Новые идеи, концепции и теории демократии в Новое время.

Эпоха Нового времени отличалась от эпохи Средневековья не только расширением познанного физического мира, но и гигантским расширением сферы науки. Именно в Новое время, а точнее в эпоху Возрождения были заложены основы многих современных наук, в том числе - политической. Закономерности новой науки о политике выводились теперь не из иерархии «града небесного», а из сложившейся политической системы и реальных возможностей государя по управлению обществом; политические отношения понимались не из идеальных отношений по «закону Божьму» (так люди вели себя в церкви), а из реальных отношений борьбы по поводу завоевания и удержания власти.

Одним из первых приступил к созданию новой науки о политике известный политический деятель, историк, писатель и теоретик политики Никколо Макиавелли (1460 - 1527), родившийся в нобильской семье практикующего юриста и воспитанный в духе гуманистических идеалов, передовых достижений искусства, науки и техники. Немалое влияние на формирование Макиавелли, как теоретика политики оказали античные авторы: Платон, Аристотель, Полибий, Цицерон, Тит Ливий, Плутарх и др. Характерным для всех искусств и наук Возрождения было новое прочтение, переосмысление античного наследия. Отличительной чертой Макиавелли, как основателя политической науки, стало не только исследование современных ему явлений и процессов, не только сравнение их с античными образцами, но и поиск и открытие новых политических форм, взаимосвязей и закономерностей. Как и многие представители науки Возрождения, Макиавелли был не только теоретиком, но и практиком. В 1498 - 1512 гг. он играл значительную роль в политической жизни Флорентийской республики, в частности занимал должности секретаря второй канцелярии и секретаря комиссии десяти. Именно тогда он первым в Новое время понял, что главным в политике являются не деяния правителей, связанные с победами в войнах и завоеваниями, а внутриполитические дела, среди которых выделяются деятельность политических институтов, борьба партий за обладание

политическими институтами и за изменение политической системы в своих 108

интересах.

В своих исследованиях демократии Макиавелли исходил из известных ему исторических форм: греческой полисной демократии и римской республики, а также из взглядов Платона, Аристотеля о правильных и неправильных формах правления (в которых демократия относилась, напомним, к неправильным формам), из учения Полибия о круговой [1]

сменяемости политических режимов и смешанной форме правления, как наиболее устойчивой, обеспечивавшей римской республике процветание, рост и могущество.

Макиавелли выделял два рода демократических республик: 1. быстро растущие, постоянно расширяющие свои границы республики, которые имеют примером Рим; 2. не растущие республики, которые имеют своим примером Спарту или Венецию. «Вот почему, если кто пожелает заново учредить республику, ему надо будет прежде всего поразмыслить над тем, желает ли он, чтобы она расширила, подобно Риму, свои границы и могущество или же чтобы она осталась в узких пределах. В первом случае необходимо устроить ее как Рим и дать самый широкий простор для смут и общественных несогласий, ибо без большого числа и притом хорошо вооруженных граждан республика никогда не сможет вырасти или, если она вырастит, сохраниться. Во втором случае се можно устроить наподобие Спарты или Венеции; но так как территориальное расширение - яд для подобных республик, надо, чтобы ее учредитель всеми возможными средствами запретил ее завоевания, ибо завоевания, опирающиеся на слабую республику, приводят к ее крушению.»[2] При этом вторая модель, модель территориально не прирастающей демократии, по Макиавелли, возможна только в случае хорошо укрепленного, недоступного противникам столичного центра, каковыми являлись города Спарта и Венеция.

Итак, Макиавелли первый в Новое время, поставил важную проблему теории демократии, а именно: проблему зарождения и становления демократии в больших государствах. По Макиавелли теоретическое решение этой проблемы заключается в создании такого государственного устройства (конституции), которое предусмотрело бы рост народонаселения и территории, вооружение народа и зависимость гражданских прав от службы в армии, политическое равенство всех граждан, политические свободы, вплоть до создания группировок для продвижения законов и завоевания политических институтов. И наоборот, непрочность и недолговечность малых демократий, объясняется Макиавелли постоянным увеличением той части населения, которая не допускается к службе в армии и участию в политике. Поэтому в Спарте, вообще, не допускалось постоянное проживание неспартиатов. А в Венеции «так как со временем оказалось довольно много жителей, нс имеющих доступа к правлению, то, дабы почтить тех, кто правил, их стали именовать дворянами (grandes - грандами - Б.И.), всех же прочих - пополанами». Значит для развития демократии в больших государствах, по Макиавелли, существенным является участие в политической жизни всех без исключения граждан, участие, включающее активное и пассивное избирательное право, а также возможность занимать релевантные государственные должности.

При этом республиканская демократия не уничтожает раз навсегда сословные различия. Она дает возможности для отстаивания своих интересов. Согласие между плебсом и знатью, отсутствие смут в республике, считает Макиавелли, устанавливается при помощи введенной в рамки политического процесса борьбы партий.

Циклическое существование демократий (от зарождения - к расцвету и, затем - к гибели) Макиавелли видел в нарушении установленной политической системы. То есть, если система, подобная спартанской или венецианской и не приспособленная к расширению, начинала расширятся, это приводило к крушению демократической системы.

Немало нового в становление демократического общественного сознания внесли политические идеи Реформации. Мартин Лютер (1483- 1546) выступил против базового принципа средневековой церкви - против иерархии. Лютер подверг сомнению не божественную, а именно земную, церковную иерархию, иерархию отделяющую клир от простых прихожан, бюрократизирующую церковную организацию, позволяющую иерархам торговать индульгенциями и объявлять себя непогрешимыми. Лютер подверг сомнению необходимость существования «касты священников».

С другой стороны, Мартин Лютер рассматривал рядового мирянина, как свободного христианина, который вовсе не нуждается в сложной иерархической организации церкви, чтобы прийти к духовной свободе, ведь путь к свободе лежит через индивидуальную веру, которая не закрывает возможности для индивидуального поиска истины.

Эти идеи, перенесенные на политическую почву, давали вполне демократические всходы и проявлялись в призывах к политическому равенству и политическому участию, к возможности политического выбора, к обретению политических прав и политической свободы, которую, по Лютеру, «дарует нам Христос..., чтобы мы могли ее понять и сохранить»[3].

Еще далее в демократизации церковной иерархии пошел Жан Кальвин (1509-1564), француз по рождению, получивший воспитание и образование в Париже под влиянием французских гуманистов, но связавший свою судьбу со швейцарской Женевой, в которой с 1541 г. и вплоть до своей смерти в 1564 г. он осуществлял идею теократического (от Teos - греч. - Бог) правления. Для построения государства теократии, по Кальвину, следует сначала реформировать на демократических началах церковь - основу теократии. Церковь нс должна быть иерархичной и строго централизованной организацией. Каждая церковная община имеет право на самоуправление и избрание из среды прихожан собственного органа управления - консистории. Все церковные общины каждой коммуны, например такой, как Женева должна управляться не назначаемым из Ватикана погрязшим в грехах епископом, а избираемым, как и коммуна органом. Таким образом, государственная и церковная власти срастаются в формируемом путем выборов коммунальном совете, образуя, заметим, довольно

демократическое теократическое государство, «республику святых», все граждане которой уже здесь в граде земном «не имели никаких других мыслей, кроме прославления Бога». Как видим, используя демократические идеи, Жан Кальвин пытался осуществить в масштабах небольшой городской коммуны средневековый идеал царствия небесного на грешной земле.

Квинтэссенцией теологии Кальвина стали учения о провидении и о предопределении. Провидение для него было и всегда оставалось продолжением акта созидания, оно распространяется на всех христиан: «...если мы верим, что единственный способ преуспеть заключен в божьем благословлении и без него нас ожидают нишета и бедствия, то мы обязаны не жаждать богатства и почестей слишком страстно, полагаясь на свой ум, рвение или покровительтво людей либо случая; мы обязаны всегда взирать на Бога, чтобы под его водительством занять то положение, которое угодно Ему».1,1

Предопределение есть вечный совет Бога, определяющий намерения человека. Бог своей свободной волей не создает для всех равные условия:. Он одним предопределяет жизнь вечную, другим вечное проклятие. В этом протестантском положении нашел Макс Вебер корень протестантской этики, создавшей «дух капитализма». И если Лютер первым перевел понятие «деятельность» термином «beruf» - то есть профессиональная, сельскохозяйственная и ремесленническая деятельность, то Кальвин распространил его на всю производственную деятельность, и в успехе в делах и умножении богатства увидел знак предопределения.[4] [5]

Если политическая часть кальвинизма, носившая практический и прикладной характер, предполагает кроме евангельских и институциональнодемократические основания, то теология кальвинизма выдержана в строго протестантско-христианских тонах, в которых не обнаруживаются намеки на социальное равенство и социальную справедливость; мир создан Богом и в мире все от Бога: и равенство людей есть равенство перед Богом, и справедливость есть божья справедливость.

Уже в эпоху великих революций, а точнее в процессе Английской революций формировался как ученый и создавал свои труды выдающийся английский философ и политический мыслитель Томас Гоббс (1588-1679). Гоббс вырос в семье приходского священника. Благодаря выдающимся способностям в пятнадцать лет поступил в Оксфордский университет, который окончил в 1608 г. Мировоззрение Гоббса формировалось в обстановке напряженной политической борьбы как внутри страны (предреволюционные годы правления Якова I (1603-1625) и период революции 1640-1660 гг.), так и на международной арене (борьба с Испанией, создание колониальной империи). Отсюда - антидемократическая позиция Гоббса с твердой убежденностью в необходимости строго централизованной власти, его абсолютистско-монархические воззрения на государство, которое должно подобно библейскому морскому чудовищу страшить граждан, держать их в трепете перед законом. В религиознополитическом и общественно-социальном смысле Гоббс был сторонником пуританизма - оппозиционного официальной англиканской церкви течения. И здесь, в его резких выступлениях против устремлений радикально настроенных индепендентов, отрицавших любую общегосударственную религию, ратовавших за полную свободу совести, проявился гоббсовый антидемократизм.

Главным философским и политическим достижением Гоббса стал трактат «Левиафан, или материя, форма и власть государства церковного и гражданского». Важным для возрождения демократических идей на английской почве стало учение Гоббса о естественном праве. Естественное право, по Гоббсу, «есть свобода всякого человека использовать собственные силы по своему усмотрению для сохранения своей собственной природы, т.е. собственной жизни, и, следовательно, свобода делать все то, что, по его суждению, является наиболее подходящим для этого»113. Гоббс полагал, что в естественном состоянии каждый человек обладает всеми правами, данными ему природой по самому факту его рождения. Но воспользоваться ими, во всей их полноте человек не может, ибо его интересы пересекаются с интересами других людей и его права нарушаются другими людьми. Отстаивание каждым своих прав ведет к состоянию «войны всех против всех». Гоббс полагает, что «общее правило разума» гласит «всякий человек должен добиваться мира, если у него есть надежда достигнуть его». В этом и состоит первый естественный закон. Второй естественный закон гласит, что в случае согласия на то других человек должен согласиться отказаться от права на все вещи в той мере, в какой это необходимо в интересах мира и самозащиты, и довольствоваться такой степенью свободы по отношению к другим людям, которую он допустил бы у других людей по отношению к себе».114 Несмотря на антидемократизм Гоббса, его учение о естественных законах и природном происхождении права создавало почву для развития в обществе представлений о правах и свободах людей.

Более демократическую позицию в противоположность Гоббсу занимал Джеймс Гаррингтон (1611-1677), получивший известность после публикации книги «Республика Океания» (1656). Он доказывал, что не власть определяет форму собственности (как утверждал Гоббс), а форма собственности сама и создает форму правления. Исследовав распределение собственности в Англии, Гаррингтон пришел к выводу, что в XVII в. произошло существенное изменение баланса земельной собственности между короной, знатью и церковью с одной стороны и народом с другой. Перемещение собственности к народу, образование «народного баланса» в распределении земель сформировало народное требование о перемещении к нему и власти, то есть замену монархической формы правления [6] [7]

республиканской. Это и стало, по мнению Гаррингтона, главной причиной Английской революции. Чтобы сохранить и упрочить в Англии республиканскую форму правления, Гаррингтон для более равномерного распределения собственности предложил ограничить размеры земельных наделов годовым доходом, получаемым с них в 2 тыс. ф. ст. С другой стороны, Гаррингтон понимал, как тонка грань между умеренной и радикальной демократической республикой и как легко умеренная демократии может переродиться к радикальную. Поэтому в его идеальной республике Океании право голоса имеют только собственники, люди, не обладающие земельной собственностью, лишены избирательных прав, и только те, чей доход превышает 100 ф. ст. имеют право быть избранными в парламент.

Еще более радикальную теорию демократии предложили левеллеры (уравнители). Их лидер Джон Лильберн и его ближайшие соратники и единомышленники Ричард Овертон и Уильям Уолвин в своих памфлетах создали проект учреждения на принципах народного суверенитета и разделения властей демократической республики с ежегодно переизбираемым однопалатным (без аристократической палаты лордов) парламентом и предоставлением избирательных прав на принципе равенства граждан, без имущественного ценза самым широким слоям народа. Демократическая республика по мысли левеллеров должна отменить все феодальные повинности и сословные привилегии, запретить огораживание земель, торговые и промышленные монополии, отделить церковь от государства, строго соблюдать равенство всех граждан перед законом, свободу совести и печати. Хотя левеллеры и признавали частную собственность, считая ее неотчуждаемым естественным правом человека и выступали против искусственного установления имущественного равенства, их теория в то время казалась слишком радикальной.

Сразу после Нидерландской и в процессе Английской революций писал свои трактаты выдающийся нидерландский философ и политический мыслитель Бенедикт Спиноза (1632-1677). Спиноза родился и вырос в семье зажиточного еврейского купца, но после смерти отца порвал со своей общиной и религией, принял протестантизм и занялся научными исследованиями. Наставником молодого Спинозы стал Ван дер Эстен, прививший ему демократический и республиканский образ мышления. Свои политические взгляды Спиноза изложил в «Богословско-политическом трактате» (1670) и «Политическом трактате», оставшемся незавершенным.

В своем политическом учении Спиноза вернулся к проблеме, поставленной Макиавелли: может ли возникнуть и существовать демократия в больших государствах? У Спинозы было больше возможностей проверить свои выводы. Во-первых, он жил позже Макиавелли, в эпоху зарождения демократии в Нидерландах. Во-вторых, сама Голландия, в отличие от Флоренции была большой страной. Спиноза, как и Гоббс, исходил из теории естественного права и общественного договора. Но у Гоббса государство сохраняет стабильность, пока граждане боятся Левиафана и потому чтут закон. Спиноза первым обратил внимание на то, что государство можно построить не только на общем согласии, но и без всеобщего страха. Если граждане будут твердо уверены, что государство будет «направлять все только по указанию разума (которому никто не смеет открыто противоречить, чтобы не показаться безумным)»[8], то с готовностью и без всякого насилия будут повиноваться ему. Государство, создаваемое путем общественного договора и действующее с помощью только разумных законов, не требует постоянного насилия по отношению к своим гражданам, ибо они и так согласны подчиняться установлениям разума. Это было одним из первых доказательств возможности существования демократии в Европе XVII в. Последующие доказательства правоты теоретической мысли Спинозы представила Нидерландская революция, в ходе которой была образована Республика соединенных провинций.

Самым известным философом, политическим мыслителем и деятелем Английской революции был Джон Локк (1632-1704). Локк родился в г.Рингтоне (юго-западная Англии) в пуританской семье мелкого судейского чиновника. Еще в детстве проявил большие способности к учебе. Закончил Оксфордский университет, в котором затем преподавал более 25 лет. Локк вступал в самостоятельную жизнь и формировался как философ и политический мыслитель в период угасания революции и реставрации монархии, когда общество уже испытало на практике идеи революционного переустройства и революционной нетерпимости, и стали востребованы идеи социально-политического равновесия, политической и общественной стабильности. В это время Локк сближается с графом Шефтсбери, лордом- канцлером Англии и вовлекается им в большую политику. Локк становится влиятельным советником своего покровителя,, который возглавлял оппозиционную Карлу II партию вигов. После отставки Шефтсбери и начала преследований вигов, Локк вместе с руководством оппозиции последовал в эмиграцию. Несколько лет он пребывал во Франции, а с 1683 г. жил в Нидерландах вплоть до Славной революции 1688 года, в результате которой был отстранен от власти король из династии Стюартов, а на английский трон приглашен либерально настроенный штатгальтер Нидерландов Оранский.

Как и все виги, Локк выступал за сохранение в Англии политической системы ограниченной монархии. В своем главном произведении «Два трактата о правлении» (1790) Локк сформулировал либеральное понимание места и роли государства в управлении общественными делами. Локк критически отнесся как к абсолютистскому пониманию неразделенной государственной власти, так и к утопическим представлениям радикальных уравнителей-левеллеров и анархистских отрицателей собственности диггеров.

Локк исходил, как и многие мыслители того времени, из концепций естественного права, общественного договора, неотчуждаемых прав личности, среди которых наиважнейшими являются право на жизнь, свободу и собственность, предполагавших, в том числе, сопротивление всякой тирании и узурпации власти. Добровольно передав государству некоторые свои права и свободы, люди полагают, что они должны иметь возможность контролировать деятельность государства, давая ему возможность осуществлять свои и только свои функции по обеспечению прав и свобод граждан, и не давая ему возможное-™ узурпировать всю власть над людьми. Средствам для четкого обеспечения выполнения государством своих функций, но без превышения полномочий, Локк считал:

  • -выбор оптимальной для общества формы правления;
  • -принятие разумных законов и соблюдения законности;
  • -сохранение прав и свобод каждого гражданина, включая право на восстание против тирании;
  • -разделение властей, как гарантию против узурпации власти каким-либо одним политическим институтом.

Теория разделения властей - наиболее известное достижение Локка, как политического мыслителя. В своей теории он исходил из сложившегося в английском обществе исторического компромисса между королем, его камарильей и всей аристократией с одной стороны и парламентом, символизировавшим власть общин, власть тех, кто платит налоги - с другой. В основе теории разделения властей лежат политические идеи античности. Вспомним, что Платон в соответствии с частями души: разумной, воинственной и вожделеющей разделял все идеальной государство на сословия философов, воинов, земледельцев и ремесленников. Вспомним, как Полибий объяснял могущество Рима смешанной системой правления, в которой консулы олицетворяли монархическую власть, сенат аристократическую и народное собрание - демократическую. Безусловно, все эти и другие идеи античности прекрасно знал Локк и использовал их в своей теории разделения властей.

Власть в государстве, рассуждал Локк, если оно подобно разумному человеку должна подразделяться на: 1 .власть разума (ведь каждый разумный человек сначала думает, потом действует. Следовательно, государство сначала должно создать разумные законы), 2.власть разумного собственного поведения и 3.власть разумных взаимоотношений с другими людьми. Отсюда вытекает, что власть, чтобы она не могла быть узурпирована ни одним из субъектов, по Локку, должна быть разделена на три независимых, но взаимосвязанных ветви:

  • -законодательная власть, которая должна принадлежать парламенту; -исполнительная власть - суду и армии (вообще-то полиции, но этот орган государства в то время еще не был достаточно развит);
  • -федеративная власть (или власть внешних отношений) - королю и его министрам.[9]

Теория разделения властей нашла свое логическое завершение в трудах Шарли Монтескье (1689-1755). Монтескье - известный французский правовед и политический философ, получил юридическое образование в университетах Бордо и Парижа. Занимался юридической практикой, в том числе исполнял должности советника и президента парламента Бордо, который до революции 1789 г. был судебным органом. Написал ряд политико-правовых трактатов, среди которых наибольшую известность получило сочинение «О духе законов» (1748). Монтескье признавал достижения политической мысли, в частности теории естественных прав и общественного договора, но происхождение государства выводил не из договора между людьми, а из естественных законов развития, обусловленных окружающей природной средой и историческим путем, пройденным обществом. Государство у Монтескье происходит из поступательно развивающегося в определенных природных и исторических условиях «духа нации», который носит не мистический, а рациональный характер. Поэтому государство может быть рационально осмыслено и разумно изменено.

Важнейшим условием демократичности государства является политическая свобода его граждан, ведь для гражданина она есть «душевное спокойствие», основанное на убеждении в своей безопасности. Чтобы установить политическую свободу, необходимо такое правление, при котором граждане не просто обладают всеми правами, но права их, в том числе политическая свобода, обеспечены государством.

Для обеспечения политической свободы, считал Монтескье, «чтобы не было возможности злоупотреблять властью, необходим такой порядок вещей, при котором различные власти могли бы взаимно сдерживать друг друга... В каждом государстве есть три рода власти: власть законодательная, власть исполнительная, ведающая вопросами международного права, и власть исполнительная, ведающая вопросами права гражданского. В силу первой власти государь или учреждение создает законы, временные или постоянные, и исправляет или отменяет существующие законы. В силу второй власти он объявляет войну или заключает мир, посылает или. принимает послов, обеспечивает безопасность, предотвращает нашествия. В силу третьей власти он карает преступления и разрешает столкновения частных лиц. Последнюю власть можно назвать судебной, а вторую - просто исполнительной властью государства»[10].

Очень важно понять, полагал Монтескье, что если власть законодательная и исполнительная будут соединены (курсив мой - Б. И.) неважно в монархической или республиканской политической системе, то свободы не будет, так как монарх или сенат смогут создавать тиранические законы и тиранически применять их. Поэтому государи, стремившиеся к деспотизму, замечает Монтескье, всегда начинали с того, что объединяли в своем лице все отдельные власти и присваивали себе все главные должности в государстве.

Судебную власть, считал Монтескье, следует поручать не постоянно действующему сенату, как было заведено с времен Римской республики, а лицам, привлекаемым из народа для образования суда - специального органа, продолжительность деятельности которого определяется требованиями необходимости только судейской деятельности.

Но разделение властей не означает полного и окончательного отделения их. Отдельные ветви власти не придут в «состояние покоя и бездействия», так как «течение вещей» (то есть политический процесс - Б.И.) будут вынуждать их действовать и действовать согласованно. Они должны и обязаны взаимодействовать, максимально сдерживая при этом друг друга. Если исполнительная власть, указывает Монтескье, не будет иметь права останавливать действия законодательного собрания, то последнее станет деспотическим. Наоборот, законодательная власть не должна иметь права останавливать действие исполнительной власти, так как последняя ограничена по самой своей природе.

Теория разделения властей, созданная Локком, и получившая логическое завершение у Монтескье, оказала колоссальное воздействие на развитии теории демократии и концепций демократического государственного устройства. Именно с тех пор и до нашего времени существует представление о том, что государство, в котором не проведено разделение властей, не может считаться демократическим.

Не раз нами упоминавшаяся и развиваемая разными учеными Нового времени, теория общественного договора нашла свое завершение в работах Жан-Жака Руссо (1712 - 1778) - педагога и писателя, политического мыслителя, деятеля французского Просвещения. Руссо родился в семье рсмесленника-гугснота, бежавшего из Франции в Швейцарию от религиозных преследований. Поэтому целью своей жизни он видел просвещение людей, ибо причину религиозных преследований и других бед общества он видел в невежестве людей и несовершенстве правления. В молодости Руссо много занимался самообразованием, работал гувернером. Приехав в Париж, познакомился с выдающимися просветителями: Вольтером, Дидро, Кондорсе и др., под влиянием и во взаимодействии с которыми написал несколько работ на политические темы. Наиболее известная среди них - «Об общественном договоре», в которой Руссо обосновал принцип демократический принцип народного суверенитета и разработал основы непосредственной демократии, применительно к условиям европейских государств XVIII в.

До Руссо принцип суверенитета был сформулирован Жаном Боденом (1530 - 1596) - французским правоведом, историком в иную политическую эпоху и в условиях становления иной политической системы - системы абсолютной монархии. Боден был сторонником «партии политиков», выступавшей за единство общества и централизацию государства против крайностей разделения Франции графами и баронами, против религиозной нетерпимости в отношениях католиков и гугенотов. Поэтому суверенитет, то есть неограниченная, неразделенная, несменяемая, единоличная власть, обладающая всеми пятью прерогативами (издание законов, решение вопросов войны и мира, назначение должностных лиц, осуществление суда и помилование), но, в соответствии с теорией естественного права, не вмешивающаяся в дела семьи, соблюдающая веротерпимость и взимающая подати только с согласия подданных у Бодена принадлежит монарху. Конечно, суверенитетом изначально до создания государства обладал весь народ, но в соответствии с теорией общественного договора народ передал верховную власть над собой тому, кто гарантирует ему защиту и права. Итак, у Бодена суверенитет носит монархический, а нс демократический характер. Исходя из концепции суверенитета, Боден различал два типа государственных объединений. Объединение регионов, основанное на неравенстве, когда части подчинены центру, называется федерацией. В федерации суверенитетом обладает союз в целом. Объединение государств, основанное на равенстве, когда каждое государство, вошедшее в союз, сохраняет свой суверенитет, называется конфедерацией.

Демократический и народный характер суверенитет приобретает именно у Руссо, по представлению которого при заключении общественного договора каждый человек не становится отдельным подданным, а народ вовсе не лишается политических прав. «...Вместо отдельных лиц, вступающих в договорные отношения, этот акт ассоциации (общественный договор - Б.И.) создает условное коллективное Целое, состоящее из стольких членов, сколько голосов насчитывает общее собрание. Это Целое получает в результате такого акта свое единство, свое общее я, свою жизнь и волю. Это лицо юридическое, образующееся, следовательно, в результате объединения всех других, некогда именовалось Гражданской общиной, ныне именуется Республикой, или Политическим организмом: его члены называют этот Политический организм Государством, когда он пассивен, Сувереном, когда он активен... Что до членов ассоциации, то они в совокупности получают имя народа, а в отдельности называются гражданами...»[11]. Более того, именно у Руссо при становлении государства их гражданских общин, образуется не монархия, как это видели все до него от Платона до Бодена, а республика, то есть демократическое государство, в основе которого лежит народный суверенитет.

Концепция народного суверенитета стала крупным достижением Руссо в постепенно кристаллизовавшейся в течение Нового времени общей теории демократии. Но она заложила и первые сомнения, первые слабости в фундамент строящегося здания демократии. Если суверенитет постоянно принадлежит народу в целом, если он не отчуждает, то народ и только народ, повторим, в целом может решать такие важные вопросы: как править? И кто правит?

Настойчивое упование Руссо на передаче суверенитета народу в целом ведет нас не к современным Руссо крупным в миллионы граждан государствам, а к древним полисам, населенным лишь десятками тысяч граждан, готовыми править, непосредственно посещая народное собрание, непосредственно избирая и отправляя в отставку правящие коллегии. Итак, Руссо оставил нерешенной проблему представительной демократии ради решения вопросы (разумеется, теоретически) передачи всей неразделенной власти народу в целом. В этом и заключается, с точки зрения развития демократической теории одновременно и прогрессизм и утопизм теории народного суверенитета Руссо. Прогрессизм народного суверенитета открывал возможности для дальнейшего развития демократической теории. Утопизм народного суверенитета вел политическую мысль к представлениям о возможности полного равенства, полной зависимости правящих от управляемых, когда управляемые на любом народном сходе (лишь бы все пришли) могут произвольно сменить правительство, когда все политические институты полностью зависят не только от общей воли народа, но и от произвола низов.

Концентрированным выражением теоретических достижений и находок политических философов Просвещения стала Декларация прав человека и гражданина, принятая Учредительным собранием Франции 26 августа 1789 г. С точки зрения становления демократии все семнадцать статей этого эпохального документа представляются чрезвычайно важными. Например, ст.1 провозглашает, что «люди рождаются и остаются свободными и равными в правах. Социальные различия могут быть основаны только на соображениях общей пользы», ст. 2 утверждает целью всякого политического объединения является «сохранение естественных и неотчуждаемых прав человека. Этими правами являются свобода, собственность, безопасность и сопротивление угнетению», ст.З определеяет, что «основа всякого суверенитета покоиться, по существу, в нации», то есть никакое лицо или группа лиц «не могут осуществлять власть, которая не исходила бы из нации», ст.4 утверждает, что «свобода состоит в возможности делать все, что не вредит другому...», а ст. 5 - что «закон имеет право запрещать только деяния, приносящие вред обществу. Все, что не запрещено законом, тому нельзя ставить препятствия; никто не может быть принужден к исполнению того, что не предписано законом». Все граждане, согласно ст. 6 имеют право принимать участие лично или через своих представителей в создании закона. Именно в этом документе были провозглашены широко известные сегодня права и свободы человека, гласящие о том, что:

  • - никто не может быть обвинен или заключен иначе, как по закону;
  • - никто не может быть наказан иначе, как в силу закона;
  • - всякий человек считается невиновным до тех пор, пока он не будет объявлен виновным;
  • -никого нельзя беспокоить из-за мнений, даже религиозных, если их проявление не нарушает общественного порядка;
  • -всякий гражданин может свободно говорить, писать, печатать, неся ответственность за злоупотребления этой свободой в случаях, установленных законом;
  • -все граждане имеют право лично или через представителей удостовериться в необходимости общественного налогообложения, следить за его расходованием, определять его размер и порядок взимания;
  • -общество имеет право требовать отчет у каждого должностного лица по вверенной ему части управления;
  • -никто на может быть лишен собственности иначе, как по закону и с предварительным ее возмещением.

В заключительной части Декларации отмечено, что если в обществе не обеспечено пользование правами и не проведено разделение властей, то такое общество не имеет конституции, то есть не может считаться демократическим.[12]

Первыми перешли от чисто теоретических споров о демократии к практическому построению демократической республики (разумеется, с применением всех достижений теории), основанной на демократической конституции, в стране, располагавшейся на огромной территории, включавшей население тринадцати довольно разнородных бывших колоний американские революционеры, участники войны за независимость (1775 - 1783), американские просветители, политические мыслители и деятели.

Томас Джефферсон (1743 - 1826) - известный американский политик и политический философ, президент США. По поручению Континентального конгресса Джефферсон составил проект Декларации независимости, ставшей первым официальным документом новой демократии. Декларация, в соответствии с теориями естественных прав, общественного договора, народного суверенитета провозгласила «самоочевидные истины»: «все люди созданы равными, и все они одарены своим Создателем прирожденными и неотчуждаемыми очевидными правами, к числу которых принадлежат жизнь, свобода и стремление к счастью. Для обеспечения этих прав учреждены среди людей правительства, заимствующие свою справедливую власть из согласия управляемых. Если же данная форма правительства становится гибельной для этой цели, то народ имеет право изменить или уничтожить ее и учредить новое правительство, основанное на таких принципах и с такой организацией власти, какие, по мнению народа, всего более могут способствовать его безопасности и счастью. Конечно, осторожность советует нс менять правительств, существующих с давних пор, из-за маловажных или временных причин... Но когда длинный ряд злоупотреблений и узурпации... обнаруживает намерение передать этот народ во власть неограниченного деспотизма, то он нс только имеет право, но и обязан свергнуть такое

правительство и на будущее время вверить свою безопасность другой

120

охране»

Декларация независимости американских колоний от английской метрополии, принятая 4 июля 1776 г. не только послужила началом американской революции и провозглашения Соединенных Штатов Америки, она стала исходной точкой и первым прецедентом длительного процесса деколонизации мира, длящегося до сих пор и оказывающего огромное воздействие на демократизацию международных отношений, построение демократического мира.

Используя теорию разделения властей и идеи Монтескье о взаимном сдерживании разных ветвей власти другой американский политический философ и политический деятель, ставший вслед за Джефферсоном президентом Джон Мэдисон (1751-1836), выступил ведущим автором концепции сдержек и противовесов трех ветвей власти, занявшей важное место в конституции США. Согласно этой концепции гармоничное разделение и взаимодействие властей будет установлено, если законодательная власть (конгресс), рассмотрев законопроект, отправляет его на подписание главе исполнительной власти (президенту), который может подписать, но может и отвергнуть билль. Так образуется противовес для законодательной власти, которая, если президент отвергнет законопроект, со своей стороны, может согласиться с главой исполнительной власти, а может вновь рассмотреть отвергнутый им билль и принять его уже без согласия президента (это уже противовес для исполнительной власти), но для этого требуется уже не простое, а квалифицированное большинство конгресса в 2/3 голосов. Противовесом и законодательной, и исполнительной власти служит судебная ветвь, которая вступает в действие только тогда, когда нарушается конституция, когда исполнительная и законодательная ветви не могут гармонично функционировать. В этих случаях верховный суд имеет право окончательной трактовки конституции, чтобы восстановить конституционность законопроекта или урегулировать конфликт законодательной и исполнительной властей. Сдержки образуются как временем действия противовесов, так и временем рассмотрения законопроектов каждой ветвью власти, указанным в конституции.

Концепция сдержек и противовесов считается сегодня важнейшим механизмом функционирования демократических политических систем. Она вошла составной частью в конституции всех демократических стран.

Итак, философами и политическими мыслителями Нового времени были заложены теоретические основы демократизации общества, перестройки государства и всей политической системы на принципах демократии. Эти теоретические основы нашли свое отражение в важнейших документах эпохи: в «Великой ремонстрации» (Англия, 1641 г), в которой было сформулировано право парламентского контроля над деятельностью министров, в «Habeas corpus act» (Англия, 1679), который сыграл огромную роль в развитии прав и свобод человека и в формировании гражданского общества, в «Билле о правах» (Англия, 1689), утвердившем исключительное право парламента на законодательную деятельность и право свободы петиций для гражданского общества, в Вестфальском договоре (1648), завершившим Тридцатилетнюю войну и давшим начало новому принципу построения государств: не на основе правящей династии, а на основе населяющей территорию нации (именно тогда получили признание первые государства-нации Швейцария и Нидерланды), в Декларации прав человека и гражданина (Франция, 1789), в Декларации независимости и Конституции США, документах служивших важнейшими вехами на пути демократизации, вехами, по которым до сих пор прокладывают свой курс к демократии многие страны и народы.

  • [1] - См. Макиавелли H. История Флоренции. М., 1987. С. 8-9.
  • [2] IW - Маккиавсли. Рассуждения о первой декаде Тита Ливия/ Жизнь Николо Макьявелли. СПб., 1993, с.332.
  • [3] 1,0 - Лютер М. Свобода христианина /Политология: Краткая хрестоматия. Сост. Б А.Исаев. СПб., 2008, с.48.
  • [4] - Кальвин Ж. О христианской жизни / Политология: Краткая хрестоматия. Сост. Б. А.Исаев. СПб., 2008,с. 49.
  • [5] - Реале Дж., Антиссри Д. Запалная философия от истоков до наших дней. В 4-х тг. Спб., 1994., Т.2.Средневековье. С. 302-303.
  • [6] 113 - Гоббс Т. Левиафан, или материя, форма и власть государства церковного и гражданского/ Политология:Краткая хрестоматия. Сост. Б.А.Исаев. СПб., 2008, с.89.
  • [7] - там же, с. 90.
  • [8] 1,5 - Спиноза Б. Богословско-политический трактат/ Политология: Краткая хрестоматия. Сост. Б.Л.Исаев.СПб., 2008. с.85.
  • [9] 1,6 - Локк Дж. Два трактата о правлении / Локк Дж. Сочинения. В 3-х тг. М., 1988. Т. 3, с. 346-353.
  • [10] 1,7 - Монтескье Ш.Л. О духе законов. М., 1999, с. 137-139.
  • [11] 1,1 - Руссо Ж.-Ж. Об общественном договоре: Трактаты. М., 2000, с. 209.
  • [12] - Декларация прав человека и фажданина от 26 августа 1789 года / Современные зарубежныеконституции. Отв. ред. Б.А.Страшун. М., 1992, с.98-100. 110 - Джефферсон Т. Декларация независимости / Политология: Краткая хрестоматия. Сост. Б.А.Исаев.СПб., 2008, с.99.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >