Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Право arrow Адвокатская деятельность и адвокатура в России

Адвокатура в условиях советских правовых реформ 1960—80-х гг

Так называемая "хрущевская оттепель" проявилась не только в осуждении сталинского террора и реабилитации его жертв, но и в общей, хотя и очень ограниченной, демократизации правовой системы советского государства. Отдельные предложения либерально мыслящих ученых-правоведов и адвокатов получили отражение в Основах уголовно-процессуального законодательства Союза ССР и республик, утвержденных постановлением Верховного Совета СССР от 11.06.1991 № 2244-1, УПК РСФСР от 27.10.1960 и УК РСФСР от 27.10.1960, в реформированном гражданском и гражданском процессуальном законодательстве. Согласно УПК РСФСР 1960 г. адвокаты получили возможность лучше готовиться к процессам и даже участвовать на более ранних стадиях уголовного разбирательства дел в отношении несовершеннолетних, инвалидов, людей, не владеющих языком, на котором ведется судопроизводство.

Расширение процессуальных прав защиты сопровождалось постепенным развитием законодательства об адвокатуре. Положение об адвокатуре РСФСР, утвержденное Законом РСФСР от 25.07.1962, не внесло принципиальных изменений в статус коллегий, юридических консультаций, самих адвокатов. Правда, были несколько ужесточены требования для поступающих в коллегию: выпускники юридических вузов, имеющие стаж работы по специальности менее двух лет, принимались лишь после прохождения шестимесячной стажировки; лица без высшего юридического образования принимались лишь в виде исключения, с разрешения краевых, областных органов исполнительной власти и при наличии не менее чем пятилетнего стажа работы по специальности юриста.

Как правило, этот "порядок исключения" применялся к тем прокурорам, судьям, следователям, крупным чиновникам из систем МВД, КГБ, юстиции, которые направлялись на работу в адвокатуру по решению партийных органов, но при этом далеко не всегда имели высшее юридическое образование. Попав в коллегию в "порядке исключения", такие люди, как правило, имели огромное преимущество перед прочими адвокатами, поскольку были членами КПСС и имели опыт руководящей работы. Вот почему нередко именно из их числа назначались заведующие консультациями, хотя для них самих переход в адвокатуру означал падение к подножию официальной иерархической пирамиды и карьерный тупик: случаи перехода адвокатов на работу судьями, прокурорами, чиновниками высокого ранга были крайней редкостью. На этом фоне абсолютным исключением выглядело в 1967 г. назначение председателя президиума (МГКА) В. А. Самсонова судьей Верховного Суда РСФСР.

В Положении 1962 г. впервые появилась глава, определяющая права и обязанности адвокатов. В ней закреплялось, что адвокат "должен быть образцом точного и неуклонного соблюдения советских законов, моральной чистоты и безукоризненного поведения, обязан постоянно совершенствовать свои знания, повышать свой идейно-политический уровень и деловую квалификацию, активно участвовать в пропаганде советского права". Адвокат был также обязан "использовать все указанные в законе средства и способы защиты прав и законных интересов" граждан и юридических лиц, обратившихся к нему за юридической помощью. Вместе с тем адвокату было запрещено принимать поручение на ведение дела в случаях, когда:

  • — в расследовании и решении дела принимает участие должностное лицо, с которым адвокат состоит в родственных отношениях;
  • — он по данному делу ранее оказывал юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам лица, обратившегося с просьбой о ведении дела, или участвовал ранее в деле в качестве судьи, следователя, прокурора, дознавателя, свидетеля, эксперта, переводчика или понятого.

Важными правовыми гарантиями адвокатской профессии стали, с одной стороны, запрет допрашивать адвоката в качестве свидетеля об обстоятельствах дела, которые стали ему известны в связи с выполнением обязанностей защитника по данному делу, а с другой — правило, согласно которому адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты обвиняемого.

Шагом в направлении демократизации внутреннего устройства коллегий стало впервые установленное Положением право адвокатов избирать и быть избранными в органы коллегии, принимать участие в обсуждении вопросов, связанных с ее деятельностью. Одновременно было введено правило, согласно которому выборы состава президиума проводятся один раз в два года на общем собрании членов коллегии путем тайного голосования, а выборы председателя президиума — путем открытого голосования членов президиума. Серьезной новеллой стало отнесение к компетенции президиума таких вопросов, как повышение юридической квалификации членов коллегии, обобщение и распространение положительного опыта работы юридических консультаций и адвокатов, разработка и издание методических пособий по вопросам адвокатской деятельности, изучение и обобщение по имеющимся в коллегии материалам причин преступных проявлений и иных нарушений законности с последующим внесением соответствующих предложений в государственные и общественные организации.

Положение сделало серьезные коррективы и в сфере дисциплинарной ответственности адвокатов. С одной стороны, оно сделало возможным исключение из коллегии по решению не только президиума коллегии, но и краевого, областного исполкома. С другой стороны, оно впервые конкретизировало основания исключения:

  • — обнаружившаяся непригодность к исполнению обязанностей адвоката;
  • — систематическое нарушение правил внутреннего распорядка коллегии и недобросовестное выполнение своих обязанностей;
  • — получение адвокатом денежного вознаграждения помимо юридической консультации ("микст");
  • — совершение проступков, порочащих звание советского адвоката;
  • — совершение преступления.

В то же время такая форма дисциплинарной ответственности, как приостановление полномочий адвоката на определенный срок, отошла в прошлое.

Закон СССР "Об адвокатуре в СССР", принятый 30 ноября 1979 г., пошел еще дальше в правовом регулировании в данной сфере. Он был порожден Конституцией СССР 1977 г., в которой впервые появилась статья об адвокатуре (ст. 161). Получив конституционное признание, адвокатура становилась государственным делом, заслуживающим законодательного регулирования на уровне высокой политической демагогии. Например, на место убогих утилитарных формулировок, определявших задачи адвокатуры в прежних нормативных актах, пришло пышное многословие: "Адвокатура в СССР содействует охране прав и законных интересов граждан и организаций, осуществлению правосудия, соблюдению и укреплению социалистической законности, воспитанию граждан в духе точного и неуклонного исполнения советских законов, бережного отношения к народному добру, соблюдения дисциплины труда, уважения к правам, чести и достоинству других лиц, к правилам социалистического общежития".

Несомненным шагом вперед стала норма, определяющая порядок создания коллегий адвокатов — "по заявлению группы учредителей, состоящей из лиц, имеющих высшее юридическое образование, или по инициативе исполнительного и распорядительного органа соответствующего Совета народных депутатов". Но предусмотренная здесь альтернативность, включающая возможность учреждения коллегии просто группой частных лиц — юристов, была не более чем видимостью, поскольку любое предложение об образовании коллегии адвокатов должно было сначала получить поддержку республиканского министерства юстиции, которое, в свою очередь, представляло его в исполком краевого, областного Совета для утверждения и регистрации. Эта норма наполнилась реальным смыслом лишь на рубеже 1980—90-х гг., когда начали возникать так называемые "параллельные коллегии".

Знаменательным стало исключение лазейки для поступления в адвокатуру лиц без высшего юридического образования в "порядке исключения". Точно так же ушло в прошлое и ставшее архаичным право крайоблисполкомов в течение месяца отводить (отчислять) вновь принятых в коллегию адвокатов.

Новеллой стало появившееся в законе правомочие адвоката запрашивать через юридическую консультацию из государственных и общественных организаций различные справки, характеристики и иные документы, необходимые ему в связи с оказанием юридической помощи. Праву адвокатского запроса корреспондировала обязанность государственных и общественных организаций в установленном порядке выдавать запрошенные документы или их копии.

Закон также впервые конкретизировал виды юридической помощи, оказываемой адвокатами, отнеся сюда:

  • — консультации и разъяснения по юридическим вопросам, устные и письменные справки по законодательству;
  • — составление заявлений, жалоб и других документов правового характера;
  • — представительство в суде, арбитраже и других государственных органах по гражданским делам и делам об административных правонарушениях;
  • — участие на предварительном следствии и в суде по уголовным делам в качестве защитников, представителей потерпевших, гражданских истцов, гражданских ответчиков.

Были перечислены в законе и случаи, когда юридическая помощь оказывалась гражданам бесплатно. Сюда попали, в частности, дела: о взыскании алиментов; о возмещении вреда, причиненного увечьем, связанным с работой; по жалобам на неправильности в списках избирателей; депутатам — при даче консультаций, связанным с осуществлением ими депутатских полномочий; членам товарищеских судов — при даче консультаций в связи с их общественной деятельностью и т.д.

Подробно регламентировались в законе и взаимоотношения адвокатуры с различными государственными органами и общественными организациями. При этом осталась в неприкосновенности главная линия подчиненности и подотчетности — руководство деятельностью коллегий сохранилось за органами исполнительной власти и прежде всего органами юстиции. Многочисленные функции возлагались на Министерство юстиции СССР: контроль за соблюдением коллегиями законодательства об адвокатуре; установление порядка оплаты юридической помощи и труда адвокатов; издание инструкций и методических рекомендаций по вопросам деятельности адвокатуры и т.д. Если министерство усматривало нарушение законодательства в каком-либо решении общего собрания или постановлении президиума коллегии, то оно могло приостановить его и вернуть для нового обсуждения. Помимо союзного министерства коллегии адвокатов подлежали общему руководству и контролю со стороны Министерства юстиции РСФСР, которое выполняло рутинную бюрократическую работу: устанавливало порядок оказания адвокатами юридической помощи гражданам и организациям; заслушивало сообщения председателей президиумов о работе коллегий; обобщало практику работы коллегий; издавало инструкции и методические рекомендации по вопросам деятельности адвокатуры и т.д. В значительной степени благодаря усилиям этого министерства появилось Положение об адвокатуре РСФСР, утвержденное Законом РСФСР от 20.11.1980 и практически ничего не добавившее по сравнению с новым союзным законом 1979 г. и старым Положением 1962 г.

Законодательные реформы тех десятилетий сопровождались постепенным численным ростом адвокатуры, которая в 1960-х гг. насчитывала в своих рядах уже около 13 тыс. человек. Этому в значительной степени способствовал рост числа выпускников юридических вузов. Однако контроль государства за ростом численности адвокатов мешал выйти за неписаный норматив "один адвокат на 13 тыс. жителей", который, конечно, значительно ниже уровня, существующего в странах развитой демократии. В то же время власти продолжали свои излюбленные манипуляции со ставками гонорара. Изданные в 1965 г. Типовые правила по оплате труда адвокатов и Инструкция по оплате правовой помощи, оказываемой адвокатами гражданам, предприятиям, институтам, колхозам и другим организациям, в немалой степени способствовали уходу адвокатских доходов в тень.

Разумеется, и в эти годы реальное положение адвокатуры было приниженным, а ее статус в системе правосудия — ущербным. Как и прежде, положение адвоката в советском суде было незавидным. "Я видела, — пишет Д. И. Каминская, — как во время перерыва прокурор свободно и уверенно направлялся в кабинет судьи, куда адвокату заходить не разрешалось. Я присутствовала при том, как в этом кабинете во время перерыва прокурор, судья, а часто и следователь обсуждали рассматриваемое дело. Вместе оценивали доказательства, а зачастую тут же решали и судьбу человека — вопрос о его виновности и даже то, какой срок лишения свободы ему нужно определить. Установленное законом равенство сторон в суде, равенство прав прокурора и адвоката не только никогда не соблюдалось, но не было даже попытки замаскировать, сделать не таким явным преимущество, оказываемое представителю государственного обвинения".

И в то же время унижаемый и понукаемый судьями и прокурорами адвокат, "как правило, и почти без исключений был гораздо образованнее, его профессионализм был значительно выше. ...Адвокат был гораздо свободнее этих судей и прокуроров. Он сам определял позицию по делу, он ни с кем не должен был ее согласовывать"1. Но голос его, чаще всего, оставался не услышанным, так как советский судья пренебрегал его мнением, как в силу сложившейся традиции, так и в силу того, что защитник всегда был для него едва ли не сообщником подсудимого, который, естественно, не может не быть виновен, если так считает государство в лице обвинения. Сам адвокат, его придирчивое внимание к соблюдению процессуальных норм рассматривались судьями как помехи для их эффективной работы по искоренению преступности "в свете решений" очередного партийного съезда. В отсутствие реального равенства и состязательности сторон, суда присяжных и сколько-нибудь заметной роли народных заседателей, в советском суде для адвоката важнее всего были не ораторские способности, а доскональное знание материалов дела и законодательства, строгость логико-юридического анализа, способность точно и кратко формулировать вопросы и аргументы. Впрочем, и это могло не дать результата, если исход дела был предрешен телефонным звонком из партийных или иных руководящих органов. "Судьи независимы и подчиняются только райкому", — горько шутили адвокаты той недавней поры.

Новейшая история российской адвокатуры

Начавшаяся в середине 1980-х гг. перестройка самым решительным образом сказалась на положении адвокатуры. Начавшийся "кооперативный бум", охвативший многие сферы экономики — от розничной торговли до сельского хозяйства и производства сложной техники, — не мог не затронуть сферу правовых услуг. Правовые кооперативы стали провозвестниками новых форм коллективной работы юристов на нивах правовой защиты и судебного представительства. В то же время продолжала существовать сохранившаяся с советских времен традиционная адвокатура. Конкуренция между старыми и новыми формами оказания юридической помощи в конечном итоге привела к появлению так называемых "параллельных коллегий", которые создавались юристами, не являющимися адвокатами, однако готовыми полностью взять на себя эти функции.

Резолюция XIX Всесоюзной конференции КПСС о демократизации советского общества и реформе политической системы (28 июня — 1 июля 1988 г.) акцентировала внимание на повышении "роли адвокатуры как самоуправляющейся ассоциации по оказанию юридической помощи гражданам, государственным предприятиям и кооперативам, представительству их интересов в суде, других государственных органах и в общественных организациях". В Резолюции ставилась совершенно конкретная задача расширить участие защитников в предварительном следствии и судопроизводстве. И это задача была решена на рубеже 1980—90-х гг. путем внесения соответствующих изменений в уголовно-процессуальное законодательство.

На протяжении последнего десятилетия XX в. шла непрерывная борьба адвокатской общественности за радикальное совершенствование законодательства об адвокатуре. Адвокатам так называемых "традиционных" коллегий противостояли их новые, "параллельные" коллеги, а тем и другим вместе и по отдельности — чиновники Министерств юстиции СССР и РФ. Традиционные коллегии стремились получить закон, который гарантировал бы им полную независимость от государства, а Минюст, наоборот, пытался провести законопроект, который еще более ограничил бы адвокатскую самостоятельность в пользу министерского контроля и руководства. Результат оказался весьма плачевным: Минюст санкционировал создание альтернативных коллегий. Лишь впоследствии удалось найти компромиссный "нулевой вариант", который уравнял все коллегии, которые законно существовали на момент вступления закона в силу.

Закон об адвокатуре рождался в остром противоборстве. При этом активно впитывался законодательный опыт США и европейских стран, где правовой статус адвокатуры урегулирован наиболее полно и последовательно. Главной опорой адвокатской общественности в борьбе за закон были депутаты, пришедшие в парламент из адвокатской среды. И их усилия не пропали даром. Впрочем, здесь пока заканчивается история российской адвокатуры и начинается ее сегодняшний день.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы