Школа Амаравати

Амаравати — древний город на р. Кришна в 40 километрах от г. Гунтур в штаге Андхра-Прадеш, один из центров буддизма в последние годы правления Ашоки. Уже к началу правления династии Маурьев народ андхра представлял собой мощное политическое объединение. После завоевания Ашокой Калинги (находившейся на территории современного соседнего штата Ориссы) буддизм распространился и на юго-востоке Индостана, в том числе в городах нижнего течения р. Кришны. Андхра вела активную торговлю с Магадхой и Цейлоном через порты на реках Кришна и Годавари. Этим же путем следовали на Цейлон и путешественники, например, китайский путешественник-паломник Сюань-цзань. Буддийские памятники этого региона строились с III в до н. э. до IV в. н. э. Разрушенные памятники этого периода найдены в Амаравати, [1]

Нагарджунаконде, Голи, Гумаддидурру, Гантасале и др. Нагарджу- наконда связана с именем великого ачарьи Нагарджуны (II—III вв.), прозванного вторым Буддой.

Согласно сведениям Таранатхи, Нагарджуна провел в местном монастыре последние дни, там же встретился со своим учеником Арьядевой. Классические труды Нагарджуны по махасангике были переведены на русский язык В. П. Андросовым. Большая ступа На- гарджунаконды была обнаружена в 1926 г. Диаметр ее основания составлял 27,3 м. Е. С. Хижняк пишет, что вотивные надписи на ступе позволяют отнести ее рельефы к 246 г., однако строительство самой ступы осуществлялось еще во II в. до н. э., а большинство рельефов исследователи относят к I—II вв. Структура и образное наполнение ступ всего региона Андхры отличались от ступ Северной Индии (Санчи и Бхархут) — барабаны и нижняя часть массивных полусфер были украшены рельефами, с четырех сторон ступу окружали аяки — выступавшие платформы, украшенные пятью колоннами, центральная из них венчалась скульптурой. На одном из сохранившихся рельефов Нагарджунаконды, изображающих ступу, хорошо просматривается это решение (ил. 20). Рельефы Нагарджунаконды по стилистике и композиционным решениям близки к Амаравати.

Ступа в Амаравати (высота 29 м, 49 м в основании) была открыта в 1797 г., но в результате неграмотных раскопок была полностью уничтожена. Однако открывшийся фундамент и части ступы позволили сделать ее модель (ил. 6). Большинство ее скульптурных изображений связаны с жизнью Будды либо иллюстрируют сцены из джатак. Часть рельефов находится в Британском музее, часть в музеях Калькутты, Мадраса (Ченнаи). Вследствие долговременного развития скульптурно-рельефной традиции «медальоны» из Амаравати неоднородны но своим композиционным, пластическим и художественным решениям. Как отмечает В. С. Сидорова, способы передачи пространства в них продолжают традиции Санчи. Однако впечатление глубины достигается чередованием вертикальных элементов со сложными круговыми многофигурными композициями, располагающимися нередко вокруг центра, как, например, в рельефе из Британского музея, изображающем трон Будды (что, как отмечалось, символизировало самого Благословенного во времена отсутствия антропоморфного образа) (ил. 21).

Эта сцена композиционно зарифмована в очень неудобную для многофигурной сцены форму круга, изобилует массой приемов. Круглящийся вокруг пустого трона ритм поддерживают и экстатически согбенные фигуры двух женщин на переднем плане, и вписанная в овал фигура наклонившегося человека, подводящего ребенка к трону Будды, и многочисленные выглядывающие друг из-за друга головы предстоящих, и увеличенные вглубь изображения различных проемов, расположенные вверху композиции. Последний прием увеличения глубины изображения в соответствии с логикой круговой графической композиции позволяет создать полноценную пространственно-временную среду в рамках рельефа.

В изображении Чакравартина (также из Британского музея) использован другой прием — главная фигура занимает центральное положение, она чуть более масштабна, боковые вполоборота развернуты к ней, а «пространственная проницаемость» передана за счет тонкой линеарности рисунка одежд позади фигур (ил. 22).

Среди рельефов Амаравати в качестве орнамента часто встречаются лотосовые розетки, а также изображения макары — божества водной стихии и плодородия, подателя жизненной силы предстающего в виде компилятивного земноводного. В. В. Вертоградовой было предпринято специальное исследование взаимосвязи этих двух символов между собой, а также попытка сопоставить изобразительные мотивы и пассаж из раннего буддийского текста «Махаваста»[2]. Как пишет исследователь, и тот, и другой символы относятся к глубинным линиям формирования индийской культуры. Они находятся за пределами основных религиозных систем и одновременно пронизывают все эти системы, укореняясь в том числе в иконографии. Лотос в индийской мифологической традиции связывается с творением мира из космических вод. Он есть сотворенный космос, центр его розетки — пуп (ось) Вселенной, а его 8 или 16 лепестков — деление пространства по сторонам света. Поэтому лотос во всех религиозных традициях Индии будет выступать как легитиматор сакральное™ (Будда на лотосовом троне, лотосовое основание ступ, лотос в виде орнамента на оградах ступ, лотосовые розетки на потолке индуистских храмов и т. д.). Макара же выступает как персонификация первичных вод, из которых развертывается или изрыгается мир растений, птиц, животных и, наконец, царя, созданного для обуздания хаоса. Этой логике следует пассаж из «Махавасты» в переводе В. В. Вертоградовой: и ранний буддийский текст, и изображение лотоса (в статье сравниваются лотосы из Амаравати и из Кара-Тепе) сохраняют в себе более древний пласт, связанный с мифом творения мира из первозданных вод, однако, как резюмирует исследователь, рельефное изображение не есть воспроизведение вербального текста. Сохраняя общую семантическую основу, каждый раз каждый текст (изобразительный и вербальный) выстраивает свою структуру мифа, исходя из конкретной цели и логики композиции[3].

  • [1] Сидорова В. С. Скульптура Древней Индии. М., 1971. С. 67.
  • [2] Вертоградова В. В. Лотосовая розетка-диаграмма в древнеиндийских рельефахи в буддийских вербальных текстах (К проблеме «Изображение и текст») // Smaranam:Памяти Октябрины Федоровны Волковой: сб. ст. / Ин-т востоковедения РАН. М., 2006.334 с.: ил.
  • [3] Вертоградова В. В. Лотосовая розетка-диаграмма в древнеиндийских рельефахи в буддийских вербальных текстах. С. 91.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >