Социальный состав населения России к концу XIX века

По данным Всероссийской переписи населения 1897 г., оно составляло 125 640 тыс. человек (без Финляндии, в которой в то время насчитывалось 2556 тыс. жителей). При этом на Европейскую Россию приходилось 102,9 млн и на Азиатскую — 22,7 млн жителей.

По сословному положению население России распределялось таким образом: 99,8 млн (81%) составляли крестьяне, 13,4 млн (10,7%) — мещане, 1,7 млн (1,5%) — потомственные и личные дворяне, 624 тыс. (0,5%) — купцы и почетные граждане, 589 тыс. (около 0,5%) — духовенство, около 10 млн (8%) — "прочие" ("инородцы", деклассированные элементы, не указавшие своей сословной принадлежности). По своим занятиям население разделялось на сельскохозяйственное — 97 млн (77,3%), торгово-промышленное — 21,7 млн (17,2%) и "непроизводительное" — 6,9 млн (5,5%).

Сословные различия сохранялись вплоть до 1917 г. Дворянство продолжало оставаться главным привилегированным сословием, пользуясь по закону перед другими сословиями преимуществами при занятии гражданских и военных должностей. На рубеже XIX—XX вв. 75% чиновничества и 90% офицеров армии и флота составляли дворяне; они же занимали и все государственные посты. Однако процессы капиталистического развития страны втягивали в свою орбиту и это сословие: дворянское предпринимательство росло не только в сфере сельского хозяйства, но и в промышленности, железнодорожном и банковском деле.

Важным социальным фактором в пореформенной России являлось формирование промышленного пролетариата и промышленной буржуазии. Промышленный пролетариат существенно отличался от предпролетариата крепостной эпохи, представленного либо крепостными рабочими вотчинных и посессионных мануфактур, либо уходившими на заработки крестьянами, зависимыми от власти своего барина, связанными с землей, с общиной. В пореформенную эпоху сформировались кадры постоянных рабочих, оторванных от земли и проживавших со своими семьями в крупных промышленных центрах. Увеличивался удельный вес потомственных рабочих, отцы и деды которых работали на фабрике. Однако значительная часть рабочих все еще сохраняла связь с землей, с деревней, где они были "приписаны" и где у многих находились их семьи. Еще в 80—90-е годы обычным явлением был уход рабочих с московских фабрик на летние сельские работы в деревню.

Ядро пролетариата в пореформенную эпоху составляли наемные рабочие в крупных промышленных заведениях и на железнодорожном транспорте. За 60—90-е годы XIX в. численность их увеличилась вдвое — с 706 тыс. до 1432 тыс. В конце 90-х годов XIX в. насчитывалось еще 1 млн рабочих в строительстве, около 2 млн на разных "черных" работах (разнорабочих) и 3,5 млн сельскохозяйственных рабочих.

Основным источником роста числа наемных рабочих в разных отраслях промышленности, сельского хозяйства, транспорта, в сфере услуг был промышленный и сельскохозяйственный отход крестьян. Если в начале 60-х годов XIX в. ежегодно выдавалось около 1,3 млн паспортов на срок от полугода до трех лет, то в 90-х годах — уже свыше 7 млн. Еще большее число отходников направлялось по краткосрочным "билетам" (на срок от одного до четырех месяцев) па сезонные работы. В связи с ростом применения на фабриках женского труда в отход все более вовлекались и женщины. Изменился и прежний патриархальный взгляд на женский отход па заработки. Земские статистики того времени писали: "Если прежде отцы, мужья, сыновья и братья считали зазорным посылать в дальние края своих жен, дочерей и сестер на заработки, то теперь вынужденная необходимость посылать их на сторону для отыскания себе средств существования указывает на невозможность добыть себе дома хлеб насущный".

Уходившие на заработки крестьяне затем поселялись в городах на постоянное жительство. Промышленный отход крестьян служил таким образом основным источником роста городского населения.

Процесс формирования промышленной буржуазии начался еще в дореформенную эпоху. Он выражался в том, что из среды мелких товаропроизводителей выделялись занимавшиеся торговлей и ростовщичеством. Накопив необходимый капитал, они затем вкладывали его в промышленное дело, становясь промышленниками-предпринимателями. Однако, занявшись промышленным предпринимательством, они в то же время продолжали расширять и торговые операции. Соединение промышленного капитала с торговым — характерное явление для мануфактурной стадии промышленности. Предприниматель выступал здесь одновременно в роли купца и фабриканта. Впоследствии рост промышленного капитала и промышленной буржуазии был связан с переходом от мануфактуры к крупной машинной индустрии.

Социальной базой формирования промышленной буржуазии служили купечество, отчасти мещанство, но преимущественно представители разбогатевшего крестьянства. Известные династии русских фабрикантов — Гучковы, Коноваловы, Кокушкины, Кондрашевы, Гарелины, Гандурины, Ямаповские, Зубковы, Морозовы, Прохоровы, Рябуншинские — вышли из среды крестьянства.

В 70 80-е годы XIX в. возникают организации русской буржуазии для защиты своих предпринимательских интересов. В 1873 г. в Петербурге образовался "Совет съездов представителей коммерческих банков". Он объединил банкиров Петербурга, Москвы и нескольких крупных промышленных центров. В 1874 г. в Харькове был учрежден "Совет съездов горнопромышленников Юга России", представляющий интересы владельцев металлургических, машиностроительных и железорудных предприятий Донбасса и Криворожья. В 1880 г. возник "Совет съездов горнопромышленников Уральской области".

В 1884 г. в Баку был образован "Совет съездов нефтепромышленников", созданный группой ведущих предпринимателей и фирм, занятых добычей, переработкой и транспортировкой нефти и нефтепродуктов, а в 1889 г. — "Совет съездов мукомолов". Союзы предпринимателей действовали на основании уставов, утвержденных правительством. Регулярно, иногда по нескольку раз в год, собирались их съезды, которые занимались вопросами тарифов, налогов и другими делами торговли и промышленности. Эти союзы промышленников впоследствии послужили базой для формирования монополистических объединений.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >