Пример трендовой статьи с разбором

Выше были рассмотрены элементы трендовой статьи: содержательное наполнение, структура и композиция. Теперь посмотрим, как эти элементы представлены в двух опубликованных трендовых статьях. Вначале разберем более короткий текст.

Корт Джонсон — приятный молодой человек 27 лет, который успешно продвигает собственную компанию по разработке мобильных приложений. Но когда речь идет о завязывании контактов вне работы, особенно с женщинами, Джонсон замыкается и не знает, что сказать. Он очень хотел познакомиться с какой-нибудь интересной девушкой, поэтому нанял Томаса Эдвардса, человека, который владеет агентством «Профессиональный сводник». За плату в $125 Эдвардс сопровождал Джонсона на праздничных мероприятиях, прикидываясь его приятелем. Пробираясь сквозь толпу приглашенных, сводник выбирал самых общительных и готовых к флирту женщин. Он помогал Джонсону завязать с ними беседу так, чтобы те заинтересовались знакомством. «Мне очень понравилось», — улыбается Джонсон. (Отложенный лид — пример.)

Первые компании, предлагающие такой вид услуг, появились в Нью-Йорке и Бостоне еще лет восемь назад. Но именно сейчас, когда сайты знакомств стали привлекать все меньше посетителей, услуги компаний-сводников приобрели популярность.

32-летняя Сьюзан Бакстер, основатель компании Hire a Boston Wingwoman, рассказывает, что решила открыть такой бизнес, потому что все ее друзья больше не хотят знакомиться в Интернете. «Очень часто встречи с друзьями из Интернета разочаровывают, потому что человек выглядит по-другому, чем на фото, размещенном на сайте знакомств», — делится наблюдениями Бакстер.

Ее клиентки выходят на разные мероприятия вместе с опытной сводницей, которая сразу распознает в толпе перспективных партнеров и оценивает, может ли между выбранным мужчиной и клиенткой завязаться роман. В агентстве Бакстер расценки на услуги сводников начинаются со 130 долл. Предпринимательница убеждена: клиенты, которые выходят в свет в сопровождении профи, имеют больше шансов на успех, чем те, кто берет с собой друга или приятеля. Большинство агентств, предоставляющих услуги сводников, считают главными клиентами мужчин. И объясняют это просто: женщины часто выходят в свет компанией в два-три человека, и одинокий мужчина робеет, когда ему нужно вклиниться в дамский разговор. Однако агентства, ориентированные исключительно на женщин, тоже есть (основной абзац — объявление тренда и пояснения эксперта. Внутри основного абзаца — еще один пример).

Например, 27-летний Джош Митчелл в прошлом году открыл в Индианаполисе агентство Miss Pivot — как раз такое (пример). Идея пришла ему в голову после того, как он посетил конференцию молодых предпринимателей. Там он сделал открытие: в эпоху цифровых технологий люди, похоже, разучились вести беседы тет-а-тет. «Раньше множество социальных навыков мы приобретали, наблюдая в семье за собственными родителями. Сейчас все настолько погружены в виртуальную жизнь, что даже в семье не находится времени для общения», — говорит он (обобщение).

В компании Miss Pivot работают пять человек. Еще восемь сводниц нанимают внештатно за плату от 45 до 65 долл, в час. По словам Митчелла, претендентки на роль сводниц проходят строгий отбор. «Нам не нужны, например, дамы с раздражающим слух тембром голоса. И мы не любим чрезмерно эмоциональных, — говорит он. — Они часто видят в любви волшебство, а мы выступаем за более научный подход к этому чувству» (пример — продолжение предыдущего).

Сводницы из Miss Pivot советуют клиенткам назначать свидания не в ночных клубах и барах, а в кофейнях, пабах и даже книжных магазинах, где можно сесть за высокий столик. По мнению Митчелла, сидение рядом на высоких табуретах уравнивает собеседников и больше их сближает (обобщение — рекомендация экспертов)[1].

Как видим, для раскрытия тренда приведены три примера (два агентства и один клиент, пользующийся такими услугами), а в качестве обобщений использованы пояснения владельцев и сотрудников агентств. Это — минимально возможное наполнение трендовой статьи. С одной стороны, тренд выявлен, и его существование доказано. С другой — тема раскрыта весьма поверхностно: не ясен ни масштаб этого вида бизнеса, ни техника завязывания знакомств, ни перспективы завязавшихся отношений.

Далее приведена более развернутая трендовая статья, написанная автором данной книги. Сбор информации для этого текста производился по методу «шести дорожек», за исключением блока «репортаж», на который не хватило времени. Начинается текст с обобщающего лида с латентной актуальностью, потому что таков формат газеты «Новые Известия», где материал был опубликован.

На следующей неделе Головинский суд Москвы рассмотрит иск жителей Войков- ского района об отмене итогов публичных слушаний, посвященных строительству церкви в одном из дворов. Жильцы окрестных домов утверждают, что узнали о слушаниях лишь спустя полгода после их проведения. Программа «200 храмов», призванная ликвидировать нехватку церквей в спальных районах столицы, столкнулась с недовольством горожан, которые не хотят терять скверы и парковки и слушать по утрам в выходные колокольный звон. Сторонники строительства настаивают, что храмов в Москве в разы меньше, чем было до революции, а колокольный звон приятнее рева автомобилей и убивает микробы (прямой лид — информационный повод и объявление тренда).

Жительница московского района Северное Бутово Ольга Снигирева уже полгода борется против строительства храма на поляне возле пересечения бульвара Дмитрия Донского и улицы Академика Глушко. «Эта поляна давно стала местом семейного отдыха. Таких мест в нашем районе больше нет», — жалуется «НИ» Ольга Снигирева. По ее словам, в районе уже есть одна церковь, строится еще одна и «нет никаких расчетов о том, что нужно строить храм именно в этом месте, нет никакой общины, которая бы здесь проживала и требовала храм». На этой неделе Снигирева направила обращение в Росприроднадзор: отданная под храм поляна входит в Бутовский лесопарк, и женщина рассчитывает, что поляну зачислят в особо охраняемые природные территории (пример. При другом формате издания мог бы претендовать на роль отложенного лида).

Церковь, против строительства которой борется Снигирева, одна из возводимых по принятой московскими властями совместно с руководством Русской православной церкви программе «200 храмов». Программу строительства типовых модульных храмов в спальных районах столицы утвердили летом 2010 года. В Москве примерно 320 действующих храмов, однако более 200 из них находятся в Центральном округе, а на окраинах одна церковь нередко приходится на 100 тыс. и более жителей. Весной 2011-го заложили первый храм на Дубровке возле театрального центра, где в 2002 году захватывали заложников на спектакле «Норд-Ост». В Москомархитектуре «НИ» сообщили, что градостроительные планы уже готовы по 65 участкам, а по остальным проводятся согласования. В финансово-хозяйственном управлении Московского патриархата говорят о 20 начавшихся стройках и планируют закончить 11 из них уже в нынешнем году (обобщение. Введение в тему и показ ее масштаба. Если бы текст начинался с отложенного лида, тут был бы полноценный основной абзац с заявленным трендом. Однако тренд заявлен в прямом лиде, и поэтому здесь оставлен только масштаб явления).

Но некоторые запланированные храмы построены не будут. В марте префектура Северо-Восточного округа отменила решение о возведении храма на Сухонской улице напротив дома № 9. Против стройки подписались более двух тысяч человек, недовольные тем, что церковь расположится в 40 м от жилых домов, что приведет к «скоплению автотранспорта и народа», а «регулярные громкие звуки от храмовой звонницы отрицательно повлияют на здоровье местных жителей». Для гуляющих же во дворе детей «проведение такого уважаемого обряда, как отпевание, далеко не лучшее зрелище». «Позиция префектуры состоит в том, что строительство не должно происходить на фоне противостояния. Зуда строить храмы у нас нет», — пояснил «НИ» пресс-секретарь префекта Северо-Восточного округа Александр Латышев. По его словам, сейчас для храма подбирают другое место: «Запрос на строительство есть» (второй пример конфликта вокруг строительства храма).

Строить храмы в Москве необходимо, настаивает в беседе с «НИ» руководитель пресс-службы Московской патриархии Владимир Вигилянский. По его словам, до революции в Москве была тысяча церквей на миллион жителей, а теперь жителей в 10 раз больше, а храмов — втрое меньше. Обеспеченность храмами в столице (один храм на 40 тыс. жителей) значительно меньше, чем по России в среднем (один храм на 11 тыс. жителей). Скопление же храмов в центре при их нехватке на окраинах приводит к тому, что многие верующие вынуждены ездить на богослужение, тратя на дорогу по часу-полтора, а пожилым и больным людям такой путь оказывается не под силу. «Городу нужно 600 храмов, и 200—это только первая очередь»,—говорит г-н Вигилянский. По его словам, помимо спальных окраин церкви нужно строить при крупных больницах, а на протесты обращать внимание не нужно (обобщение — позиция Русской православной церкви).

Наиболее острое противостояние разворачивается там, где под церковь пытаются отдать часть парка или сквера. В районе Строгино после обращений местных жителей власти отказались от проекта строить храм на территории парка «Москворецкий». В районе Восточное Дегунино храм планировали строить на окраине парка «Северные Дубки», и противники строительства не только митинговали и собирали подписи, но и побили председателя ревизионной комиссии прихода, а также в одну из ночей разрушили деревянный каркас на месте планируемой стройки, спилили поклонный крест и выбросили его на помойку. Конфликт продолжался, пока чиновники из районной управы не «разглядели» на месте стройки 290 не подлежащих вырубке деревьев, и храм переместили на расположенную по соседству с парком железнодорожную насыпь (третий пример конфликта, иллюстрирующий один из аспектов — наиболее сильно противостояние там, где храм пытаются построить на месте парка или сквера).

В Мосгордуму поступили обращения по строительству шести храмов с более чем полутора тысячами подписей, рассказал «НИ» председатель комиссии Мосгордумы по делам общественных объединений и религиозных организаций Антон Палеев. По его словам, «конфликтные ситуации возникают только по конкретным земельным участкам, где жители возражают против любого строительства на данной территории» (обобщение — статистика обращений протестующих в Мосгордуму). Один из конфликтов уже улажен: жители района Теплый Стан сочли неудобным место для храма в низине между дорогами и эстакадой, однако власти настояли, что это место «намолено» — рядом была снесенная в советское время Казанская церковь усадьбы Богородское-Воронино XVII века постройки. Жители смирились, и сейчас там уже начались работы (четвертый пример конфликта, к настоящему моменту улаженного).

Закон обязывает районную управу перед утверждением плана стройки проводить общественные слушания и получать согласие жителей. По проекту храма в 3-м Нижнелихоборском проезде (Тимирязевский район) слушания прошли 15 февраля. Одобрили постройку храма именно в этом месте 13 человек, против выступили 25 (протокол слушаний имеется в распоряжении «НИ»). Однако чиновники объявили, что большинство участников слушаний выступили за храм, прибавив к сторонникам голоса тех, кто выступал за строительство храма с переносом его в другое место (20 человек), а также тех, кто просто отметил свое присутствие, но никакое решение не поддержал (двое) (пятый пример — конфликт на публичных слушаниях. Одновременно раскрывается еще один аспект темы — как власти разворачивают результаты публичных слушаний в нужную им сторону). В управе района Северное Бутово о храме, против строительства которого борется Ольга Снигирева, «НИ» сказали, что на слушаниях большинство было за, а против выступили только трое. Снигирева сообщила «НИ», что не смогла попасть на слушания, так как они проводились в будний день в рабочее время (продолжение первого примера).

Как сторонникам строительства храмов повернуть общественные слушания в свою пользу, рассказывается в памятке, опубликованной православным правозащитным центром «Территория церкви». Среди рекомендаций есть такие: создать «ударную группу» из полутора десятков активистов, которые займут первые ряды в зале, заготовить выступления с цитатами из классиков и «не расстраиваться, если у вас мало сторонников на первоначальном этапе», так как Суворов говорил: «Атакуй с тем, что Бог послал!» При общении же с местными жителями следует рассказывать «о благотворном воздействии колокольного звона на экологию района — от него погибают болезнетворные бактерии, во время эпидемий всегда звонили в колокола» (обобщение—как сторонники строительства храмов склоняют жителей на свою сторону и получают большинство на слушаниях).

Иногда слушания попросту проводят втайне от возможных противников стройки. Жители семи домов в 6-м Новоподмосковном переулке (Войковский район) обратились в Головинский суд с требованием отменить результаты слушаний по постройке храма в их дворе. Слушания по документам прошли в апреле прошлого года, но жильцам стало известно об этом только в декабре. Выяснилось, что храм хотят разместить на только что построенной парковке на 43 машино-места, под которой проложены газовые трубы. Заседание суда намечено на следующую пятницу (шестой пример, иллюстрирующий еще один аспект темы — проведение слушаний втайне от жителей. Частично этот пример упоминался в обобщающем лиде в начале текста).

Сторонники строительства храмов, напротив, усматривают заговор в действиях противников. Руководитель Ассоциации православных экспертов Кирилл Фролов рассказал «НИ», что акции протеста в различных районах организовывают одни и те же активисты леворадикальных движений. По мнению г-на Фролова, «отпевание покойников никому не угрожает, так как покойников, как правило, едут отпевать на кладбищенские храмы», колокольный звон «намного мелодичнее шума автомобилей, но никому в голову не приходит запрещать автомобили», а «тем, кто пугает бомжами при храмах, хочется напомнить народную мудрость не зарекаться от сумы и от тюрьмы» (обобщение — позиция сторонников строительства и обличение противников).

Из-за нехватки храмов в спальных районах воскресные литургии вынуждены проводить в несколько смен, обосновывает Кирилл Фролов потребность в храмах. Прихожанин храма Параскевы Пятницы в Северном Бутово Александр Кузнецов рассказал «НИ», что литургию проводят дважды — в семь и в десять утра и рассчитанный на 200 человек единственный действующий храм в 70-тысячном районе заполняется оба раза, хотя места хватает всем (обобщение и пример, отражающие позицию сторонников строительства — храмов на окраинах Москвы не хватает).

По данным «Левада-Центра», еженедельно на богослужения ходят около 1% москвичей, относительно регулярно — 4%. «Храмы переполняются лишь дважды в год — на Крещение и на Пасху. И если спросить людей, что построить, большинство будет за детский сад, а не за храм», — говорит «НИ» директор «Левада-Центра» Лев Гудков. Знакомый с реализацией программы «200 храмов» чиновник правительства Москвы подтверждает «НИ», что для городских властей важнее строительство детских садов и поликлиник (абзац с обобщениями — статистика посещаемости храмов, комментарий социолога о соответствии числа храмов потребностям населения и позиция властей относительно приоритетности строительства храмов по сравнению с другими объектами).

Участие городских властей в программе «200 храмов» сводится к безвозмездному предоставлению участков, а также к созданию типовых проектов храмов (всего разработано восемь проектов храмов вместимостью от 246 до 573 человек). Одним только зданием церкви стройка не ограничится. По словам патриарха Кирилла, при каждом храме будут молодежный центр, служба работы со стариками и беспризорниками, а также воскресная школа. Строительство храма с подведением коммуникаций в зависимости от размера и оформления оценивается в 200—270 млн рублей. Строить будут на пожертвования: кампания по сбору средств с прихожан уже развернута. «Именной кирпич» в здании храма стоит 100 рублей, «именная напольная плитка» — 250. Но на такие пожертвования здания не построишь, и к финансированию привлекли предпринимателей. Руководитель финансово-хозяйственного управления Московского патриархата епископ Подольский Тихон признает, что среди жертвователей есть и представители других вероисповеданий, в том числе ислама и иудаизма, но противоречия в этом не видит: «Религиозные ценности вечны» (обобщение — финансовая сторона вопроса и в концовке ссылка на неоднозначность происходящего, так как между строк читается, что бизнесменов «попросили» дать денег, причем вне зависимости как от отношения к религии, так и от конфессиональной принадлежности)[2].

В приведенном выше тексте тренд (жители протестуют против строительства храмов в спальных районах Москвы) подтвержден шестью примерами таких конфликтов. Кроме того, в тексте приведен пример, иллюстрирующий позицию сторонников строительства — переполненность одного из храмов на окраине города.

Обобщений в тексте десять. Это позиции и пояснения городских властей, представителей Русской православной церкви, сторонников и противников строительства, социолога, депутата Мосгордумы. Кроме того, в материале упомянуто число существующих храмов, доля граждан, регулярно храмы посещающих, а также стоимость строительства новых храмов и источники финансирования.

  • [1] В США расцвел бизнес сводников // Ведомости. 2012. 27 января.
  • [2] Церковный раскол // Новые Известия. 2012. 5 апреля.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >