Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow История России до конца XVII века

Роль варягов (викингов) в истории Древней Руси

Период с VIII по XI в. называется в Северной и Центрально-Восточной Европе "эпохой викингов". В это время скандинавы создают особый тип культуры, основой которой были отряды воинов, вторгавшихся на своих кораблях в другие страны за военной добычей.

Набегам варягов (викингов) в раннем Средневековье подвергалось все побережье Балтики, Северного моря и даже европейское побережье Атлантического океана (викинги осаждали Париж и Лиссабон). Задолго до Колумба, в конце X в., они побывали в Америке, открыли и колонизовали Исландию и Гренландию. Их корабли выходили в Средиземное море и дошли до Константинополя. "Храни нас Бог от нашествия норманнов" – так стандартно начинались многие молитвы в европейских церквях того времени.

Викинги сыграли большую роль в развитии государственности у народов средневековой Европы. Здесь можно выделить три фактора. Во-первых, викинги кое-где выступили завоевателями, оказавшими влияние на возникновение государств (имя норманнов отразилось в названии герцогства Нормандии на севере Франции; войны викингов с англосаксами имели большое значение для формирования британской государственности и т.д.). Во-вторых, сама по себе угроза нашествия викингов заставляла сплачиваться и мобилизоваться местную аристократию, укреплять собственную власть. В-третьих, во многих европейских государствах скандинавы привлекались в качестве военных наемников, особенно в королевскую и императорскую гвардию. Тем самым, входя в элитные войска, будучи опорой высшей власти, варяги часто участвовали в осуществлении этой власти, назначались на важные военные посты и могли даже составлять костяк служилой аристократии.

Для Руси значимыми оказались все три выделенных фактора, которые с разной степенью интенсивности проявились в отечественной истории. Отряды Рюрика и Олега, появившиеся в Восточной Европе в IX в., сначала сыграли важную роль в создании Северного центра Руси (862), а затем в объединении Севера и Юга (882). Роль варягов, а также военных вождей, чьи имена нам известны как Рюрик и Олег, отрицать здесь невозможно. Этническая принадлежность пришедших в Восточную Европу варягов и степень их участия в объединительном процессе местной славянской знати при этом остаются предметом научных дискуссий. Варяжские отряды в IX–XI вв. составляли основу княжеского наемного войска и его дружины. Варяжские имена стоят под договорами Руси с Византией в 911 и 944 гг. Мы знаем о роли варягов в сражениях, об исполнении ими функций наемных убийц (они убили Ярополка Святославича в 978 г., добивали Бориса Владимировича в 1015 г.). Причем среди варягов попадались и именитые: в дружине Владимира служил будущий король Норвегии (995–1000) Олав Трюггвасон.

Что же касается такого фактора, как сопротивления набегам, то, согласно летописи, сама ситуация с "призванием" Рюрика обусловлена изгнанием варягов за море и наступившей после этого дестабилизацией.

Летописец писал: "Изъгнаша Варяги за море, и не дата им дани, и почата сами в собе володети, и не бе в них правды, и въста род на род, и почаша воевати сами на ся. И реша сами в себе: “Поищем собе князя, иже бы володел нами и судил по праву”".

Таким образом, именно противостояние с варягами способствовало мобилизации местной славянской и финно-угорской знати и подтолкнуло ее к принятию судьбоносных для Руси решений.

Что влекло варягов на земли будущей Древней Руси? Ведь здесь не было городов и монастырей, как в Западной Европе, путем грабежа которых можно получить богатую добычу. Восточная Европа интересовала викингов в первую очередь как зона транзита. Здесь пролегало два важных торговых пути. Первый – Волжский торговый путы, через Неву в Ладогу, в Волхов и озеро Ильмень, далее по Ловати, затем суда перетаскивались волоком в Волгу, но которой через Волжскую Булгарию спускались до Каспийского моря. Таким образом, путь, сформировавшийся во второй половине VIII в., соединял Скандинавию и страны Востока, прежде всего Арабский халифат.

Как показал А. Н. Кирпичников, караванное движение кораблей из Скандинавии (например, от г. Бирка) до Каспия (к примеру, до Дербента) занимало около двух месяцев, за которые корабли проходили 5500 км. Средняя скорость дневного перехода составляла 25 км. Эго означало, что за летний сезон корабль мог совершить только одно такое плавание. Но прибыль за счет разницы цен достигала 1000% – было для чего пускаться в далекий путь за тридевять земель!

Волжский торговый путь для средневековых скандинавов был главным источником серебра. Северная Европа в Средневековье не разрабатывала собственных месторождений серебра, которое составляло основу денежного обращения. Викинги плыли на Восток за серебром, а попутно, естественно, шла торговля пушниной, рабами, тканями, украшениями, оружием и пр.

"Серебро в Скандинавии эпохи викингов было предметом страсти. Где бы ни оказывались даны, норвежцы или шведы в то время, они высоко ценили этот драгоценный металл, и его приобретение было одной из их главных целей, будь то в качестве пиратов, купцов, или наемников. Часто у них бывали и другие желания, поскольку многие нуждались в земле, чтобы на ней обосноваться, а другие искали приключений и возможности завоевать себе славное имя, но все были рады любой возможности захватить или отобрать серебро. Именно за мусульманским серебром скандинавские купцы пускались на Волгу, и именно серебром платили скандинавским наемникам за их службу английские короли и византийские императоры. Для некоторых приобретение серебра для того, чтобы копить его или носить в виде украшений, было самоцелью, другие же видели в этом средство получить другие желаемые вещи – еду, вино или верность. Иные искусно превращали его в прекрасные предметы... в то время как иные, мало заботясь о мастерстве исполнения и художественности, интересовались лишь весом металла и рубили свое серебро на куски".

В 760–780-е гг. начинается так называемая дирхемная торговля (дирхемы – арабские серебряные монеты). Через Русь в Скандинавию шел огромный поток серебра. Сегодня археологами в кладах и захоронениях в Северной и Восточной Европе найдено 160 000 арабских дирхемов VIII– XI вв. Это очень много: ведь в клады попадала лишь малая часть монет, имевших повседневное хождение.

По словам Т. Джаксон, "восточноевропейская речная система была идеальной дорогой для дальней международной торговли". Варяги двинулись по ней на Восток. И здесь они сразу же столкнулись с проблемой: чтобы путь успешно функционировал, его должна была контролировать какая-то значимая сила, которая могла бы гарантировать безопасность купцам, охрану торговых факторий, создать условия для торговли и т.д.

"Образование крупного трансконтинентального торгового пути объективно послужило одним из важных факторов (если не решающей предпосылкой) зарождения государственности на севере Восточной Европы. Естественным завершением этих процессов становится возникновение в этом регионе раннегосударственного образования, во главе которого в 860-е годы становится – по соглашению с местной знатью – скандинавский военный вождь".

Процессы в Восточной Европе, связанные с варягами, были очень динамичными. Викинги приходят сюда во второй половине VIII в., налаживают движение по Волжскому торговому пути, при их участии на Севере будущей Руси создается Северный центр русской государственности, столицей которого стала Ладога. Но уже в конце IX – начале X в. ситуация существенно меняется. Виновником, судя по всему, был Хазарский каганат, блокировавший нижнюю, южную часть Волжского пути: хазары не хотели пускать скандинавов на Каспий и претендовали на роль посредников в торговле. К тому же на Нижней Волге было неспокойно. Здесь шла активная миграция воинственных кочевых племен: свой путь на Запад совершали венгры, мигрировали печенеги и т.д. Волжский путь в своей нижней части утратил стабильность и безопасность.

Разумеется, скандинавам все это было не выгодно, так как прибыль существенно падала, а риск возрастал. Они сосредоточивают свою торговлю на Средней Волге, где главным их партнером оказывается Волжская Булгария. Однако тем самым теряется трансконтинентальность пути с Балтики на Восток. В IX в. (даты называются разные: по Г. С. Лебедеву, в 820–830-е гг., по мнению других исследователей, немного позже, в конце IX – начале X в.) скандинавы нащупывают новый путь – уже не через Волгу, а через Днепр (в 882 г. (дата условна) Олег берет Киев и объединяет Север и Юг Руси). Новый путь, который вошел в историю как путь "из варяг в греки", вел с берегов Балтики в Черное море и далее в Византию и Средиземноморье.

Путь "из варяг в греки", по словам Г. С. Лебедева, "не только объединивший восточное славянство с внешним миром, но прежде всего связавший соседствующие различные и взаимозависимые эконом-географические зоны земледельческого хозяйства (древнего высокопродуктивного – на юге, стабильного – в днепро-двинском междуречье, нестабильного и дополняемого неаграрными формами деятельности – в северных землях), предопределил исторические судьбы восточнославянских племен и народов и на последовавшие за скоротечной “эпохой Дира” десятилетия IX в., и на тысячелетия вперед. “Русь Дира”, вероятно, была исторической предшественницей в равной мере “Руси Аскольда”, и “Руси Рюрика”, а затем и собственно Киевской Руси на этом пути “от северного варварства к эллинистически-христианской духовности”. Летописное предание осознавало его как апостольский путь и вслед за Крещением Руси великокняжеская власть закрепила это осознание постройкой храмов Софии Премудрости Божией в главных городах на пути из варяг в греки – Киеве, Полоцке, Новгороде. Эта манифестация духовного единства Руси, осуществленная Ярославом Мудрым, завершала дело его предшественников, объединявших и действовавших во главе дохристианской, языческой, архаической “руси” IX–X вв.".

Между тем открытие нового пути не спасло варяжскую трансконтинентальную торговлю. Серебро шло из Ирана и Средней Азии, через Каспий, а путь "из варяг в греки" по Днепру вел только в Черное море. Для торговли с Азией викинги все равно должны были либо прибегать к посредничеству Хазарского каганата или Византии, либо пытаться проникнуть через их земли. В отсутствие прямого водного пути это оказывалось невыгодным.

В течение X–XI вв. роль варягов неуклонно падает. Вокруг киевских князей формируется собственный слой аристократов и дружинников, в котором роль выходцев из Скандинавии уменьшается. Их вытесняют славяне – бояре и воины. Варяги превращаются в прослойку военных наемников и купцов. В условиях междоусобиц наемникам обычно не доверяют: ведь их легко перекупить, они предают, переходят на сторону противника. Поэтому князья предпочитали свои, местные военные кадры, прибегая к наемничеству все реже и реже – в основном для решения узкоконкретных задач. Скандинавы-купцы на фоне падения значимости трансконтинентального пути "из варяг в греки" и роста внутрирусской торговли также утрачивали свои исключительные позиции. В результате к XII в. варяги полностью сошли со страниц русской истории.

Варяги оставили большой комплекс источников – так называемых саг, художественных сочинений о подвигах викингов, написанных по законам жанра. Саги являются специфическим историческим источником, тем не менее из них можно многое узнать об истории Гардарики, как скандинавы называли Русь, – и в этом мы тоже видим крупный вклад варягов в русскую историю.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы