Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Журналистика arrow ИСТОРИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ XX ВЕКА
Посмотреть оригинал

Отечественная журналистика в период либерализации советского режима (1921—1927 гг.)

Проблемы, вставшие перед советской журналистикой в годы восстановления народного хозяйства, нельзя до конца осмыслить без учета экономической и политической ситуации в стране. С окончанием Гражданской войны политика «военного коммунизма» зашла в тупик. Политические, идеологические, экономические установки РКП входили в противоречие с реальной действительностью. Не получила своей практической реализации настойчиво проводимая партийносоветской прессой концепция мировой революции, уводившая общественную мысль от конкретных задач страны. К сожалению, в печати тех лет слишком робко раздавались голоса о необходимости изменения политического курса.

Сложившаяся в 1918—1920 гг. обстановка в России и во всем мире коренным образом преобразила РКП (б). С ликвидацией оппозиционных партий и многопартийной системы она утвердила свою монополию на власть. В короткие сроки была создана централизованная военноприказная система в партии и обществе. Большевики подчинили себе все органы власти (Советы), массовые общественные организации, профсоюзы, кооперацию В создавшихся условиях РКП (б) перешла к политике «военного коммунизма», сочетавшей в себе марксистские догмы строительства социализма с вынужденными мерами военной защиты Советской власти. Жесткая политика «военного коммунизма» продолжала действовать и после окончания Гражданской войны. Она таила в себе исключительно большую опасность для общества. Результатом явился тяжелый кризис, в котором оказалась страна к концу 1920 г.

Сложившейся тупиковой ситуации способствовала и другая причина. Насильственная продразверстка, деятельность комитетов бедноты, классовое расслоение деревни сопровождались террором, расстрелами, осуществлявшимися органами ЧК. Газеты тех лет полны сообщений о расправах над классовым врагом. В одном из номеров «Правды» за октябрь 1920 г. рассказывалось о том, как Николаевская ЧК Вологодской области выколачивала «излишки» хлеба у населения и усмиряла восставших «кулаков». Газета писала: «Чрезвычайка запирала массы крестьян в холодный амбар, раздевала догола и избивала шомполами». Об актах жестокого террора рассказывали и другие издания 1921 г.: «Воля России», «Общее дело», «Последние новости».

Несостоятельность и опасные последствия проводимого государством военно-приказного экономического курса понял, наконец, Ленин. Он предложил отказаться от политики «военного коммуниста», перевести народное хозяйство на рельсы новой экономической политики, заменить продразверстку продналогом, создавая тем самым стимул для развития крестьянского хозяйства. Задачу перехода к нэпу призван был решить X съезд партии, собравшийся в начале марта 1921 г.

Ленинская идея новой экономической политики встретила резко отрицательное отношение со стороны большинства его соратников. Среди членов партии и значительной части партийных журналистов она рассматривалась как забвение революционных идеалов. И все же в печати день за днем раздавалось все больше трезвых голосов. «Правда», разъясняя значение замены продразверстки натуральным налогом, подчеркивала, что нэп создает условия для восстановления разрушенного войной народного хозяйства, для перехода к новым отношениям в обществе.

В феврале 1921 г. вышла газета «Труд». Будучи ежедневным центральным органом профсоюзов страны, она выпускалась для рабочих и была их голосом.

На первый план в деятельности советской журналистики весной 1921 г. выдвигались вопросы организации пропаганды новой экономической политики среди широких масс рабочих и крестьян. Но в большинстве своем такого рода выступления носили декларативный характер. Здесь не было определенной продуманности проблематики, знания процессов, происходивших в хозяйственной жизни. Одним словом, партийно-советская печать еще не перестроилась в соответствии с новыми условиями. Над ней довлел пропагандистский характер, тон, присущий ей в годы Гражданской войны.

Активные действия печати сдерживались рядом причин, возникших в предшествовавшие годы. Стремительный количественный рост советской прессы в годы Гражданской войны и иностранной военной интервенции породил и серьезные недостатки, особенно на местах, которые привели к заметным упущениям в работе прессы. Они выражались в крайне низком уровне изданий, объяснимом в военное время, но неприемлемом в мирное. Это снижало интерес к советской журналистике, роняло ее авторитет в читательской среде, сдерживало влияние на массы. На состоянии печати пагубно сказывалась разруха, охватившая страну. Материальные трудности не позволяли заняться подготовкой журналистских кадров, улучшением технической базы газетножурнального производства.

Как экстренная мера по укреплению советской прессы в октябре 1921 г. в Москве открылся Государственный институт журналистики. Задача его — обеспечить периодические издания профессионально подготовленными кадрами. Спустя два месяца на совещании секретарей обкомов и губкомов партии обсуждался вопрос об улучшении качества местной печати. В январе 1922 г. была утверждена государственная сеть газет на территории РСФСР. В нее входило 232 издания. Для совершенствования структуры печати предлагался унифицированный план строительства местной прессы. В каждой губернии предусматривалось три издания: массовой рабоче-крестьянской политической и производственной газеты; партийного еженедельника или двухнедельника и «Известий» губисполкома; в уезде выпуск популярной политической газеты, рассчитанной на читателя-крестьянина.

Однако осуществить намеченное в полной мере не удалось. Во второй половине 1922 г. печать оказалась в состоянии кризиса. Переход к нэпу усугубил и без того тяжелое материальное положение прессы, ее полиграфическую и техническую оснащенность. Кроме того, сказались как недостаток журналистских кадров, так и плохая профессиональная их подготовленность. Подавляющая масса журналистов советской прессы не смогла найти те главные темы, которые возникли в связи с нэпом, не смогла быстро перестроиться, она по-прежнему увлекалась славословием, повторением давно известных положений и оказалась оторванной от реальной жизни. Такой крутой поворот в политике партии привел к тому, что многие, не поняв сути нэпа, впали в панику, растерялись.

Далеко не все издания сумели приспособиться к тем условиям, которые предъявила печати новая экономическая политика. Это наглядно проявилось после перевода периодических органов на хозрасчет, самоокупаемость, существование на средства от подписки. После принятия декрета «О введении платности газет» в конце 1921 г., количество газет стало катастрофически сокращаться. В январе 1922 г. в РСФСР выходило 803 газеты, в марте — 382, а в мае — 330, в июле — только 313. К августу общий тираж периодической печати сократился наполовину.

Советская печать, оказавшись в состоянии кризиса, надеялась укрепить свой авторитет за счет публикаций о показательном процессе над эсерами весной 1922 г. Виды большевиков на процесс были связаны с инструкциями Ленина, появившимися за неделю до объявления о начале судебного разбирательства, в которых он настаивал на организации «образцовых, громких, воспитательных процессов» против политических оппонентов.

В конце февраля 1922 г. «Правда» и «Известия» опубликовали материалы следствия. Процесс имел целью сформировать отрицательное отношение к эсерам и окончательно убрать их с политической арены. В конце марта 1922 г. на XI съезде РКП (б) Ленин заявил, что критицизм социал-революционеров и меньшевиков должен быть наказан, они должны быть преданы революционному трибуналу и им должен быть вынесен смертный приговор. На скамье подсудимых было 22 человека. Процесс замышлялся как суд над группой эсеров-террористов. Страницы советских газет пестрели лозунгами: «Долой предателей рабочего класса!», «Смерть врагам революции!», «Смерть оппортунистам!».

С гонениями на эсеров не могли смириться меньшевики. В защиту партии социалистов-революционеров выступил меньшевистский орган «Социалистический вестник», а также М. Горький.

Главным обвинителем на судебном процессе был Крыленко, хороший военный, но совершенно безграмотный человек в области юриспруденции. Его голословные обвинения были полностью опровергнуты подсудимыми. Судебное разбирательство, продолжавшееся месяц и напоминавшее политический митинг, не оправдало надежд большевиков. Однако несмотря на провал процесса в глазах всей мировой социалистической общественности, суд приговорил 12 подсудимых к расстрелу, десять «раскаявшихся» — к тюремному заключению от 2 до 10 лет.

Решение суда о расстреле вызвало волну протеста деятелей мировой культуры и науки: Анатоля Франса, М. Горького, Р. Роллана, Г. Уэллса, Б. Шоу, М. Кюри, А. Эйнштейна и многих др. Их протесты сделали свое дело. ВЦИК приостановил исполнение приговора. Ход «показательного» процесса, реакция на него со всей очевидностью показали, что он провалился, хотя советская печать результаты его оценивала достаточно оптимистично и умалчивала при этом о фактах административного выселения из страны большой группы оппозиционно настроенных деятелей. Так, еще в ходе суда над эсерами из Советской России административно были высланы «левые» меньшевики Федор Дан, Борис Николаевский, Руфим Абрамович и др.; сразу после суда — еще 200 крупных «беспартийных» интеллигентов: философ Николай Бердяев, социолог Питирим Сорокин, писатель Михаил Осоргин и десятки других светлых умов России. В знак протеста добровольно эмигрировал Максим Горький.

Попытка укрепить положение советской печати за счет освещения процесса над эсерами не принесла желаемых результатов. Количество газет и их тиражи продолжали катастрофически падать.

На ухудшении состояния советской печати сказалось и некоторое оживление частного предпринимательства, приведшего к возникновению значительного количества издательских объединений. В течение первого года нэпа в Москве было зарегистрировано 220, а в Петрограде — 99 частных издательств.

Они наводнили книжный рынок продукцией, рассчитанной на нэпманов, деловых людей, рядового обывателя.

Нэпманская стихия проникала в советскую прессу под разными обличиями: то в виде рекламных объявлений, набранных гигантскими буквами, то в виде сообщений о «вечерах обнаженного тела», то в виде низкопробных карикатур и острот.

 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы