Должное и сущее в коммуникации

Человек может игнорировать норму, например потому, что не осознает неэтичности/противозаконности своего поведения. Так, никому из наших чиновников, которые придумали аббревиатуру ОПОП – общественный пункт охраны правопорядка, видимо, так и не пришла в голову мысль, что оно, мягко говоря, не совсем прилично и смешно. Зато это сразу заметили рядовые граждане. А каково сотрудникам правоохранительных органов работать в этом самом ОПОПе?

Нарушаются предписания и вполне осознанно – тогда, когда групповые/личные интересы оказываются важнее. К примеру, современные глянцевые журналы, рассчитанные на девушек до и немного за 20 лет, часто насаждают чуждые русскому менталитету идеи. В частности, понятия культура, образованность, ум нередко сводятся к утилитарному знанию набора модных цитат из классики и бестселлеров, чтобы, вовремя их озвучив, можно было бы блеснуть "эрудицией". Быть умным "поможет" формула счастья типа "Ешь больше рыбы, закусывай зеленым салатом и запивай соком оранжевого цвета". Умение выглядеть модно и стильно, по мнению некоторых девушек, поспособствует обретению достойного (читай: состоятельного, богатого) спутника жизни (читай: спонсора), к охоте за которым сведено личное счастье. Конечно, ничего плохого подобные издания не советуют, нередко просто хоть как-то восполняя образовательный вакуум в данной сфере, но при этом упрощается, выхолащивается представление о душе, интеллекте, культуре, наконец, о взаимоотношениях людей. Последнее сложно совместимо с этикой, поскольку пошло, а пошлость – этическая категория из разряда антиценностей – не приветствуется.

Возникает вопрос: отдают ли себе отчет сотрудники журналов, что делают? Безусловно. Тогда зачем они так настойчиво и цинично идут против культурных ценностей этноса? Ответ прост: журналисты зарабатывают деньги. Барышни до 23-25 лег – самая благодатная целевая аудитория для рекламы модных торговых марок одежды, обуви, косметики, парфюмерии. Ведь рекомендуют в этих изданиях не просто товары, а товары определенных брендов, и такая информационная политика – эффективный способ манипулирования потребительским поведением аудитории.

Реальность, жизнь отражают другое философско-этическое понятие – сущее, т.е. то, что есть на самом деле. В эту категорию попадает как то, что совпадает с должным (доброта, справедливость, такт, терпимость, великодушие и подобные ценности), так и то, что не совпадает, но имеет место (цинизм, эгоизм, пошлость, вульгарность, жестокость, презрение и к своему герою, и к аудитории и т.д.). Сравнение должного (того, что мы хотим) с сущим (тем, что имеем) даст наглядное представление о глубине этических и юридических проблем, о противоречиях современности, которые есть всегда, но обостряются в кризисные, переломные моменты жизни общества, когда ослабевает влияние традиционной системы ценностей. Так было в Англии времен буржуазной революции в XVII в., во Франции во время Великой французской революции в XVIII в. и в России в начале и в конце XX в. и до сего дня. Само время бросает обществу юридические, этические, коммуникативные вызовы.

Возьмем один частный пример: любой скандал в русской культуре рассматривается как явление, безусловно этически негативное, но в российских СМИ третьего тысячелетия появилась новая должность – скандальный репортер, не говоря уже о появлении множества изданий, для которых скандал – основа информационной политики и в интерпретации которых все становится скандальным.

Почему и насколько далеко мы отступаем от должного, меняют ли действительность и время наши представления о нем, если да – то как, какие конфликты в сознании порождает и как это бывает отражено в живой речи, коммуникации? На эти вопросы мы и попытаемся ответить далее, обращая внимание прежде всего на этику речевого поведения как более широкую систему регулирования коммуникации.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >