Режим июльской монархии (1830 - 1848).

Новая власть очистила государственные учреждения от роялистов-аристократов, дала свободу печати. Но не были отменены запреты на забастовки и на деятельность профсоюзов. Палата депутатов пригласила на французский трон представителя Орлеанского дома (который находился в оппозиции к Бурбонам и был настроен более либерально) герцога Луи-Филиппа.

Король Луи-Филипп не стал отменять хартию, но внес в нее несколько поправок свидетельствовавших о демократизации и либерализации режима. Поправки были направлены на восстановление баланса между законодательной и исполнительной властью и расширение прав и свобод граждан. В частности король сохранил за собой право законодательной инициативы, но такое же право получил и парламент. Король был лишен права издавать ордонансы, имеющие силу закона, но сохранил право назначения совета министров и пожизненных пэров в палату пэров.

Новый закон о выборах снизил имущественный ценз для избирателей с 300 до 200 франков, для кандидатов в палату депутатов с 1000 до 500 франков. Это примерно вдвое со 120 тыс. до более, чем 240 тыс. увеличило число избирателей, но оставило его на очень низком уровне, учитывая, что население Франции тогда составило около 30 млн. человек.

Именно во время июльской монархии во Франции произошел промышленный переворот. Благодаря распространению машинного производства и индустриальных технологий общие темпы роста промышленного производства возросли с 2-3% до 4-5% в год. Особенно заметен был скачок в текстильной и металлургической отраслях. Правительство июльской монархии способствовало экономическому развитию страны, обеспечивая государственную поддержку развитию транспортной инфраструктуры, росту уровня благосостояния населения, особенно слоев, связанных с торгово-промышленной деятельностью.[1]

Фракции в палате депутатов июльской монархии. В июльской монархии продолжали бороться либеральное и консервативное, республиканско-демократическое и монархическое течения, причем преимущество после революции получили республиканцы и либералы, которые в дальнейшем все более и более сотрудничали с консерваторами. Палата депутатов включала следующие группировки:

  • -фракция радикалов (или левых республиканцев), находившаяся в непримиримой оппозиции к монархическому режиму. Фракция состояла всего из нескольких человек;
  • -фракция «левый центр» (лидер Адольф Тьер) - небольшая группировка либералов-левоцентристов, численностью 43 депутата, поддерживавшая правящий режим;
  • -фракция «левая династическая» (Одилон Барро), численностью более 100 депутатов. Также придерживалась леволиберальных позиций, поддерживала династию Орлеанских;
  • -фракция «третья партия» (Андре-Мари Дюпон), небольшая либерально-центристская группировка (22 депутата), выступала в поддержку режима;
  • -фракция «правый центр» (Франсуа Гизо). Фракция занимала консервативные позиции, имела в своем составе более 250 депутатов и «правила бал» в данной партийной системе;
  • -фракция легитимистов, которая выступала за возвращение престола «легитимной» династии Бурбонов и находились в оппозиции. Придерживалась правоконсервативных и монархических позиций. Фракция насчитывала два десятка депутатов.[2]

Кроме того, существовали политические группировки не прошедшие в палату депутатов, выражавшие лево-демократические и радикальнореволюционные идеи, а также выступавшие за возвращение к режиму империи Наполеона и др.

Режим июльской монархии называют «правлением нотаблей». Практически все фракции состояли из представителей знати, крупных землевладельцев, богатых предпринимателей и банкиров, известных представителей свободных профессий (адвокатов, публицистов). Из числа нотаблей подбирались и высшие государственные чиновники. В то же время после революции 1830 г. чиновники свергнутого режима, включая военных, отказавшиеся принять присягу новому правительству, были уволены в отставку. На смену им пришли сторонники нового режима. Осуществилась так называемая циркуляция элит, одним из движущих механизмов которой стала революция.

  • [1] - там же, с. 244-245.
  • [2] 1,1 - подр. см. Исаев Б.А. История партий. СПб., 2007, с. 193.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >