ВИЛЬГЕЛЬМ ФОН ГУМБОЛЬДТ О ЗАДАЧАХ ИСТОРИКА

Вильгельм фон Гумбольдт* (Wilhelm von Humboldt, 1767—1835) в отличие от своего брата Александра фон Гумбольдта, который тоже был известным немецким ученым, посвятил себя не естественным, а гуманитарным наукам. Вильгельм был необычайно одаренным и всесторонне развитым ученым — лингвистом и языковедом, философом и литератором, дипломатом и политиком. Но и его брат Александр был не менее известен. В истории науки братья Гумбольдты образуют уникальную научную пару. Нас в данном случае интересует именно Вильгельм фон Гумбольдт, внесший значительный вклад и в развитие теории истории, который часто недооценивается. А ведь практически все ключевые идеи небольшой работы В. Гумбольдта «О задачах историо- писателя» фЪег die Aufgabe des Geschichtsschreibers, 1821) легли в основу исторической концепции Дройзена. Уже по одной этой причине для нас очень важно обратиться к наследию В. Гумбольдта, без которого Дрой- зен останется не до конца понятым.

Главная задача историка, утверждает В. Гумбольдт, заключается в описании прошедшего и ушедшего, и «чем чище и полнее ему удастся это сделать, тем совершеннее, можно считать, он справился со своей задачей...»[1]. Но здесь, однако, возникает одна существенная проблема — истинная суть случившегося, как правило, всегда скрыта от глаз историка, считает В. Гумбольдт: «Случившееся в прошлом только частично является для нас “видимым” — чаще всего оно скрыто и должно быть нами раскрыто, воспринято или разгадано. Все, что из него нам является, — рассыпано, разорвано, разделено...»[2].

По этой причине тот, кто, казалось бы, собрал и выделил абсолютно все, как он считает, факты прошлого, не создал этим еще истории. Возможно, что собранные им факты создают основу или же скелет будущей истории, но не саму историю[3], заключает В. Гумбольдт.

Для чего же историк собирает факты прошлого? Ведь сам по себе сбор фактов не может служить конечной целью исторического познания. Историк собирает факты и строит из них исторические конструкции, считает В. Гумбольдт, чтобы познать «смысл действительности» {«Sinn fiir die Wirklichkeit»). Историк должен стремиться понять и познать смысл действительности, приблизиться к нему и наполнить его жизнью: «Смысл действительности — это тот элемент, в котором вся история живет и действует. В нем лежит чувство мимолетности собственного существования, его зависимости от ему предшествующих или же его сопровождающих причин и, однако, в нем же присутствует и сознание собственной внутренней свободы»[4].

Чтобы не утонуть и не затеряться в многочисленных деталях прошлого, историк должен обладать когнитивной способностью видеть в них часть определенного целого, а это значит, он должен придать им форму, которая и позволит увидеть в отдельных деталях и исторических явлениях целое. Дословно В. Гумбольдт говорит следующее: «Имени историка достоин лишь тот, кто в каждом отдельном событии может увидеть часть целого или же, что является одним и тем же, придать случившемуся форму... с этой целью историк должен уметь отделить необходимое от случайного, раскрыть внутренние взаимосвязи и сделать видимыми истинно действующие силы в истории»[5].

Если историк просто поставит в ряд отдельные исторические явления так, как они ему являются, то тогда он произведет лишь «искаженные картины прошлого», суть которых он, к тому же, не раскроет. Для того чтобы познать суть отдельных исторических явлений, он должен обратиться к «действительно влиятельным и творческим силам» («zu den wirkenden und schaffenden Kraften») в истории. Только таким образом историк сможет придать прошлому определенную форму. Эта форма, однако, не должна быть привнесена в историю извне, как это пытается сделать философия, а должна быть «снята» с самих исторических событий[6].

Вильгельм Гумбольдт формулирует не только цели исторического познавательного акта, а обосновывает также и его ключевой метод, которым, по его мнению, является метод понимания (die Methode des Verstehens) прошлого. «Понимание какой-либо вещи», считает он, «предполагает наличие соответствующего аналога между понимающим и понимаемым, т.е. наличие предварительного или же первоначального совпадения между субъектом и объектом»[7] познания. Без такой идентичной основы между понимающим и понимаемым историческое познание было бы невозможно, потому что там, «где два существа разделены непреодолимой пропастью друг от друга, там нет такого моста, который бы связал их друг с другом. Для того чтобы понять другого, необходимо в другом смысле уже понимать друг друга»[8], утверждает В. Гумбольдт. А в истории эта первоначальная основа дана человеку практически a priori. Ведь все, что действенно в мировой истории, действенно также и в человеке («weil alles, was in der Weltgeschichte wirksam ist, sich auch in dem Innern des Menschen bewegt»[9]). Таким образом В. Гумбольдт пытается определить и априорную основу исторического познавательного акта, которой, по его мнению, служит принцип понимания.

Высшей целью процесса исторического познания В. Гумбольдт считает познание не исторических явлений, а идей, потому что в идеях, по его мнению, заключены движущие силы истории. Но откуда у В. Гумбольдта, вообще, возникло понятие «идеи» в истории?

Гумбольдт исходит из общего принципа всех наук, который гласит, что познание особенного предполагает обязательное знание общего. И его понятие «идеи» тождественно понятию «общее» в истории. Призывая историка обратиться к исследованию идей, В. Гумбольдт таким образом, фактически, призывает его обратиться к познанию общего в истории. А иначе историк, считает он, как некомпетентный чертежник предъявит нам лишь «искаженные наброски действительности», изобразив на них лишь отдельные события, не задумавшись при этом об их взаимосвязи, не пытаясь найти их движущие силы, не определив главные направление их развития, не связав их друг с другом. Все это историк может осуществить лишь тогда, когда начнет описывать особенное с точки зрения общего. «В этом смысле познание происходящего должно направляться идеями» {«In diesem Sinne muss das Auffassen des Geschehenen von Ideen geleitet seyn»), убежден В. Гумбольдт.

4

При этом историк должен помнить о том, что идеи не привнесены в историю извне, а являются ее внутренней сущностью («Sie sind. nicht in die Geschichte hineingetragen, sondern machen ihr Wesen selbst aus»).

В заключение В. Гумбольдт предупреждает историка, что даже если тому удастся изучить абсолютно все феномены окружающего мира — историю земли и климата, духовную жизнь и эволюцию наций, влияние искусства и науки, а также гражданских или общественных институтов на человеческую жизнь, то и тогда вне его внимания останется невидимый, но историческое развитие определяющий элемент, а, «именно, идеи, которые по своей натуре находятся за пределами конечного, которые, однако, определяют всемирную историю во всех ее отдельных проявлениях, господствуя и властвуя над ней»[10].

Но если идеи играют определяющую роль в человеческой истории, то никакая теория история не может их оставить без внимания. И теория истории Дройзена, действительно, не проходит мимо них. Более того, в исторической концепции Дройзена идеи играют ключевую роль, причем не только в истории, но и в процессе ее познания.

Вопросы и задания

  • 1. В чем В. Гумбольдт видит главную задачу историка?
  • 2. Назовите препятствия, которые, по мнению В. Гумбольдта, стоят на пути историка, мешая ему познать прошлое.
  • 3. Что В. Гумбольдт понимает под «формой истории»? Найдите аналогичное слово или слова для гумбольдтского понятия «форма истории».
  • 4. Какую роль в теоретической концепции В. Гумбольдта играет принцип понимания? Как он его обосновывает?
  • 5. Имеют ли гумбольдтские идеи какое-то отношение к философии немецкого идеализма?

  • [1] «Die Aufgabe des Geschichtsschreibers ist die Darstellung des Geschehenen. Je reiner undvollstandiger ihm diese gelingt, desto vollkommener hat erjene gelost». Cm.: Humboldt W. Uberdie Aufgabe des Geschichtsschreibers. Schriften zur Anthropologie und Geschichte. Stuttgart,1960. S. 585.
  • [2] «Das Geschehene aber ist nur zum Theil in der Sinnemvelt sichtbar, das Uebrige musshinzu empfunden, geschlossen, errathen werden. Was davon erscheint, ist zerstreut, abgerissen,vereinzelt». Cm.: Humboldt W. Uber die Aufgabe des Geschichtsschreibers. S. 585.
  • [3] «Mit der nackten Absonderung des wirklich Geschehenen ist aber noch kaum das Gerippe derBegebenheit gewonnert. Was man durch sie erhalt, ist die notwendige Grundlage der Geschichte,der Stoffzu derselben, aber nicht die Geschichte selbst». Cm.: Humboldt W. Uber die Aufgabe desGeschichtsschreibers. S. 586.
  • [4] «Das Element, worin sich die Geschichte bewegt, ist der Sinn fiir die Wirklichkeit, inihm liegen das Geftihl der Fliichtigkeit des Dasyens in der Zeit, und der Abhangigkeit vonvorhergegangenen und begleitenden Ursachen, dagegen das Bewusstsein der inneren geistigenFreiheit». Cm.: Humboldt W. Uber die Aufgabe des Geschichtsschreibers. S. 589.
  • [5] «Der Geschichtsschreiber, der dieses Namens wiirdig ist, mussjede Begebenheit als Theil einesGanzen, oder, was dasselbe ist, an jeder die Form der Geschichte iiberhaupt darstellen [...] Er mussdas Nothwendige vom Zufalligen trennen, die innere Folge aufdecken, die ivahrhaft wirkendenKrafte sichtbar machen». Cm.: Humboldt W. Uber die Aufgabe des Geschichtsschreibers. S. 590.
  • [6] «Zu den wirkenden und schaffenden Kraften also hat sich der Geschichtsschreiber zu wenden.Hier bleibt er aufseinem eigenthiimlichen Gebiet. Was er thun kann, um zu der Betrachtung derlabyrinthisch verschlungenen Begebenheiten der Weltgeschichte in seinem Gemuthe eingepragt, dieForm mitzubringen, unter der allein ihr wahrer Zusammenhang erscheint, ist diese Form von ihnenselbst abzuziehen». Cm.: Humboldt W. Uber die Aufgabe des Geschichtsschreibers. S. 596.
  • [7] «Jedes Begreifen drier Sache setzt, als Bedingung seiner Moglichkeit, in dem Begreifendenschorl ein Analogon des nachher wirklich Begriffenen voraus, eine vorhergangige, urspriinglicheUebereinstimmung zwischen dem Subjekt und Object». Cm.: Humboldt W. Uber die Aufgabe desGeschichtsschreibers. S. 597.
  • [8] «Wo zwei Wesen durch ganzliche Kluft getrennt sind, fiihrt keine Brticke der Verstandigungvon einem zum andren, und um sich zu verstehen, muss man sich in einem andren Sinn schonverstanden haben». Cm.: Humboldt W. Uber die Aufgabe des Geschichtsschreibers. S. 597.
  • [9] Cm.: Humboldt W. Uber die Aufgabe des Geschichtsschreibers. S. 597.
  • [10] «[...] so bleibt ein noch machtiger wirkendes, nicht in unmittelbarer Sichtbarkeitauftretendes, aber jenen Kraften selbst den Anstoss und die Richtung verleihendes Principiibrig, nemlich Ideen, die ihrer Natur nach, ausser dem Kreis der Endlichkeit liegen, aber dieWeltgeschichte in alien ihren Theilen durchwalten und beherrschen». Cm.: Humboldt W. Uber dieAufgabe des Geschichtsschreibers. S. 601.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >