Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Политология arrow ПОЛИТИЧЕСКИЕ СИСТЕМЫ АРАБСКИХ СТРАН
Посмотреть оригинал

Основные политические партии Туниса

Демократическое конституционное объединение — старейшая партия, созданная еще в 1934 г. В начале эры многопартийности эта партия смогла сохранить свою социальную базу благодаря большому политическому опыту и способности чутко улавливать политическую конъюнктуру. Пристальное внимание к внутриполитическим проблемам определило в 1990-е гг. тактическую гибкость партийного руководства, по-новому начали формироваться высшие партийные органы;

Движение демократов-социалистов (ДДС) — оппозиционная буржуазно-либеральная партия, сформировавшаяся в 1974 г. во главе с Ахмедом Мстири, исключенным из политбюро СДП за «отклонение от политической линии партии». Была легализована в 1983 г.; выступала с лозунгами демократических свобод, проведения прогрессивных преобразований, либерализации экономики; требовала оздоровления и демократизации государственного управления и участия оппозиции в консультативных органах. ДДС выступала в защиту «идеалов демократии и социализма», за создание в Тунисе правового государства, за разделение партийных и государственных функций, за равномерное распределение благ между различными категориями населения и всеми районами страны, подчеркивала при этом роль рабочего класса как одного из главных источников роста национального благосостояния. Партия критиковала отдельные аспекты социально-экономической политики правительства, в частности сокращение государственного и кооперативного секторов в экономике, выступала в печати против «консервативных элементов» в правящем ДКО.

В 1988 г. в Тунисе была легализована еще одна оппозиционная партия — Партия народного единства (ПНЕ) — оппозиционная демократическая партия, оформившаяся в самостоятельную партию еще в 1980 г. в результате раскола запрещенного в Тунисе оппозиционного Движения народного единства (ДНЕ), возникшего в 1973 г. и объединявшего сторонников бывшего министра экономики Бен Салаха. Партия выдвинула лозунг «За конкретизацию политических свобод», направленный на построение в Тунисе «справедливого прогрессивного общества, основанного на принципах социализма», на сосуществование в экономике страны государственного, частного и кооперативного секторов, на обеспечение всем гражданам «социалистических свобод», на углубление демократического процесса и широкое участие трудящихся в социально-экономической и политической жизни страны.

Осенью 1988 г. были легализованы еще три партии: Прогрессивное социалистическое объединение (ПСО), Социальная партия прогресса (СПП) и Юнионистский демократический союз (ЮДС). ПСО заявляло о своей приверженности идеалам социализма, призывало к борьбе за социальное освобождение, выступало за сохранение арабо-мусульманской культуры, интеграцию стран Магриба в качестве ближайшей задачи на пути к арабскому единству. СПП — демократическая партия либеральной ориентации, созданная в июле 1988 г., выступала с позиций экономического и социального либерализма и свободы предпринимательства за децентрализацию социально-экономической и политической жизни. Партия делала акцент на сбалансированном развитии регионов, поддерживала внутри- и внешнеполитическую деятельность правительства. ЮДС — близкая к ДКО демократическая партия, созданная в марте 1988 г., объединила ряд группировок тунисских националистов и выступала в поддержку Союза арабского Магриба, объединение всех сил арабского мира, за создание в Тунисе правового государства, уважение прав и свобод человека, обеспечение социально- экономической и политической эмансипации молодежи. Высказывалась за создание динамично развивающейся экономики на основе разумного соотношения государственного и частного секторов и широкой кооперации арабских стран.

Тунисская коммунистическая партия (ТКП) — одна из исторических партий Туниса, созданная в мае 1939 г. на базе разрозненных коммунистических групп, существовавших в стране с 1920-х гг. и входивших в состав французской коммунистической партии. В апреле 1993 г. на основе ТКП была создана партия «Движение» обновления (ат-Тадждид), которая провозгласила приверженность арабо-мусульманским ценностям, принципам социальной справедливости, свободы, равенства и терпимости. В экономической сфере партия выступала против форсированной либерализации, в поддержку госсектора, отстаивала принципы социальной защиты малоимущего населения. Одной из основных целей партии стала задача объединения оппозиционных сил.

Кроме вышеназванных партий в стране нелегально и полулегально действовали ряд других светских и религиозных политических партий и группировок, объединений арабских националистов, насеристов, баасистов, а также ряд экстремистских мусульманских группировок.

Различаясь своими названиями и некоторыми политическими установками, политические партии Туниса имели одну и ту же социальную базу, основу которой составляли интеллигенция и представители средней и мелкой буржуазии, а их идеологическую платформу в основном определяло стремление привлечь к себе как можно большее число сторонников. Тунисская коммунистическая партия несколько раз выступала инициатором создания оппозиционных блоков, но почти всегда эти попытки оканчивались безрезультатно, так как каждая партия стремилась действовать самостоятельно и не выполняла принятых на себя обязательств по отношению к своим партнерам.

С начала 1970-х гг. в Тунисе резко усилили свою деятельность исламские фундаменталисты. С этого времени они создают свои кружки при мечетях, проводят демонстрации под лозунгом «ихванийя» (братство). Среди учащихся мусульманского университета аз-Зитуна фундаменталисты создали Движение за охрану и распространение ислама, которое, подобно аналогичным ассоциациям в Египте и Марокко, ставило под сомнение приверженность правительства предписаниям ислама.

В начальный период деятельности религиозное движение в Тунисе еще не имело политической направленности и не провозглашало своих политико-идеологических принципов, противостоящих официальной идеологии. Однако постепенно, по мере того как в это движение стала активно вливаться студенческая молодежь, на смену абстрактно-теологической мысли пришли попытки сблизить реальную тунисскую действительность с духовными ценностями ислама, соединить религию с национальными проблемами. Постепенно кружки и объединения фундаменталистов образовали Движение исламского направления (ДИН), которое в 1976—1980 гг. особенно усилилось, увеличив число своих сторонников почти в четыре раза. Агентура ДИН стала проникать в аппарат ЦК СДП, издавать свою литературу и постоянный журнал. В 1987 г. экстремистское крыло ДИН создало заговорщическую организацию в госаппарате, армии и МВД в целях захвата власти. Особое внимание уделялось работе с молодежью и организации провокационных выступлений с тем, чтобы вынудить правительство перейти к репрессивным мерам. В феврале 1989 г. на базе ДИН была создана партия «ан-Нахда» («Партия возрождения»), ставшая одной из наиболее влиятельных исламских группировок в стране.

В течение 1990-х и 2000-х гг. светская оппозиция теряла свое влияние в массах, так как все оппозиционные партии не имели четкой и хорошо разработанной программы, а вся их политическая деятельность сводилась к критике правительства и лозунгам о социальной справедливости. Тунисскую оппозицию называли «карманной»; партии, подписавшие Национальный пакт, получали государственные дотации на содержание своего аппарата и печатных органов; издание и распространение избирательных бюллетеней в округах фактически также обеспечивалось государством.

Последние до смещения президента Бен Али выборы в парламент состоялись в 2009 г. Политическая ситуация накануне их проведения накалялась. Так, за три дня до выборов (2009 г.) лидер оппозиционной Прогрессивно-демократической партии (ПДП) объявил, что его партия будет бойкотировать выборы. Она выдвинула 88 кандидатов в 21 из 26 тунисских избирательных округов, однако большинство ее подписных листов было забраковано ЦИК. А предвыборные агитационные материалы были задержаны МВД, которое по закону должно было проверить, не содержится ли в них нарушений. Однако МВД так затянуло с проверкой, что за три дня до выборов не вернуло оппозиционерам их листовки.

Кроме ДКО в этих выборах принимали участие еще 8 легальных политических партий, которым удалось занять беспрецедентные 53 места (на выборах 2004 г. оппозиция смогла занять только 37 мест); остальные 161 место из 214 в Палате депутатов заняла правящая ДКО.

В Сирии легально действующие партии были объединены в Прогрессивный национальный фронт (ПНФ) еще в 1972 г. В него вошли подписавшие Хартию партии и движения, которые рассматривались официальными властями как «организационные структуры, имеющие длительную историю борьбы и выступающие как реально и эффективно действующие организации на арене внутриполитического действия». В состав ПНФ вошли те политические партии и организации, которые по многим параметрам своего исторического прошлого и условиям своего возникновения и деятельности могли рассматриваться в качестве близких правящей Партии арабского социалистического возрождения (ПАСВ). Это Арабский социалистический союз (АСС), Сирийская коммунистическая партия (СКП), Движение юнионистов — социалистов (ДЮС), Движение арабских социалистов (ДАС). Все эти партии рассматривались как активные поборники идей социальной справедливости, антиимпериализма, антисионизма и арабского единства.

Высшим руководящим органом этой коалиции стало Центральное руководство (ЦР) Фронта. В его состав вошли девять человек из ПАСВ и по два человека от остальных четырех политических партий. Однако принятые программные документы Фронта (Хартия и Устав) полностью отражали политические и идеологические установки ПАСВ. Ряд положений Хартии и Устава ПНФ закреплял за ней фактически ее монопольное право на власть. Так, статья 9 Устава ПНФ предполагала, что председателем Центрального руководства этой организации может быть только Генеральный секретарь ПАСВ, являющийся одновременно и президентом страны, а его Хартия предполагала разработку «общей политики Фронта» и «обращение к массам с едиными директивами». Только председатель Фронта мог назначать и проводить заседания его руководящего органа, подписывать решения (которые рассматривались в качестве обязательных для всех участников Фронта), толковать их и контролировать их исполнение. Поэтому ни одна из небаа- систских партий, вошедших в его состав, не могла вести собственную партийную деятельность, создавать собственные ячейки в рядах армии и вооруженных силах, а также действовать в студенческой среде. Кроме этого, ни одна из этих партий не могла выступить в ходе избирательной кампании с собственным списком кандидатов в депутаты. Свободой деятельности небаасистские партии пользовались только «в рамках своих организаций». При этом отделения самой ПАСВ в вооруженных силах действовали на основе специального закрытого устава, были фактически независимы от регионального руководства и находились в прямом подчинении президента страны как Генерального секретаря партии и главнокомандующего сирийской армией.

Таким образом, небаасистские партии не получили возможности полной и окончательной легализации: не была в окончательном виде легализована их деятельность в области издания собственной прессы; руководящие органы и низовые партийные организации не получили официального статуса. Кроме того, за рамками ПНФ остались группировки коммунистического движения, вышедшие из рядов СКП, сирийские националисты и движение «Братья-мусульмане».

Кроме того, ПАСВ была построена по территориально-производственному принципу на базе демократического централизма: партийные комитеты, созданные в каждой провинции (мухафазе), координировали деятельность всех партийных организаций (кроме армейских) в данной мухафазе и подчинены региональному руководству.

Статья 8 Конституции Сирии 1973 г. закрепляла за Партией арабского социалистического возрождения (ПАСВ) роль «руководящей силы общества и государства», возглавляющей Прогрессивный национальный фронт (ПНФ), что стало специфической особенностью сирийской политической системы, способствовавшей установлению эффективной вертикали государственной власти и созданию единого партийно-государственного механизма, где правящая партия выступала центром, в котором формировалась внутренняя и внешняя политика государства.

Имея официальный статус правящей партии и руководящей силы в государстве, реальное положение ПАСВ и ее роль в системе институтов государственной власти усиливались особенностями самого режима: президент страны занимал пост Генерального секретаря Общеарабской ПАСВ, Генерального секретаря ЦК сирийской ПАСВ, главнокомандующего вооруженными силами САР, а также председателя Центрального руководства ПНФ, в который входили подписавшие его Хартию партии и движения, рассматривавшиеся официальными властями как «организационные структуры, имеющие длительную историю борьбы и выступающие как реально и эффективно действующие организации».

Поэтому с учетом вышесказанного, положение небаасистских партий в сирийском парламенте не демонстрировало какой-либо тенденции к эволюции. На выборах Народного совета в 1986 г. депутаты ПНФ завоевали 160 депутатских мест из 195 (из них ПАСВ — 130); на парламентских выборах 2007 г. Фронт завоевал 169 мест, из них 134 получила ПАСВ в 250-местном парламенте (табл. 2).

Таблица 2

Партия

Места

в парламенте

Места внутри Прогрессивного национального фронта (ПНФ)

Прогрессивный национальный фронт (ПНФ)

169

Окончание табл. 2

Партия

Места

в парламенте

Места внутри Прогрессивного национального фронта (ПНФ)

Партия арабского социалистического возрождения (ПАСВ)

134

Арабский социалистический союз (АСС)

8

Партия социалистов-юнионистов

6

Коммунистическая партия Сирии

5

Демократическая социалистическая юнионистская партия

4

Арабское социалистическое движение

3

Сирийская объединенная коммунистическая партия

3

Национальный пакт

3

Сирийская социальная националистическая партия

2

Арабский демократический союз

1

Объединенная социалистическая демократическая партия

0

Беспартийные

81

ВСЕГО

250

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы