Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Менеджмент arrow GR. ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ БИЗНЕСА И ОРГАНОВ ВЛАСТИ
Посмотреть оригинал

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ВЗАИМОДЕЙСТВИЮ ГОСУДАРСТВА И БИЗНЕСА

В результате изучения данной главы студент должен:

знать

  • • взгляды традиционных экономических школ на роль государства в экономике;
  • • современные концепции о роли государства в экономике и взаимодействии государства и бизнеса;

уметь

• анализировать современную экономическую политику с точки зрения теоретических основ, заложенных различными экономическими школами;

владеть

• знаниями об эволюции взглядов различных экономических школ на взаимодействие государства и бизнеса.

Взгляды традиционных экономических школ на вопросы государственного регулирования

Вопрос о характере взаимоотношений государства с субъектами экономической деятельности имеет первостепенное значение для обеспечения эффективности экономики и успешного функционирования экономической системы в целом.

В истории экономики имели место различные модели взаимоотношений государства и субъектов экономической деятельности, основанные как на принципе абсолютизма государственной власти, который наиболее ярко выражен в знаменитом выражении, приписываемом французскому королю Людовику XIV: «Государство — это я»[1], гак и на принципах свободы предпринимательства и доктрине невмешательства государства в экономическую жизнь.

В истории экономической мысли мы наблюдаем эволюцию представлений о роли государства в экономике, как отражающих характер сложившихся взаимоотношений государства и субъектов экономической деятельности в данное время в данном месте, так и выражающих определенные идеологические и концептуальные взгляды на роль и функцию государства и его институтов.

Наиболее ранним сложившимся учением является меркантилизм, который возник в конце XV в. Своим названием учение обязано итальянскому слову mercante (торговец), которое, в свою очередь, произошло от более раннего латинского слова mercanti (торговать). Уже из названия ясно, что в основе учения лежат взаимоотношения, связанные с торговлей и денежным оборотом.

Представители меркантилизма были сторонниками активного вмешательства государства в экономическую жизнь, одновременно ожидая от него покровительства своим интересам в той или иной форме протекционизма. Сам термин «протекционизм» ввел в научный оборот один из наиболее ярких меркантилистов — А. Монкрегьен в работе «Трактат о политической экономии» (1615), и с тех пор он широко используется для характеристики политики государства по защите интересов национального бизнеса. Кстати, Монкретьену принадлежит и заслуга введения в экономический оборот термина «политическая экономия».

Учение меркантилизма разделяют на ранний и поздний этапы, и направления государственного протекционизма на этих этапах различались. Ранний меркантилизм связывает рост богатства исключительно со сферой обращения, поэтому основное внимание уделялось денежному балансу. Так как деньги в те времена фактически отождествлялись с благородными металлами, то основной целью провозглашалось накопление золота и серебра. Яркий пример подобной политики являла собой Англия XVI и XVII вв. — в стране был принят ряд законов, ограничивающих возможности вывоза из страны золота и серебра и вводящих ограничения и запреты на предпринимательскую деятельность иностранцев, а также была введена система пошлин на ввозимые товары.

На более позднем этапе в учении меркантилизма мы наблюдаем отход от идеи денежного баланса в пользу активного торгового баланса, а в политике меркантилистов проявляется отказ от идеи ограничения вывоза драгоценных металлов и высоких импортных пошлин в пользу стимулирования собственного производства и экспорта. Идеи позднего меркантилизма широко использовались в политике практически всех европейских стран — от Франции времен Ж. Б. Кольбера до России времен Николая I.

В целом учение меркантилизма сыграло положительную роль в становлении капитализма и формировании институтов и инструментов государственного регулирования экономики, однако еще Адам Смит отмечал ограниченность данной концепции как не способствующей свободному развитию рынков и основанной на неверных представлениях о причинах и природе богатства. Сегодня учение меркантилизма представляет интерес в основном с точки зрения истории развития экономической мысли, а в экономической политике ассоциируется с обоснованием протекционизма.

В противовес меркантилизму физиократы выдвинули принцип свободного предпринимательства, вошедший в историю экономической мысли как laissez faire, laissez passer[2] — принцип невмешательства, т.е. сведения к минимуму государственного участия в экономике. Теория физиократов имела большое значение именно для понимания природы возникновения богатства и развития экономики, но в меньшей степени являлось учением, которое можно рассматривать как доктрину экономической политики.

В трудах основоположника физиократов Ф. Кенэ показано, что основой богатства является не сфера обращения, а материальное производство (под которым, правда, Кенэ понимал преимущественно сельское хозяйство) и что именно в материальном производстве создается «чистый продукт» общества. Впервые были рассмотрены вопросы воспроизводства общественного продукта и распределения дохода между общественными классами. Однако каких-либо специальных рекомендаций по взаимоотношению государства и экономических субъектов в учении физиократов нет. Кроме собственно принципа невмешательства в этом учении подчеркивается мысль о «естественном ходе вещей», т.е. важности подчинения всех одним правилам, которые выражены в законодательстве, регулирующем экономическую жизнь.

Однако практическая реализация теории физиократов не была столь удачной. Так, другой известный представитель этой научной школы Ж. Тюрго был назначен в 1774 г. Людовиком XVI на пост генерального контролера финансов (фактически министр финансов в современной терминологии) и пытался провести ряд соответствующих реформ. Но если его начинания в защиту частной собственности и «естественного права» получили поддержку общества, то меры, направленные на осуществление экономического равенства всех перед законом, в частности в налоговой сфере, натолкнулись на противодействие дворянской элиты и не были реализованы до конца — менее чем через два года он вынужден был покинуть пост.

Тем не менее принципы свободы предпринимательства были заложены, а сама практика развития капитализма требовала их реализации. И наиболее полное развитие они получили в трудах представителей классической школы политической экономии.

Классическая школа политической экономии своим рождением обязана трудам великого английского экономиста А. Смита, и в первую очередь его книге «Исследование о природе и причинах богатства народов», увидевшей свет в 1776 г. Смит впервые представил всестороннюю характеристику экономики как системы, функционирующей на основе единых принципов и законов развития, показал роль производительного труда как источника порождения богатства и благосостояния, указал, что в создании стоимости участвуют ключевые факторы производства — труд, земля и капитал и каждый из них вносит свой вклад в создание общественного продукта.

Особый интерес в работе А. Смита представляет анализ мотивов экономического поведения субъектов и обоснование принципов невмешательства государства в экономическую жизнь. Свобода предпринимательства —

laisser faire, но мнению Смита, является краеугольным камнем экономики, а государственное вмешательство должно быть сведено к минимуму. Согласно Смиту каждый экономический субъект действует как «экономический человек», т.е. преследующий исключительно свою выгоду «эгоист». Однако это не означает, что миллионы «эгоистов» не смогут быть полезны друг другу в экономической деятельности без помощи извне со стороны государства. Дело в том, что невозможно извлекать выгоду, не будучи полезным другим членам общества. Если каждый свободен в своем выборе, то это означает не только свободу производства, но и свободу потребления, а это значит, что силы спроса и предложения будут уравновешивать друг друга, а любые дисбалансы должны устраняться «невидимой рукой рынка».

И в этом смысле свободная экономика представляется наиболее эффективной моделью с точки зрения как использования ограниченных ресурсов — ресурсы не будут тратиться на производство никому не нужных товаров, так и эффективности производства — рынок вытеснит за свои пределы непроизводительные производства и некачественную продукцию. Роль же государства сводится к созданию благоприятных условий для бизнеса и формированию единой для всех экономической среды — законов и институтов рынка.

В дальнейшем взгляды А. Смита были развиты в трудах других выдающихся представителей классического направления экономической мысли, таких как Д. Рикардо, Ж. Б. Сэй, Дж. С. Милль, А. Маршалл и многие другие. Каждый из них внес определенный вклад в развитие экономической теории, анализ процессов производства и потребления, сбережения и инвестирования, объяснение мотивов поведения субъектов рынка и т.д. Несмотря на имеющиеся различия в трактовке тех или иных вопросов, спорность и противоречивость некоторых идей или теорий, все представители классической школы сходны в одном — в понимании роли свободного предпринимательства как основы экономической деятельности и незыблемости принципов невмешательства государства в экономику.

Сегодня обобщенные взгляды классической школы экономической теории мы изучаем в учебниках как во вводных курсах дисциплины «Экономика», так и в специальных курсах микроэкономики и макроэкономики. Современное представление о классической концепции основано на определенных основополагающих принципах функционирования экономики и характере поведения экономических субъектов, среди которых можно отметить следующие:

  • — экономика по своей природе является экономикой совершенной конкуренции, а наблюдающееся «несовершенство» рынков есть следствие внешнего воздействия, в первую очередь государственного регулирования и чрезмерных регламентаций;
  • - экономические субъекты действуют рационально, опираясь на формально выраженные объективные параметры состояния рынка и стараясь использовать всю доступную имеющуюся информацию;
  • - в отсутствие государственного регулирования цены являются гибкими, способными оперативно меняться в сторону как повышения, так и снижения;
  • - деньги нейтральны, и изменение их количества не может повлиять на реальные параметры экономики, отражаясь только в изменении цен.

Данные принципы, выраженные как постулаты функционирования экономики, позволяют представить экономику как саморегулирующуюся систему, которая находится в равновесном состоянии, а любые отклонения от него позволяют устранить встроенные стабилизаторы. Так, принцип совершенной конкуренции позволяет не допускать дефицитов или избытков на рынке благ, рациональность поведения способствует эффективному использованию ресурсов в производстве и потреблении, гибкость цен (как на товары и услуги, так и на факторы производства) обеспечивает наличие встроенных стабилизаторов, а нейтральность денег указывает на тщетность стимулирования экономики путем «накачивания» ее деньгами.

Что же остается за государством, по мнению классиков? Государство должно выполнять функции, обеспечивающие функционирование экономики как единого целого, а именно:

  • - устанавливать единый свод правил поведения в обществе, в том числе экономического поведения, сформировав законодательную базу для бизнеса и эффективную судебную систему;
  • - обеспечивать общественную безопасность ведения бизнеса; формировать и поддерживать функционирование общенациональных

институтов, в первую очередь социальных, создание которых невозможно в рамках частной инициативы.

Однако экономическое развитие капитализма, особенно начиная с середины XIX — начала XX в., показало, что принципы свободного предпринимательства далеко не всегда и нс везде приводили к ожидаемому результату. Усилились циклические проявления в экономической динамике, кризисы стали нормой, стала появляться высокая безработица, усилились социальное неравенство и расслоение общества. Возрастание концентрации производства привело к высокой степени его монополизации, что негативно сказывалось на его эффективности и подрывало принцип рациональности использования ресурсов. И в экономической науке стали появляться новые течения, которые указывали на имеющиеся противоречия и предлагали способы их устранения, в том числе обосновывая необходимость государственного вмешательства в экономическую жизнь.

При этом если одни ученые исходили из принципиальной жизнеспособности экономической системы свободного рынка и видели необходимость государственного регулирования лишь в ограниченных областях, в первую очередь в сферах распределения и денежного обращения, то другие считали систему свободного рынка обреченной, так как непреодолимые противоречия заложены уже в сфере производства.

Наиболее известным критиком системы свободной конкуренции был К. Маркс. В его главном груде «Капитал», заложившем основу такого экономического учения, как марксизм, мы сталкиваемся с анализом процесса воспроизводства на основе трудовой теории стоимости. Основное внимание Маркс уделяет процессу создания стоимости и присвоения прибавочного продукта в условиях эксплуатации. Выводы, к которым приходит К. Маркс, сводятся не только к отрицанию принципов свободного предпринимательства, но и к невозможности преодоления противоречий в условиях частной собственности. Таким образом, по мнению Маркса, необходимо не просто государственное вмешательство, а переделка самого государства, изменение социально-политического строя, т.е. создание государства, где производство основано на принципах общественной собственности на средства производства и плановом ведении хозяйства.

Идеи Маркса были развиты В. И. Лениным — основоположником советского государства, и в СССР в течение 70 лет существовало общество, основанное на провозглашенных К. Марксом принципах. В СССР государство было не просто основным субъектом экономики — оно регулировало практически все сферы экономической жизни. Всеобщее планирование, сочетаемое с ленинскими принципами учета и контроля, привело к созданию экономической системы, получившей название командно-административной. Данная модель экономики в целом показала свою жизнеспособность, в первую очередь для выполнения крупномасштабных задач, требующих концентрации больших ресурсов. Однако недостатками системы оказались инертность и неспособность гибко реагировать на быстрые изменения потребностей. Лишенные самостоятельности субъекты экономической деятельности были скованы жесткими заданиями плана и лишены возможности для каких-либо маневров по изменению ассортиментной структуры производства. В результате характерной чертой такой экономической системы стал дефицит на товарных рынках, но основным негативным качеством плановой экономики была низкая восприимчивость к инновациям. Все научно-технические достижения советской экономики связаны с реализацией крупномасштабных проектов, выполнение которых непосредственно контролировалось высшим руководством, причем реализация таких проектов, например, в космической или в оборонной области, происходила с некоторыми элементами конкуренции. Но во многих других отраслях экономики наблюдались устаревание технической базы производства, несоответствие ассортимента выпускаемой продукции структуре спроса, что зачастую приводило к неспособности экономической системы решать даже текущие задачи.

Экономисты классической школы сместили основное внимание с проблем формирования стоимости и анализа экономического поведения к проблемам, которые мы сегодня называем микроэкономическими. Так, были построены модели функционирования рынков в различных условиях конкуренции, с разной степенью несовершенства вплоть до полной монополии, что позволило конкретизировать условия формирования равновесия и оценить потери общества при нарушениях конкурентной среды. Большое внимание уделялось вопросам взаимодействия рынков и проблеме установления не только равновесия на каждом из них, но и общего равновесия на всех рынках одновременно.

Большой вклад в теорию рыночного равновесия внес французский экономист Л. Вальрас, которому принадлежит заслуга построения первой модели общего экономического равновесия. Вальрас представил экономику как систему взаимосвязанных рынков, на каждом их которых поведение экономических субъектов описывается функциями спроса и предложения. В результате ему удалось определить формальные критерии установления равновесия в экономике. В целом модель Вальраса дает нам представление об экономике как о саморегулирующейся системе, в которой возникающие дисбалансы устраняются за счет действия сил спроса и предложения. Однако некоторые моменты требовали специального рассмотрения, и Вальрас, который хотя и придерживался классических принципов саморегулирования, но отвергал представление об экономике как о «чистой науке», обосновывал необходимость ограниченного государственного регулирования.

Во-первых, саморегулирование экономической системы возможно при условии, что все рынки являются рынками совершенной конкуренции, при этом принцип совершенной конкуренции был применен не только к отдельному рынку, но и к экономике в целом — и спрос, и предложение на каждом рынке зависят не только от цены товара данного рынка, но и от цен на все остальные товары. И для каждого отдельного субъекта — покупателя или продавца — постулируется невозможность повлиять на цену — цена определяется рынком, и при условии, что функции спроса и предложения известны, ценность каждого товара определена.

Однако в экономике есть один уникальный товар, который невозможно описать стандартными функциями спроса и предложения и ценность которого остается неопределенной. Этот товар — деньги. Вальрас был первым, кто широко использовал математические методы анализа в экономике. Его модель общего экономического равновесия представлена как система из п взаимосвязанных рынков, в которой можно определить ценность {п - 1) блага, т.е. переменных в модели п, а уравнений — (п - 1), т.е. чисто математически «система не определена». Но Вальрас «элегантно» решает данный вопрос при помощи «закона Вальраса», согласно которому если в экономике, состоящей из п взаимосвязанных рынков на (п - 1) рынке, установилось равновесие, то оно также устанавливается и на п-м рынке.

Тем не менее Вальрас понимал, что проблема установления «ценности» имеет значение, учитывая, что в XIX в. денежная система была далека от идеала, потребность развивающейся экономики в деньгах возрастала, а использование лишь бумажных денег не имело общепринятых стандартов и правил. Такое положение дел приводило к скачкам цен, что сдерживало установление равновесных цен. Вальрас осознавал важность этой проблемы и понимал, что без участия государства ее не решить. Так, он предлагал осуществить привязку выпуска бумажных денег к биметаллическому стандарту при государственном регулировании денежного обращения.

Во-вторых, стала формироваться область, где государственное регулирование необходимо — монополизация рынков. Монополизация приводила к нарушению действия сил спроса и предложения, и, как следствие, нарушался один из основных принципов — невозможность влиять на цену, что, в свою очередь, приводило к невозможности саморегулирования экономической системы. В результате в условиях монополии нарушался принцип полезности, что имело следствием неэффективное и нерациональное использование ресурсов. Вальрас считал необходимым ограничивать влияние монополий, преимущественно методами налогового регулирования; при этом он полагал, что наиболее действенным будет использование имущественных налогов, а налоги на доходы ограничивать не стоит, так как они стимулируют производство.

Еще одной сферой, где необходимо государственное регулирование, Вальрас считал сферу распределения доходов. Если в сфере производства действуют объективные законы спроса и предложения, основанные на принципе полезности, и любое вмешательство может лишь нарушить сложившееся равновесие, то в сфере распределения, по мнению Вальраса, многое подчинено «человеческой воле», и развитие экономики даже в условиях свободной конкуренции может сопровождаться усилением дифференциации доходов, а в условиях монополизации приводит к «несправедливости» распределения. Поэтому согласно Вальрасу, если в сфере производства доминирует принцип полезности, то в сфере распределения его должен заменить принцип справедливости.

Роль государства Вальрас видел в обеспечении равных для всех возможностей и в заботе о социально незащищенных слоях населения. Так, преодолеть несправедливость распределения он предлагал с помощью системы социальных пособий. Среди радикальных предложений Вальраса следует отметить национализацию земли — он считал, что это позволит повысить эффективность ее использования и, главное, получаемая с земли рента может служить источником финансирования производства общественных благ.

В дальнейшем идеи Вальраса об ограниченном государственном вмешательстве получили развитие и в экономической науке, и в практике государственного управления. В частности, необходимость выработки мер государственного регулирования в части ограничения монополизации не вызывала сомнений, и уже с начала XX в. мы наблюдаем развитие антимонопольного законодательства и стимулирования конкуренции, причем применяются не только налоговые методы, но и тарифное регулирование и прямое государственное администрирование. Также постоянно развивается государственное регулирование сферы распределения с помощью развития как системы налогов (например, путем установления прогрессивной шкалы налогообложения), так и системы социальных пособий.

Крупномасштабный кризис 1929—1933 гг., вошедший в историю как Великая депрессия, положил начало исследованиям, которые мы сегодня называем макроэкономическими. В их основе лежит фундаментальный труд Дж. М. Кейнса «Общая теория занятости, процента и денег», увидевший свет в 1936 г. Он положил начало не только новому разделу экономической теории — макроэкономике, но и одновременно породил новое направление экономической мысли — кейнсианство.

В отличие от экономистов классической школы Кейнс не только не отрицал государственное вмешательство в экономическую жизнь, но и придавал ему большое значение. В основе кейнсианской теории лежит представление об экономике как об экономике несовершенной конкуренции с достаточно жесткими ценами. Классики утверждали, что совершенная конкуренция имманентно присуща экономике, а несовершенство рынков есть результат внешнего, в первую очередь государственного, воздействия. Кейнс же считал, что экономику необходимо воспринимать такой, какая она есть — с монополистическими проявлениями, ограничивающими свободный вход на рынок, наличием институциональных факторов, делающих систему цен относительно жесткой, не способной выполнять функции встроенных регуляторов. Но главное — Кейнс исходил из того, что субъекты экономики не являются рационально действующими индивидами, так как их решения принимаются не на основе анализа объективных и наблюдаемых параметров конъюнктуры рынка, а под влиянием факторов преимущественно субъективного характера — психологических, традиций, окружения среды и т.п. И в результате «невидимая рука рынка» не способна свести в единое целое разноплановые интересы экономических субъектов.

В классической теории утверждается, что система свободного рынка способствует полному и рациональному использованию имеющихся ресурсов, а любое предложение автоматически порождает соответствующий спрос (так называемый закон Сэя). Кейнс же показывает, что экономика в силу разнонаправленное™ интересов различных ее субъектов не только неспособна эффективно использовать имеющиеся ресурсы, но более того - развивается в условиях их относительного избытка, и кризисы перепроизводства есть следствие неспособности экономической системы восстанавливать нарушения равновесия.

Особое внимание Кейнс уделял анализу характера поведения экономических субъектов. Спрос домашних хозяйств определяется той долей доходов, которую они направляют на потребление. Однако мотивы, которыми руководствуются домашние хозяйства при формировании спроса, по своему характеру иные, чем те, которыми руководствуются фирмы при фор- м и рован и и предложения.

С точки зрения классиков, домашние хозяйства продают фирмам факторы, те производят продукт, доход от продажи которого передается домашним хозяйствам, так как стоимость произведенной продукции без остатка раскладывается на сумму факторных доходов. При этом, так как часть доходов домашние хозяйства сберегают, проблема равновесия на рынке сводится к тому, чтобы эти сбережения не осели мертвым грузом «в сундуках», а были использованы другими субъектами экономики — фирмами для осуществления инвестиций. И вопрос лишь в том, чтобы сумма формируемых домашними хозяйствами сбережений соответствовала объему инвестиционного спроса фирм. В «идеальной» экономической системе свободного рынка совершенной конкуренции вопрос решается просто — и домашние хозяйства, и фирмы как рационально действующие субъекты ориентируются на один и тот же мотив при формировании сбережений и инвестиций — мотив выгоды. В свою очередь, выгода определяется текущей ставкой процента, а так как рынок капитала свободный, то ставка процента гибкая и действуют силы спроса и предложения — находится такая ставка процента, при которой объем сбережений уравновешивается объемом спроса на инвестиции. И в экономике в целом наступает равновесие.

Кейнс же показывает, что данный механизм в реальной экономике не работает. Формирование инвестиционного спроса со стороны предпринимателей происходит не только под влиянием процентной ставки, но и их ожиданий прибыльности и оценки рисков, Кейнс называет это animal spin — «животным чутьем» предпринимателей.

Домашние же хозяйства распределяют доход на потребление и сбережение исходя не из колебаний процентной ставки, т.е. не из формальной «выгоды» долгосрочного характера, а из сложившихся предпочтений, формально выражаемых параметрами предельной склонности к потреблению и сбережению. При этом изменения величины потребления и сбережения происходят исключительно под влиянием изменения самого дохода, но не пропорционально, а в соответствии с так называемым основным психологическим законом — с ростом дохода люди склонны потреблять больше, но не в той степени, в которой растет доход.

Общий вывод из анализа мотивов поведения домашних хозяйств и фирм заключается в том, что в силу разного характера мотивов принятия решений в экономике на рынке благ (товаров и услуг) не может установиться автоматическое равновесие, а разбалансировка между спросом и предложением не только возможна, но и естественна. Более того, если равновесие и устанавливается, то происходит это в условиях неполного использования имеющихся ресурсов. Поэтому необходимо активное участие государства на рынке благ не только как одного из субъектов, осуществляющих закупки на рынке благ (государственные закупки), но и в качестве субъекта экономического регулирования.

Большое внимание Кейнс уделяет функционированию рынка труда. Проведенный анализ позволяет сделать вывод о том, что рынок труда - наиболее неравновесный рынок в экономической системе. Это обусловлено тем, что ставка номинальной зарплаты, которая в классическом варианте является гибкой и выступает в качестве автоматического регулятора спроса и предложения на труд, в реальности достаточно жестко фиксирована. Во-первых, номинальная заработная плата меняется не так уж часто, и если меняется, то не под влиянием рыночных сил, а в результате переговоров предпринимателей и работников. Во-вторых, меняется она, как правило, только в сторону повышения, что происходит в периоды роста экономической активности. Снижению же номинальной заработной платы препятствуют действующие институты рынка труда и социальной организации общества — долгосрочные договоры, профсоюзы, трудовое законодательство. Поэтому предпринимателю бывает легче уволить нескольких работников, чем снизить заработную плату всем, или никого не увольнять, а повышать цены на продукцию, внося тем самым «вклад» в общий рост цен, что будет способствовать снижению реальной заработной платы.

В результате рынок труда функционирует с неполным использованием трудовых ресурсов, более того — равновесие па рынке труда устанавливается, как правило, при наличии некоторой безработицы, а полная занятость для экономики является не нормой, а, скорее, исключением из правил. Таким образом, закономерности, определяющие функционирование рынка труда, обусловливают необходимость государственного регулировани я в сфере поддержания занятости и борьбы с безработицей, в том числе с помощью механизмов создания «государственных рабочих мест», например по проведению общественных работ.

В целом экономическая система по Кейнсу не может нормально функционировать без активного вмешательства государства, причем это касается абсолютно всех рынков, и реального сектора экономики — товарных и труда, и финансового сектора — рынков денег и капитала.

Так, на рынке капитала государство может выступать активным участником, размещая свои облигации. Тем самым государство, с одной стороны, предъявляет спрос па свободные сбережения домашних хозяйств, которые не предъявили фирмы, а с другой — может восполнить нехватку собственных доходов для осуществления программ по стимулированию экономики. Эти рекомендации Кейнса стали широко использоваться и используются и в настоящее время — мы наблюдаем, что на рынке капитала присутствуют два ключевых игрока — государство и бизнес, которые конкурируют за свободные финансовые ресурсы, формируемые преимущественно за счет сбережений домашних хозяйств. Кроме того, государство может активно использовать налоговое регулирование для поддержания экономической активности и выравнивания дисбалансов. В целом использование инструментов бюджетно-налоговой политики Кейнс рассматривает в качестве основного метода государственного регулирования.

Большое внимание Кейнс уделяет также анализу регулирования денежного рынка. В первой трети XX в. уже сформировалась современная двухуровневая банковская система, предусматривающая жесткий государственный контроль над денежной эмиссией, и выработаны основные правила денежного обращения и эмиссии денег. Следовательно формирование предложения денег полностью находилось под контролем государства.

Кейнс не подвергал сомнению принципы функционирования банковской системы — в более-менее неизменном виде они сохранились и до настоящего времени. Однако он внес неоценимый вклад в развитие представлений о формировании денежного спроса и роли денег в экономике. До Кейнса считалось, что деньги нейтральны, они служат счетной единицей (мерой стоимости) и средством обращения, выполняют также функцию средства платежа и накопления. Но сами по себе деньги ценности не имеют, ценность имеет лишь то, что можно приобрести за деньги. Поэтому изменение количества денег в экономике не может оказать влияния на реальные параметры развития — объем производства и уровень занятости, а лишь приведет к пропорциональному изменению цен.

Кейнс же утвердил иное представление о роли денег в экономике - после Кейнса фраза «деньги имеют значение» зазвучала совершенно по-иному, во всяком случае, в среде экономистов. Он рассматривал деньги как элемент богатства, но не как олицетворение богатства, не в обиходном понимании, а как актив, в который домашние хозяйства могут направлять свои сбережения наряду с другими активами. Кейнс использовал идею Дж. Р. Хикса о том, что спрос на деньги является частным случаем проблемы выбора оптимального портфеля активов, и в таком понимании деньги представляют собой некий актив, владение которым вызывает альтернативные издержки.

Кейнс выделил три мотива денежного спроса:

  • - трансакционный мотив, отражающий потребность в деньгах для совершения текущих платежей;
  • — мотив предосторожности, отражающий потребность в деньгах для осуществления непредвиденных платежей;
  • — спекулятивный мотив, отражающий спрос на деньги именно как на актив.

Первые два мотива объясняют потребность в деньгах для совершения сделок, последний выражает желание иметь их как элемент имущества, т.е. актив.

Такое представление о наших мотивах денежного спроса имеет не только теоретическое значение, оно позволило вскрыть совершенно иные механизмы взаимодействия рынков, на которые ранее не обращали внимания. Дело в том, что, восполняя нехватку денег, или наоборот — избавляясь от их относительного избытка, домашние хозяйства такими действиями оказывают влияние на основной регулятор рынка капитала — процентную ставку, тем самым запуская механизм, известный сегодня как эффект Кейнса. На изменение процентной ставки реагируют предприниматели, изменяя объем инвестиционного спроса, что вызывает изменения в реальном секторе экономики, т.е. оказывается влияние на параметры рынка благ и, как следствие, на рынок труда.

Таким образом, изменение количества денег в экономике приводит к изменению не только уровня цен, но и объемов производства и занятости. Этот важнейший вывод положил начало денежно-кредитной политике в современной экономике. Однако следует иметь в виду, что влияние денег на экономику ограничено некоторыми пределами, так как в условиях роста экономики денежное регулирование целесообразно использовать в целях сдерживания, но нс стимулирования экономической активности. В условиях спада денежное стимулирование возможно, но может не дать нужных результатов, поскольку экономика склонна при спаде впадать в ситуации, которые получили название ликвидной и инвестиционной ловушки.

Денежная теория Кейнса получила развитие в трудах другого известного экономиста — М. Фридмана, работы которого определили новое направление в экономике — монетаризм. Хотя монетаризм отталкивается от некоторых основных положений кейнсианства, но приходит в результате к совершенно противоположным кейнсианству выводам, и недаром теорию Фридмана часто называют новой количественной теорией, как бы подчеркивая, что она скорее продолжение классической традиции, нежели кейнсианских представлений.

Фридман, так же как и Кейнс, рассматривает деньги как один из видов активов, только расширяет состав этих активов, причем таким образом, что получается некоторая «привязка» каждого из активов к одному из макроэкономических рынков. В результате изменения на денежном рынке могут оказывать на реальный сектор не только косвенное воздействие, как это имеет место при эффекте Кейнса, но и прямое непосредственное влияние, через эффекты имущества и субституции. И выражение «деньги имеют значение» приобретает еще более значимый смысл.

Более того, Фридман считает, что влияние денег на экономику более сильное, нежели влияние изменений автономных расходов, и поэтому предостерегает от чрезмерного увлечения денежным регулированием. Дело в том, что в основе монетаристской теории лежит концепция перманентного дохода, которая появилась в рамках критики кейнсианской теории потребления, начавшейся после публикации исследований С. Кузнеца, который установил, что доля потребления в доходе домашних хозяйств на удивление постоянна и, следовательно, «основной психологический закон» ошибочен. Было предложено множество объяснений этому феномену, одно из них и принадлежит Фридману. Общий вывод из концепции перманентного дохода таков: экономические субъекты стремятся к постоянному уровню дохода и потребления в долгосрочном периоде, несмотря на краткосрочные колебания текущего дохода. А так как именно доход определяет величину денежного спроса, то при постоянстве дохода спрос на деньги также постоянен. На колебания же денежного предложения субъекты будут реагировать тем, что будут запускаться различные механизмы влияния денежного сектора экономики на реальный, и далеко не всегда это приведет к положительным последствиям для экономики.

Поэтому для стабилизации экономики лучше всего из года в год поддерживать постоянный рост денежной массы, соответствующий долгосрочному прогнозу по росту ВВП.

Рекомендуемый Фридманом темп прироста денежной массы в обращении на уровне 3—5% в год («золотое монетарное правило», или «денежное правило»). Регулирование величины и темпов роста денежной массы осуществляется методом таргетирования, предполагающим установление целевых ориентиров роста денежных агрегатов на предстоящий период исходя из ожидаемого повышения производственного потенциала и роста цен в течение таргетируемого периода, а также учет количественных параметров денежной массы в действиях всех участников рынка.

Стабилизация цен, нивелирование инфляционной компоненты в результате политики таргетирования ведет к стимулированию конкуренции. В этих условиях происходит восстановление механизма равновесных цен, ориентирующих инвестора на вложение в более прибыльные сферы инвестиционной деятельности. Использование монетарного правила должно учитывать долгосрочные цели. Общее изменение денежной массы за определенный период не должно превышать расчетного долгосрочного темпа.

Средствами регулирования экономики монетаристы считают также достижение сбалансированности государственного бюджета (сокращение бюджетного дефицита), установление высоких процентных ставок. С целью воздействия на инвестиционный процесс государство использует также снижение налогового бремени.

Классическая теория, кейнсианство и монетаризм и сегодня остаются основными концепциями, определяющими характер экономической политики. Но наряду с ними следует упомянуть и о других направлениях экономической мысли, оказавших влияние на методы и формы государственного регулирования.

Институционализм (от лат. institutum — учреждение) — направление социально-экономических исследований, которое возникло в конце XIX - начале XX в., рассматривает экономическую организацию общества как комплекс различных институтов. К институтам представители данного направления относят конкуренцию, профсоюзы, налоги, государство, монополии (корпорации), устойчивый образ мышления, юридические нормы, объединения граждан и др. Экономику они рассматривают как систему отношений между хозяйствующими субъектами, которые формируются под влиянием экономических и неэкономических факторов.

Представители институционализма выступили с резкой критикой мар- жинализма — неоклассической теории рыночного равновесия с ее базовыми категориями предельной полезности и производительности. Они утверждали, что концепция классического общества свободной конкуренции XIX в. перестала отвечать реалиям современности, а рынок стал одним из многочисленных экономических институтов, таких как корпорация, государство и др. Рынок способствует обогащению только крупных монополизированных предприятий, навязывающих свои товары и услуги потребителю.

Развитие институционализма в начале XX в. параллельно с неклассической школой было инициировано наметившимся усилением роли государства в правовом и ином регулировании экономических процессов. В результате возникла необходимость в новом подходе к исследованию экономических явлений, основанном на признании важности социальных норм и постулатов деятельности субъектов хозяйствования, а также в подходе, раскрывающем механизмы действия и тенденции изменения этих норм и обеспечивающих их социальных институтов.

Согласно основной доктрине институционализма государство должно оказывать постоянное активное воздействие на нормы и правила поведения субъектов экономической деятельности, т.е. направлять эволюцию или отбор институтов, поскольку спонтанная эволюция общественных отношений не всегда следует выбору вариантов, адекватных конкретной стадии и уровню развития экономики в той или иной стране.

Различают социально-психологический (1890—1920-е гг.), социальноправовой (1920—1940-е гг.) и социально-технологический (1950—1980-е гг.) институционализм. Автор социально-психологического институционализма Т. Веблен считает, что основа развития институтов — «инстинкт мастерства», «инстинкт к освоению новых знаний» и родственные чувства («инстинкт семьи»), а основатель социально-правового институционализма Дж. Р. Коммонс — что это право, юридические отношения, в частности между работодателями и работниками.

Представители социально-технологического направления (поздний институционализм) Дж. Гэлбрейт, Р. Арон, Я. Тинберген и другие основой экономического развития называют внедрение науки и техники в производство и исходя из этого обосновывают индустриальное, постиндустриальное, информационное и другие, лишенные конфликтов, формы общества.

Корпорация, в которой происходит отделение собственности от управления и осуществляется планомерное развитие в единстве со стихией мелкого и среднего предпринимательства, представляет собой качественно новый элемент экономических институтов. При этом ключевым экономическим институтом, основой современного им общества и будущей общественной системы представители институционализма считали государство, которое проводит активную социальную политику, применяет индикативное планирование и регулирование хозяйственной жизни. Идеалом общественного устройства они провозгласили государство социального благоденствия, а условием его построения — действенный социальный контроль.

Посткейнсианство (неокейнсианство) — одно из направлений развития западной экономической науки, которое рассматривает теорию Кейнса лишь в качестве одного из элементов новой системы экономических взглядов наряду со взглядами представителей институционального направления (их теорий рынка и ценообразования) и с некоторыми положениями теории К. Маркса по проблемам капиталистического воспроизводства.

Наиболее известными представителями данного направления являются экономисты А. Лейонхуфвуд (США), Дж. Робинсон (Великобритания), Л. Пазинетти (Италия) и другие. Критикуя положение неоклассической школы о способности рыночной системы обеспечить стабильный экономический рост и решить социальные проблемы, они пытаются разработать такую теорию производства и распределения продуктов, в которой темпы экономического роста, норма накопления капитала будут зависеть от распределения национального дохода между трудом и капиталом.

Значительную роль носткейнсианцы отводят анализу денег и денежно- кредитных ресурсов, образованию и нестабильности денежного спроса, которые в состоянии повлиять на процесс воспроизводства. Инфляцию они объясняют особенностями монополистического ценообразования и другими факторами, связанными с издержками производства, а финансовую нестабильность — ожиданием в условиях неопределенности, влияющим на динамику процентных ставок, оценку будущих прибылей и цен различных финансовых активов. Чтобы преодолеть инфляцию, необходимо, по их мнению, традиционные методы бюджетной и кредитной политики дополнить политикой доходов, предусматривающей добровольное соглашение профсоюзов, монополий и государства о темпах роста своих доходов в соответствии с определенными ориентирами роста производительности труда. Ими была разработана теория акселератора (от лат. accelerate — ускорять), в которой раскрывается зависимость прироста инвестиций от прироста дохода и которая органично дополняет концепцию мультипликатора. При этом устанавливается, что каждый процент прироста дохода обусловливает больший процент прироста инвестиций.

Многие посткейнсианцы выступают за разработку долгосрочной стратегии регулирования экономики, проведение глубоких структурных реформ, внедрение системы национального планирования экономики и т.д. Эти идеи в рамках посткейнсиапства получили название левого кейнсианства. Его сторонники (П. Сраффа, Л. Пазинетти и другие) выступают за ограничение власти монополий и их прибылей, уменьшение военных расходов, расширение социальных программ, развитие образования, здравоохранения, социального страхования, жилищного строительства, справедливое распределение и перераспределение национального дохода, более эффективную антикризисную и антициклическую политику государства. Такая политика должна осуществляться прежде всего через государственный бюджет с использованием стабилизаторов (налогов, выплат на социальное страхование и др.).

Неоклассический синтез — обобщающая экономическая концепция, в которой объединяются рациональные элементы теории ценообразования и распределения доходов неоклассицизма и кейнсианской теории роста национального дохода. Согласно этой концепции в зависимости от состояния экономики следует применять либо кейнсианские, либо неоклассические рецепты воздействия на нее, но прежде всего — денежно-кредитные методы, и по мере усложнения экономической системы необходимо всемерно совершенствовать методы государственного регулирования экономики.

Сторонники неоклассического синтеза рассматривают теорию общего экономического равновесия как идеальную модель функционирования экономической системы. Но в отличие от неоклассиков они предлагают использовать различные методы государственного регулирования. Поэтому концепцию неоклассического синтеза еще называют ортодоксальным кейнсианством. Его наиболее известными представителями являются американские экономисты Р. Хансен, П. Самуэльсон, Дж. Хикс, которых считают авторами теории доходов — расходов как ортодоксальной версии кейнсианской доктрины. По мнению П. Самуэльсона, решение ключевых проблем денежной и финансовой политики с помощью теории дохода придает законную силу классическим истинам.

В противовес кейнсианской модели мультипликатора Дж. Хикс предложил модель ISLM, показывающую с помощью соответствующего научного аппарата отличие между законом Сэя, согласно которому предложение порождает спрос, и законом Вальраса, определяющим, что сумма предложения, т.е. сумма доходов и расходов в обществе, совпадают. При этом в доходы включаются и денежные сбережения, их определенный объем находит проявление в спросе и предложении данного товара (т.е. денег), что, в свою очередь, влияет на равновесие экономической системы. Анализ совокупного спроса осуществляется Хиксом в производственном (реальном) и денежном секторах. Главным условием равновесия в первом из них он называет равенство инвестиций и сбережений, во втором — равенство спроса на ликвидность и денежной массы.

Неолиберализм — это совокупность взглядов, основным содержанием которых является отрицание необходимости вмешательства государства в экономическую жизнь и понимание механизма саморегулирующегося рынка как единственного эффективного регулятора хозяйственных процессов. За государством остается функция охраны существующей системы. Идеи экономического либерализма основательно разработал А. Смит, выступавший за отмену остатков регламентации промышленности и торговли государством.

Положительной стороной либерализма была его направленность против феодальных порядков, чрезмерной цеховой регламентации. Ярче всего идеи экономического либерализма сформулированы Ж. Б. Сэем в законе, гласящем, что предложение порождает собственный спрос, а капитализм способен без вмешательства государства стихийно и автоматически восстанавливать экономическое равновесие.

Методологической основой либерализма является принцип индивидуализма, согласно которому в обществе должна существовать естественная свобода человека, его независимость от социума, а отстаивание своих интересов отдельными индивидуумами ведет к удовлетворению общественных интересов, к общественному благополучию. Такие взгляды в значительной мере отражали специфику капитализма эпохи свободной конкуренции. Идеи экономического либерализма господствовали до кризиса 1929—1933 гг. На смену им пришли учение Дж. Кейнса и практическое воплощение ряда институциональных идей в экономической политике президента США Ф. Д. Рузвельта (одно из доверенных лиц последнего — институционалист У. К. Митчелл).

Современные последователи экономического либерализма — американские ученые-неолибералы Л. Мизес и Ф. Хайек — выступают за минимальное вмешательство государства в экономику, предоставление максимальной свободы предпринимателям и торговцам. Л. Мизес абсолютными основами цивилизации называл частную собственность, свободный обмен и разделение труда, на котором основывается такой обмен. Но регулируемую при социализме экономику он считал запланированным хаосом, поскольку цены в ней не отражали соотношения спроса и предложения. Ф. Хайек активно отстаивал идею максимальной свободы человека, преимущества рыночной системы над смешанной, считал капитал вечной категорией. По его мнению, регулирование хозяйственной деятельности разрушает механизм передачи информации.

  • [1] В разных источниках это высказывание приписывается Людовику XIV, которыйна заседании парламента Франции в апреле 1655 г. якобы сказал: «Вы думаете, господа,что государство — это вы? Ошибаетесь! Государство — это я!». Однако в опубликованныхпротоколах заседания данной фразы нет. По другой версии — британского журнала RevueBritannique (май 1851 г.) — фраза принадлежит английской королеве Елизавете I.
  • [2] Laissez faire (фр. — позвольте делать), laissez passer (фр. — пропуск, охранная грамота).Данный принцип можно трактовать как позволение свободно вести бизнес при охране интересов частного собственника.
 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы