Правовые формы общественных отношений

Выше (в § 4 настоящей главы) было рассказано о том, что в результате сообразования людьми своего поведения с требованиями норм права некоторая часть общественных отношений постепенно приходит в соответствие с теми образцами, которые описаны в правовых нормах в качестве оптимальных, желательных, поощряемых. Говорят, что таким образом право воздействует на поведение людей, регулирует его. Но кроме этого говорят еще и о том, что право придает регулируемым им общественным отношениям определенную внутреннюю структуру, наделяет их известным содержанием, и очерчивает их известные внешние контуры (признаки), т.е. облекает общественные отношения в правовые формы. В самом общем виде правовые формы можно определить двояким образом — как

  • 1) сами общественные отношения, урегулированные нормами права и
  • 2) как установленные правом модели (образцы), к которым должны приводиться и которым должны соответствовать общественные отношения после их правового урегулирования.

В зависимости от того, какие общественные отношения — публичные или частные — моделируются правом, различают два типа правовых форм — публичные и частные. Отношения, регулируемые нормами публичного права, — отношения между юридически неравными субъектами, отношения вертикальные. Они строятся на принципе власти-подчинения (субординации), устанавливаются и реализуются во имя достижения предустановленных законом и не подлежащих изменению целей и направляются на удовлетворение общественных интересов. По этим причинам основной правовой формой, которую принимают публичные отношения (основной публично-правовой формой) является властное уполномочие (компетенция). Напротив, отношения, регулируемые нормами частного права, — отношения горизонтальные. Они строятся по принципу взаимодействия юридических равных участников (координации), которые сами, исходя из собственных интересов и возможностей, определяют те цели, ради которых соответствующие отношения ими устанавливаются и реализуются. По указанным причинам основной частноправовой формой считается форма правоотношения.

Исторически сложилось так, что термин «правоотношение» используется в нашей литературе в чрезвычайно широком значении, охватывающем не только собственно правоотношения, но также и публичноправовые формы. В результате отечественная теория права постепенно создала учение о правоотношении, в равной мере общее и для публичных и для частных правовых форм. Методологической основой этого учения послужил системный подход, т.е. представление о правовой форме (правоотношении) как системе следующих, взаимодействующих и взаимосвязанных элементов: (1) субъектов; (2) объектов и (3) субъективных прав и юридических обязанностей. Внешними силами, служащими источниками движения (развития) такой системы, являются (4) правовые нормы и (5) обстоятельства реальной действительности (юридические факты). Основные представления о правовых нормах были даны в § 1 настоящей главы; здесь надлежит дать краткую характеристику всем остальным элементам правоотношений.

Субъектами правоотношений называются участники общественных отношений, урегулированных нормами права.

В общественных отношениях различных типов принимают участие различные субъекты. В общественных отношениях одних типов ключевую роль играют публично-правовые (государственные и муниципальные) образования, в других — различного рода организации и их относительно обособленные в том или ином отношении подразделения, в третьих — люди (физические лица или граждане). Так, основными субъектами конституционного права являются Российская Федерация, ее субъекты, муниципальные образования, а также иностранные государства и муниципалитеты; активная субъектная роль в такой его подотрасли, как избирательное право, принадлежит гражданам. Субъекты отношений, регулируемых международным публичным правом — это, опять-таки Российская Федерация, ее субъекты, иностранные государства, международные организации, созданные государствами и их органами, союзы государств, наднациональные образования. Субъекты отношений, находящихся под воздействием норм административного и финансового права — Центральный Банк Российской Федерации (Банк России), государственные органы и их должностные лица на властной стороне и граждане с созданными ими организациями (юридическими лицами) и их обособленными подразделениями (филиалами, представительствами) с другой.

Субъекты частных отношений, т.е. отношений, регулируемых нормами гражданского, семейного, жилищного, коммерческого, трудового права — это частные лица (физические и юридические), а также действующие на равных с ними основаниях публично-правовые образования. Характеристика лиц как частных означает, что они участвуют в общественных отношениях, урегулированных нормами частного права, как юридически равные, свободные и автономные (независимые друг от друга в волевом и имущественном отношении) субъекты. Даже публично-правовые образования, если им приходится принимать участие в таких отношениях, должны на время участия в них «забывать» о своих властных возможностях и действовать так, как на их месте действовали бы частные лица.

Ключевые фигуры всякого охранительного правоотношения — правонарушитель, потерпевший и государство, осуществляющее (в лице компетентного органа) применение мер принуждения и ответственности к правонарушителю. К ним близки процессуальные отношения (а значит, и соответствующие правоотношения), также строящиеся вокруг единого центра — суда, либо органа исполнительной власти, действующего на основании и во исполнение акта (решения, определения, постановления, приговора) суда.

Совокупность тех качеств (свойств, характеристик), которые являются минимально необходимыми для признания любого центра социальной активности субъектом известных правоотношений, называется правосубъектностью. Каждая отрасль (а иногда и подотрасль) права имеет свое собственное представление о правосубъектности, исходящее из особенностей регулируемых ее нормами общественных отношений. Так, очевидно, что без участия в гражданских отношениях не в состоянии прожить ни один человек; в результате гражданское право признает гражданскую правосубъектность за всеми людьми (независимо от гражданства, возраста, пола, места жительства, состояния здоровья и иных факторов) с момента рождения и до момента их смерти. Очевидно, иначе должно обстоять дело в праве конституционном, административном, налоговом, трудовом, уголовном — словом, во всех отраслях права, регулирующих такие отношения, участие в которых не может быть иным, кроме как личным, причем, для такого участия требуется известная степень физического, социального и духовного развития.

Центры социальной активности, признанные правом субъектами правоотношений известного типа, называются лицами. Всякое лицо характеризуется двумя параметрами — (1) правоспособностью и (2) дееспособностью.

Правоспособность — это способность к участию в правоотношениях соответствующей отраслевой принадлежности.

Уместно говорить о конституционной, административной, гражданской, трудовой, семейной, уголовной, процессуальной и пр. правоспособности. Любая правоспособность имеет две стороны — позитивную и негативную. Позитивная сторона правоспособности заключается в способности иметь права и иные юридически защищенные поведенческие возможности; негативная — в способности нести обязанности или (шире) быть принужденным к совершению действий, для себя неудобных, невыгодных или по иным причинам нежелательных, к соблюдению известных требований других лиц, к удержанию своего поведения в известных рамках. Позитивная сторона правоспособности реализуется своим носителем или действующими для него третьими лицами в целях приурочения к субъекту результатов его социально полезной активности и обеспечения возможности их дальнейшей эксплуатации. Активная сторона правоспособности выражается в том, что ее обладатель может приобретать известные типы прав, иметь их, изменять, прекращать, обременять, распоряжаться ими, их осуществлять, охранять и защищать. Негативная сторона правоспособности используется правопорядком для возложения на ее носителя последствий его общественно-опасного и иного нежелательного поведения.

Дееспособность — это способность субъекта правоотношений реализовывать активную сторону своей правоспособности собственными действиями.

Субъекты общественных отношений, регулируемых большинством отраслей права (в особенности, публичного права), обыкновенно считают дееспособными всех своих субъектов: тот, кто правоспособен, тот автоматически и дееспособен. Но иногда понятия о правоспособности и дееспособности расходятся. Самый известный случай касается гражданской правосубъектности физических лиц: гражданской правоспособностью обладает каждый, а вот дееспособностью — только лица, достигшие определенного возраста, не лишенные судом дееспособности. Недостаток дееспособности таких граждан восполняется специально на сей счет назначаемыми третьими лицами — опекунами и попечителями.

Объектами правоотношений называются субстанции, пассивно претерпевающие на себе воздействие со стороны участников общественных отношений, урегулированных нормами права.

В роли объектов выступают различного рода материальные и нематериальные блага — ценности, по поводу которых лица вступают в общественные отношения, регулируемые правом, и на которые они направляют свое воздействие, составляющее существо этих отношений.

Как и в случае с субъектами общественные отношения различных типов выстраиваются по поводу различных объектов: блага, являющиеся объектами правоотношений гражданских, совсем не обязательно будут в то же самое время объектами правоотношений конституционных, международных, или уголовно-исполнительных. Больше того: отраслевая специфика учения об объектах правоотношений является еще более глубокой, чем о субъектах; достаточно сказать, что общеюридической теории объектов (объектов права как такового или правоотношений как таковых) в нашей науке не имеется. В различных отраслях права роль объектов отводится принципиально различным субстанциям: так, если ключевыми объектами гражданских и торговых правоотношений до сих пор считаются материальные предметы (вещи, товары), то роль объектов, к примеру, уголовных правоотношений, традиционно отводится... самим общественным отношениям, регулируемым нормами уголовного права. Объектом международных публичных правоотношений считается международный правопорядок — понятие весьма абстрактное, неопределенное. Сказанное позволяет предположить, что понятие объекта правоотношения имеет отраслевой характер и не является содержательно универсальным для всего права. По всей видимости, понятие объекта правоотношений есть понятие чисто функциональное: в правоотношениях одного типа объект действительно выполняет некие специальные функции (а потому может быть легко выявлен и описан), в то время, как в правоотношениях иного типа объект таких функций не выполняет. Попытки его поиска и описания в подобных случаях оказываются либо безуспешными, либо приводят к откровенно натянутым и практически бесполезным результатам.

Субъективное право — это возможность удовлетворения законного интереса его обладателя (активного субъекта правоотношения) определенными фактическими действиями — своими собственными и (или) чужими, т.е. действиями пассивного или обязанного субъекта.

Возможность реализации субъективного права на собственные действия обеспечивается тем, что все другие лица ставятся нормами права в такое состояние, когда им запрещается препятствовать его осуществлению (состояние бесправия). Так, собственник пользуется своим имуществом — совершает в его отношении разного рода активные действия. Другие лица не имеют права вмешиваться в такие действия собственника. Субъективное право на чужие действия обеспечивается к тому же юридической обязанностью своего носителя (пассивного субъекта правоотношения) соответствующие действия совершить. Так, кредитор, предоставивший взаймы денежную сумму, вправе требовать от должника ее возврата; последний обязан соответствующую сумму возвратить. В том и другом случае субъективное право определяет степень, границу или меру поведения определенного лица, — управомоченного или обязанного, — которое право считает юридически возможным. Субъективное право — мера возможного поведения лица.

От субъективного права как права на фактические (!) действия, необходимо отличать иные, тоже предоставленные или признанные правом, возможности, в частности — возможности совершения не фактических, а юридических действий. Так, например, должностное лицо органа санитарного надзора вправе издать постановление о привлечении известного лица к административной ответственности; последнему ничего не останется, как только либо обжаловать такое постановление, либо претерпевать на себе и своем имуществе его неблагоприятное воздействие. Возможностей воспрепятствовать должностному лицу в вынесении такого постановления, каким-либо образом парализовать, изменить или отменить созданные этим постановлением юридические последствия, у его адресата нет. Другой пример: один гражданин (представитель) заключает договор, действуя по доверенности от имени другого гражданина (представляемого). В результате представляемый гражданин приобретает права и несет обязанности из такого договора, хотя он лично не заключал. Тем не менее права и обязанности из такого договора падут на представляемого юридически неизбежно, что бы он ни делал и как бы он против этого не возражал. В приведенных примерах речь идет не о субъективных правах, а об особого рода юридических возможностях, которые правильно называть полномочиями или элементами компетенции.

Юридическая обязанность — средство обеспечения реализации субъективных прав на чужое поведение.

С содержательной точки зрения юридическая обязанность может быть определена как состояние долженствования пассивного субъекта правоотношения по совершению определенных действий, направленных на удовлетворение законного интереса, либо по воздержанию от действий, препятствующих удовлетворению законного интереса активного субъекта правоотношения. Традиционно считается, что юридическая обязанность — единственное, или, по крайней мере, основное средство обеспечения реализации регулятивных субъективных прав. Это не совсем верно. Предметом обязанности может быть только такое поведение лица, которое отличается от типичного и эго- истически-разумного для данной ситуации, поведение, без которого облеченный в правовую форму интерес не может быть удовлетворен. Лицо может быть обязано только к тому, чего без возложения обязанности оно не стало бы делать, но без чего цель известного субъективного права не может быть достигнута. Субъективные права, для осуществления которых достаточно типичного и эгоистически-раз- умного поведения других частных лиц, в обеспечении обязанностями не нуждаются. Иными словами, должно быть обеспечено его юридической обязанностью только такое субъективное право, которое может быть реализовано только при условии нетипичного или неразумного поведения пассивного субъекта правоотношения.

Юридические факты — это факты реальной действительности, с которыми подлежащие применению правовые нормы связывают возникновение, изменение или прекращение правоотношений.

Подобно тому, как понятия о субъектах и объектах гражданских правоотношений, сформировавшиеся в период господства представления о правоотношении как реальном (жизненном, фактическом) общественном отношении, урегулированном нормами права, не могут быть отнесены ни к какой другой сфере, кроме как к сфере фактических общественных отношений, точно так же ей принадлежит и понятие юридического факта. Юридическим называется факт реальной действительности, имеющий юридическое значение, а вовсе не какой бы то ни было особый «факт», имеющий место в правовой (юридической) реальности, как можно подумать по буквальному значению термина.

Словом «факт» обычно обозначают нечто существующее, достоверно установленное, происшедшее, наступившее или свершившееся. Обыденное сознание ассоциирует факт с чем-то таким, что с точки зрения текущего положения дел может быть рассмотрено как одномоментное (единичное действие, конкретное событие). Именно это — обыденное — понимание в свое время (в начале XIX в.) и было положено в основу специально-юридического представления о факте. Но правовое значение могут получить не только факты как одномоментные обстоятельства, но также и текущие (продолжающиеся, не окончившиеся) явления и процессы объективной действительности, в том числе — состояния, в которых пребывают субъекты фактических отношений (юридические состояния), а также характеристики и свойства, присущие объектам этих отношений (юридические обстоятельства); кроме того, в ряде случаев гражданский закон связывает юридические последствия не с самими фактами, а с их суррогатами (заменителями) — фикциями, презумпциями, преюдициями и документами.

Бывает так, что для динамики правоотношений недостаточно какого-нибудь одного юридического факта. Напротив, большинство юридических последствий право связывает с одновременным либо последовательным наступлением нескольких (двух или более) фактических обстоятельств, каждое из которых само по себе, либо некоторые из них, но не все вместе, имеет какое-нибудь другое юридическое значение, а то и вовсе не имеет его. Система фактических обстоятельств, приводящая (в совокупности с необходимыми предпосылками и условиями) к наступлению известных гражданско-правовых последствий, называется фактическим (иногда — юридическим) составом. Отдельные факты, составляющие эту систему суть элементы фактического состава.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >