Ролевая игра

Значение сюжетно-ролевой игры для развития дошкольников

В ролевой игре дети берут на себя роли каких-либо персонажей и в воображаемых обстоятельствах разыгрывают отношения между ними (рис. 2.4). В такой игре наиболее интенсивно формируются все психические новообразования и качества личности дошкольника. Такая игра, как показывают психологические исследования, имеет прямое отношение к формированию личности ребенка: его потребностей и мотивов, его воли, произвольности, воображения. Рассмотрим подробнее, как влияет игра на эти важнейшие аспекты становления личности. [1]

Дети играют в чаепитие

Рис. 2.4. Дети играют в чаепитие1

В игре появляются принципиально новые желания. Детские желания в игре переносятся с предмета на человека, который этим предметом владеет, умеет пользоваться. Важным уже оказывается не «шприц» (палочка), а «медсестра», делающая этим шприцем уколы; не руль, а водитель, умеющий без аварий вести машину по скользкой дороге. В этих играх главными для ребенка оказываются образы взрослых (или других персонажей) и их действий. Ребенок учится желать, соотнося желание с идеей, с образом другого (т.е. с ролью). И под влиянием этого желания он действительно начинает действовать так, как будто он кто-то другой. Действия понарошку (условные и обобщенные) позволяют улавливать смысл реальных действий и эмоционально их переживать. При этом эмоциональное переживание предшествует интеллектуальному пониманию сути взрослых занятий. Выготский отмечает, что неразвитая эмоциональная сфера делает невозможной игру, а неразвитая игра, в свою очередь, тормозит развитие мышления.

Очень важный закон развития ребенка заключается в опережающем развитии смысловой сферы в сравнении с интеллектуальной и операционально-технической. Сначала ребенок должен захотеть что-то делать, открыть для себя в этом собственный, личный смысл, и лишь затем, на этой основе, он способен овладевать техническими приемами и конкретными умениями. Иными словами, сначала осваиваются смыслы и мотивы деятельности и только потом (и на их основе) — техническая сторона действий (знания и умения).

К сожалению, взрослые — и родители, и педагоги — часто нарушают этот закон и пытаются научить малыша тому, что не имеет для него никакого смысла, никакой личной значимости! Они забывают, что в дошкольном возрасте смысл впервые рождается и реализуется у ребенка в ролевой игре.

Роли, которые ребенок берет на себя в игре, являются точками идентификации («я — мама», «я — шофер», «я — доктор», «я — артистка»). Это своеобразная примерка к действительности, воображаемая проба возможностей. Примеривая на себя новые роли, создавая все новые точки идентификации, ребенок осваивает свое «Я». Он смотрит на себя через игровую роль и обнаруживает: он совсем другой. Он хочет стать и становится в игре (!) сильнее, находчивее, умнее, лучше и взрослее. Эта мотивация один из главных результатов игровой деятельности, а не ее исходный пункт, как иногда полагают.

Особое значение игра имеет для становления самых разных форм произвольности и самоконтроля детей от элементарных до самых сложных. Взрослые обычно рассматривают игру как развлечение, забаву, как источник удовольствия. Игра действительно приносит дошкольнику максимальное удовольствие. Но парадокс заключается в том, что именно в этой, максимально свободной от всякого принуждения деятельности, ребенок раньше научается управлять своим поведением, регулировать и контролировать его в соответствии с общепринятыми правилами. Сущность ролевой игры как раз и заключается в этом противоречии.

Чтобы ребенок взял на себя роль другого, он должен выделить характерные для этого человека признаки, понять способ его поведения. Только когда у ребенка возникает относительно четкий образ действий этого другого, он способен отождествиться с ним через роль, играть в него.

При развитой ролевой игре последовательность действий внутри роли, которую берет на себя ребенок, имеет для него силу закона, и он подчиняет этому закону свои действия. Всякая попытка нарушить узаконенную последовательность ролевых действий, как их понимает ребенок (например, сделать так, чтобы мышки ловили кошек, шофер продавал билеты, а кассир вел автобус), вызывает бурный протест, а иногда приводит к разрушению игры. Свобода в игре существует только в границах взятой на себя роли. Но эти ограничения ребенок берет на себя добровольно, по собственному желанию. Более того, именно подчинение закону игры доставляет ребенку максимальное удовольствие. В обычной жизни ребенок, подчиняясь правилам взрослой жизни, часто вынужден отказываться от своих предпочтений, что может вызывать у него протест. В игре же подчинение правилу и отказ от импульсивных, незапланированных действий приносит ему максимальное удовольствие.

В игре непрерывно создаются ситуации, требующие преодоления импульсивных желаний. Если ты хочешь быть «мамой», тебе нельзя прыгать и скакать, а нужно заботиться о «детях». Если ты постовой, ты должен стоять на посту и регулировать движение, даже если тебе хочется побегать или «погудеть» своей машиной. При этом сами правила, т.е. указания на то, что можно, а что нельзя делать, не провозглашаются, но понимаются всеми детьми. Тех, кто не соблюдает такие правила, дети нередко жестко поправляют: «Ты что?! Пилот не может разносить еду в самолете!» или «Куда ты побежал в туалет, мы же летим на огромной высоте!»

Специфическое удовольствие от игры связано как раз с преодолением непосредственных побуждений, с подчинением правилу, заключенному в роли. Если правила игры часто нарушаются, вместо удовольствия дети испытывают разочарование и скуку.

Ролевая игра упорядочивает и организует не только поведение, но и внутреннюю жизнь ребенка, делает ее более осмысленной и осознанной.

Выполнение роли чрезвычайно привлекательно для ребенка, роль побуждает малыша к выполнению тех действий, в которых она находит воплощение. Даже если раньше сами действия не казались ребенку привлекательными (например, стоять как полицейский; ждать, когда кто-то из водителей, наконец, надумает подъехать на заправку), внутри роли они становятся значимыми и приобретают новый смысл. Результаты исследований (А. В. Запорожец, 3. В. Мануйленко, Е. А. Бугременко, Л. С. Славиной и других) показывают, что в ролевой игре дети превосходят свои возможности: они могут быстрее бегать и дальше прыгать (если играют в спортсменов), рисовать ровные палочки и крючочки (если играют в школьников), долго стоять «на посту» (если играют в охранников или полицейских).

Опытные воспитатели активно используют эту особенность дошкольников. Известен, например, такой случай. Возвращаясь с далекой прогулки, дети жаловались на усталость, некоторые отказывались идти, говорили, что у них «ножки болят». Тогда воспитательница предложила им превратиться в быстроногих оленей, которые весело скачут но горам. Забыв про усталость, дети ринулись вперед и быстро прибежали в детский сад.

Такое свойство роли прямо связано с тем, что она выступает мотивом для действий ребенка (напомним, что мотив игры лежит в ней самой). Роль содержит в себе некоторый поведенческий образец, эталон, с которым ребенок сравнивает собственное поведение и благодаря которому контролирует свои действия. Конечно, это еще нельзя назвать сознательным контролем поведения. Эта функция еще очень слаба и требует поддержки со стороны участников игры (и взрослого, и сверстников). Но значение игры в том, что она способствует появлению самоконтроля, «порождает» его. Поэтому игру называют «школой произвольного поведения» (Л. С. Выготский).

Постепенно игровые действия сокращаются и становятся условными, ребенок начинает действовать во внутреннем, умственном плане. Если в младшем возрасте ребенок долго и детально воспроизводит одно действие (крутит руль автомобиля, готовит суп), то в более старшем возрасте эти действия производятся в сокращенном виде. Как отмечал Д. Б. Эль- конин, чем более условными, сокращенными являются действия, тем ярче для ребенка выступает их смысл, так как акцент перемещается с осуществления технических операций на значение действий — зачем, кому, для чего.

Таким образом, игра способствует тому, что ребенок переходит к мышлению в плане образов и представлений. Кроме того, выполняя различные роли, ребенок становится на разные точки зрения и начинает видеть ситуацию с разных сторон. Это способствует развитию децентрации.

Децентрация — важнейшая мыслительная способность человека, позволяющая представить другой взгляд на вещи и встать на иную точку зрения.

Ролевая игра имеет решающее значение для развития воображения. Игровые действия происходят в мнимой, воображаемой ситуации; реальные предметы используются в качестве других, воображаемых; ребенок берет на себя роли воображаемых персонажей. Такая практика действия в воображаемом пространстве способствует тому, что дети приобретают способность к творческому воображению.

Общение дошкольника со сверстниками разворачивается главным образом в процессе совместной игры. Игра становится главным содержанием общения дошкольников. Играя вместе, дети начинают учитывать желания и действия другого ребенка, отстаивать свою точку зрения, строить и реализовывать совместные планы. Поэтому с игрой тесно связаны общение дошкольников и его избирательность, учет особенностей и действий сверстников, ориентация на поступки друг друга, координация и взаимодействие в игровом процессе.

Огромное значение игры для развития всех психических процессов и личности ребенка в целом дает основание считать, что именно эта деятельность является в дошкольном возрасте ведущей.

В структуре ролевой игры главное — роль, содержанием действий выступают отношения, сюжеты носят эпизодический или связный характер, среди тем чаще всего разыгрываются бытовые, профессиональные и приключенческие.

  • [1] Фотография из фотобанка Shutterstock. URL: http://www.shutterstock.com (дата обращения: 10.02.2016).
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >