ПЕЩЕРНОЕ И ХРАМОВОЕ СТРОИТЕЛЬСТВО В АРХИТЕКТУРНЫХ КОМПЛЕКСАХ ЭЛЛОРЫ И МАХАБАЛУПУРАМИ

Как известно, уже последние представители династии Гуптов, покровительствуя строительству и созданию буддийских скульптур, поклонялись Шиве, его супруге-воительнице Дурге и Кришне и способствовали строительству храмов, посвященных этим божествам. В целом начиная с VI в. увеличивается количество индуистских храмов и изображений, хотя большинство буддийских центров будут процветать вплоть до X-XI вв. Наряду с окончательным сложением визуального канона в скульптуре индуизма, складывался и новый тип храмовой архитектуры. Этот процесс происходил неравномерно и, как и большинство феноменов искусства Индии, зависел от традиций и материалов конкретного региона, а также вкусов и религиозных пристрастий правящих династий.

Еще один фактор, влиявший на процесс сложения различных типов индуистского храма, подробно изложенный в монографии А. А. Короцкой «Архитектура Индии раннего Средневековья», это взаимосвязь сакральных памятников с народным зодчеством. Часть информации об этой стороне процесса черпается исследователями из росписей Аджанты (гражданская городская архитектура), другая состоит в анализе глубоко укоренившихся и сохраняющихся до сих пор приемов строительства деревенских домов. В северном Декане А. А. Короцкая особо выделяет группу памятников времени династии Чалукья (VI—XII вв.), на примере которых прослеживаются два вида, два формирующихся типа архитектуры: северный (индоарийский) и южный (дравидский). И хотя эта классификация требует уточнений и проработки современной наукой, она отражает определенные реалии, связанные с географическим положением этого региона, соединяющим юг и север страны. Столицами этой династии поочередно были города Айхол, Бадами, Паттадакал. Наиболее известный храм Дурги в Айхоле, построенный около 500 г., имеет апсидальную форму, отразившуюся в плане и внутреннем оформлении пещерных храмов (рис. 7).

Храм Дурги в Айхоле. Ок. 500 г. Индия

Рис. 7. Храм Дурги в Айхоле. Ок. 500 г. Индия

Но, в отличие от них, он имеет плоское, а не дугообразное перекрытие и новый элемент — шикхару (пирамидальное навершие над алтарной частью храма). В дальнейшем для северного типа индуистского храма будут характерны шикхары параболических очертаний с приплюснутым диском — амалакой на вершине, а в южных форма будет тяготеть к многоступенчатой пирамиде с многогранным колоколообразным перекрытием.

Храмы складывались из крупных и мелких блоков, а затем скульптурно обрабатывались. Степень насыщенности скульптурным объемом внешнего обрамления храма также различна в зависимости от региона, но схема развития декора в объемнопластическом решении едина — от развернутых скульптурных сцен и одиночных изображений в нижних ярусах к сворачиванию репрезентации смыслов до плоского орнамента наверху. Объединяющим началом для всех типов храмов индуизма служит и сам ритуал — он совершался на открытом воздухе, вокруг святилища или на специально спроектированной площадке, предполагавшей большое скопление народа. Внутренне пространство украшалось заметно скромнее, а в алтарной части само изображение божества нередко заменялось его символическим аналогом, чаще всего лингамом (фаллосообразной формой — энергетическим символом Шивы) или соединением лингама и йони (каплевидного символа женского энергетического начала).

С конца VI в. различия южных и северных храмов стали касаться не только типов шикхар, но и их конструктивных и планировочных особенностей. Идеи многомерности, многогранности Абсолюта, воплощенные в пещерных комплексах буддизма, джайнов или индуизма, разворачиваются в сложных композиционных решениях храмовых комплексов (на территории Индии одинокий, единичный храм коренных религиозных течений и сейчас встречается достаточно редко, обычно это храмы, поставленные в местах обнаружения «самопроявляющихся» изображений или связанные с местными покровителями мест). На юге обязательной частью храмового комплекса становится прямоугольный замкнутый двор — пракарам. На его территории размещались второстепенные святилища, бассейны для омовений, подсобные помещения, иногда двор обносился дополнительной галереей или его рамкой служили однотипные поставленные в ряд целлы. Так, в VII в. начинается строительство города Мамаллапурама в южной Индии и самого известного его храмового комплекса — Прибрежного храма, созданного по заказу царя Раджасимхи. Правящая династия того времени — Паллавы (начало IV — конец IX в.) создала собственное царство Анандаде- ша со столицей в Каичипураме, где в 700 г. вслед за Прибрежным храмом Мамаллапурама был построен храм Кайласанагха.

Посвященный Шиве Прибрежный храм Мамаллапурама — один из первых примеров строительства из тесанного камня на южном побережье Индии (ил. 32). Его композицию составляют два святилища, завершающим элементом которых служат шик- хары. Волны цунами, уничтожившие 26 декабря 2005 г. огромное количество людей в Южной Азии, подняли у берегов Бенгальского залива тысячи тонн песка и обнажили погребенный веками каменный барельеф слона близ Прибрежного храма и двух двухметровых гранитных львов, которые, по всей видимости, фланкировали его. Это подтвердило предположение исследователей о том, что во времена строительства линия океана находилась гораздо дальше от постройки.

Два основных храмовых святилища примыкают друг к другу и немного смещены относительно общей оси, одно из них обращено на восток, другое — на запад. «Большой интерес представляют обнаруженные остатки водопроводной системы, включавшейся в общую городскую водопроводную сеть, питавшуюся из канала, соединенного с рекой Палар. В каменной ограде Прибрежного храма были маленькие цистерны, которые в случае необходимости так же, как и бассейн, наполнялись водой. Поступление воды регулировалось шлюзами, а избыток уносился по каскаду вниз»[1].

Позади Прибрежного храма, на небольшом расстоянии от него располагается вторая и наиболее известная часть комплекса — высеченные из монолитных глыб небольшие храмы, так называемые ратхи (колесницы). Недалеко от ратх располагаются пещерные храмы и выразительные скульптурные композиции, изображающие животных. Среди восьми монолитных ратх пять носят имена братьев Пандавов — героев «Махабхараты», сражавшихся с Ка- уравами на иоле Курукшегры: Дхармараджи, Арджуны, Бхимы, Накулы и Сахадэвы (ил. 33). Однако, как отмечает С. И. Тюляев, их названия произвольны, так как, например, надписи на первой ратхе сообщают имена и титулы правителей.

Иконография божеств и символов, которые можно встретить во внешнем обрамлении ратх, также очень пластична. Соразмерность человеку архитектуры ратх, теплый цвет их шероховатых стен, радостный, чуть наивный облик скульптур животных — все эго создает ощущение близкой и одновременно возвышенной эпичности, пронизывающей весь комплекс. Этим чувством наполнен и многофигурный рельеф, располагающийся на одной из стен пещерного храма Панчапандава, — сошествие небесной реки Ганга на землю к людям (ил. 34). Часть исследователей считает, что здесь изображены две легенды, первая — сошествие божественной реки Ганга на землю, вторая — эпизод из поэмы «Киратарджуния» о герое Махабхараты Арджуне, который, моля Шиву о даровании оружия, предавался аскезе. Рельеф разделяет естественный желоб, по которому в сезон дождей стекает вода, в его нижней части изображены наги — полузмеи-полулюди, владыки вод и подземных сокровищ. Желоб является центром композиции, к нему с двух сторон с различным ритмом, но в едином порыве устремлены все изображенные здесь существа, подобно тому как в легенде боги, люди, ассуры, гандхарвы, якши и другие существа радуются чуду нисхождения великой реки (рис. 8).

Нисхождение Ранги. Рельеф. VII в

Рис. 8. Нисхождение Ранги. Рельеф. VII в.

Прибрежный храм Мамаллапурам. Индия

Необузданной Ганге, способной уничтожить все живое, Шива подставляет свои волосы, в которых богиня, запутавшись, укрощает постепенно свой нрав, и только после этого в обители Шивы — горе

Кайлас начинает свой земной путь. Вот как это событие описано в «Рамаяне»:

«Твоим пожеланиям благочестивым я внемлю,

Да будет по-твоему: спустится Ганга на землю!»

Но Шива сказал: «Для земли непосильное бремя Возьму на себя и иод Гангу подставлю я темя!»

А Ганга, мирами тремя почитаема свято,

Как старшая дочь Владыки Снегов Химавата,

Рекой обернулась и, с небом простившись лазурным, Обрушилась Шиве на темя течением бурным.

Подумала Ганга: «Я в пекло столкну его живо!»

Но мысли ее прочитал и разгневался Шива:

«Кудрями своими свяжу непокорные воды!

Священная эта река не увидит свободы.

У Шивы в кудрях заплутаешься, как в Гималаях».

И Ганга распутать за тысячу лет не смогла их[2].

Гималайской вершине горе Кайлас посвящены два храма этого периода — упоминавшийся храм Кайласанагха в Канчипураме (700 г.) и храм Кайласанатха в Эллоре, построенный во времена правления династии Раштракута (753-973). Гора Кайлас — одно из самых священных мест в Гималаях, па ее склонах берут начало четыре великие реки: Инд, Сатледж, Цангпо (или Брахмапутра) и Карнали. Священная Ганга также берет свое начало неподалеку, затем соединяясь с Карнали. Это место поклонения для трех религий — буддизма, индуизма и джайнизма, ежегодно в течение нескольких дней огромное количество паломников совершают вокруг нее обход {кору). Высота Кайласа около 6700 м, форма, особенно в некоторых ракурсах, напоминает правильную пирамиду. До сих пор на Кайлас не совершаются восхождения. Недалеко от Кайласа располагается священное озеро Манасаровар. Нередко Кайлас предстает как олицетворение священной горы Меру — центра Вселенной, или центра нашей части мира. Для последователей индуизма Кайлас — божественная обитель Шивы, для джайпов — место, где достиг освобождения первый тиртханкара Ришабха, обучивший людей ремеслам и искусству (последним тиртханкарой считается

Махавира — реальная историческая личность), для буддизма это место связано с Демчогом[3]. Упоминания о горе встречаются в ведической литературе, «Махабхарате», «Рамаяне», пуранах. «В Мат- сьяпуране перечислены двадцать два типа храмов, среди которых один — Кайласа. Этот тип характеризуется завершением — шикха- рой, которая сама по себе является моделью горного пика. Подобные храмы появились в Гуптскую эпоху около V века. Таким образом, сами храмы являются своеобразными архитектурными репликами священной горы Кайлас в Гималаях»[4]. Храм Кайласанатха в Кан- чипураме — комплекс, созданный из различных типов каменных блоков (гранит, песчаник, кирпич). Как отмечают исследователи, по своей композиции он очень близок буддийскому комплексу Такхт-и-Бхаи II в. (регион Гандхары, современный Пакистан): это открытый двор, окруженный по внутреннему периметру однотипными целлами, в центре которого расположено главное святилище с завершающей шикхарой; храм был оштукатурен в белый цвет.

Храм Кайласанатха в Эллоре имеет другую структуру, которая среди прочих причин обусловлена способом строительства — этот гигантский храм был высечен из монолита скалы сверху вниз (рис. 9).

Местечко Эллора располагается на территории Западных Гхат (современный штат Махараштра), где в пределах 100-250 км друг от друга ранее были построены комплексы Аджанты и ранних буддийских пещерных храмов Карли, Бхаджи, Бедсе, Насика и т. д. Это место включает в себя несколько пещерных комплексов: буддийские, джайнские и индуистские пещерные храмы, строившиеся здесь с V по VIII в. Размеры храма в Эллоре значительно превышают объемы храма в Канчипураме: его периметр 50 х 33,2 м, высота 32,61 м, размеры двора 46,9 х 84 м (ил. 35). Подобно самому Кайласу, целостность храма возможно охватить взглядом только с птичьего полета — сродни паломнику, направляющемуся к Кайласу, посетитель проходит сквозь скальный объем ворот и видит лишь его подножие, затем, обходя вокруг и высоко подняв голову, он оказывается в пространстве между многоярусным наполненным скульптурой храмом и пещерными галереями, высеченными в теле окружающий храм скалы, содержащими рельефы многочисленных форм Шивы. На противоположной от входа в комплекс плоскости базальтовой скалы видны следы начала строительства — сперва мастера создали большой ров (вертикальную шахту), одна из ее плоскостей затем заполнилась пещерными галереями, из другой ее поверхности начали высекать сам храм, постепенно продвигаясь к будущему входу.

Храм Кайласанатха в Эллоре (план)

Рис. 9. Храм Кайласанатха в Эллоре (план):

1 — входная группа; 2— храм Нанди; 3 — башни; 4 — колонный зал; 5 — главный храм; 6 — дополнительные храмы; 7 — боковое крыльцо; 8 — храм омовений

Храм Кайласанатха состоит из двух ярусов, алтарная часть (гарбха-грихо) находится на втором ярусе (ил. 36). Толщина стен алтарной части по сравнению с другими объемами храма наиболее выражена, Кайласанатха словно утаивает, сохраняет свое главное сокровище. В гарбха-грихе располагается лингам, покоящийся на йони, слева узкая часть йони служит желобом, по которому стекает жидкость во время ритуального омовения лингама, в стене сделано отверстие для того, чтобы жидкость можно было собрать с наружной стороны святилища (с внешней стороны алтарную часть можно обойти, ее окружает ряд дополнительных святилищ).

У входа храм фланкировали два стоящих столба — дхваджа- стамбхи с ваджрным завершением и два слона; сохранилась только левая часть композиции. Внешний периметр храма Кайласанатха содержит множество рельефов: это и огромные слоны — символы мудрости и власти, и сцены из «Рамаяны» и «Махабхараты», изображающие битву Пандавов и Кауравов, и множество женских образов богинь — супруг Шивы, встречаются изображения Будды (ил. 37). Стены были оштукатурены и расписаны. Неизвестно, существовала ли роспись изначально, или это поздние добавления, но она частично сохранилась.

Храм строился и обрамлялся несколько десятилетий, он словно состоит из множества многослойных пространственно-временных включений. Несмотря на известность, его научное изучение и описание весьма неполны. Например, не совсем понятны причины столь мощного строительства именно в этом месте царем Кришной I (традиционно считается, что Эллора была столицей Раштракутов, однако никаких археологических исследований, подтверждающих это, пока не было проведено), рельефы и их иконография также изучены лишь частично, поэтому в марте 2015 г. в Эллоре состоялась первая конференция, призванная объединить усилия ученых по изучению этого памятника.

  • [1] Короцкая А. А. Архитектура Индии раннего Средневековья. М, 1963. С. 173.
  • [2] Рамаяна / пер. с санск. В. Потаповой; вступит, ст. ГГ Гринцера. М., 1986. С. 29.
  • [3] Считается, что Махавира был старшим современником Будды Шакьямуни, онразвил учение, придав ему современный вид. Так же, как и буддизм, джайнизм отрицаетсуществование бога-творца, признавая, что всеми процессами управляет всеобщий закон.Основным требованием к последователю джайнизма называется следование пяти великим обетам, наиважнейшим из которых является ахимса — ненанесение вреда живымсуществам. С последним связан и один из обетов, введенный Махавирой, — обет наготы.В дальнейшем часть джайнов, преимущественно живших на севере, стали носить белыеодежды (шветамбары), часть придерживаются наготы (дигамбары).
  • [4] Воробьева Д. М. Кайласанатха и Чхота Кайласа в Эллоре: проблема репликив индийской архитектуре // Оригинал и повторение : Подлинник, реплика, имитацияв искусстве Востока: сб. ст. М., 2014. С. 136.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >