Федор Иванович Тютчев (1803–1873)

Это поэт-философ, открывший в русской культуре такие глубины, которые беспокоят до сих пор и воспроизводятся бесчисленное количество раз, как только речь заходит о вещах, поистине серьезных. Например:

Умом Россию не понять,

Аршином общим не измерить.

У ней особенная стать:

В Россию можно только верить.

Центральная идея творчества Тютчева определяется как соборность: "Все во мне, и я во всем..." Здесь соборность не только социальная, но космическая. Одно из самых знаменитых (и таинственных) стихотворений Тютчева "Silentium!" начинается словами:

Молчи, скрывайся и таи

И чувства и мечты свои...

Легче всего трактовать его как стихотворение о вынужденном одиночестве автора. Между тем смысл стихотворения в том, что каждый человек – это целый мир:

Лишь жить в себе самом умей –

Есть целый мир в душе твоей

Таинственно-волшебных дум...

Однако разным мирам трудно соединиться, хотя смысл жизни, имея в виду центральную идею Тютчева, именно в бесконечной и вечной попытке соединения.

Пожалуй, никто в мировой поэзии не сказал столь проникновенно о вере как неотъемлемой части человеческого существования:

Чему бы жизнь нас ни учила,

Но сердце верит в чудеса:

Есть нескудеющая сила,

Есть и нетленная краса...

И эта вера не обманет

Того, кто ею лишь живет.

Не все, что здесь цвело, увянет,

Не все, что было здесь, пройдет!

Все поэты пишут о любви, но никто так глубоко не проник в ее тайну, как Тютчев:

Твой милый образ, незабвенный,

Он предо мной везде, всегда,

Недостижимый, неизменный,

Как ночью на небе звезда...

И в то же время:

О, как убийственно мы любим!

Как в буйной слепоте страстей

Мы то всего вернее губим,

Что сердцу нашему милей!

Тютчев – певец родной природы:

Люблю грозу в начале мая,

Когда весенний, первый гром,

Как бы резвяся и играя,

Грохочет в небе голубом...

Эти строки мы помним со школьной скамьи. Тютчевым, пожалуй, лучше всего выражено поэтическое восприятие природы в ее самоценности:

Не то, что мните вы, природа:

Не слепок, не бездушный лик –

В ней есть душа, в ней есть свобода,

В ней есть любовь, в ней есть язык...

К сожалению, следующая строфа этого в высшей степени важного для творчества Тютчева и всей русской культуры стихотворения была вымарана цензурой и утеряна. Впоследствии сам поэт не мог припомнить этих строк.

Гениальность Тютчева в том, что в немногих словах он сформулировал, во-первых, то непосредственное восприятие природы, которое было свойственно человеку в древние времена, а во-вторых, идеал целостного понимания природы:

Певучесть есть в морских волнах,

Гармония в стихийных спорах...

Ощущение гармонии в природе выражено Тютчевым необычайно четко, как и ощущение, что человек перестал быть частью этой гармонии:

Невозмутимый строй во всем,

Созвучье полное в природе, –

Лишь в нашей призрачной свободе

Разлад мы с нею сознаем.

Не надо воспринимать эти строки как поэтическое преувеличение, вольность фантазии. В них интуитивное постижение сути вещей, которое, по-видимому, в столь острой форме присуще только поэтам. Лучше понимать эти строки буквально и делать соответствующие выводы. Может быть, современная экологическая ситуация не была бы столь трагична, если бы сто с лишним лет назад с большим доверием отнеслись к таким вопросам поэта-философа (как его назвал Ф. М. Достоевский):

Откуда, как разлад возник?

И отчего же в общем хоре Душа не то поет, что море,

И ропщет мыслящий тростник?

Ощущение чуда свойственно поэту, и его, как и древних людей, чудо не отпугивает, а сближает с природой:

Нам чудились нездешние созданья,

Но близок был нам этот дивный мир.

Человек не разъединен с природой непреодолимой пропастью, он родствен ей и, чтобы придти с ней в состояние гармонии, должен сказать заветное слово:

Скажи заветное он слово –

И миром новым естество

Всегда откликнуться готово На голос родственный его.

В основе всего Тютчеву мнится всепоглощающая бездна, и здесь уместно вспомнить об индийской философии, почерпнутой им, быть может, через Фридриха Шеллинга, с которым поэт был знаком. По Тютчеву, человек в природе – начало дисгармонирующее. Для преодоления разлада надо слиться с природой: Игра и жертва жизни частной!

Приди ж, отвергни чувств обман

И ринься, бодрый, самовластный,

В сей животворный океан!..

И жизни божеско-всемирной

Хотя на миг причастен будь!

На основе творчества Тютчева можно сказать, что поэтическое отношение выходило из мифологического как способ художественной обработки мифа и закреплялось в отношении философском.

Наконец, никто в русской поэзии не отобразил так жалостливо и проницательно русскую жизнь:

Эти бедные селенья,

Эта скудная природа –

Край родной долготерпенья,

Край ты русского народа!

Поэзия Федора Тютчева простирается на вторую половину XIX в., как и творчество другого выдающегося русского писателя – Алексея Толстого, одного из трех знаменитых русских писателей с этой фамилией.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >