Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Экономика arrow Антикризисное управление

Макроэкономический кризис

Макроуровень экономики как бы обобщает кризис на более низких ее уровнях. Наиболее болезненное воздействие системного кризиса проявляется в виде падения производства на предприятиях сфер материального и интеллектуального профилей, т.е. на суммарном микроуровне экономики (механическое суммирование предприятий еще не дает макроуровня экономики; лишь структурированная в систему совокупность отдельных предприятий страны относится к макроуровню ее экономики). В то же время именно на макроуровне стала проводиться экономическая политика ("курс реформ"), которая послужила первопричиной развертывания системного кризиса российской экономики. Рассмотрим основные элементы "курса реформ", которые явились причинами макроэкономического кризиса, элементами его механизма.

1. Как уже отмечалось, денежная масса (ДМ) в России недопустимо сжата относительно ВВП (10-12% в 90-е гг., 35-40% в настоящее время при оптимуме в среднем в 80%) и еще более относительно наличных производственных мощностей.

Причина такого сжатия денежной массы заключается в развертывании в 1992 г. галопирующей инфляции (темпы которой стали постепенно снижаться в последние годы до уровня 25-35% в год, а затем до 10-15%, при всплеске инфляции в четвертом квартале 1998 г. примерно на 300% и на 25-30% в 2009 г.) при эмиссии денег вслед за ростом цен, причем таким образом, что величина эмиссии значительно отставала относительно роста уровня цен.

В мировой практике согласно статистике денежная масса сопоставляется с величиной ВВП, но при этом подразумевается нормальный уровень загрузки производственных мощностей. Иначе в России: производственные мощности страны загружены по отраслям на уровне всего от 10 до 70%, лишь иногда на уровне 80-85%. Давая такую оценку, мы учитываем падение производства более чем на 50% в 90-е гг. Но при этом нужно помнить, что и в советский период из-за нарушения всех производственных пропорций и неотрегулированное™ межотраслевых поставок производственные мощности были в существенной мере недогружены. К тому же падение производства по отраслям хозяйства носило сильно выраженный неравномерный характер.

В значительной мере падение производства обусловлено нарушением прошлых хозяйственных связей. Однако по большей части оно вызвано именно недопустимым сжатием денежной массы (отсутствием денег на входе в производство и выходе из него).

При оптимизации денежной массы страны совместно с нормализацией других основополагающих условий хозяйствования есть все основания ожидать прироста объемов производства на существующих производственных мощностях примерно в 1,5 раза (если бы не нарушение сложившихся ранее хозяйственных связей, то рост производства был возможен не в 1,5 раза, а в 2 раза и даже больше).

Заметим, что применительно к экономике современной России критерий оптимума денежной массы в среднем 80% к ВВП следует применять не относительно производимого на данный момент времени ВВП, а по отношению к ВВП, который реально может быть произведен на наличных в стране производственных мощностях.

Многие российские СМИ внушают населению страны в качестве неопровержимой истины, якобы признаваемой всеми грамотными экономистами, будто масштабная денежная эмиссия вызовет рост цен ровно настолько, насколько выпустят новых денег. В итоге соотношение ДМ и ВВП якобы не изменится, дополнительного количества реальных денег народное хозяйство все равно не получит, но зато будет страдать от инфляции, что ухудшит инвестиционный климат в стране и потому отдалит оздоровление ее экономики. Такие утверждения противоречат как практике, так и теории.

Например, в 1999 г., когда Правительство РФ возглавлял Е.М. Примаков, денежная масса в России увеличилась на 57%, а инфляция выросла на 36%. То есть в результате эмиссии государство увеличило свою реальную денежную массу, обеспеченную товарным покрытием, на 21% (57% минус 36%). Если не прибегать к такой эмиссии, то деньги государству пришлось бы занимать на внутреннем или внешнем рынке, увеличивая свой долг, а затем еще более сокращая реальные расходы бюджета и усиливая налоговый пресс для погашения этого долга. Эмиссия денег в 1999 г. явилась вынужденной для властей мерой в условиях замораживания кредита со стороны МВФ, и эта мера пошла нашей стране на пользу. Длительное финансирование дефицита бюджета за счет эмиссии денег предпочтительнее его покрытия за счет заимствований под высокий процент. Если бы эмиссия сопровождалась перекрытием каналов попадания эмитируемых денег на валютную биржу, а также других каналов прокручивания денег, то инфляция была бы много меньше 36%. Напомним при этом механизм раскручивания инфляции через попадание эмитируемых денег на валютную биржу: эмитируемые деньги поступают на валютную биржу и увеличивают курс доллара по отношению к рублю; в условиях покрытия примерно половины товарооборота в розничной торговле за счет импорта в ответ на рост курса доллара растут цены на продовольствие и ширпотреб.

Что касается теории, то за использование масштабной денежной эмиссии целевого порядка выступают многие видные российские экономисты, в том числе и диаметрально противоположных взглядов, такие как Л.И. Абалкин и Н. П. Шмелев. Однако СМИ не доносят их позицию до общественного сознания. Если кому недостаточно авторитета отечественных экономистов, то сошлемся на несколько раз переизданный большим тиражом в России американский учебник "Экономикс". В разделе об инфляции авторы отмечают, что увеличение предложения денег (это равнозначно эмиссии) не приводит к инфляции до тех пор, пока не будет достигнута полная загрузка производственных мощностей. Учитывая, что в современной российской экономике производственные мощности в целом загружены крайне недостаточно, потенциал для денежной эмиссии в нашей стране без того, чтобы генерировать через нее нарастание инфляции, весьма большой.

Известно, что монетаристы выступают категорически против эмиссионного финансирования дефицита госбюджета, предпочитая для этого внешнее или внутреннее заимствование. Однако и такая позиция предполагает наличие нормальной пропорции между ДМ и ВВП (80%, а не 10-40%, как в России), а также нормальный процент за занимаемые деньги (в рамках 3-5% годовых максимум, а не 300-400% годовых, как это имело место при выпуске ГКО, или 15-20% в настоящее время). Монетаризм как экономическая модель хозяйствования был апробирован в мире в ситуациях всего двух типов:

  • а) регулирования денежного обращения индустриально развитых стран при оптимизации до этого соотношения ДМ и ВВП немонетарными методами в ходе длительной экономической эволюции;
  • б) формирования денежного обращения стран с экономикой колониального типа при привязке национальной валюты к валюте одной из ведущих стран Запада, обычно к доллару США.

В настоящее время монетаристская концепция применяется к такой уникальной и мощной стране, как Россия. Рубль оказался подчиненным и привязанным к доллару, в итоге экономика страны в 90-е гг. стала деиндустриализироваться. Возникла тенденция превращения страны в топливно-энергетический и сырьевой придаток индустриально развитых стран Запада, в место концентрации особо грязных производств и захоронения отходов, в рынок сбыта некачественного продовольствия и залежалого ширпотреба. Две трети населения страны при либерально-рыночной модели развития становятся экономически излишними, а государство настолько слабым, что обеспечить социальную защиту людям не в состоянии.

СССР, отказавшись от "холодной войны" и подготовки войны "горячей", пошел на разрядку с Западом по всем направлениям жизнесуществования, открывшись западному влиянию с детской наивностью. Россия не только переняла от СССР эту политику, но и резко усилила ее под влиянием прозападного лобби. В ответ Запад не прекратил "холодной войны" с нашей страной, лишь поменял некоторые оценки в своей пропаганде, тем не менее неуклонно приближая границы НАТО к России.

С Западом России нужно поддерживать взаимовыгодные отношения, но не в атмосфере наивной открытости, а на почве твердо соблюдаемого национально-государственного интереса. Запад можно уподобить хорошо одетому респектабельному господину, остро чувствующему свою выгоду и чужую силу, готовому на сотрудничество, заключение взаимовыгодных сделок, но только с тем, кто твердо стоит на своих собственных ногах, обладает силой и уверенностью. Такой господин будет внимательно наблюдать за сильным партнером, выискивая изъяны и в дальнейшем стараясь поработить его. Если же вы чувствуете себя слабым, беззащитным, нуждающимся в помощи, то такой господин начнет высокомерно учить вас образу жизни, даже даст мелкую подачку, если вы станете жить по его рецептам. При этом рецепты таковы, что с вас снимут в конечном счете семь шкур. В итоге вы же окажетесь в невозвратном долгу у своего "благодетеля", фактически его полным рабом, которого он ради соблюдения внешних приличий обряжает в маску и костюм свободного и равноправного партнера. При адекватном подходе к ситуации мы должны опираться на собственные ресурсы и силы (у нас их достаточно), а не питать пустых надежд на западные инвестиции и принятие России в "клуб восьми" на равных. Необходимо демонстрировать собственную силу и достоинство, исходя из национально-государственных интересов. И тогда Запад предстанет в виде доброжелательного, вполне приличного джентльмена, с которым можно вести взаимовыгодные дела, если, конечно, помнить о категорической недопустимости класть ему палец в рот.

Главным инструментом экономического давления на Россию является наличие искусственного многократного сжатия денежной массы относительно ВВП и производственных мощностей при параллельном погружении государства в паутину долгов (если не печатаешь своих денег, то занимаешь их на стороне), а уже с помощью долговой петли государству его кредиторы диктуют внутреннюю и внешнюю политику, прежде всего экономическую.

Политика подчинения экономики отдельно взятой страны мировой финансовой олигархией посредством искусственного сжатия денежной массы далеко не нова. Способ такого подчинения был изобретен уже давно. Внедрялся этот способ и в дореволюционной России.

После отмены крепостного права в 1861 г. в стране возникли объективные условия и необходимость замены безденежных отношений распределения трудовых ресурсов и результатов труда, основанных на крепостном праве, на товарно-денежный обмен труда и товаров. В таких условиях требовалось значительное увеличение денежной массы в стране. Однако вдруг появились двое молодых экономистов, которых власти представляли в качестве выдающихся специалистов. Им удалось (не без содействия прессы) навязать обществу необходимость сжатия денежной массы страны. Это было сделано за счет отказа от биметаллизма (золота и серебра в качестве денежного металла) и утверждения монометаллизма (только золота в качестве денег). Чисто внешне такая ситуация представлялась лучшей. Однако в стране стало катастрофически не хватать денежной массы для быстрого развития товарно-денежных отношений, расширения масштабов товарного производства. В итоге экономическое развитие России было в очень сильной степени замедлено и деформировано примерно на 40 лет! Ряд лет спустя, с 1992 по 1996 г., всего за четыре года объем производства в стране за счет сжатия денежной массы опять под влиянием молодых радикальных реформаторов упал в целых два раза. Сравним: за годы войны 1941-1945 гг. объем производства упал только на 27%. Получается, что в отношении экономики сильное сжатие денежной массы - более мощное оружие, чем прямая военная агрессия.

2. Денежная масса в России не только недопустимо сжата относительно ВВП и наличных производственных мощностей, ее структура в сильной степени деформирована из-за недопустимо низкого удельного веса "длинных" (инвестиционных) денег, т.е. вложенных в качестве долгосрочных инвестиций в реальный сектор экономики (менее 5% ДМ) и крайне увеличенного удельного веса "коротких" ("горячих") денег (более 95% ДМ), которые обслуживают спекулятивно-посреднические сделки, оптовую и розничную торговлю, выплату зарплаты и ее расходование на текущее потребление. Уменьшение денежной массы в стране ниже необходимой нормы влечет за собой не только падение объемов производства, но и необходимость увеличения скорости оборота денег. Поэтому они изымаются из сферы инвестирования в реальный сектор экономики и перемещаются в различного рода краткосрочные сделки, прежде всего спекулятивно-посреднические, что, конечно, еще более усугубляет экономический кризис в стране.

Для его преодоления необходимо не только значительно увеличить денежную массу, но и кардинально ее переструктурировать в пользу "длинных", инвестиционных, денег.

  • 3. В ходе радикальных рыночных реформ одновременно и сверху, усилиями властей, и снизу, усилиями различного рода спекулянтов, в особенности крупных, строилась и разрасталась спекулятивно-посредническая сфера экономики страны. Отметим некоторые наиболее характерные элементы этой сферы:
    • а) предоставление со стороны ЦБ РФ ссуд коммерческим банкам по ставке рефинансирования много меньшей, чем уровень инфляции (например, в течение 1992 г. розничные цены выросли в 26 раз, т.е. на 2600%, в то время как ставка рефинансирования ЦБ РФ увеличилась всего с 40% до 80%), что означало по существу безвозмездную приватизацию частными банками общегосударственного ссудного фонда;
    • б) быстрое разрастание различного рода и величины фирм с четко выраженной спекулятивно-посреднической ориентацией, с использованием разницы между заводскими и рыночными ценами, при весьма значительной величине этой разницы, хотя и постепенно убывающей;
    • в) разрастание спекулятивно-посреднических сделок на базе почти тотальной, форсированной приватизации за бесценок государственных предприятий;
    • г) развертывание спекулятивного бизнеса одновременно и сверху (при продаже за взятки чиновниками экономических решений, квот, лицензий, разрешений, льгот, гарантий, а также конфиденциальной информации), и снизу на основе использования частными спекулятивно-посредническими структурами преимуществ, купленных ими у чиновников за взятки;
    • д) создание частными структурами при явном попустительстве госчиновников пирамидальных структур по типу "МММ", "Тибета", "Хопра" и т.п.;
    • е) формирование в качестве заключительного аккорда в построении спекулятивно-посреднической сферы (когда все другие источники спекулятивного обогащения оказались в весьма сильной степени исчерпанными), на этот раз по инициативе уже государства и под диктовку иностранных советников, спекулятивной пирамиды в виде ГКО-ОФЗ (за каждый рубль привлекаемого через эти ценные бумаги кредита государство брало на себя долг в размере 3-4 руб.), что означало масштабное перекачивание государственных денежных средств в пользу частных структур (нередко комбанки брали кредит в ЦБ РФ под более низкий процент и тут же покупали на полученные деньги ГКО, приносящие им значительно более высокую прибыль).

Спекулятивно-посредническая сфера имела и имеет то отрицательное воздействие на экономику, что оттягивает на себя почти все свободные деньги, лишая тем самым денег реальный сектор экономики как в части оборотного капитала, так и в части основного капитала (за счет замораживания денежных инвестиций в модернизацию и расширение производства, строительство новых производственных предприятий).

Спекулятивно-посредническая сфера, внутренне срастаясь с теневой экономикой, способствовала легальному, полулегальному и чисто криминальному оттоку денег из России в зарубежные банки. Согласно данным ЦБ РФ за 1999 г. из России только по официальным каналам было вывезено 36 млрд долл.

Для спекулятивно-посреднической сферы была создана мощная инфраструктура, хорошо оснащенная современной компьютерной техникой и средствами связи, сюда было вовлечено несколько миллионов высококвалифицированных специалистов, ушедших из сферы производительного труда и правоохранительных органов или только что закончивших учебные заведения. Зарплата этих людей во много раз превышала зарплату наиболее квалифицированных специалистов в сфере производительного труда. После августа 1998 г. большинство работников коммерческих структур оказались уволенными, их жизненный уровень резко упал, у сохранивших рабочие места в несколько раз уменьшилась заработная плата.

В общественное сознание советских времен было внедрено отождествление всякой частной торговли со спекуляцией. Исходя из такого отождествления, у многих может создаться впечатление, что, выступая против спекулятивно-посреднической сферы, мы тем самым возражаем против частной торговли. Это далеко не так. Частная торговля, если она эффективно доводит товары и услуги до потребителя, причем по разумной цене, вне всякого сомнения, относится к сфере общественно полезного труда.

Иначе обстоит дело при спекуляции. Она основана на покупке товара по монопольно низким ценам и продаже его по завышенным ценам. Идеологи либерально-рыночной модели хозяйствования выступают категорически против ограничений спекулятивно-посреднической деятельности. Однако именно спекуляция противоречит свободной рыночной конкуренции, поскольку купить по монопольно низкой цене и продать по монопольно высокой цене возможно только на базе монополии, принудительно внедряемой в рыночное хозяйство, как это имеет место, в частности, в современной экономике России.

4. Материальным фундаментом разрастания спекулятивно-посреднической сферы, через которую было осуществлено полулегализованное присвоение узким социальным слоем лиц подавляющей части общественного богатства страны, созданного напряженным трудом всего народа, в том числе и его прошлыми поколениями, послужила почти тотальная форсированная приватизация. Всего за два года (1993 и 1994) было приватизировано примерно две трети основных фондов народного хозяйства страны. Затем приватизация после лицезрения обществом всех вопиющих ее результатов оказалась сильно приторможенной. Некоторый всплеск приватизации произошел в замаскированном виде в форме так называемых залоговых аукционов, хотя по сравнению с до этого проведенной приватизацией залоговая цена объектов была занижена уже не в тысячи и сотни раз, а только в десятки. Раскручивание в 1992 г. инфляции в сочетании с приватизацией частными структурами ссудного фонда страны (через разницу между уровнем инфляции и ставкой рефинансирования ЦБ РФ) создало предпосылку для распродажи имущества государства по бросовым ценам: а) основные фонды предприятий и организаций оказались обесцененными в сотни и тысячи раз; б) у узкого слоя частных собственников скопились определенные денежные средства, достаточные для скупки большей части основных фондов предприятий по бросовым ценам. В результате многие предприятия продавались по одной тысячной и меньшей доли от их балансовой оценки с полной индексацией на инфляцию. Если перевести всю балансовую оценку (тоже сильно заниженную, с отставанием перерасчета стоимости основных фондов от нарастания инфляции) в доллары, то по биржевому валютному курсу стоимость приватизированного имущества составит около 680 млрд долл., а по паритету покупательной способности - примерно 950 млрд долл.

Однако государство получило за приватизацию этого имущества всего около 8 млрд долл. или около 50 долл. на душу населения страны. И это притом, что большую часть этой суммы составляет выручка государства от залоговых аукционов.

Проведенная необольшевистским способом приватизация львиной доли предприятий страны явилась фундаментом кризиса всей российской экономики, на всех ее уровнях:

  • а) как уже отмечалось, во многих случаях произошла замена малоэффективного собственника в лице государства, представляемого министерствами и ведомствами, антиэффективными собственниками в лице частных лиц, ориентированных лишь на спекулятивное обогащение за счет перепродажи акций и объектов собственности, а также на хищническую эксплуатацию предприятий;
  • б) администрация предприятия оказалась поставленной в условия, позволяющие действовать в личных интересах, обогащаясь за счет эксплуатации предприятия и всевозможных махинаций, вместо ориентации на долгосрочное процветание вверенного ей объекта собственности;
  • в) приватизация породила массу спекулятивно-посреднических сделок, превратившись в материальный фундамент спекулятивно-посреднической сферы со всеми вытекающими последствиями, прежде всего связанными с оттоком денег из сферы реального производства в сферу спекулятивного бизнеса;
  • г) криминализация общества резко усилилась в ходе приватизации, которая сама по себе приобрела криминальный характер;
  • д) приватизация не только не привела к сколь-нибудь заметному притоку инвестиций, но, наоборот, создала условия для оттока денег из реального сектора экономики;
  • е) приватизация охватила не только предприятия, но была распространена и на ссудный фонд государства, и на средства бюджета страны (через ГКО), при этом она обусловила концентрацию большей части денежных средств государства в собственности узкого слоя частных лиц, что помимо прочего резко сузило внутренний рынок страны, так как эти лица предъявляют спрос в основном на импорт, а также переводят свои свободные денежные средства в иностранные банки;
  • ж) в процессе приватизации единые производственные комплексы разбивались на части, приватизировались, после чего одни части перепродавались, а другие, будучи вырванными из единого целого и не могущие быть перепрофилированы, обрекались на уничтожение или жалкое существование;
  • з) в ходе приватизации ущемлялись национально-государственные интересы страны, иностранные физические и юридические лица практически беспрепятственно допускались к приватизации всех предприятий без исключения, в том числе стратегически значимых и даже оборонных;
  • и) к приватизации в полной мере был допущен уголовный мир, как отечественный, так и международный, в связи с чем многие предприятия перешли в собственность российских бандитов, бандитов из СНГ, международной преступности;
  • к) часто приватизация осуществлялась через подставных лиц, в связи с чем нередко трудно обнаружить собственника предприятия;
  • л) приватизация во многих случаях проводилась с грубым нарушением законов.
  • 5. Государство в 90-е гг. под влиянием радикальных реформаторов и СМИ, взяв на вооружение идеологию рыночного либерализма, совершенно неоправданно отказалось от поддержки отечественного производителя, создавая преимущества для иностранных бизнесменов или предприятий с их участием, исходя из пустых и потому не сбывшихся надежд на иностранные инвестиции.
  • 6. Практически полностью открытыми оказались внешнеторговые границы страны. Возникла возможность беспрепятственно ввозить и вывозить не только разнообразные товары, но и капитал частным лицам и структурам. Экономические границы западных стран, вопреки их декларациям и принципам ВТО (Всемирной торговой организации), надежно защищены тонко продуманной системой барьеров (во Францию импортная бытовая техника ввозится свободно, но только через один единственный таможенный терминал, пропускная способность которого ничтожно мала в сравнении с величиной рынка страны). А если эти барьеры не помогают, то страну-экспортера тут же обвиняют в демпинге и вводят соответствующие ограничения на ввоз продукции в свою страну (как это сделали недавно США в отношении российской стали). Одностороннее практическое открытие внешнеторговых границ и почти полная либерализация денежных потоков, текущих из России за рубеж, вызвали резко негативные последствия, а именно:
    • а) из России стало в излишне большом количестве вывозиться сырье, которое необходимо было использовать для переработки внутри страны, тем более что для этого есть неиспользуемые производственные мощности;
    • б) дешевый импорт часто удушает отечественного производителя, которого без должной подготовки заставили конкурировать с мировым рынком;
    • в) из нашей страны ежегодно осуществляется массированный отток капитала, величина которого во много раз превышает суммарные объемы внешних и внутренних заимствований государством совместно со всеми видами иностранных инвестиций.
  • 7. Следование идеологии экономического либерализма и монетаризма привело также к совершенно неоправданному отказу:
    • а) от государственного стратегического планирования, которое успешно применяют Япония и Франция, а США, вследствие особого характера своих стратегических планов, скрывают их от общественности;
    • б) масштабного государственного программирования в науке и наукоемких производствах, сельском хозяйстве (этим путем генерируется научно-технический прогресс на Западе, и обеспечивается эффективное развитие национального сельского хозяйства);
    • в) бюджетного финансирования инвестиций в реальный сектор экономики (в США такое финансирование осуществляется в основном через систему госзаказов, в других странах Запада помимо госзаказов также и непосредственно);
    • г) государственной собственности в реальном секторе экономики (к счастью, это полностью не реализовано);
    • д) государственных цен на ключевые товары и услуги и государственного регулирования уровней цен.

Взамен отказа от положительного воздействия государства на экономику широко распространилось отрицательное:

  • а) разрослась торговля за взятки экономическими решениями, квотами, лицензиями, гарантиями, льготами, кредитами, субсидиями и т. п.;
  • б) проводимая форсированными темпами сплошная приватизация явилась наиболее отрицательным воздействием государства на экономику;
  • в) государством не только поощрялась деятельность частных пирамидальных структур ("МММ", "Тибет", и т. п.), но государство само стало строить финансовую пирамиду в виде ГКО и ОФЗ;
  • г) государство установило сверхвысокие налоги, буквально удушающие производителей.
  • 8. В стране был взят курс на сокращение бюджетного финансирования социальной защиты населения с переводом этой сферы в основном на ее финансирование со стороны самих граждан, причем при крайней заниженности уровня зарплаты в стране. Следствием такой политики явилось ухудшение условий воспроизводства рабочей силы - главной производительной силы общества.
  • 9. Отказ государства от действенного регулирования гарантированного уровня заработной платы привел к значительному снижению ее доли в национальном доходе. В странах Запада эта доля составляет 55-60%, в СССР она была на уровне 36%, а в современной России - всего 15-20% (не считая сверхвысоких зарплат топ-менеджеров).

Следствием такого занижения зарплаты явилось:

  • а) резкое сужение внутреннего рынка страны, поскольку низка платежеспособность основной массы населения;
  • б) подрыв материальных стимулов к эффективному труду и росту квалификации;
  • в) деградация рабочей силы.
  • 10. Основная часть деятельности всех рыночных институтов, в спешном порядке скопированных с западной экономики (товарные, фондовые и валютные биржи; брокерские конторы; частные страховые компании; коммерческие частные банки и т. д.), оказались сконцентрированной в спекулятивно-посреднической сфере, почти не оказывая никаких полезных услуг реальному сектору экономики, более того, в сильнейшей степени вредя ему, высасывая денежные средства и квалифицированные кадры.
  • 11. В денежное обращение страны был допущен американский доллар, с полным подчинением ему национальной валюты - рубля. Запрещение продажи на доллары носит формальный характер, так как многие цены установлены в "условных единицах", а оплату принимают в рублях по биржевому курсу при наличии обменных пунктов валюты на каждом шагу.
  • 12. Сверхвысокий банковский процент оказывает крайне угнетающее воздействие на реальный сектор экономики.
  • 13. Был взят утопический курс на подъем народного хозяйства за счет иностранных инвестиций, которые так и не потекли мощным потоком в реальный сектор экономики, несмотря на всевозможные уступки Западу при слабом внимании к внутренним источникам роста, которыми наша страна так богата, как ни одна другая страна мира, в том числе и США.
  • 14. Вместо ступенчатого подключения России к мировому хозяйству, исходя из сочетания ее национально-государственных интересов и интересов других участников мирового рынка, был взят курс на сверхфорсированную интеграцию нашей страны с мировым рынком буквально одним махом, без всякой подготовки. В итоге удельный вес России в мировой торговле уменьшился, а структура ее экспорта и импорта ухудшилась.
 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы