Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Философия arrow Социальная философия

Политические партии

Политическая партия представляет собой большую группу людей, связывающих государство с другими политическими силами в обществе и обеспечивающих организованное выражение определенных социальных интересов и их политическую действенность. Для политической партии характерны определенные политические цели (политическая идеология), достаточно устойчивая социальная база, обеспечивающая поддержку партии, и определяемое уставом партии распределение власти в партийных организациях. Поскольку в ситуации выборов партия нуждается не только в голосах ее членов, политика партии и ее цели могут существенно меняться под давлением электората – того круга избирателей, которые голосуют за партию на парламентских, президентских или муниципальных выборах.

В пределах партийной организации с течением времени неизбежно появляется партийная олигархия – узкая группа руководителей, не особенно считающаяся с политической платформой партии, манипулирующая ее рядовыми членами. Партийная олигархия формируется главным образом из определенного привилегированного социального слоя. Те немногие, кто попадает в нее из других слоев населения, становясь частью партийной элиты, как правило, быстро усваивают элементы соответствующей культуры. Олигархические тенденции не являются, однако, постоянными. Между представителями партийной элиты могут возникать конфликты, способствующие сокращению разрыва между рядовыми членами партии и ее руководством. Рядовые члены партии, в свою очередь, периодически отказываются уступать лидерам полный контроль над ее политикой.

В западных политических системах партии иод влиянием своего электората имеют тенденцию к поляризации на левые, правые и центристские. Нельзя сказать, что это подразделение адекватно отражает реальную структуру общества. Обычно партии представляют собой союзы различных групп с неодинаковыми интересами. Сами партийные объединения не являются стабильными; периодически из них выбывают отколовшиеся группы. И, наконец, политические партии относительно независимы от своей базы. Неслучайно поэтому многие партии, придя к власти, зачастую быстро отходят от своих предвыборных обещаний и теряют поддержку голосовавших за них избирателей.

Однопартийные и многопартийные режимы

Классическая социальная философия делила режимы на основе численности носителей верховной власти: при монархии верховная власть сосредоточивается в руках одного; при олигархии – нескольких; при демократии – у всех, принадлежит народу. Эта классификация плохо применима к современным политическим режимам. К примеру, английский режим – монархический, поскольку там королева; аристократический, так как большинство правителей набирается из численно ограниченного класса; демократический, потому что голосуют все. Старое противопоставление "один – несколько" целесообразнее применять не к носителям верховной власти, а к политическим партиям. Партии – активные фигуры политической игры, с помощью партий прокладывается путь к реализации власти. Более современной формой классической транспозиции является, таким образом, противопоставление однопартийности и многопартийности.

В историческом плане многопартийные режимы – наследники конституционных или либеральных режимов. Они стремятся сохранить ценности либерализма в условиях демократизированной политики: чтобы действовать эффективно, правительства должны располагать достаточной властью, реализуемой в конституционных рамках и с соблюдением прав отдельных граждан. Однопартийные режимы делятся на режимы с монопольной партией, не имеющей идеологии, и режимы с партией, руководствующейся идеологическими установками и стремящейся коренным образом преобразовать общество. Партия, оправдывающая дискриминацию других партий своей революционной направленностью, со временем встает перед выбором: либо перманентная революция, либо стабилизация режима с упором на традиции и технократию. Национал- социалистическому режиму свойственно было отрицание многопартийности при поощрении революционной партии, отождествляющей себя с государством. Само нацистское движение являлось антидемократичным и антилиберальным, но оно было, несомненно, революционно. Придя к власти, национал-социалисты уничтожили социальные и идеологические структуры старой республики. Объединяющим началом стало не государство, как у итальянского фашизма, а нация и даже более того – раса.

Коммунистический режим также враждебен многопартийности и благожелателен к революционной партии, однако эта партия, монополизирующая власть, ставит перед собой цель сплотить общество в единый класс. Кроме того, не отвергаются демократические и либеральные идеи, напротив, декларируется намерение воплотить их в жизнь, устраняя партийное соперничество. Считается, что монополизация власти одной партией не противоречит принципам свободы и демократии.

Любой однопартийный режим в индустриальных обществах чреват расцветом тоталитаризма. Первопричиной установления тоталитарного порядка является сама революционная партия. Режимы становятся тоталитарными не в силу какого-то постепенного развития, а на основе первоначального стремления коренным образом преобразовать существующий порядок в соответствии со своей идеологией. У революционных партий есть общие черты, которые приводят к тоталитаризму: масштабность устремлений, радикальность позиции и выбор самых крайних средств. Режимы с единовластной партией революционны и отбрасывают законность с самого начала, поскольку орудием захвата власти для них является насилие. Революционными они остаются в течение более или менее длительного периода, когда правители не соглашаются ограничить свою власть конституцией или законами. В Советском Союзе партия приняла конституцию, а точнее, три конституции, но никогда не чувствовала себя связанной конституционными правилами.

Несовершенство режима с одной партией проявляется в отсутствии в нем демократии и в его постоянном обращении к насилию. В индустриальном обществе с одной партией несовпадение грандиозных ожиданий и действительности хотя и не принуждает к отказу от господствующей идеологии, но постоянно подтачивает веру в нее. В частности, человек, порожденный коммунистическим режимом, не был цельным существом, слившимся с определенным верованием, а являлся двойственной натурой. С большей или меньшей убежденностью он принимал общие принципы, зная, что можно, а что нельзя говорить с учетом реального положения дел. В отношении "основополагающего учения" коммунистический человек испытывал то скептицизм, то фанатизм.

При обсуждении вопроса о том, ведет ли однопартийная политическая система к тоталитаризму, следует учитывать, что для установления последнего нужна не только "революционная", способная идти против основных положений конституции партия. Для этого необходимы также широкие народные массы, имеющие вдохновляющие их идеалы, радикальные позиции и не останавливающиеся в выборе крайних средств при реализации своих представлений о "новом совершенном мире". Тоталитаризм не навязывается партией, получившей возможность придать своей идеологии статус единственного авторитета. Он приходит естественным образом, возможно, без всякого насилия, из глубин социальной жизни и "востребует" ту партию, идеология и практическая деятельность которой отвечают его нуждам.

 
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы