Понятие правового государства

Формирование российского правового государства требует создание соответствующей концепции в условиях проведения экономической и политической реформ.

Данное обстоятельство следует рассматривать как потребность не только осознания особенностей функционирования российского государственно-организационного общества, но и анализа взаимодействия личности и субъектов политической системы с точки зрения оптимизации их взаимоотношений, обеспечения правовой защищенности, равенства всех перед законом, а также усиления взаимной ответственности.

В современных условиях необходимо определить состояние российской государственности в нашем обществе. В первую очередь нужно проанализировать соотношение понятий «общенародное государство» и «правовое государство». В отношении государства мы далеко не достигли того, что называлось понятием «общенародное», тем более того, что нужно считать «правовым государством». Идея государства как общенародного очень важна в теоретическом и практическом планах, ибо дает ему характеристику с точки зрения не только изменяющихся социальных основ, но и перспектив его развития, а также достижения общенародности в полном смысле этого слова, так как очень часто намечаемое принималось за достигнутое.

Можно утверждать, что этот процесс был неразрывно связан с формированием правового государства. Праву как инструменту управления обществом и государством отводится одно из центральных мест в деле перестройки сложившихся общественных отношений, ибо только будучи связанным правом государство может действовать «свободно». Одной из важных идей, содержащихся в Конституции СССР 1977 г., которая в теоретическом плане обозначала связанность общенародного государства правом, явилась мысль об укреплении правовой основы государственной и общественной жизни, что в первую очередь давало функциональную характеристику государства как политической организации всего народа, как будущего правового государства во всех многообразных отношениях.

Формирование правового государства — гарантия поступательного развития и углубления демократии, которая может существовать только при господстве закона, что связывает воедино все меры в области развития и применения права, придает им общую направленность.

Правовое государство — это не только одна из высших социальных ценностей, призванных утвердить гуманистические начала в его взаимоотношениях с личностью, но и практический инструмент обеспечения и защиты жизни, здоровья, чести, свободы, достоинства личности, средство борьбы с бюрократией, местничеством и ведомственностью, форма осуществления самоуправления и народовластия.

При анализе содержательной части взаимоотношений правового государства и личности на первом месте должны быть право, закон. Вся система общественных отношений должна быть освящена правом. Так, В. Н. Кудрявцев и Е. А. Лукашева отмечают, что ценностный смысл идеи правового государства состоит в утверждении суверенности народа как источника власти, в гарантированности его свободы, в подчинении государства обществу. В свою очередь, И. Грязин считает, что основой государственной жизни, отношений между государством и гражданином служит право — некая система норм, обязательная для них обоих независимо от конкретных политических целей, стремлений, социальных условий и т.п. Право — это своеобразное условие, фон и основа их сосуществования, присутствующие всегда и относительно независимо от их сиюминутной воли.

Об ограничении государственной власти правом, законом писали как мыслители прошлого (Платон, Аристотель), так и в более позднее время (Ш. Монтескье, Дж. Локк). Заслуга создания философской основы правового государства принадлежит И. Канту. Тема правового государства рассматривалась в работах русских юристов (Н. М. Корку- нова, П. И. Новгородцева, Г. Ф. Шершеневича и других) с точки зрения его ограничения правом в контексте общих пределов деятельности государства, его цели и назначения. Платон акцентировал внимание на создании государством условий по формированию у граждан добродетели, нравственных начал.

Следующий шаг в разработке названной проблемы — выделение основных взаимосвязей между обществом и государством, создание последним соответствующих условий по безопасности своих граждан. Так, например, Дж. Локк и И. Кант сводили назначение государства к обеспечению безопасности граждан как от внешних посягательств, так и в пределах внутренней деятельности.

Однако с развитием и укреплением буржуазных отношений господствующая политическая и правовая мысль существенным образом расширяет возможности воздействия государства на общественные отношения. Известный юрист Н. М. Коркунов обосновывал необходимость вмешательства государства в жизнь общества в тех случаях, когда сами граждане не могут достичь благосостояния собственными усилиями. Он отмечал, что границы желательного государственного вмешательства могут изменяться в разные эпохи и при разных условиях.

В соотношении государства и права можно усмотреть определенные требования к функционированию правового государства. Как только верховная власть издает правовую норму, с этого момента она обязуется сама сообразоваться с ней и не отступать от нее, пока эта норма не будет изменена или отменена установленным для этого порядком. Только при этом условии нормы права действительно внесут в жизнь государства устойчивость и порядок. Лишь при соблюдении верховной властью собственных предписаний можно рассчитывать на развитие в подданных уважения к закону и чувства законности. В этом и состоит отличие правового государства от деспотии. Иными словами, для реализации идеи правового государства должна существовать более высокая ступень развития системы социально-экономических отношений, что дает возможность в полной мере реализовать положения, заложенные в концепции правового государства.

Несмотря на всю критику первых шагов Советского государства, следует сказать о попытках утверждения законности как принципа государственной деятельности, которая развивалась вместе с другими государственными институтами, выражала органичную связь права, государства и демократии в тех трудных условиях, ибо государственность немыслима без законности. Из-за отсутствия разработанной системы законодательства революционные суды активно руководствовались правосознанием. Нельзя не отметить низкую общую правовую культуру правоприменителей, нигилистическое отношение к праву, закону в целом. Имели хождение представления, что законотворческая деятельность не требует специальной профессиональной подготовки.

Тем не менее именно в этот период, при жизни В. И. Ленина, последовательно формируются правовые устои Советского государства. В начале 1920-х гг. принимаются первые кодексы законов. Повышается роль суда и адвокатуры, упраздняются или преобразуются чрезвычайные органы, сужается сфера государственного принуждения. Создается прокуратура, главным назначением которой становится надзор за законностью деятельности органов государственного управления. Ведется активный поиск эффективных правовых форм регулирования политических и социально-экономических процессов. В ноябре 1918 г. VI Чрезвычайный Всероссийский съезд Советов принял постановление «О точном соблюдении законов». Уже в 20-е гг. прошлого столетия ставился вопрос о применимости к Советскому государству концепции правового государства. Так, А. Малицкий писал, что Советская республика есть государство правовое, осуществляющее свою деятельность в условиях правового режима.

Изменение ситуации в стране, становление административно- командной системы управления свидетельствовали о том, что подобный вывод по меньшей мере поспешен. Официальное отношение к доктрине правового государства было сформулировано в докладе Л. М. Кагановича по случаю 12-й годовщины советской власти, с которым он выступил в Институте советского строительства при Коммунистической академии: «... мы отвергаем понятие правового государства даже для буржуазного государства... Понятие “правовое государство” изобретено буржуазными учеными для того, чтобы скрыть классовую природу буржуазного государства... Конечно, все это не исключает закона. У нас есть законы. Наши законы определяют функции и круг деятельности отдельных органов государственной власти. Но наши законы определяются целесообразностью в каждый данный момент».

Часто, говоря якобы об отрицательном отношении В. И. Ленина к идее правового государства, ссылаются на его высказывание в работе «Пролетарская революция и ренегат Каутский», что «диктатура есть власть, опирающаяся непосредственно на насилие, не связанная никакими законами», а «революционная диктатура пролетариата есть власть, завоеванная и поддерживаемая насилием пролетариата над буржуазией, власть, не связанная никакими законами».

Приведенная ленинская мысль не отвергает роли закона, права в жизни общества. К тому же здесь речь идет о революционной диктатуре пролетариата по отношению к свергнутым эксплуататорским классам, отрицании буржуазного права, а не о нигилистическом отношении пролетариата к праву после завоевания им власти. Мы не должны также забывать, что В. И. Ленин, говоря о диктатуре пролетариата, предполагал при этом ее обязательные созидательные, демократические функции.

Стоит также обратить внимание и на соотношение законности и целесообразности, о котором говорил Л. Каганович. Нельзя сказать, что подобная трактовка исчерпала себя в наши дни. Неуважительное отношение к закону проявляется, в частности, в субъективистском толковании соотношения закона и «целесообразности». Суть проблемы в том, что иные местные руководители, исходя из личных представлений, присваивают себе право решать, стоит ли исполнять какой-либо закон, или его исполнение «нецелесообразно». Обход закона под предлогом хозяйственной или иной общественной «целесообразности» недопустим даже в том случае, если он действительно плох и устарел. Его может отменить, изменить лишь уполномоченный на то государственный орган.

Определяя пространственно-временные характеристики становления правового государства, надо признать, что в нашей стране в 30-е гг. прошлого столетия о таковом нельзя было говорить даже с натяжкой, тем более что официальная доктрина по проблемам становления социализма исходила из того, что построить социализм — это значит «огосударствить» все средства производства в промышленности и обеспечить 100%-ную коллективизацию крестьянских хозяйств. При этом для достижения поставленной цели вполне приемлемыми оказались не только государственное принуждение, но и беззаконие, и массовые репрессии.

Подобная практика обернулась трагическими последствиями для сотен тысяч людей, оказала пагубное воздействие на социально-экономическое развитие страны, утверждала в сознании пренебрежение к нормам закона и человеческой жизни.

Итак, проблема правового государства на многие годы ушла со страниц теоретических исследований. Было принято считать, что это буржуазно-либеральная концепция, призванная завуалировать классовую сущность буржуазного государства, хотя многие принципиальные положения, составляющие суть правового государства, активно изучались в рамках проблем, посвященных законности, правопорядку.

Дальше всех, пожалуй, в исследовании названной проблематики продвинулся известный болгарский ученый-юрист Н. Неновски, который еще в начале 1980-х гг. писал, что государство не может произвольно манипулировать правом или вообще освободиться от него. Право «навязывается» государству в силу необходимости, и вместе с тем оно ставит государству известные преграды, определяет границы и каналы его деятельности, т.е. связывает его определенным образом. По его мнению, социалистическим государством можно назвать только правовое государство, так как социализм и произвол несовместимы.

В настоящее время перед теоретиками и практиками правоведения встала конкретная задача сформулировать более четкое концептуальное представление о правовом государстве, ибо невозможно свести функционирование правового государства только к законности и правопорядку. Этого явно недостаточно.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >