Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow История России

РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ В 1725-1762 гг.

Дворцовые перевороты

Со дня смерти Петра I и до воцарения Екатерины II на троне сменились 6 государей и государынь. Это были лица разных возрастов, несхожих характеров и вкусов, тем не менее они имели много общего. Прежде всего никто из них не отличался высоким интеллектом, большинство оказалось на троне по воле случая. И еще одно объединяло их - в годы их правления абсолютная власть монарха была использована не во благо нации и государства, а для удовлетворения личных прихотей.

Петр считал себя слугой государства. Цель служения - достижение общего блага. Вся его жизнь и кипучая деятельность были подчинены этой цели. Преемники Петра, хотя изредка и говорили об общем благе, но делали это по инерции или в силу внешнего подражания. Личное участие в управлении государством не простиралось далее того, что относилось к нарядам и развлечениям, жизни двора и удовлетворениям капризов и вкусов фаворитов. Никто из них, подобно Петру Великому, не законодательствовал, не вел дипломатических переговоров, не водил войска на поле брани, не составлял регламентов, личным примером не воодушевлял подданных на подвиги в труде и ратном деле, не помышлял о будущем страны.

На первый взгляд в эти оценки деятельности преемниц и преемников Петра I не укладываются такие меры, как ограничение срока службы дворян, отмена внутренних таможенных пошлин, основание Московского университета, секуляризация церковного имущества и т. д. Но какое отношение ко всем этим акциям имела Анна Иоанновна, Елизавета Петровна или Петр III? Во все 37 лет, о которых пойдет речь ниже, фактически страной правили не те, кто занимал трон, а те, кто находился у его подножия - вельможи и фавориты. Роль государынь и государей сводилась к тому, что они в соответствии со своими вкусами, симпатиями и антипатиями комплектовали "штат" фаворитов и вельмож.

Такой фаворит Петра II, как Иван Долгорукий, не способен был заботиться об интересах государства, в его власти было пристрастить императора к охоте и развлечениям, несвойственным возрасту отрока. Отец Ивана Алексей Долгорукий сосредоточил все свои заботы на том, чтобы стать тестем императора.

Любимец грубой и жестокой Анны Иоанновны Бирон, такой же мстительный и невежественный, как его повелительница, всегда готовая выполнять любую прихоть фаворита, правил страной вместе с немецкой камарильей во главе с Андреем Ивановичем Остерманом. Этот делец и карьерист, человек с безграничным честолюбием, жестокий и мстительный, умевший терпеливо ожидать своего часа, чтобы нанести смертельный удар лицам, преграждавшим ему путь к власти, был хорош в качестве исполнителя чужой воли. Он отличался немецкой педантичностью и исключительной работоспособностью. Интриги возвели чиновника на вершину правительственной пирамиды, где ему надлежало нести непосильную ношу генератора идей и разработчика планов их реализации. Остерман предстает не государственным мужем, а чиновником. Это, однако, не мешаю ему возглавлять правительство 14 лет - со времени опалы Меншикова в 1727 г. до своего падения в 1741 г., т. е. в течение трех царствований.

Иного плана вельможи окружали трон Елизаветы Петровны. Фаворит из бывших пастухов и певчих украинец Розум, пожалованный императрицей графским титулом (стал Разумовским), был, как и повелительница, человеком незлобным, доброжелательным и настолько ленивым, что не вмешивался в дела управления. Он заботился только о своей многочисленной родне, наделяя ее вотчинами, чинами и званиями. Сменивший разумовского фаворит императрицы Иван Иванович Шувалов отличатся многими редкостными в те времена качествами: бескорыстием, образованностью, мягким характером.

Ни в какое сравнение с Остерманом не шли и вельможи, на долю которых выпала роль первых лиц в управлении государством: А.П. Бестужев-Рюмин и особенно родственник фаворита Петр Иванович Шувалов, человек хотя далеко и не бескорыстный, но плодовитый прожектер, в котором просматриваются черты крупномасштабного государственного деятеля.

Елизавету Петровну сменил ее племянник Петр III. За полугодовое царствование он не успел обзавестись вельможей, одолевшим всех своих соперников и подобным Остерману и Шувалову, оказывавшим безраздельное влияние на монарха. Его фаворитка Елизавета Романовна Воронцова - личность серая, не блиставшая ни умом, ни красотой, тем не менее так очаровала императора, что тот намеревался отправить свою супругу в монастыре кую келью, чтобы жениться на ней. Воронцова не претендовала на роль "Помпадурши", и ее влияния на внутреннюю и внешнюю политику не прослеживается.

Конечно, те, кто занимал трон, их фавориты и вельможи придавали определенный колорит царствованиям, но при всем том их влияние на ход событий было ограниченным - надо помнить, что жизнь текла своим чередом, независимо от того, кто царствовал, Петр Великий или его бездарный внук Петр III: крестьянин возделывал пашню, купец торговал, в канцеляриях скрипели перья, чиновники ездили на службу и вымогали взятки, солдаты проводили время в казармах или на поле брани.

Перейдем к рассмотрению событий на троне. Петр I после продолжительной болезни скончался 28 января 1725 г., не воспользовавшись изданным им Уставом о наследовании престола: преемника он не успел назначить. Старая знать хотела видеть на престоле сына царевича Алексея, малолетнего Петра. Но эта кандидатура не сулила ничего хорошего вельможам, выдвинувшимся при Петре I и принимавшим активное участие в розыске по делу царевича Алексея и суде над ним. В противовес Петру они поддерживали кандидатуру жены умершего императора - Екатерины. Спор о преемнике решили гвардейские полки. Дворянские по своему составу, они с этого времени превратились в основное орудие борьбы за власть между соперничавшими группировками.

Выдвинувшаяся при Петре I новая знать, заручившись поддержкой вызванных ко дворцу гвардейских полков, возвела на престол Екатерину. Это была женщина недалекая, неграмотная, не способная управлять огромной империей, но пользовавшаяся популярностью, благодаря своей доброте часто выступавшая ходатаем перед суровым супругом за лиц, подвергшихся опале, и умевшая укрощать его гнев. Практически власть оказалась, однако, в руках умного и честолюбивого князя А.Д. Меншикова. При императрице в 1726 г. был создан Верховный тайный совет, в состав которого, помимо представителей новой знати во главе с Меншиковым, был включен также олицетворявший родовитую аристократию князь Д.М. Голицын.

Верховный тайный совет стал высшим учреждением в государстве, ему были подчинены три первые коллегии (Военная, Адмиралтейская и Иностранных дел), а также Сенат. Последний потерял титул правительствующего и стал называться высоким.

После смерти Екатерины I в 1727 г. императором, согласно ее завещанию, был провозглашен внук Петра I - Петр II, а к Верховному тайному совету перешли функции регента. Практически отрок не участвовал в управлении государством, он убивал время в окрестностях Петербурга и Москвы, где носился по полям и весям в погоне за охотничьими трофеями.

Столь резкое изменение позиции Меншикова, ранее не желавшего видеть на троне сына казненного царевича Алексея, было связано с планом женить малолетнего императора на своей дочери. Но незнавшее границ честолюбие временщика вызвало недовольство даже у его недавних союзников. Накануне смерти Екатерины I против него готовился заговор, возглавлявшийся Толстым. Заговорщики были разоблачены и поплатились ссылкой. Но расправой с Толстым Меншиков расчистил путь к власти для аристократии, что в конечном счете ускорило его собственное падение. В сентябре 1727 г. Меншиков был арестован, сослан в далекий Березов, где вскоре и умер. Его колоссальные владения, насчитывавшие свыше 100 тыс. крепостных, были конфискованы.

Падение Меншикова означало фактически дворцовый переворот. Во-первых, изменился состав Верховного тайного совета, в котором из вельмож петровского времени остались лишь Остерман, Головкин, Голицын и Долгорукий. Большинство в Верховном тайном совете приобрели представители аристократических семей Голицыных и Долгоруких. Во-вторых, изменилось положение Верховного тайного совета. 12-летний Петр II вскоре объявил себя полноправным правителем; этим был положен конец регентству Верховного совета.

Добившись преобладающего влияния в Верховном тайном совете, аристократическая группировка имела в виду пересмотреть преобразования и отчасти восстановить порядки, существовавшие в России до их проведения.

При дворе большое влияние приобрел Алексей Долгорукий, недалекий интриган, выдвинувшийся благодаря бесшабашному сыну, проводившему время с Петром II в попойках, общении с дамами, охоте и грубых развлечениях. Долгорукие, подобно Меншикову, пытались закрепить свое влияние осуществлением нового проекта брачного союза. Они были близки к цели - на середину января 1730 г. была назначена свадьба Петра II и дочери А.Г. Долгорукого, но император во время очередной охоты простудился и скоропостижно умер. Сенаторы, генералитет, члены Синода, гвардейцы, а также многочисленные представители провинциального дворянства, прибывшие в столицу на ожидаемые торжества, стати участниками важных политических событий.

Верховники на тайных заседаниях обсуждали возможных кандидатов на престол. Выбор пат на Анну Иоанновну, дочь брата Петра I - Ивана Алексеевича. Петр I выдал замуж Анну Иоанновну за герцога курляндского, но она тут же овдовела и 20 лет провела среди чужого ей курляндского дворянства. В глазах верховников герцогиня была наиболее подходящей кандидатурой, которой можно предложить корону с ограниченной властью. Анна Иоанновна, по мнению верховников, давно покинув Россию, не имела здесь сторонников, на которых могла бы опереться. В глубокой тайне верховники составили кондиции, т. е. условия вступления Анны Иоанновны на престол.

Анна Иоанновна должна была управлять государством не в качестве самодержавной императрицы, а совместно с Верховным тайным советом, без ведома которого ей запрещаюсь объявлять войну и заключать мир, вводить новые натоги, награждать чином выше полковника, жаловать или отнимать вотчины без суда. Командование гвардией переходило к Верховному тайному совету. Таким образом, кондиции ограничивали самодержавие, но не в интересах всего дворянства, а в пользу его аристократической верхушки, заседавшей в Верховном тайном совете.

Слух о "затейке" ограничить "самодержавство" проник в дворянскую и гвардейскую среду и вызвал там явно враждебную реакцию. В противовес кондициям верховников различные группы дворянства составили свои проекты с изложением взглядов на политическое устройство страны. Если кондиции верховников имели в виду интересы небольшой кучки аристократов, то авторы дворянских проектов требовали сокращения срока службы, отмены ограничений в наследовании недвижимого имущества, облегчения условий службы в армии и на флоте путем организации специальных учебных заведений для подготовки офицеров, более широкого привлечения дворян к управлению и т. д.

Анна Иоанновна, безропотно подписавшая кондиции в Митаве, после прибытия в Москву быстро обнаружила, что "затейка" верховников не пользуется поддержкой ни у массы дворян, ни у гвардейцев. В их присутствии и при их поддержке она надорвала лист бумаги с подписанными ею кондициями. Этим самым она провозгласила себя самодержавной императрицей. Верховный тайный совет был упразднен, а членов его (Голицыных и Долгоруких) под разными предлогами выслали из столиц, чтобы несколько лет спустя подвергнуть казням.

Ленивую и невежественную, отличавшуюся высоким ростом и чрезвычайной полнотой, императрицу приводили в восторг драки карлов и карлиц и кровавые сцены медвежьей травли. Она с любопытством втайне наблюдала за поведением Волынского во время его жесточайших пыток и меньше всего интересовалась государственными делами. Вместо упраздненного Верховного тайного совета при ней было организовано примерно такое же по компетенции учреждение, но под новым названием - Кабинет министров. Новым был и состав Кабинета министров, куда вошли доверенные лица императрицы.

Анна Иоанновна тяготилась участием в государственных делах и в 1735 г. издала указ, которым подпись трех кабинет-министров объявлялась равноценной императорской подписи.

В царствование Анны Иоанновны небывалых размеров достигло влияние иностранцев. Наплыв их в Россию начался еще в конце XVII в., однако до воцарения Анны Иоанновны они не играли существенной роли в политической жизни страны. Иным стало их положение при Анне Иоанновне. Тон при дворе задавал невежественный фаворит императрицы, курляндский немец Бирон, бывший конюх, незанимавший официальных постов, но пользовавшийся безграничным доверием Анны Иоанновны. Под его покровительством проходимцы из иностранцев занимали высшие и хорошо оплачиваемые должности в административном аппарате и армии. Многие из них безнаказанно грабили казну.

В годы бироновщины, а вернее остермановщины, ибо правил страной Остерман, иностранцы пользовались преимуществами при назначении на доходные должности и продвижении по службе. Это вызываю протест со стороны русского дворянства, лишенного части доходов и ущемленного в национальных чувствах.

Выразителем его стал кабинет-министр А.П. Волынский, вместе с кружком единомышленников разработавший "Проект о поправлении внутренних государственных дел". Волынский требовал дальнейшего расширения привилегий дворянства, заполнения всех должностей в государственном аппарате - от канцеляриста до сенатора - дворянами, командирования дворянских детей за границу для обучения, "чтобы свои природные министры со временем были". Духовные пастыри, от сельских священников до высших должностей в церковной иерархии, тоже должны замешаться выходцами из дворянства. Резкие отзывы об Анне Иоанновне ("Государыня у нас дурра, и как-де ни докладываешь, резолюции от нее никакой не добьешься"), осуждение действий Бирона и его окружения привели в 1740 г. Волынского и его сообщников на плаху.

Незадолго перед смертью императрица назначила себе преемника - сына дочери своей племянницы Анны Леопольдовны (герцогини Брауншвейгской), причем регентом грудного ребенка была определена не мать, а Бирон. В условиях всеобщего недовольства Бироном и ропота гвардии, которую регент пытался "раскассировать" по армейским полкам, Миниху, президенту Военной коллегии, без особого труда удаюсь совершить очередной дворцовый переворот (8 ноября 1740 г.), лишивший Бирона прав регента, которыми он пользовался всего три недели. Миних провозгласил регентом Анну Леопольдовну - даму недалекую, чуравшуюся всяких забот по управлению государством, как и ее предшественники. Чуждая русскому дворянству, она, запершись, проводила время в обществе своей любимой фрейлины.

Переворот не мог удовлетворить интересов широких кругов русского дворянства, так как он сохранил за немцами руководящее положение в государстве. Влиятельнейшим лицом стал фельдмаршал Миних, чрезмерно честолюбивый и столь же бездарный полководец. Он мечтал то о получении звания генералиссимуса русской армии, то о должности первого министра. Из-за интриг ловкого Остермана, конкурировавшего с фельдмаршалом в борьбе за власть, Миних не получил чина генералиссимуса, о котором мечтал, и ушел в отставку. Фактическая власть оказалась в руках Остермана.

Распри между немцами ускорили падение их влияния при дворе. Во время очередного переворота, совершенного 25 ноября 1741 г. в пользу дочери Петра I - Елизаветы, были арестованы воцарившиеся на престоле представители Брауншвейгской семьи: малолетний император Иван Антонович, его мать и отец. Свергнутого императора Елизавета Петровна и Екатерина II держали в строгом заточении вплоть до 1764 г., т. е. до его смерти.

Вступление на престол Елизаветы Петровны сопровождалось двумя особенностями: претендентка на трон сама отправилась добывать корону, лично возглавив отряд гвардейцев, свергнувших Брауншвейгскую фамилию. Вторая особенность переворота состояла в стремлении привлечь к нему иностранные государства - Швецию и Францию. По согласованию с Елизаветой Петровной Швеция объявила России войну. Подлинная цель войны - пересмотр условий Ништадтского мира - была завуалирована заботой об освобождении России от немецкого засилья. Предполагалось, что в

Петербурге заговорщики при подходе шведских войск поднимут восстание, на троне окажется Елизавета Петровна, в благодарность за оказанную помощь готовая подписать выгодный для Швеции мир. Цесаревна, однако, отказалась подписать обязательство вернуть Швеции земли, отвоеванные ее отцом. Переворот был совершен без участия в нем шведских войск и дипломатов Франции.

События 1741 г. сопровождались, кроме того, арестом Миниха, Остермана и других влиятельных немцев и ссылкой их в Сибирь. Рота Семеновского полка, участвовавшая в перевороте, стала называться лейб-компанией. Члены ее получили щедрые награды крепостными. Те из них, кто не имел дворянского звания, были возведены в дворянство.

Новая императрица упразднила Кабинет министров, восстановила Главный магистрат, ликвидированный Верховным тайным советом. Были возрождены также Мануфактур- и Берг-коллеги и, слитые ранее с Коммерц-коллегией, и объявлено о том, что Сенату возвращается вся полнота власти, которой он располагал в петровское время. Однако и Елизавета Петровна не могла обойтись без учреждения, несколько напоминавшего Верховный тайный совет и Кабинет министров, - во время Семилетней войны возникло постоянно действовавшее совещание, стоявшее над Сенатом и названное Конференцией при высочайшем дворе. В работе Конференции участвовали руководители военного и дипломатического ведомств, а также лица, специально приглашенные императрицей.

Современники отмечали необычайную красоту Елизаветы Петровны. Более всего ее интересовали заботы о своей внешности, маскарады, балы и фейерверки. Двор утопал в роскоши, расходы на его содержание были столь велики, что императрица порой не знала, как расплатиться по мелким счетам. Беззаботная, жившая в свое удовольствие, Елизавета Петровна лишь изредка вспоминала, что у императрицы кроме права иметь 15 тыс. платьев имелись еще и обременительные обязанности. В последние годы жизни ей было ненавистно всякое упоминание о делах, и приближенным приходилось по нескольку недель выжидать удобной минуты, чтобы она подписала тот или иной указ. Опасаясь дворцового переворота, она предпочитала в ночные часы бодрствовать, а спать днем.

Безалаберная жизнь рано свела ее в могилу - она умерла в конце 1761 г. в возрасте 52 лет. Ее сменил Петр III - внук Петра Великого, сын его дочери Анны Петровны и герцога Голштинского. Волею случая он стал наследником трех корон: герцога Голштинского, Швеции и Российской империи. Предусмотрительно его нарекли Петром Фридрихом: Петром - на тот случай, если он займет трон в России, и Фридрихом - если в Швеции. Воцарившаяся Елизавета Петровна поспешила срочно доставить его в Петербург, где он принял под именем Петра Федоровича православие и был объявлен наследником престола.

Отрок, еще будучи в Киле, проявлял болезненную страсть к военным экзерцициям. Эту привязанность он сохранил и в годы, когда стал взрослым. Устойчивыми у вздорного императора были три качества: неприязненное отношение к народу, которым он должен был управлять, пренебрежение к православию (третирование духовенства) и подобострастное отношение к Фридриху II, которого он боготворил и которому пытался безуспешно подражать. Большую часть времени он проводил в попойках, игре в карты и вахтпарадах.

Супруга Петра III, ангальт-цербстская принцесса, до принятия православия именовавшаяся Софьей Фредерикой Августой, нареченная Екатериной Алексеевной, была полной противоположностью своему нелепому супругу. Умная, энергичная и образованная, она после приезда в Россию из немецкого захолустья вынашивала мечту занять престол и умело завоевывала популярность у двора и столичного дворянства.

В противоположность Петру III, гримасничавшему в храмах во время богослужении, она демонстрировала набожность и горячую приверженность к православию. Супруг издевался над русскими обычаями, супруга, напротив, неукоснительно их придерживалась. Вспыльчивому нраву и самодурству Петра III Екатерина противопоставляла спокойствие и рассудительность. В итоге Петр III своими непредсказуемыми поступками вызвал у придворных и вельмож неуверенность в будущем. Это облегчало Екатерине путь к трону. Возглавляемые ею гвардейцы-заговорщики 28 июня 1762 г. низложили Петра III. Началось 34-летнее царствование Екатерины Великой.

Итак, трон на протяжении 37 лет после Петра I занимали либо дети, либо дамы, совершенно не подготовленные к управлению огромной империей. Жизнь, однако, шла своим чередом, и чем бездарнее были лица, занимавшие трон, тем менее заметное влияние, замедляющее или ускоряющее, они оказывали на течение этой жизни. Сельское хозяйство, как известно, менее всего поддавалось правительственной регламентации. Здесь наблюдался традиционный экстенсивный путь развития: ни в орудиях труда, ни в агротехнике сколь-нибудь заметных изменений не произошло. Главным источником увеличения производства зерна оставалось освоение новых земель в Северном Причерноморье и Предуралье, зерно еще

не шло на экспорт, его товарные излишки использовались преимущественно в винокурении.

Более существенные сдвиги произошли в промышленности. Главное новшество состояло в изменении социальной структуры владельцев мануфактур: падал удельный вес казенных мануфактур и соответственно росло значение частных предприятий.

Из десятилетия в десятилетие увеличиваюсь число мануфактур и выпускаемой ими продукции. Так, выплавка чугуна выросла с 800 тыс. пудов в 1725 г. до 3663 тыс. пудов в 1760 г. Раздвинулись границы уральской металлургии на юг, на земли Башкирии. Бесспорны успехи в развитии текстильной промышленности, где в 1763 г. насчитываюсь 205 мануфактур вместо 39 в 1725 г. Здесь важно отметить, что если в петровское время текстильное производство сосредоточиваюсь преимущественно в Москве, то теперь предприятия переместились на периферию, поближе к источникам сырья; заметными в текстильной промышленности стати мануфактуры, принадлежавшие дворянам.

Если в промышленной политике преемники Петра в основном придерживались норм, установленных в годы преобразований, особенно в сфере обеспечения предприятий принудительным трудом, то внешнеторговый тариф 1731 г., действовавший до 1757 г., значительно снизил ввозные пошлины, установленные покровительственным тарифом 1725 г., - здесь налицо отступление от политики Петра, вызвавшее менее активный торговый баланс. Так, торговый договор с Англией, заключенный в 1734 г. не без участия Бирона, за взятку покровительствовавшего английским купцам, нанес урон русской торговле. Новый тариф хотя и ставил отечественных и английских купцов в равное положение, но так как иностранцы были богаче и организованнее, то они и извлекали из этого равенства пользу.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы