульварах Москвы действовало 60 детских площадок, а к 1914 г. - 75. В 1917 г. образовался Союз обществ попечения о детях, включавший 19 районных обществ[9].

Важным шагом в развитии внешкольной работы стали первые попытки организации клубной деятельности с детьми. М. О. Чеков предлагает все существующие формы работы с детьми в начале XX в. разделить на два уровня:

  • - клубы, действующие в стенах образовательных учреждений;
  • - немногочисленные клубы, представленные в виде отдельных учреждений дополнительного образования[10].

К последним он, в частности, относит детский клуб при Московском городском народном доме, открытом в 1904 г. В начале своей работы в клуб приходили примерно пятьдесят детей - учащихся четырех ближайших к народному дому городских училищ. При этом билеты на право посещения клуба распределялись учителями и давались в основном тем детям, домашняя обстановка которых считалась неблагоприятной. Клуб имел в своем распоряжении почти все здание народного дома, однако центром его было помещение библиотеки, где, кроме книг, находились игры и игрушки, а также принадлежности для рисования.

В историко-педагогической литературе широко представлен опыт С. Т. Шацкого, А. У. Зеленко, Л. К. Шлегер по созданию и организации деятельности одного из первых детских клубов в России. Идея создания такого клуба возникла у С. Т. Шацкого и А. У. Зеленко в период работы в Щелковской детской колонии летом 1905 г. Там же ими был получен и первый педагогический опыт организации внешкольной работы с детьми. Нужно отметить, что внешкольная работа с детьми, проводимая С. Т. Шацким и его коллегами, с самого начала носила не только досуговый, но и социально-педагогический характер. Созданное ими в 1906 г. на окраине Москвы общество «Сетлс- мент», включающее в себя дневной приют для приходящих детей

Сущевского попечительства о бедных, детскую колонию и детский сад, объединяло детей городских окраин, социальная среда которых оказывала негативное влияние на их личностное формирование. Между тем сам С. Т. Шацкий, признавая начальным звеном в развитии ребенка его естественную природную основу, большое значение в процессе формирования личности придавал именно влиянию социальной среды. Анализируя впоследствии свою педагогическую деятельность в этот период, он писал о том, что «вся наша работа носила характер социальный, т. к. была связана с изучением среды, в которой росли наши дети; она велась в форме клубной работы, необычной для того времени по своей организации (детское самоуправление)»[11]. А в своей статье «Задачи общества “Детский труд и отдых”» он пишет о том, что «создавая наше общество, мы имеем в виду те коренные недостатки условий детской жизни, которые вытекают из неблагоприятных условий жизни города. Мы глубоко убеждены, что в деятельности городского общества существует пробел, все более и более расширяющийся... Пробел этот состоит в том, что жители города почти не тратят сил на устройство разумной, развивающей обстановки для городских детей. А между тем достаточно хотя бы немного приглядеться к их жизни, чтобы признать и весь ужас ее, и насущную необходимость прийти ей на помощь»[12]. Эту проблему видели и многие другие педагоги- внешкольники начала XX в. В частности, учителя Замоскворечья, занимающиеся внешкольной работой с детьми, обосновывали ее необходимость и актуальность следующим образом: «Антигигиеническая обстановка семейной жизни, сырость, теснота и отсутствие свежего воздуха при недостаточном питании разрушают нежный детский организм, а невежество окружающей среды, отсутствие призора и разлагающее влияние улицы губительно отзываются на впечатлительной душе ребенка, предоставленного самому себе»[13]. Известный отечественный педагог А. А. Фидлер писал в 1904 г. по этому поводу о необходимости прийти на помощь «испорченным» детям не только из чувства гуманности и любви к ближнему, но и из соображений простого расчета и чувства самосохранения, чтобы общество через несколько лет не погрязло в преступности[14].

Предлагая детям разнообразную клубную деятельность, педагоги «Сетлемента» гем самым не только предоставляли возможность воспитанникам реализовать свои интересы, по и на определенное время включали воспитанников в педагогизированную среду детского учреждения, способствовали удовлетворению их культурных и социальных потребностей, пытались противостоять негативным влияниям микросоциума. «В чем худшее, что дает улица? В беспорядочности впечатлений, в невозможности получить навыки основательно что-либо сделать, размышлять, в создании неустойчивых настроений. Улица возбуждает нервы, создает дикие характеры, подавляет сдерживающие центры и разумную волю... Что мы можем противопоставить улице? Определенность впечатлений, настойчивость в работе, привычку к труду. Но это будет скучно. Да, но не всегда так. И это не будет так, если мы создадим простор для детской общительности, если мы предоставим детям возможность удовлетворять их потребности созидания, исследования, если создадим условия для проявления детского творчества»[15]. Да и само название «Сетлемент» было выбрано не случайно. Этим словом обозначались создаваемые в Америке культурные поселки - поселения интеллигентных людей среди бедных и необразованных слоев населения с целью проведения с ними культурно-просветительской работы. С деятельностью таких поселений ознакомился А. У. Зеленко во время своей поездки в Америку. Он писал о том, что в североамериканском опыте «Сетлементы» - это культурные центры для окружающего детского и взрослого населения, но главным образом «Сетлемент» служит для детей и подростков: здесь молодое поколение организуется, учится, развлекается и помогает друг другу в удовлетворении своих потребностей. Сотрудники общества только помогают объединению беднейших слоев населения[16].

Общество «Сетлемент» было зарегистрировано 7 ноября 1906 г. московским особым по делам об обществах присутствием и структурно включало в себя три категории членов: посетители, соревнователи и сотрудники. Члены-соревнователи оказывали материальную помощь обществу. Члены-сотрудники (С. Т. Шацкий, А. У. Зеленко и др.) вошли в состав трудового комитета: они бесплатно вели педагогическую работу. Деятельность членов-сотрудников - представителей радикально настроенной интеллигенции - была проникнута демократизмом[17].

Как считал С. Т. Шацкий, основная идея детского клуба - создание центра, где организуется детская жизнь на основании требований, исходящих из детской природы[18]. При этом, по его мнению, идея детского клуба гораздо шире и глубже идеи клуба взрослых. Он связывает формальные и неформальные формы детских объединений, считая, что зарождение идеи детского клуба происходит в свободных детских организациях, причиняющих часто огромное беспокойство взрослым. Это уличные, дачные, деревенские, фабричные, свободные детские организации, которые возникают благодаря могучему социальному инстинкту и хороши тем, что свободны, подвижны, находятся в близком соприкосновении с жизнью и разнообразны. Детские клубы, как считает С. Т. Шацкий, помогают детям организоваться, т. к. уличные организации, хотя и хороши своей свободой, подвижностью и разнообразием, но имеют отрицательные стороны, которые проявляются в преобладании внешнего подражания действиям взрослых, в беспорядочности, в огромном возбуждении, связанном с жаждой все нового и нового удовлетворения[19].

Будучи в начале своей деятельности в качестве педагога- внешкольника увлеченным теорией и практикой «свободного воспитания» и педагогической концепцией Л. Н. Толстого, С. Т. Шацкий писал о том, что «дети должны почувствовать себя маленькими распорядителями своей общей жизни... Дети не могут жить нормально вне свободного общества детей. Нужно дать им возможность создать свое общество... Мы - товарищи детей. Мы должны делать все, что делают дети, и не цепляться за свой авторитет, чтобы не подавить ребят. Мы должны самым точным образом подчиняться всем правилам, которые вырабатывают дети»[20]. Таким образом, можно говорить о том, что система воспитательной работы С. Т. Шацкого во внешкольных учреждениях базировалась на детском самоуправлении. Опыт апробации такого подхода был получен летом 1905 г. в Щелковской детской колонии под Москвой, деятельность которой была организована С. Т. Шацким и А. У. Зеленко. При этом, как отмечает А. А. Романов, в противоположность зарубежным системам самоуправления учащихся С. Т. Шацкий и его единомышленники объявили полное равноправие среди колонистов, воспитателей и руководителей колонии. Все дела решались самими ребятами совместно со старшими. Сотрудники могли агитировать, советовать, спорить, но если решение принято большинством, то все обязаны подчиниться, даже если решение кажется им неправильным[21]. Большое воспитывающее значение С. Т. Шацкий придавал также труду, считая, что труд вносит смысл и порядок в детскую жизнь; формирует и стимулирует личные интересы; вырабатывает полезные привычки; способствует возникновению общественных интересов, налаживанию межличностных отношений и воспитанию чувства коллективизма. По мнению С. Т. Шацкого, труд всегда составлял основу детской жизни, был естественен для ребенка, стремящегося к игре, творчеству, активной деятельности. Правильная организация труда помогает бороться с ленью воспитанников, и поэтому работа, предлагаемая детям, должна быть для них посильной, исходить из внутренне присущего ребенку желания деятельности и приносить радость. Определяя содержание деятельности общества «Детский труд и отдых», он считает, что «центром, основой нашей работы является детский труд, существенно отличающийся от труда взрослого тем, что он должен быть общеобразовательным. Мы считаем необходимым наладить побольше форм человеческого труда, имеющих наиболее важное значение в жизни. Дети будут работать в слесарной, столярной, ткацкой, гончарной комнатах. Нам нужна будет кухня, где могли бы дети учиться готовить самые обычные кушанья для тех, кто недоедает дома. Необходимо устроить комнаты для скульптуры, рисования, для работ по естествознанию, куда могли бы уйти наиболее пытливые детские умы, и помещение для таких детских работ, для которых потребовался бы самый разнообразный материал, где широко и свободно проявлялось бы детское творчество»[22].

Недостаток средств на организацию деятельности общества «Сетлемент», как отмечает С. Т. Шацкий, возмещался колоссальной энергией и огромным интересом к делу. В процессе организации деятельности было решено обратить особое внимание на общественное детское воспитание, и поэтому в первую очередь были созданы детская трудовая колония и детские клубы в Москве, детский сад и трудовые мастерские для подростков. «В “Сетлемент” хлынула детвора отовсюду, мальчики и девочки, количество которых все время росло»[23]. После строительства нового здания клуба занятия в нем посещали около 450 детей, которым прививались основы коллективизма, солидарности и товарищества. «Дети принесли с собой в клуб привычки улицы, некоторые из них порой нарушали порядок в клубе. Приходилось немало беседовать с такими ребятами, говорить о их поведении на собраниях. Таким образом, новые, полезные навыки формировались у детей не под влиянием внешнего принуждения, но являлись результатом влияния коллектива и самостоятельной работы над собой. Между взрослыми и детьми в клубе создавались искренние, дружеские взаимоотношения, и в этих условиях воспитатели оказывали сильное и глубокое влияние на детей, посещавших клуб»[24]. Все дети ходили в различные клубы (биологический, астрономический, столярный, слесарный, швейный, театральный и др.). Численность детей, единовременно присутствующих на занятиях, не превышала 15 человек. При этом большое внимание уделялось реализации одного из основных принципов клубной деятельности - клубному самоуправлению. Дети сами придумывали название своему клубу и правила организации жизнедеятельности в нем. Эти правила считались обязательными для выполнения как детьми, так и работающими с ними взрослыми.

Деятельность «Сетлемента» неоднозначно воспринималась даже в педагогических кругах того времени. Так, А. А. Локтин в рецензии на книгу «Дети - работники будущего» (1907 г.) отмечал, что «в начатом московским “Сетлементом” опыте масса интересных фактов, но мы не можем смотреть на приведенный опыт так оптимистически, как это делают организаторы названных учреждений, ибо нельзя превратить сразу некультурного человека в свободную личность, которая уважала бы не только себя, но и других»[25]. Неоднозначность восприятия деятельности «Сетлемента» общественными и государственными кругами подтверждает и С. Т. Шацкий: «В связи с ростом самого дела росла и огромная подозрительность по отношению к нему со стороны духовенства, полиции, с одной стороны, и, к сожалению, учителей городских школ, с другой. Скоро “Сетлемент” перешел на полулегальное существование, которое через три года привело к тому, что деятельность его была признана политически опасной, и он был закрыт постановлением московской администрации»'’3. Произошло это в мае 1908 г.

После закрытия общества «Сетлемент» энтузиасты организации внешкольной работы с детьми не оставили своих попыток: в феврале 1909 г. в Подмосковье было создано общество «Детский груд и отдых», в рамках которого в осенне-зимний период продолжалась деятельность детского клуба, детского сада, начальной школы и мастерских. Развивая свою деятельность и воспитательное влияние на детей, С. Т. Шацкий и его сподвижники в 1911 г. открывают под Калугой детскую летнюю трудовую колонию «Бодрая жизнь», в которой нашли дальнейшее развитие традиции Щелковской колонии. В основе организации жизнедеятельности детей в колонии был заложены сельскохозяйственный труд и труд по самообслуживанию, а досуговые мероприятия были направлены на повышение образовательного уровня детей, развитие их коммуникативных способностей (в том числе и в рамках межвозрастного общения) и творческого потенциала.

Впоследствии С. Т. Шацкий так описывал свою педагогическую деятельность в начале XX в.: «Тогда, 17 лет назад, удалось сорганизоваться маленькой группе сотрудников, которая, не специализируясь как педагоги, стремилась расширить свои педагогические горизонты и, что очень важно, создала устойчивую организацию, которая существует и до сего времени... Материалом нашей работы мы выбрали детей. Нашим лозунгом стало: “Дети - работники будущего”. Мы [26]

начинали работу с детского клуба, детского сада и колонии, имея в виду организацию детских сообществ и их изучение...»[27].

Деятельность С. Т. Шацкого и его коллег, а также описание опыта этой деятельности в книге «Дети - работники будущего» во многом мотивировали российскую интеллигенцию к созданию внешкольных детский объединений. Движение за внешкольную работу с детьми расширялось и охватывало все большую часть прогрессивной интеллигенции, учительства, студенчества. Основными формами таких объединений были детские клубы, а также собрания детей и подростков, которые часто проводились на квартире руководителя, хотя официально они носили чаще всего название «Общество попечения об учащихся детях». А. Ф. Родин вспоминает: «Так было и в 1915 г., когда организовывалась аудитория для подростков рабочих и ремесленников, то наша организация называлась “Комиссия по устройству чтений и бесед для беднейшего населения” и находилась в ведении Благотворительного отдела Управы, а не училищного»[28].

В 1908 г. возник детский клуб в Хамовниках (Москва) в квартире Ольги Георгиевны Марц, причем организатором и руководителем этого клуба становится ее четырнадцатилетний сын Володя (Владимир Георгиевич Марц) - ученик Комиссаровского технического училища. Впоследствии он пишет об этом периоде следующее: «Дело было новое, опыта у той молодежи, которая главным образом взялась за это дело, не было никакого. Но было увлечение, сознание социальной необходимости и крайней важности новой работы»[29]. Будучи учеником технической школы, В. Г. Марц обучает детей техническому творчеству, проводит с ними беседы. Когда в 1910 г. создается Общество попечения об учащихся Пречистенско-Хамовнического района, В. Г. Марц становится членом правления этого общества и организует деятельность публичной площадки для детских игр и праздников. Клуб становится составной частью общества, а в 1911 г. 17-летний В. Г. Марц - председателем районного общества. Уже в это время он считается специалистом по вопросам физической культуры и детским играм.

  • 19 мая 1914 г. создается союз таких обществ г. Москвы, основная идея которого - объединить усилия педагогов-внешкольников, организаторов московских детских клубов. Основную задачу союза - брать на себя организацию таких учреждений и предприятий, какие не под силу отдельному обществу, - озвучил на его открытии избранный заместителем председателя Н. В. Чехов[30]. В. Г. Марц был избран членом правления и занимался организацией деятельности справочного (методического) бюро. Как считает коллега В. Г. Марца по внешкольной работе с детьми А. Ф. Родин, «под влиянием указаний Владимира Гсоргиевича складывалась практика внешкольной работы в Москве перед революцией»[31]. В своей работе «Клубы для детей и подростков», написанной в 1919 г. в соавторстве с А. Ф. Родиным, В. Г. Марц высказывает основные теоретические взгляды в области педагогики клубной работы. Детский клуб определяется им как учреждение, организующее детей на общественных началах. Действуя в естественных общественных формах, он вызывает развитие социальной активности в духе солидарности (в чем и заключается социальная ценность этого вида педагогической работы). Требуя от руководителя изучения интересов детей, клуб не заключает свою жизнь в законченные рамки программы. «Исключая предметность занятий, он привлекает все виды энергии, стремясь внести организацию в детскую жизнь. Удовлетворяя запросы и интересы детей в области труда, искусства, знаний, игры, клуб стремится к воспитанию в ребенке общественных навыков, необходимых в жизни. Задача детского клуба - подхватить стремление детей, перевести их социальный инстинкт с низшей ступени на высшую, сделать содержательным, придать ему педагогическую устремленность»[32]. Большое внимание В. Г. Марц уделяет потребности детей в общении, однако говорит о том, что эта потребность - не единственная. Есть еще обостренная потребность в исследовании, в творчестве, в игре. Ребенка влекут к себе различные виды активности и необходимо поддержать его стремление к всестороннему развитию. Поэтому в клубе должны быть созданы условия, чтобы каждый мог заниматься и искусством, и трудом, и образовательными занятиями. В. Г. Марц отмечал, что сложившаяся структура клубного занятия (вначале - разнообразный труд: работа по дереву, металлу, бумаге, шитье и т. д., затем - рассказывание, беседа, чтение и после этого - подвижные или малоподвижные игры) позволяет включать все виды детской энергии. Он указывал на необходимость предоставления ребенку свободы в выборе вида деятельности и отсутствие принуждения его к тем видам творческого труда, к которым он не имеет склонности или интереса. Вместе с тем должны учитываться индивидуальные запросы детей, а руководитель клуба должен наблюдать за детьми и изучать их. В. Г. Марц считал также, что клуб должен создать такую обстановку, чтобы его члены чувствовали себя участниками общего дела, стремились образовать дружную семью, и поэтому быть немногочисленным (20 -30 человек). Объединению способствует и общее обсуждение своих дел, и подготовка, проведение общих мероприятий (спектакли, вечера, приглашение друзей из другого клуба, коллективное посещение театра или кино, экскурсии и т. д.). По мнению В. Г. Марца, руководителям не следует спешить с приданием клубу организационных форм - жизнь клуба должна развиваться органически; уставы, правила и тому подобное должны являться внешним проявлением форм, понятий, уже созревших. Таким образом, своеобразие детских клубов заключалось в следующем:
    • - в камерности, в охвате каждым клубом небольшого числа школьников (20 -30 человек) в целях создания условий для углубленной педагогической работы;
    • - в разнообразии занятий для развития общественных навыков;
    • - превалировании жизни для развития общественных навыков;
    • - в удовлетворении индивидуальных склонностей и запросов[33]. А. Ф. Родин и В. Г. Марц делают одну из первых попыток классификации направлений детского клубного движения[34].

Первое направление определяло клуб как учреждение, организующее детскую жизнь на общественных началах. Удовлетворяя все запросы и потребности ребенка, оно стремится к воспитанию в ребенке общественных навыков, необходимых ему для культурной жизни.

Второе направление не задавалось такими широкими социальными задачами и фактически превратило клуб в «вечерние детские собрания», которые велись под руководством сотрудника. Здесь уже не было той самостоятельности и инициативы детей, которая наблюдалась в первом клубе. Общественное воспитание понималось как умение детей вести себя на общем собрании, выбирать правление и т. д. Другими словами, оно сводилось лишь к внешней видимости общественности. Задача клуба определялась как «отвлечение детей от улицы, как место разумного детского отдыха.

Третьим направлением являлись «школьные клубы». Здесь собирались дети одной школы или даже одного класса. Клубом руководила школьная учительница этих детей. Занятия в таком клубе являлись, в сущности, продолжением школьных занятий, но с той лишь разницей, что велись в сопровождении ручного труда, пения и музыки.

После октября 1917 г. В. Г. Марц работает в Народном комиссариате просвещения, а затем становится заместителем председателя Высшего совета физической культуры. Одновременно он является заведующим отделом физической культуры Главного управления социального воспитания (Главсоцвоса), преподавателем в гимнастической школе Всеобуча, руководителем курсов по подготовке инструкторов детских праздников, преподавателем Института физической культуры. Создает действующий в 1921-1922 гг. Научно-педагогический институт по изучению детской игры и праздников. Он также взаимодействует с различными детскими и юношескими организациями: юными коммунистами, бойскаутами, союзом коммунистической молодежи, организует деятельность детского театра в Москве и детских клубов в детских домах, принимает участие в детских праздниках. В. Г. Марц внес серьезный вклад в развитие теории и практики внешкольной работы с детьми во втором десятилетии XX в. и первые послереволюционные годы. К сожалению, в ноябре 1922 г. в возрасте 28 лет В. Г. Марц погибает от раны, нанесенной бессмысленной и злодейской пулей[35].

Популярность детских клубов активно растет в первые десятилетия XX в. Это приводит к тому, что начинает формироваться система внешкольных учреждений для детей из благополучных и состоятельных семей, хотя изначально, как отмечалось выше, детские клубы создавались для детей беднейшего городского населения. И если важной задачей клубов в отношении детей городских окраин было противопоставление педагогического влияния отрицательному влиянию социальной среды, то для детей из благополучных семей эта задача была менее актуальной, поэтому такие клубы решали задачи организации досуга и спортивных занятий детей.

С 1909 г. в России начинает активно развиваться скаутское движение. Скаутские клубы «Сокол», «Русский скаут» и др. открываются в Петрограде, Царском Селе, Москве, Киеве и ряде других городов.

Детская колония, организованная С. Т. Шацким и его сподвижниками, была нс первой попыткой организации внешкольной работы с детьми в летний период. Инициатором организации летнего отдыха городских ребят в России считают попечительницу Московского городского народного училища Елизавету Николаевну Орлову. В 1887 г. в своем имении в Фандеевс она создала первую детскую летнюю колонию. Основными занятиями детей были труд, наблюдения за природой, походы и учеба. В то время опыт создания подобных колоний уже имелся в Америке и ряде европейских стран (Германии, Франции, Швеции и т. д.). Такие колонии были предназначены для детей из беднейших слоев населения и позволяли «беднейшим детям начальных школ провести некоторое время в благоприятных условиях на свежем воздухе»[36]. Более того, уже в конце XIX в. в США появляется предшественник современных пришкольных лагерей - летние каникулярные школы. Первая такая школа была открыта в 1894 г. в Нью-Йорке, затем в Бостоне и Чикаго. В 1897 г. в Нью-Йорке было открыто 10 каникулярных школ, предлагающих организованные формы досуга шести тысячам детей. Летние каникулярные школы также были предназначены для детей, которые в период летних каникул «бегают по улицам без надзора, подвергаясь всевозможным дурным влияниям, всяческим физическим и нравственным заразам»[37]. Деятельность, предлагаемая детям в каникулярных школах, в основном заключалась в том, что «утром дети собираются в школьных залах для каких-нибудь устных занятий, слушают интересное чтение; после полудня они свободно играют во дворе»[38]. Деятельность таких школ осуществлялась за счет частных пожертвований. В России к одному из первых прототипов летнего лагеря дневного пребывания можно отнести Санкт-Петербургский народный сад на Прудках, открытый в 1895 г. Под руководством выпускниц педагогических курсов имени Ф. Фребеля дети занимались физическими упражнениями и играми, ручным трудом и некоторыми видами умственных занятий. Занятия в детском саду проходили ежедневно с 10 часов утра до 7 часов вечера, и в отдельные дни число посещавших его детей приближалось к шестистам.

М. О. Чеков выделяет три основные задачи, которые, по его мнению, решали российские педагоги начала XX в., организуя работу с детьми в летний период: это отдых и оздоровление учащихся, организация практических работ (сельскохозяйственных и др.) и реализация познавательных и исследовательских программ (путешествия, экскурсии, формирование коллекций)[10]. Основываясь на том, что, как правило, различные формы внешкольной работы с детьми (детские площадки, летние колонии) организовывались для детей бедных слоев населения, нам кажется правильным выделить еще одну задачу - снижение влияния той социально-негативной среды, которая окружала этих детей, и влияние которой особенно активизировалось в летний период с ростом детской безнадзорности. В любом случае идея создания и организации детских колоний получает свое развитие в трудах российских педагогов и общественных деятелей, и вскоре число летних колоний возрастает настолько, что в Москве создается кружок устроителей детских колоний московских городских начальных училищ. Члены кружка разрабатывают систему работы с детьми летом, содержание воспитательной работы с элементами образования и в то же время стараются приблизить отношения в колониях к семейным. Московский кружок стал центром организации летних детских колоний, которых к 1912 г. уже насчитывалось 729[40].

К особенностям организации внешкольной работы с детьми в конце XIX - начале XX вв. исследователи относят то, что работа многих детских объединений происходила по инициативе взрослых, которые стремились полностью организовать жизнь детей. Такой подход, с одной стороны, делал эту деятельность более продуманной и подготовленной, способствовал событийности внешкольной деятельности, яркости проводимых мероприятий, но, с другой стороны, нс побуждал к активности детей, не создавал возможностей для самореализации. Одним из первых это отметил С. Т. Шацкий, который свою педагогическую деятельность стремился организовать как взаимодействие равноправных партнеров: «Основная идея детского клуба - создание центра, где организуется детская жизнь на основании требований, исходящих из детской породы. Обыкновенно же детские учреждения организуются на основе тех требований, которые предъявляют к детям общество и государство, не считаясь с требованиями ребенка»[41].

Деятельность А. У. Зеленко, В. Г. Марна, С. Т. Шацкого и других педагогов-виешкольников - организаторов первых детских клубов и других внешкольных учреждений - получила поддержку представителей общественно-педагогического движения начала XX в. Так, 30 декабря 1912 г. открывается I Всероссийский съезд по семейному воспитанию. На съезде принимается резолюция, в которой говорится в том числе и о необходимости повсеместной организации и деятельности семейных детских клубов. «Устройство детских клубов для всех слоев населения необходимо для нравственного и умственного развития подрастающего поколения. Задачей детского клуба является разумный отдых детей в семейном кругу, сообщение им знаний, соответствующих их стремлениям, а также удовлетворение их творческих запросов»[42]. В конце 1913 - начале 1914 гг. проходит I Всероссийский съезд по вопросам народного образования, на котором принимается резолюция «О детских клубах».

  • 1. Детские клубы при современных социальных условиях являются необходимой общественно-педагогической организацией, обслуживающей детей во внешкольное время.
  • 2. Заполняя детский досуг разумными занятиями и развлечениями, клуб должен служить лишь местом отдыха детей; выбор занятий должен быть свободен, а сами занятия индивидуализированы.
  • 3. Ввиду большого значения детских клубов в борьбе с влиянием улицы необходимо их широкое распространение при содействии земских и городских самоуправлений и других общественных учреждений[43].

Таким образом, съезд не только признает необходимость создания и развития детских клубов и определяет их социально-педагогическую значимость, но и, по сути, формулирует основные принципы организации внешкольной работы с детьми, которые и сегодня остаются актуальными для системы дополнительного образования детей - принцип добровольности и принцип индивидуального подхода.

Необходимо отметить, что в дореволюционный период в большей степени начинает осуществляться практическая внешкольная работа с детьми, чем ее теоретическое обоснование, хотя появляются и первые теоретические труды, направленные на педагогическое осмысление используемых форм и методов работы, их соответствия психофизиологическим особенностям и потребностям детей. К таковым можно отнести труды С. Т. Шацкого («Дети - работники будущего», «Задачи общества “Детский труд и отдых”», «Бодрая жизнь»), статьи П. Ф. Лесгафта, публикации в журналах «Русская школа», «Вестник воспитания» и т. д.

Таким образом, можно говорить о том, что к октябрьским событиям 1917 г. в нашей стране были сформированы в определенной мерс потребности достаточной части населения во внешкольном образовании и внешкольной работе с детьми, передовой прогрессивной интеллигенции - в организации этой деятельности, педагогической общественности - в участии во внешкольной работе. Поддерживаемые общественностью внешкольные детские заведения быстро становятся привлекательными как для молодых прогрессивно настроенных педагогов, так и для детей и подростков. Первых привлекала перспектива освоения новых форм работы с детьми, возможность профессионального творческого роста и качественного улучшения результативности педагогического процесса в условиях нетрадиционного педагогического взаимодействия. Для подрастающего поколения значимым являлся демократический и гуманистический настрой педагогов, открытость и добровольность выбора сферы деятельности, возможность творческой самореализации в атмосфере доброжелательности.

Таким образом, развитие внешкольных учреждений в дореволюционный период показывает, что, возникнув как самостоятельная деятельность, внешкольная работа приобрела педагогический статус благодаря многообразию видов, форм демократической организации детей и взрослых, опирающихся на прогрессивные идеи российской педагогики. Являясь частью социокультурной среды, внешкольные объединения активно откликались на все изменения в потребностях как самого ребенка, так и общества.

  • [1] Шацкий С. I Мой педагогический путь // Избранные педагогические сочинения. - М.:Государственное учебно-педагогическое издание Министерства просвещения РСФСР. 1958. -С. 416.
  • [2] Вентцель К. II. Новые пути воспитания и образования детей: хрестоматия по педагогике. -М., 1936.-Т. 4. -С. 45.
  • [3] Романов А. П. Детские и подростковые клубы в системе общественного воспитанияв СССР.-М., 1990.
  • [4] Медынский Е. //. Внешкольное образование, его значение, организация и техника. - 3-еизд., доп. и перераб. - М.: Наука, 1918. - С. 102.
  • [5] Там же. С. 103.
  • [6] Третьякова А. Детская площадка и сс воспитательное значение И Свободное воспитанис.-1907-1908.-№4.-С. 156.
  • [7] Ромм Т. А. Становление и развитие социальной педагогики в России в конце XIX - начале XX века: дис.... канд. пед. наук. - М., 1995. - С. 38.
  • [8] Шамахов Ф. Ф. Школа Западной Сибири в конце XIX - начале XX вв. - Томск: Изд-воТомского университета, 1957.
  • [9] Зеленко А. У. Детские парки. - М.; Л., 1938.
  • [10] Чеков М. О. Теория и практика дополнительного образования детей в России. - Самара.2001.
  • [11] Шацкий С. Т Наше педагогическое течение // Избр. пед. соч.: в 2 т. - М., 1980. - Т. 1. -С.113.
  • [12] Шацкий С. Т. Задачи общества «Детский труд и отдых» // Избр. пед. соч.: в 2 т. - М, 1980. -Т. 1.-С. 121.
  • [13] Теория и история игры / Редкой.: В. М. Григорьев, С. В. Григорьев [и др.]. - М.: ОДИ-Intcmation, 1995. - Выи. 2. - С. 49.
  • [14] Шапочкин А. В. Клубная деятельность как средство социально-педагогической реабилитации подростков с девиантным поведением в России в XX веке: дис. ... канд. пед. наук. - Великий Новгород. 2000.
  • [15] Шацкий С. Т. Задачи общества «Детский труд и отдых» // Избр. пед. соч.: в 2 т. - М., 1980.-Т. 1.-С. 123.
  • [16] Зеленко А. У. Новая общественная работа // Дети - работники будущего. - М., 1907.
  • [17] Шацкий С. Т. Избранные педагогические сочинения. - М.: Государственное учебно-педагогическое издание Министерства просвещения РСФСР. 1958.
  • [18] Шацкий С. I Что такое клуб? // Избр. пед. соч.: в 2 т. - М.: Педагогика. 1980. - Т. 1.
  • [19] Шацкий С. Т. Что такое клуб? // Избр. пед. соч.: в 2 т. М.: Педагогика, 1980. - Т. 1.
  • [20] Шацкий С. I Дети - работники будущего // Избр. пед. соч. - М.. 1958. - С. 33—34.
  • [21] Романов А. А. Проблема внешкольного воспитания детей в педагогическом опытеС. Т. Шацкого // Педагогика социально-культурной сферы: история, теория, практика. - Рязань, 2001. - С. 33.
  • [22] Шацкий С. Т. Задачи общества «Детский труд и отдых» // Избр. пед. соч.: в 2 т. - М., 1980. -Т. 1.-С. 124.
  • [23] Шацкий С. Т. Мон педагогический путь // Избр. псд. соч. - М., 1958. - С. 416.
  • [24] >| Малышев М. П.. Бершадская Д. С. Предисловие // С. Т. Шацкий. Избр. пед. соч. - М., 1958. -С. 10.
  • [25] Локшин А. А. Дети - работники будущего. Первая книга Московского общества «Сетле-мент»// Русская школа. - 1908. - № 1. - С. 14.
  • [26] Шацкий С. Т. Мой педагогический путь. С. 416.
  • [27] Шацкий С. I Наше педагогическое течение // Собр. соч.: в2т.-М., 1980.-T. 1.-С. 112-115.
  • [28] Теория и история игры / Редкой.: 13. М. Григорьев, С. В. Григорьев [и др.]. - М: ОДИ-Intemation, 1995. - Вып. 2. - С. 50.
  • [29] Родин Л. Ф.. Марч В Г. Клубы для детей и подростков. - М., 1919. - С. 20.
  • [30] Теория и история игры. С. 51.
  • [31] 5R Там же.
  • [32] Родин А. Ф.. Марц В- Г. Клубы для дол ей и подростков. С. 23-26.
  • [33] Теория и история игры. С. 51-53.
  • [34] Родин А. Ф.. Марц В. Г. Клубы для детей и подростков. С. 22—23.
  • [35] Родин Л. Ф., Марц В. Г. Клубы для детей и подростков .С. 44.
  • [36] Из хроники народного образования на Западе // Русская школа. - 1903. - № 4. - С. 37.
  • [37] Комтйру Г. Народное образование в Соединенных Штатах // Русская школа. - 1899. -№7. 8.-С. 61.
  • [38] Там же.
  • [39] Чеков М. О. Теория и практика дополнительного образования детей в России. - Самара.2001.
  • [40] Василькова Ю. В. Лекции по социальной педагогике. - М., 1998.
  • [41] Шацкий С. Т Что такое клуб?// Собр. соч.: в 2 т. - М, 1980. - T. 1. - С. 259.
  • [42] Труды Первого Всероссийского съезда по семейному воспитанию. - Спб., 1914. - Т. 2. -С. 692.
  • [43] Резолюции, принятые на 1-м всероссийском съезде по вопросам народного образования //Русская школа. - 1914. -№1.-С. 89.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы