Особенности объектов социальной помощи в период оформления капиталистических общественных отношений

Главным объектом социальной помощи в данный исторический период был человек с признаваемым обществом ненормальным социальным положением, неспособный самообеспечиваться, попавший в трудную жизненную ситуацию, то есть подвергшийся воздействию рисков, которые существенно ухудшили его жизнь и потребовали помощи общества.

В XVIII-XIX вв. бедность выступала результирующим, совокупным риском социального положения. Риски потери трудоспособности, старости, сиротства, вдовства и многие другие могут сопровождать жизнь человека, не требуя вмешательства общества, если они не связаны с появлением риска бедности. Как правило, для подавляющего числа людей эти риски означают резкое снижение уровня жизни, ухудшение социального положения, и это приводит к бедности как итоговому результату воздействия рисков.

Появление широкого слоя наемных работников, не обладающих достаточными для преодоления воздействия рисков социального положения ресурсами самозащиты (частная собственность, доходы, сокровища и т. п.) и имеющих высокую вероятность воздействия риска безработицы, сделало бедность самым актуальным риском общества.

В подходах властной социальной помощи бедность рассматривается как обязательная характеристика объекта помощи. Например, вдовы и сироты не имеют права на властную помощь, если они не бедны. Именно крайне низкий уровень жизни, дополнительно к уже действующим на индивида рискам трудной жизненной ситуации, рассматривается обществом как основание для помощи, поэтому вдовы и сироты, имеющие нормальное экономическое положение, к объектам властной помощи уже не относятся.

В связи с этим государство, определяя подходы социальной помощи, классифицирует нуждающихся в общественном призрении как группы с низким уровнем жизни. Это неработающие трудоспособные бедные; нетрудоспособные бедные; “профессиональные” бедные (нищие); новые бедные – работающие, но имеющие низкий совокупный доход (личный, либо домохозяйства).

Иные подходы имели негосударственные институты– субъекты помощи. Их объекты не имели обязательной регламентации. И, хотя бедность также являлась определяющим критерием объекта помощи, поддержка оказывалась и не бедным, но нуждающимся в поддержке (психологической, духовной), реабилитации, услугах и т. п. гражданам.

Несмотря на некоторые различия в подходах, общество и власть воспринимали бедность как крайне нежелательное социальное положение, ведущее к социальной деградации человека и дестабилизации общества и поэтому остающееся объектом внимания и социальной помощи.

Объекты властной социальной помощи имеют существенные отличия от объектов благотворительности. Так, объект властной помощи узаконен в нормативно-правовых актах. Характер помощи (виды, объемы, сроки, формы) регламентируется действующим законодательством. Объект имеет право требовать и получать положенную ему по закону помощь.

Негосударственные субъекты помощи выбирают объект субъективно, по религиозным догматам, традициям, обычаям, корпоративным правилам. Поэтому в данном случае объект незаконен с точки зрения публичного права, требовать помощи не может, может лишь просить. Характер помощи заранее не известен, как, впрочем, неизвестно, будет ли эта помощь оказана.

Исключением являются профессионально-групповые объединения: здесь помощь положена по праву членства в этих организациях. Здесь отношения помощи в экономическом аспекте – это взаимопомощь, основанная на обязательном участии в создании ресурсных фондов этих объединений.

По формам различаются материальная, трудовая, исправительно-трудовая помощь; реабилитация; социальное обслуживание; продовольственная, психологическая помощь и др.

Объекты социальной помощи можно классифицировать по основаниям предоставления помощи. Это бедность; трудная жизненная ситуация, нарушающая жизнедеятельность человека; заслуги перед властью (ветераны сражений, одинокие, утратившие трудоспособность государственные служащие и т. п.); экстремальные ситуации (голод, эпидемии, наводнения, неурожаи и т. п.); конфессиональная принадлежность; национальность; гражданство; территория (место жительства); профессиональная принадлежность; родство, соседство и т. п.

Объекты могут выделяться по экономическим источникам помощи: казенный (бюджетный); благотворительный; профессионально-корпоративный; конфессиональный; семейный; общинный.

Объекты могут выделяться и по видам получаемой помощи. Так, каждый институт-субъект генерирует свой вид помощи, определяющий характер субъектно-объектных отношений. В связи с этим можно выделить объекты властной социальной помощи, конфессиональной, благотворительной, профессионально-групповой (корпоративной), общинной и семейной помощи.

Трудная жизненная ситуация, признаваемая уважительной и достаточной для вмешательства с точки зрения одного института-субъекта помощи, совсем не обязательно будет воспринята таким образом другим институтом. И хотя один и тот же человек может стать объектом разных институтов помощи, каждый институт рассматривает его как свой объект, в соответствии со своими подходами.

Например, потерявший работу в силу инвалидности получит властную социальную помощь как гражданин страны, имеющий по закону право на помощь. В церкви он также получит помощь, но уже как христианин, член прихода, оказавшийся в трудной жизненной ситуации. В рамках семьи он имеет право на поддержку как член данной социальной группы.

Отношения между субъектом и объектом помощи, то есть субъектно-объектные отношения, основаны на взаимном интересе, потребности друг в друге. Если фактора взаимного интереса нет, субъектно-объектные отношения не возникают и не воспроизводятся.

Субъект и объект помощи взаимозависимы и влияют друг на друга. Субъект, подчиняясь правилам, либо интуитивно определяет объект помощи и взаимодействует с ним. Но и объект своими потребностями, ожиданиями влияет на формирование субъекта, целеориентирует его на субъектно-объектные отношения, определяет их характер.

Субъектно-объектные отношения помощи в зависимости от института-субъекта могут быть по своему характеру: правовыми, обязательными, нормированными (властная социальная помощь); субъективными, необязательными, добровольными (благотворительность); корпоративными, солидарными, отражающими взаимопомощь (профессионально-групповая помощь); традиционными, обязательными по неписаным правилам (общинная и семейная помощь); субъективными, основанными на религиозных догматах, канонах, ритуалах (конфессиональная помощь).

Можно отметить фактор принадлежности объекта помощи, его корпоративность как ведущий при возникновении отношений с субъектом помощи. Так, институт семьи оказывает помощь членам семьи, сельская община – членам общины, религиозная конфессия – единоверцам и членам прихода, профессионально-групповые объединения – своим членам, государство – гражданам данной страны.

Поэтому фактор включенности индивида в корпоративные (в широком смысле) отношения обеспечивал ему максимальную возможность участия, в случае необходимости, в субъектнообъектных отношениях помощи.

Субъектно-объектные отношения помощи реализовывались напрямую либо опосредованно, через организационную структуру институтов помощи: властные и благотворительные, в том числе, конфессиональные учреждения, различные организации и добровольческие группы.

Итак, главным объектом субъектно-объектных отношений в рассматриваемый период являлась бедность.

Капиталистический способ производства, основанный на частной собственности и эксплуатации наемного труда, породил социальный слой наемных работников, не имевших достаточных ресурсов самозащиты, противостояния социальным рискам и поэтому подверженных риску бедности, как результирующему риску социального положения.

Объекты помощи выделялись по законным основаниям (властная социальная помощь), субъективно (благотворительность), по религиозным догматическим подходам (конфессиональное милосердие), корпоративным правилам и нормам (профессионально-групповые объединения), традициям, обычаям, неписаным правилам (сельская община и семья).

Субъект определял характер помощи, ее условия, размеры, продолжительность, виды и формы. Объект мог быть пассивен в субъектно-объектных отношениях – надеялся получить помощь, либо занимал активную позицию – требовал и получал помощь, если она полагалась по закону или обычаю.

Категории объектов властной помощи значительно уже, чем негосударственной поддержки. Либеральные подходы социальной помощи ориентированы на самостоятельный выход из трудной жизненной ситуации. Государство подключается тогда, когда самозащитных ресурсов индивида (домохозяйства) объективно недостаточно либо они отсутствуют вовсе.

Объекты негосударственной помощи отличаются разнообразием, так как являются результатом частного или корпоративного понимания жизненной ситуации, требующей помощи.

Мы рассмотрели институты-субъекты и объекты социальной помощи эпохи капитализма, особенности формируемых ими связей и отношений в сфере поддержки нуждающихся граждан, субъектно-объектные отношения. Подведем некоторые итоги.

Установление капиталистического способа производства, изменившиеся общественно-экономические отношения, возникновение нового состава рисков социального положения, социальных по своему характеру, обусловили трансформацию институтов-субъектов социальной помощи в XVIII-XIX вв. и оформление новой государственно-общественной парадигмы помощи, соответствующей изменившимся общественным отношениям.

Усиление государства, укрепление его экономических основ, возросшая ответственность за социальную стабильность и устойчивость общества позволили осуществлять законное и обязательное перераспределение общественного продукта на цели социальной помощи, создать структуру властной социальной помощи, а саму помощь сделать организованной, системной.

Параллельно с усилением власти происходит резкое ослабление церкви, идет процесс секуляризации. Изменение роли церкви в обществе, потеря былых экономических основ и инфраструктуры помощи обусловили ее новое местоположение как института-субъекта социальной помощи. Теперь это один из субъектов, но не доминирующий, как в эпоху феодальных общественных отношений.

Развитие промышленности, массовая миграция сельского населения в города способствовали наполнению новым содержанием и дальнейшему развитию такого института-субъекта помощи, как профессионально-групповые объединения. Лишенные привычных форм защиты в рамках сельской общины, в условиях ограниченной властной социальной помощи наемные работники создают собственные структуры самозащиты и социальной помощи по профессиональному признаку. Профессиональные объединения эпохи капитализма, имеющие в своей основе корпоративную солидарность средневековых цехов и гильдий, от обществ взаимопомощи поднимаются до профессиональных союзов, выступающих как институт защиты свобод, интересов и прав их членов на производстве и в обществе.

Сельская община теряет свои позиции ведущего института-субъекта помощи. Европейское население становится преимущественно городским, а общество – индустриальным. Деревня переживает социальную дифференциацию, процесс обезземеливания крестьян. Но община консервативно сохраняет свой хозяйственный уклад, который формирует правила, способы и механизмы отношений социальной поддержки. Для сельского населения община остается важнейшим институтом помощи, наиболее приближенным к человеку, его проблемам.

Изменившиеся общественные отношения, развитие гражданского общества, накопление частного капитала и другие факторы обусловили небывалое развитие института благотворительности. Формируется организованная, институциональная благотворительность, показавшая в XIX в. преимущества целеориентированных, организованных действий и консолидации ресурсов.

Новые общественные отношения обусловили новые подходы к объектам социальной помощи. Конфессиональные, господствующие в средневековый период, отвергнуты. И хотя главный объект – по-прежнему бедность, сами бедные для субъектов помощи перестают быть некой однородной массой. Так, выделяются бедные, способные трудиться и нетрудоспособные по состоянию здоровья или возрасту, “новые” бедные – трудоспособные и работающие, но чей заработок крайне низок, наконец, лица, бедствующие в связи с потерей работы. Дифференциация объектов помощи предполагает соответствующий для каждого случая характер субъектно-объектных отношений.

Объекты помощи наделяются властью правом на помощь.

Осознаются преимущества индивидуального подхода к объекту, изучение личной трудной жизненной ситуации и т. п.

Каждый институт-субъект социальной помощи общества, реализуя свои интересы и социальные функции, генерировал собственные правила и нормы, способы и механизмы, инструменты и формы социальной поддержки. Он использовал особенные перераспределительные механизмы и экономические основы, определявшие характер субъектно-объектных отношений социальной помощи данного института. Совокупность действующих институтов-субъектов помощи, генерируемый ею комплекс отношений и связей составляли систему социальной помощи эпохи капитализма, ее модель, определяемую как государственно-общественную.

В этот исторический период получает свое дальнейшее развитие социальная работа. К XX в. она в основном приобретает свое современное содержание. Развивается теория социальной работы, что обеспечивает рост профессионального уровня работников. Социальная работа становится более разнообразной, так как использует не только властные подходы. Более четко оформляется нормативно-правовая база социальной работы, структура ее органов, дифференцируется профессиональный состав работников социальной сферы, что обеспечивает их дальнейшую специализацию, они получают соответствующую подготовку и переподготовку.

Главной особенностью является то, что социальную работу ведут все социальные институты, а не только церковь и власть.

Социальная работа ведется на профессиональной основе как в государственных (властных) структурах, так и в благотворительных учреждениях, корпоративных структурах, коммерческих организациях (социальное обслуживание). В то же время на парапрофессиональных (добровольческих) основах социальные работники действуют не только в благотворительном секторе, религиозных конфессиях, но и в государственных (властных) учреждениях социальной помощи.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >