ПРОБЛЕМЫ ИЗУЧЕНИЯ ИСКУССТВА ИНДИИ ВЕДИЧЕСКОГО ПЕРИОДА

Ведический период, условное обозначение времени со II до середины I тыс. до н. э. на территории Индии, назван так по главному источнику сведений о нем — Ведам. Он связан с ассимиляцией арийских племен с древней местной дравидской культурой.

Сложность изучения этого периода обусловлена большим количеством дискуссионных вопросов, прежде всего в лингвистике. Это касается как истории формирования и окончательного сложения самих письменных источников, так и методологии установления хронологических рамок формирования тех или иных групп языков. Ситуация осложняется практически полным отсутствием памятников материальной культуры этого периода, а также тем, что необходимые методики сравнительного междисциплинарного анализа (в частности, лингвистики, санскритологии и археологии) начинают складываться лишь в последнее время.

Священные книги Веды (санскр. veda — знание, мудрость, от vid— знать, родственного праиндоевропейскому корню ueid-, означающему «ведать», «видеть» или «знать») включают в себя четыре книги: «Ригведа» (знание гимнов), «Самаведа» (веда песнопений и мелодий, «Яджурведа» (веда жертвенных формул) и наиболее поздняя «Атхарваведа» (веда магических формул). Написанные в стихотворной форме, которую отличают особый размер и правила сочетания слов, основанные на ритме, они считаются обладающими нитьяттвой — вневременной завершенностью. Как полагает большинство исследователей, до кодификации эти тексты в течение нескольких тысячелетий передавались устно. Известный исследователь Т. Я. Елизаренкова также отмечает, что в «Ригведе» содержится немало параллелей с древнеиранским памятником «Авеста», а некоторые черты ригведийских божеств расшифровываются только при их сопоставления с персонажами других индоевропейских традиций.

Веды глубоко и всесторонне изучены русской школой индологии. Язык Вед — санскрит. Как известно, вместе с иранскими индоарийские языки составляют группу индоиранских языков, которая, в свою очередь, входит в индоевропейскую языковую семью. Совокупность вопросов, связанных с генезисом и расселением индоиранских (арийских) племен со времени их выделения из индоевропейской общности до распространения в странах, где они обитали в исторический период, составляет так называемую арийскую проблему. Слово «арья» является самоназванием далеких предков индийцев и иранцев, а также именованием территории, где они обитали, — «страна ариев». С этим словом связана и этимология современного названия государства Иран (Эран, от Арьянам — [страна] ариев). Ряд индийских источников упоминает индийскую священную землю ариев (Арьяварта, aryavarta), границы которой определяются по-разному. История миграций ариев и территория их прародины на данный момент развития науки могут обсуждаться только в рамках лингвистики. Наиболее популярную в настоящее время гипотезу выдвинули в 1980-х гг. Т. В. Гамкрелидзе и Вяч. Вс. Иванов. Согласно ей, прародина индоевропейцев находилась в Западной Азии, близ основных очагов цивилизации Древнего Востока. Научные аспекты «арийской проблемы» и опасность ее упрощения как в научном, так и в социально-политическом аспектах были подробно описаны в «Истории Индии» Г. М. Бонгард-Левиным. Автор также отмечает, что археологические открытия «культуры серой керамики» и «культуры медных кладов» II—I тыс. до н. э. в районах, прилегающих к реке Ганге, и их сравнительный анализ со сведениями «Ригведы» позволяют предположить, что, проникнув в страну с северо-запада, индоарии постепенно заняли Северо-Восточный Пенджаб и верховья Ганги и, несмотря на столкновения с местным населением, описанные в Ригведе, очень быстро ассимилировались. Победу в битвах ариям обеспечивали боевые колесницы, запряженные конями, не известные до того времени местному населению. Привнесение на территорию Индии культов огня и предков, использование при важнейших жертвоприношениях напитка сомы/хомы имеют прямые аналогии в древнеиранской культуре: напиток хаума, слово «мантра» в качестве обозначения священного изречения, имеющего магическую силу, и т. д. Особое место в системе аналогий занимают и имена божеств. Самое популярное и часто встречаемое божество в «Ригведе» — Индра (бог-громовержец, покровитель ариев); также описываются божества Варуна (бог Неба и космического Океана, хранитель правопорядка), Сурья (бог Солнца), Вишну (олицетворение круговращения солнца), Ушас (богиня утренней зари), Агни (бог Огня), Сома, Сарасвати — богиня одноименной реки, а в дальнейшем покровительница науки, искусств и др. Уже в ранних ведийских текстах встречается имя Вишвакармана — божественного мастера, строителя вселенной.

Другими важными для понимания характера культуры и искусства Индии I тыс. до н. э. источниками являются эпические поэмы «Махабхарата» и «Рамаяна». Создание «Махабхараты» приписывается одному автору — легендарному поэту, мудрецу Вьясе. Однако исследователи сходятся во мнении, что редакторская работа над «Махабхаратой» длилась несколько веков (первую редакцию датируют ориентировочно IV-VI вв. до н. э.) и в целом завершилась в первые века нашей эры. Содержание «Махабхараты» основано на предании о борьбе потомков Бхараты Кауравов и Пандавов, двоюродных братьев из рода Куру. Эта борьба завершилась великой битвой на поле Курукшетры. Наставление перед битвой, или философская беседа между Кришной и представителем рода Пандавов Арджуной, — «Бхагавадгита» (в переводе — «Господня песнь»), — считается сакральной частью эпоса и остается священной книгой современного индуизма. В течение XX в. к этой части эпоса как тексту, отражающему ядро народного самосознания, обращались многие общественные и политические деятели Индии, в том числе в борьбе за ее независимость. Реальная равнина, расположенная к северу от Дели (близ современных городов Тхапесар, Карнал и Панипат) и носящая имя «Курукшетра» («Поле Куру»), не раз привлекала к себе внимание археологов. Как пишет Г. М. Бонгард-Левин, индийский археолог Б. Б. Лал соотнес датировку санскритолога Ф. Е. Паргитера с данными археологии (в 1950-1952 гг. он производил раскопки в районе, где некогда находилась Хастинапура, столица Кауравов) и выдвинул версию о том, что описанные события могли происходить в середине X в. до н. э.

Эпическая поэма «Рамаяна» приписывается поэту Вальмики и повествует о подвигах и жизни Рамы — старшего сына раджи Дашаратхи; географически ее действие происходит в основном на юге Индии. «Махабхарата» и «Рамаяна» наполнены многочисленными описаниями городов и дворцовых сооружений. Города имели четкую планировку и были окружены высокими оборонительными валами с башнями и рвами. Здания в основном строились из дерева и богато декорировались, дворцы и храмы поднимались высоко над другими постройками.

Совмещая литературные описания и некоторые находки археологии, С. И. Тюлясв в монографии «Искусство Индии» делает своеобразную реконструкцию старой Раджагрихи (ныне г. Рад- жгир) — столицы могущественного древнего царства Магадхи, построенного по плану брахмана Махаговинды:

Город расположен в котловине, со всех сторон окружен горами. На гребне внешней оборонительной линии холмов сохранилась большая часть мощной стены 8 века до н. э. циклопической кладки из естественных каменных глыб, сложенных насухо, надстроенной другими материалами и протяженностью в 40 км. С внутренней стороны в их толще были пробиты лестницы. Мощные бастионы были прямоугольными в плане. В город вели 32 больших и 64 малых ворот. Некоторые из них были сделаны из тяжелых каменных плит, скрепленных железом. Арки больших ворот фланкировались высокими сторожевыми башнями. Внутренний город был огражден поясом в виде насыпного земляного вала, укрепленного в своей внутренней части бутом, а также, по-видимому, третьей стеной. Вдоль главной улицы были расположены храмы, больницы, кварталы нянь и кормилиц, благотворительные заведения, гостиницы, караван-сараи, музыкальные школы, ветеринарные лечебницы, окруженные рощами, источники, оформленные павильонами, и другие общественные постройки. <....> В середине города стоял величественный дворцовый комплекс, окруженный стенами. Его постройки были соединены дворами, вымощенными камнем. Вокруг дворов были приемные залы (в том числе главный многоколонный зал), комнаты и купальни для придворных дам, комнаты с фонтанами в нижнем этаже, танцевальные и музыкальные залы, здания государственного совета, судилища, официальные и частные присутственные помещения, сокровищница, апартаменты министров, царские кухни, обширные водоемы, выложенные обожженным кирпичом, каменные водяные башни, восьмиугольная царская купальня с бассейном для плавания, с колонными коридорами по сторонам, с декоративными балконами, выступающими над водой. Имелся сад лично для супруги повелителя. В нем были загоны для львов и других животных, навесы для декоративных птиц, горячие бани, обсерватория. <....> Были также устройства для отопления и охлаждения комнат в разные сезоны[1].

Отметим, что в текстах эпосов архитектура дворцов нередко описывается в «светозарных» эпитетах и широко сравнивается с «небесной архитектурой» (дворцами Индры, Брахмы и т. д.). Представление о «светозарности» как имманентном качестве божеств является характерным для индийской культуры в целом. Еще в текстах Ригведы встречаются описания «сияющего» или «озаряющего тьму» Агни, «блистающего» Индры и т. д. В текстах Махабхараты блеск, сверкание часто сравнивается со «священными огнями на алтарях» либо описывается посредством ссылок на качества сакральных для древней культуры материалов — золота и драгоценных камней. Обращает на себя внимание и то, что понимание красивого здесь нередко совпадает с описанием его как «блистающего». Об органичной связи разных смысловых уровней «блистающего света» свидетельствует эпизод, посвященный строительству несравненного дворца зодчим Майа, называющим себя потомком «божественного архитектора» Вишвакармы. Согласно эпосу,

...дворец гот состоял из золотых колонн и занимал площадь в десять тысяч локтей. Подобно тому, как сверкают дворцы Агни, Солнца и Луны, он блистал своей красотой, словно затмевая своим блеском само Солнце. Дивный, он излучал чудесный свет. Красиво сооруженный Вишвакармой, он простирался ввысь к небу, напоминая собой гору, уходящую в облака, — длинный и широкий, величественный и безупречный, избавляющий от усталости, наполненный необыкновенной утварыо, окруженный стеной из драгоценных камней, бесценный и полный сокровищ всех видов. Ни Судхарма — дворец Дашархов, ни дворец самого Брахмы не были наделены такой красотой — столь несравненным сделал его Майа[2].

Этот и другие многочисленные отрывки из «Адипарвы» и «Сабхапарвы» свидетельствуют о том, что хотя в этих текстах описывается архитектурный облик конкретных храмов и дворцов, «возвышающихся над городом», однако речь идет не о материальных строительных объектах, а о богатстве «светоносной архитектуры».

Еще один древний город Дварака, или Дварка (Дваравати), упоминаемый в «Махабхарате», подробно описан в более позднем средневековом тексте — одной из 18 основных иуран «Шримад- Бхагаватам». Дварака связан с жизнью Кришны. Текст повествует о том, что, решив оставить Матхуру, Кришна создал удивительную столицу династии Ядавов Двараку. Она была настолько прекрасна, что ее стали называть сказочным королевством. Новый город был построен посреди моря с большим искусством, в нем были прямые дороги, широкие улицы и переулки, а также чудесные сады и парки. Согласно «Сабхапарве» (одной из частей «Махабхараты»), Дваравати был хорошо укреплен. В городе было также множество дворцов и ворот, у которых стояли золотые сосуды с водой — калаши. Согласно легенде, через семь дней после ухода Кришны из этого мира удивительный город поглотили морские волны; пучина скрыла Двараку от людских глаз.

В 1979 г. один из крупнейших индийских археологов Шикари- пура Ранганата Рао начал раскопки на берегу Аравийского моря (западная часть Индостана) в штате Гуджарат в Бет Двараке и Ку- шасгхали. В глубоких слоях основания храма Вишну в Двараке он обнаружил размытые камни древней городской застройки. Термолюминесцентный анализ находок показал, что они датируются XV-XIII вв. до н. э. Рао сделал предположение о том, что это и есть часть упоминающегося в древних источниках города, уничтоженного некогда цунами. С 1988 г. здесь начались работы по подводной археологии, во время которых на глубине 10 м, помимо крепостной стены, были найдены двое ворот, башни и мол. Другие находки включали в себя керамику, бронзовые изделия и железные орудия труда, а также треугольные каменные якоря с тремя отверстиями (в Двараке). В Бет Двараке были найдены осколки блестящей красной керамики, что позволило ученым предположительно связать эго место с культурой Хараппы и говорить о нём как о ее преемнике. В январе 2007 г. старший управляющий отделением подводных исследований Археологической службы Индии Алок Трипати возобновил исследование Двараки и продолжил поиск артефактов, которые смогут доказать или опровергнуть гипотезу, выдвинутую доктором Рао.

  • [1] Тюляев С. И. Искусство Индии. М., 1988. С. 71.
  • [2] Махабхарата. Сабхапарва: Книга о собрании. М, 2007. С. 84.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >