Норма права в механизме правового воздействия

Проводимое нами различие между правовым воздействием и правовым регулированием в немалой степени объясняется той особенностью, специфичностью, которую норма права занимает в механизме правового воздействия. Норма права играет ведущую роль как в механизме правового воздействия в целом, так и в механизме правового регулирования в частности.

Как известно, самим своим существованием правовые нормы оказывают воспитательное, информативное воздействие. Существует большое количество дефинитивных норм, в которых закрепляются те или иные принципы, формулируются понятия. Эти нормы оказывают воздействие на общественные отношения в системе (комплексе) других норм и институтов, а также самостоятельно. Однако в том и другом случае имеет место воздействие на социальные процессы, но не их регулирование.

Возьмем такой пример. Законодательством определен довольно сложный порядок расторжения брака. Прежде чем супруги получат развод, им необходимо подать заявление в загс или суд, уплатить государственную пошлину, выждать определенный законом срок, в течение которого они имеют возможность подумать, проверить свое решение. Законодательное определение такого порядка расторжения брака является своеобразным тормозом на пути необдуманных, скоропалительных решений. И, наконец, на стадии правового регулирования при расторжении брака супругов, имеющих несовершеннолетних детей, правовое воздействие проявляется не только в более высокой государственной пошлине, но и в определении более длительного времени на примирение — до трех месяцев. Таким образом, здесь нет «жесткого и властного регулирования», ибо брак может быть расторгнут, однако на всех этапах его расторжения (в том числе в процессе правового регулирования) осуществляется воспитательное воздействие правовых норм, предупреждающих легкомысленный и непродуманный поступок.

Правовое воздействие во многом сводится к информативной, воспитательной роли права, усилить которую поможет пропаганда правовых знаний, система широкого юридического образования. Повышение информационного потенциала права способствовало бы улучшению языка нормативных актов, способов изложения правовых норм.

Заслуживающим внимания является предложение о создании справочной информационно-правовой телефонной службы. Ведь человек в определенных жизненных ситуациях испытывает потребность в определении, выборе линии своего поведения с точки зрения соответствия нормам права, закону. А он не всегда имеет возможность полно, четко, а главное, оперативно получить ответы на интересующие его вопросы.

Другой формой воздействия правовых норм, носящей специфически юридический характер, является выполнение ими основной социальной функции — регулирования общественных отношений путем установления субъективных прав и возложения юридических обязанностей, гарантированных государством. Правовая норма закрепляет определенный вариант поведения, представляет собой предписание более или менее общего характера, направлена на персонально неопределенный круг лиц.

Если до издания правовой нормы люди могут в зависимости от различных обстоятельств выбирать варианты поведения, то с ее изданием, в какой бы словесной формулировке она ни выражалась в тексте закона, указа или иного нормативного акта, возможность выбора получает правовое закрепление. Субъекту дозволяется, предоставляется право действовать таким-то способом, и если он изберет именно этот способ, получивший правовое закрепление, то ему будет обеспечена государственная поддержка.

Особенностью правового регулирования оказывается то, что оно осуществляется системой общих норм, среди которых существенное место занимают установления, предоставляющие субъекту общественных отношений гарантированную государством меру (масштаб) возможной свободы действий, его власти над вещами и над людьми. Любая правовая норма, выраженная как дозволение, предполагает соответствующую обязанность (запрет) не нарушать предоставленное право, обеспечить исполнение того, на что уполномочено то или иное лицо.

Предписания правовой нормы носят общий характер и должны выполняться всякий раз, когда создадутся условия, предусмотренные в типических чертах данной правовой нормы. При этом возникновение субъективного права и корреспондирующей ему обязанности не всегда происходит одновременно. При реализации управомочивающих норм осуществление права зависит от его обладателя: предположим, работник имеет право на пенсию, но продолжает трудовую деятельность. Типичная правовая ситуация есть, а «должного» нет. Но в этом и специфика нормы права: она воздействует на сознание, на поведение субъекта, предоставляет ему самому выбирать нужный вариант поведения. И как только наступает юридический факт (в нашем примере — лицо подает заявление в органы социального обеспечения о назначении ему пенсии), то общие предписания правовой нормы должны выполняться полностью, ибо налицо весь комплекс необходимых условий, предусмотренных в норме права.

Определение правовой нормой какого-либо варианта поведения направлено на закрепление тех или иных общественных отношений, которые отвечают потребностям общества. Это проявление статической функции нормы права в механизме правового воздействия. Само правовое регулирование определяется как такое воздействие на общественные отношения, которое обеспечивает их упорядочение, введение их в определенные рамки.

При проявлении статической функции правовой нормы ее структурные элементы (гипотеза, диспозиция, санкция) играют различную роль. Гипотезы, определяющие юридическую квалификацию тех или иных фактов (правовые последствия действий, событий, актов, динамику правоотношений), более всего относятся именно к механизму правового воздействия. Между тем диспозиции и санкции реализуются через правоотношение, т.е. через механизм правового регулирования. В диспозиции правовой нормы, адресованной участникам общественного отношения, сформулировано требование должного поведения. Санкцию правовой нормы можно рассматривать как необходимое дополнение к регулирующему воздействию диспозиции, для случаев, когда участники общественных отношений «отклоняются от заданного курса».

Механизм стабилизации общественного отношения заключается в применении санкции. Основная задача правовой нормы состоит в том, чтобы в процессе реализации регулируемое ею общественное отношение развивалось в соответствии с моделью, определенной нормой права. Санкция вступает в действие тогда, когда имеется информация о нарушении правового предписания. До ее поступления санкция находится в статическом воздействующем состоянии. Действие правовой санкции основывается на механизме обратной связи.

Невыполнение правового требования препятствует нормальному развитию общественных отношений. Норма без санкции перестает быть мерой поведения, поскольку ее нарушение, выход за указанные рамки не повлечет за собой надлежащую реакцию, государственное осуждение и государственное принуждение, обеспечивающее в порядке обратной связи регулирование нарушенных отношений. Задача состоит в том, чтобы вновь ввести поведение в установленные для него границы либо, если это невозможно, путем возложения на нарушителя новой обязанности пресечь в дальнейшем отклонение поведения от нормы как самим нарушителем, так и другими членами общества.

Устойчивость правопорядка, всего правового регулирования связана прежде всего с так называемой восстановительной функцией права, характерной для ряда его отраслей.

Так, например, особенность мер гражданско-правовой ответственности состоит в том, что они, предупреждая и пресекая гражданские правонарушения, выполняют в то же время восстановительную функцию, т.е. обеспечивают для потерпевшего восстановление положения, в котором он находился до того, как его право было нарушено. Так, ст. 11, 12 ГК РФ предусматривают, что защита гражданских прав осуществляется в установленном порядке судом, арбитражем или третейским судом путем: признания права; восстановления положения, существовавшего до нарушения права; пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения; признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, применения последствий недействительности ничтожной сделки; признания недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления; самозащиты права; принуждения к исполнению обязанности в натуре; возмещения убытков; взыскания неустойки; компенсации морального вреда; прекращения или изменения правоотношения; неприменения судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону; иными способами, предусмотренными законом. Аналогичные примеры можно привести и из других отраслей права, в частности, в трудовом праве восстановительной функцией обладают нормы, связанные с выплатой компенсации и восстановлением на работе.

Статическая функция нормы права в механизме правового воздействия теснейшим образом связана с динамической и является платформой для ее действия.

Динамическая функция нормы права проявляется в способности изменять, совершенствовать общественные отношения, содействовать их развитию в соответствии с потребностями общества, с тем, чтобы обеспечить нормальное движение общественных отношений, определенным образом их организовать, закрепить, придать им устойчивость. В некоторых правовых нормах эти две функции совмещаются, так как иногда они направлены как на закрепление общественных отношений, так и на обеспечение их развития.

В определенных случаях нормы права предусматривают развитие общественных отношений. Например, в ст. 8 ГК РФ говорится, что гражданские права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных законом и иными правовыми актами, а также из действий граждан и юридических лиц, которые хотя и не предусмотрены законом или такими актами, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают гражданские права и обязанности.

Динамизм исключает возможность превращения права в застывшую, оторванную от реальных жизненных отношений систему регулирования. В то же время свойственные праву нормативность и формальная определенность препятствуют его неустойчивости, неопределенности, которые могли бы возникнуть при изменениях в содержании права.

В юридической литературе в основном признано, что функция права — это направление воздействия на общественные отношения, поэтому правовые нормы выполняют не только регулятивную (статическую и динамическую), но и охранительную функцию. Охранительная функция проявляется в установлении запретов и в определении неблагоприятных правовых последствий их нарушения. Например, п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ в качестве неблагоприятного правового последствия предусматривает, что в случае однократного грубого нарушения трудовых обязанностей работником, несущим дисциплинарную ответственность в порядке подчиненности, в соответствии с законодательством с ним может быть прекращен трудовой договор.

Правовые нормы образуют основу правового регулирования. Значительная часть ученых-юристов полагает, что юридические нормы реализуются при помощи правоотношений, другая же часть считает, что их реализация может происходить и вне конкретных правоотношений, причем этот вывод связывается с существованием определенного круга общих прав и общих обязанностей, непосредственно вытекающих из закона.

Каждый субъект права в силу действия закона, независимо от участия в тех или иных правоотношениях, обладает определенным комплексом прав и обязанностей, которые составляют содержание правосубъектности или правовой статус данного лица или организации. В закреплении законом этих прав и обязанностей, образующих правовой статус граждан и организаций, находят свое юридическое выражение особые общественные отношения индивида или организации с государством, которые служат предпосылкой их участия в общественной жизни.

Обратив внимание на специфику нормы права в механизме правового воздействия, согласившись с трактовкой прав и обязанностей, выходящих за пределы конкретных правоотношений, дифференцированно подойдем к проблеме правоотношения как главного средства, при помощи которого требования правовых норм претворяются в жизнь, воплощаются в поведении людей.

Правовые нормы, устанавливающие права и обязанности граждан, определяющие компетенцию и структуру органов власти и управления или общественной организации, закрепляют «абсолютные» права граждан и организаций, т.е. такие права, которыми пользуется субъект права по отношению ко всем остальным лицам, воздействуют определенным образом на волю и сознание людей, стимулируют у субъектов определенный характер деятельности. В этом случае правомерно говорить о воздействии нормы права на стадии доправоотношения (конкретного), которого вполне достаточно, чтобы субъекты строили свое поведение, направляли свою деятельность в соответствии с требованиями правовых норм. Наряду с этим такое воздействие необходимо для того, чтобы субъекты, вступая в конкретное правоотношение, знали тот комплекс прав, которыми они обладают. Правосубъектность является первым звеном конкретизации правовых норм, в которых определяется общее юридическое положение субъектов. Последние становятся в то или иное отношение друг к другу, но оно неопределенно, определен только один воздействующий элемент — государство, воля которого воплощена в правовой норме.

На стадии конкретного правоотношения общий масштаб (мера) поведения, заключенный в правовой норме, персонифицируется. Механизм правового воздействия из статического воздействующего состояния через механизм правового регулирования приходит в движение.

Основную нагрузку в механизме правового регулирования, с точки зрения динамики, несет конкретное правоотношение. Под правоотношением понимается возникающая на основе норм права индивидуализированная общественная связь между лицами, характеризуемая наличием субъективных юридических прав и обязанностей и поддерживаемая (гарантируемая) принудительной силой государства. Благодаря правоотношению между субъектами устанавливается устойчивая правовая связь, конкретизируется состав сторон, объем их субъективных прав и обязанностей.

Механизм правового регулирования приходит в движение через правоотношение, посредством его происходит реализация правовых норм. Общие права и обязанности субъектов, существующие на стадии доправоотношения, конкретизируются в субъективном праве и юридической обязанности участников правоотношения. Связь между лицами (участниками правоотношения) носит индивидуализированный, определенный характер, причем как только те или иные субъекты становятся участниками правоотношения, их связь с государством конкретизируется через права и обязанности.

Юридическое состояние, взаимосвязь сторон (именно взаимосвязь, а не просто связь, потому что на одну сторону возлагаются права, а на другую — обязанности) в правоотношении определяются по-разному. Но суть их состоит в единстве прав и обязанностей.

Субъективное право можно рассматривать как единство трех возможностей. Первая — это общая возможность поведения самого управомоченного; вторая — это конкретная возможность, состоящая в требовании совершения известных действий или, напротив, воздержания от них (например, наймодатель может требовать от нанимателя своевременной платы за пользование нанятым имуществом); третья — специальная возможность, выражающаяся в том, что обладатель субъективных прав прибегает в необходимых случаях к содействию государственных органов для защиты нарушенных прав. Специальная возможность характеризует специфику субъективного права как юридического явления, которая заключается в охране его принудительной силой государства.

В юридической литературе не вызывает споров то, что сущностью субъективного права является гарантированная возможность совершать определенные действия. Предлагаются лишь отдельные терминологические уточнения определения субъективного права. Например, С. Ф. Кечекьян считал, что едва ли правильно, определяя субъективное право, говорить о «мере возможного поведения данного лица». Мера — это понятие количественное, предполагающее соизмеримость различных величин. Между тем возможности действия, обеспечиваемые законом, весьма многообразны и несоизмеримы.

При определении субъективного права как меры возможного поведения основной упор делается на то, чтобы «измерить» поведение обладателя субъективного права. Мера, прежде всего, предполагает возможность самостоятельного выбора образа действий, гарантируемого нормой права. Превращение возможности в действительность зависит от решения личности, от того, в каком объеме используется предоставленное субъективное право. А это уже есть мера поведения. Один гражданин будет добиваться осуществления своих прав вплоть до использования специальной возможности, прибегая к содействию государственных органов, другой же потребует совершения известных действий и в случае отказа этим и ограничится. Следовательно, указание на меру поведения отражает перевод возможности (общей, конкретной, специальной) в действительность. Субъективное право состоит из единства всех трех возможностей, его нельзя, например, свести только к общей или специальной. Если нет одной из возможностей, то нет и субъективного права.

Во времени использование возможностей может быть разным. Предположим, заключен договор подряда (отдан костюм в химчистку). Есть ли возможность собственного поведения? Да, она была (костюм отдан в химчистку) и есть, так как субъект может вообще не пойти за своим костюмом, может не интересоваться им, он может стать ему ненужным. Бесспорно, что основную нагрузку несет вторая возможность, состоящая в требовании выполнения определенных действий у другого лица, на котором лежат обязанности. Именно на использование этой возможности рассчитаны норма права и возникающее правоотношение.

В дореволюционной русской литературе особенно красноречиво изображал психическое состояние обязанного лица Л. И. Петражиц- кий, который писал, что обязанность переживается как своеобразное препятствие для свободного облюбования, выбора и следования наклонностям, влечениям, целям, что обязанный субъект представляется находящимся в особом состоянии несвободы, связанности. Отсюда выражение «об(в)язанность».

В последнее время при исследовании механизма правового регулирования наметилась тенденция выводить за пределы правовых отношений субъективные права и обязанности. Так, вряд ли можно согласиться с точкой зрения Н. И. Матузова о необходимости признания субъективных прав и обязанностей, непосредственно определяющих конкретные виды и границы поведения субъектов в регулируемых отношениях, в качестве отдельного элемента механизма правового регулирования. Ссылка его на мнение С. С. Алексеева, что в процессе юридического воздействия на общественные отношения необходимо найти такие правовые категории, которые бы позволили в самой правовой «материи» увидеть особенности действия права, и что определяющая роль в решении этого вопроса принадлежит, несомненно, категориям субъективного права и юридической обязанности, не может считаться достаточно убедительной по той причине, что субъективные права и обязанности, их взаимосвязь могут существовать не только в конкретном правоотношении.

Независимо от того, существуют субъективные права только в составе правоотношений или вне их, реализуются они во всяком случае в правоотношениях, а субъект принадлежащее ему право осуществляет в том правоотношении, в котором он участвует и без которого это право не получило бы реализации.

Можно согласиться с утверждением, что попытка вывести субъективное право за пределы правоотношения объясняется тем, что его значение оказалось невозможно охарактеризовать лишь в рамках понятия «элемент правоотношения». Но в механизме правового регулирования общие субъективные права и обязанности должны конкретизироваться именно в том или ином правоотношении. Вопрос, существуют ли субъективные права и обязанности на стадии доправоотношения, подлежит дальнейшему изучению.

Думается, можно говорить об общих правах и обязанностях, которые в силу того, что они принадлежат конкретному субъекту, будут общими субъективными правами и обязанностями. Как только они реализуются в правоотношения, то становятся субъективными правами и обязанностями конкретного правоотношения.

Например, у гражданина есть (его, конкретного субъекта) общее субъективное право — право на образование. Он решает пойти учиться в МГУ на юридический факультет, т.е. становится участником конкретного правоотношения, вначале в качестве абитуриента, а после успешной сдачи вступительных экзаменов и приказа о зачислении — студента. В силу этого происходит конкретизация и общего субъективного права. Следовательно, отрывать субъективное право и юридическую обязанность от правоотношения и рассматривать их в качестве самостоятельного элемента в механизме правового регулирования неправомерно.

Принято считать, что взаимосвязь сторон в конкретном правоотношении существует в простом виде: одна обладает субъективным правом, а на другую возложена субъективная юридическая обязанность. В действительности же связи сторон в правоотношении значительно сложнее: обычно на каждой из них лежат и правомочия, и обязанности, которые, взаимно переплетаясь, служат формами закрепления фактических действий, направленных на достижение блага, ради которого и были установлены между сторонами социальные связи. В этом смысле следует признать вполне справедливыми утверждения отдельных ученых о том, что правоотношение есть юридическая форма фактических общественных отношений, с помощью которой последние упорядочиваются и эффективнее достигаются результаты, ради которых они складывались.

Правоотношение является внешней формой воплощения требований правовой нормы и поведения людей. Внутренняя форма выражается в непосредственном осуществлении прав и обязанностей субъектами правоотношения. Кроме того, выделяется правоприменительная реализация, проходящая особую стадию — применение. Реализация права (или правовых норм) есть претворение, воплощение правовых норм в фактической деятельности организаций, органов, должностных лиц, граждан.

Акты реализации как в непосредственных, так и в опосредованной формах занимают особое место в механизме правового регулирования, ибо представляют собой конечную цель правового воздействия. Под непосредственными формами понимают соблюдение, исполнение, использование правовых норм. Слова «реализовать», «применять», «соблюдать» и «исполнять» имеют почти одинаковое филологическое значение: осуществление, претворение чего-либо в жизнь. Однако каждое из них как юридический термин выражает своеобразную форму правовой деятельности, имеет свой особый смысл.

Под соблюдением обычно понимается реализация обязанностей, причем в форме пассивного поведения (несовершения запрещенных действий). Исполнение норм права — это такая форма реализации обязанностей, которая требует со стороны субъекта права обязательного совершения предусмотренных нормами действий, причем они должны быть активными. При исполнении обязанностей действия субъектов нередко нуждаются в особом юридическом оформлении. Посредством данной формы происходит реализация главным образом обязывающих норм права. Использование — это такая форма реализации, при которой претворяются в жизнь возможности, содержащиеся в субъективном праве. Характерной ее чертой является активное поведение субъекта, однако в отличие от соблюдения и исполнения, связанных с реализацией юридических обязанностей, используются возможности, воплощенные в субъективных правах. Посредством этой формы реализуются в основном управомочивающие нормы. Таким образом, можно утверждать, что субъективное право реализуется в форме использования, а юридические обязанности — в форме соблюдения и исполнения.

Во-первых, соблюдение правовых норм в форме нарушения запретов вряд ли можно целиком относить к механизму правового регулирования; во-вторых, соблюдение правовых норм, не содержащих запретов, играет меньшую роль в механизме правового регулирования, чем исполнение обязанностей, ибо последние в конкретном правоотношении несут большую нагрузку. При непосредственной реализации у участников правоотношения вполне достаточно возможностей выполнить свои правомочия и обязанности, совершить действия, предусмотренные нормативным предписанием, поэтому реализация правовой нормы осуществляется через правоотношение, т.е. фактическое использование субъективного права и исполнение юридической обязанности.

В некоторых случаях государство при помощи права берет под контроль возникновение, изменение или прекращение каких-либо отношений: они возникают в результате особого вида юридических фактов — законных и обоснованных актов применения правовых норм. Правоприменительная деятельность необходима во всех случаях, когда для возникновения конкретных правоотношений, для их нормального течения необходим акт государственного органа, должностного лица, уполномоченной законом общественной организации (например, приказ о зачислении в университет, назначение пенсии, регистрация брака, предоставление жилой площади). Кроме того, правоприменительная реализация неизбежна в случаях, если конкретное правоотношение спорно, отклоняется от установленного в норме правила или если совершено правонарушение, т.е. когда нужно вмешательство третьего лица. Это «вторжение» в процесс реализации, строго говоря, может произойти лишь при исполнении и использовании норм права, а также при их нарушении, когда для нормального правового регулирования следует принять меры, чтобы исполнилась юридическая обязанность или устранились препятствия при использовании субъективного права.

Правоприменение не может протекать для государственного органа, должностного лица или общественной организации без того, чтобы они сами не соблюдали, не исполняли или не использовали нормы права, регламентирующие их деятельность.

Одна из важнейших особенностей применения права, отражающая его государственно-властный характер, состоит в том, что применять юридические нормы могут только специальные (компетентные) органы, т.е. субъектами применения права могут быть только государственные органы, должностные лица и уполномоченные на то общественные организации в лице своих органов. Граждане нормы права не применяют.

В заключение отметим, что в любом обществе ставится задача обеспечить высокую эффективность механизма правового регулирования, включая совершенствование законодательства, улучшение эффективности и качества применения права, усиление правовой активности граждан, различных общественных организаций, подъем общей правовой культуры, совершенствование правового воспитания.

Изучение механизма правового регулирования играет важную роль в понимании каждым юристом динамики воздействия на общественные отношения всех юридических средств в комплексе. Значение

единства и взаимодействия в механизме правового регулирования весьма существенно для укрепления правовой основы государственной и общественной жизни.

Углубленное изучение этой темы должно способствовать уяснению того, как правовое регулирование связано с тем социальным эффектом, на который оно направлено. Связующим звеном здесь выступает волевое поведение людей. Как право влияет на поведение людей? Как повысить эффективность правового воздействия на всех уровнях поведения? Как право влияет на стадии мотивации, планирования, исполнения? Решение этих вопросов имеет весьма существенное значение в практической деятельности каждого юриста, поскольку речь идет об изучении социально-психологических условий применения права, социальной психологии разных слоев населения, мотивов и целей поведения граждан, их системы ценностей. Ответ на них даст возможность уяснить, какие правовые нормы и в какой степени лучше всего соответствуют интересам различных слоев населения, общества в целом.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >