Традиционные праздники и социализация ребенка

Необходимым элементом социальной жизни, выполняющим психологические и воспитательные функции, является праздник – древнейший и постоянно воспроизводимый элемент культуры. Стремление людей к общению – одна из причин возникновения и сохранения праздника – не просто свободного от работы времени, но события, дающего человеку ощущение своей причастности к социуму, гармонии бытия.

В празднике происходит своеобразный процесс передачи детям "из рук в руки" способов общения с социумом и навыков практической деятельности в социальной сфере; осуществляются приобретение ребенком определенных социальных позиций и включение его в активную творческую деятельность. Праздничная традиционная культура различных народов многообразна.

С глубокой древности люди наступление нового года отмечали весной, на весну – лето приходится большинство разнообразных праздников.

Массовые праздники народов Поволжья и Приуралья традиционно были привязаны к земледельческому календарю: началу или окончанию сева, жатвы, сбору последнего урожая – и сезонным явлениям: дню зимнего или летнего солнцестояния, ледоходу, цветению деревьев и т.п. Отмечали их либо большими семьями, либо жителями всего села, обязательно с детьми, это могли быть женские или юношеские праздники отдельно (у мусульман). На примере некоторых традиционных праздников народов региона можно проследить их воспитательное значение для детей. Одна из характерных особенностей таких праздников – включенность в них родных и близких людей разного возраста.

Из глубокой древности дошел до наших дней татарский праздник Джиен (сбор), отличавшийся особой атмосферой тепла и сердечности. Из разных деревень к устроителю праздника съезжались родственники, привозя с собой детей и стариков, дочерей, выданных замуж в другие деревни; к этому дню обычно приурочивался приезд молодой жены к мужу. Ехали в гости 5–6 и более семей. Случалось, что подвод было так много, что они даже не умещались на дворе хозяина; ехали обязательно с гостинцами: калачами, пирогами, вялеными гусями. Наряженные в праздничные одежды, украсив гривы коней лентами, с песнями и музыкой, гости приезжали обычно в четверг на несколько дней. В доме их ждал стол с чаем и угощениями, садились за него всякий раз, как только прибывали новые участники Джиена, а вечером все собирались на общий ужин. Каждый день топили баню, так как баня считалась лучшей почестью для гостя, к тому же чистота предписана исламом. К утреннему чаепитию подавали оладьи и другие лакомства. К званому обеду – аш – приглашались и местные родственники, за мужским столом читал отрывки из Корана мулла, а за женским – его жена. Гостям предлагали традиционный набор праздничных блюд (суп-лапша, мясо или курица, пельмени, бялиш – большой круглый пирог с мясом и т.д.), подавали и привезенные гостинцы, предварительно показав их всем присутствующим. Мужчин могли угощать пивом или медовухой, но ни крепких спиртных напитков, ни вина не было. Затем гости отправлялись к родственникам во второй, третий дом и т.д., где опять их угощали бялишем, лапшой, пирогами, иногда обходили 5–6 домов, а в последнем могли и заночевать. Там обычно для них готовили баню, и гостевание продолжалось. К этому времени приурочивался и переезд молодушек в дом мужа.

Молодежь в Джиен днем и вечером проводила гулянья и игрища на полянках возле леса, на лугах, – ведь происходил Джиен летом, когда девушки и юноши могли веселиться вместе, несмотря на то что такое времяпровождение ислам запрещал. Водили хороводы, пели, часами плясали, и все это обязательно сопровождалось игрой музыкантов – гармонистов, скрипачей. Много было подвижных игр, песен, звучали любимые мелодии. И конечно, не обходилось без торговцев сладостями. Несколько дней в молодежном празднике участвовали все желающие, приходили даже из других деревень – дети и взрослые – посмотреть на веселье.

Приведем одну из любимых в народе старинных лирических татарских песен, исполнявшихся на таких гуляньях:

Расцвела в саду рябина.

Снова с песней соловей.

Черноброва и румяна.

Дорогая Галья Бану,

Будешь ли когда моей?

В томной грусти у окошка

Здесь я вижу каждый раз –

Ты зеленой занавеской.

Дорогая Галья Бану,

Скрылась от нескромных глаз.

Ты томишься, ждешь кого-то,

Грустно голову склони.

Чем сидеть и ждать без толку.

Дорогая Галья Бану,

Лучше б уж позвать меня!

Спустя какое-то время жители другой деревни устраивали для своих родственников такой же праздник – кратковременный отдых в промежутках между напряженными днями летнего земледельческого труда. Педагогическое значение этих встреч было велико. На празднике Джиен дети из родственных семей ощущали свою принадлежность к большому роду, защищавшему от невзгод, знакомились с обычаями семейного общения, видели образцы половозрастного поведения, которым начинали подражать. На молодежных гуляньях проявлялись значимые для детей творчество, выдумка, фантазия.

Обычай гостевания, сбора родственников на один или несколько дней, когда гости приезжают с гостинцами и подарками, а хозяева встречают их радушно обильной едой, с натопленной баней, жив и любим сегодня. Молодежь, как и в прежние времена, веселится на лужайках, юноши и девушки под звуки гармошки часами пляшут и поют. Благодаря таким встречам современные татары знают множество народных песен, на любом их празднике звучат сольные и групповые песни. Дети и в наши дни получают те же уроки гостеприимства, доброжелательства, душевной щедрости, учатся вести себя в кругу сверстников и взрослых, что особенно значимо для последующей жизни.

Подобный праздник известен и у башкир. В селах Поволжья традиционно проводились молодежные встречи, на которые собирались все жители. Это важная особенность народного праздника – совместное проведение досуга молодежью всего села.

В числе самых любимых праздников у мордвы была так называемая ссыпчина-складчина. Она приурочивалась к окончанию летней страды и проводилась в церковные дни по окончании всех полевых работ. За несколько дней до праздника на каждой сельской улице совместно всеми участниками празднования приготавливалась самая просторная изба, ее мыли, чистили, принаряжали и приносили туда все необходимое для большого пиршества; кто самогон, кто готовую брагу и пироги, а кто говядину и капусту для щей, картофель, сало, семечки, орехи и т.д. Приурочивали праздник к какому-нибудь церковному православному дню, например ко дню Козьмы и Демьяна. Девушки, парни, молодые женщины и мужчины сходились в избу, и начинался пир. Угощали по обыкновению хозяйка дома и ее помощницы из самых веселых и затейливых женщин, а брагу разносили мужчины. Закончив пиршество и убрав столы в сени, девушки и парии начинали игры, пляски и хороводы. Самая голосистая запевала песню:

На Козьму ли, на Демьяна, на девичий праздник

Тут и выпала пороша, белая хороша.

Как по этой по пороше шел Ваня хороший,

Не путем, не дорогой, а чужим городом.

А дальше продолжали парни:

Он, Ваня, чужим городом, чужою межою,

Он чужой межою, торною тропою.

Набирает, нажимает ком белого снегу.

Он кидает и бросает ко вдовоньке в стенку.

По окончании песни затевали игры. Выходила, например, девушка на середину избы и пела:

Я качу, качу золото кольцо,

Золото кольцо с брильянтами...

Затем она выбирала из парней того, кто ей нравился, выводила на середину избы и, слегка поклонившись, целовала его в щеку, потом садилась на свое место. То же самое проделывали и другие девушки, а потом парни и т.д.

Песни, плясовые мелодии, шутки звучали попеременно.

Лен родился у села.

Его девица сняла,

И на нитки попряла,

И платочек соткала.

Губы вытру тем платком,

А приду я к бедным в дом

И уткнусь в платок лицом:

Заглушу рыданья в нем.

В шумном веселье проходило это старинное празднество, и даже вопреки установлениям официальной церкви крещеная мордва не отказывалась от своих обычаев, складывавшихся веками.

Весенние и летние молодежные праздники у татар были связаны с явлениями природы, цветением, поспеванием ягод и т.д. Весной праздничным событием становился ледоход – на "проводы льда" приходили все нарядными, молодежь приносила гармошку, пела и плясала. А на льдинах пускали горящую солому. Взрослые гуляли, дети играли и пели. В пору цветения черемухи отмечали праздник цветов – Ча-чак-байрам. Налесной полянке водили хоровод девушки и дети, пели любимые песни.

Много радости в лесу летом, когда поспевает ягода. Звенящий от птичьих голосов лес с солнечными полянками, где из-под каждого кустика выглядывают целые россыпи ягод, манит всех. И снова в лесу – смех, игры детей, хороводы девушек и песни. Это праздник ягод – Жиляк-байрам. У башкир летом происходили девичьи игры на лоне природы, исполнялся обряд "кукушкин чай" (какук-сайе), в котором участвовали только женщины. В засушливое время вызывали дождь с жертвоприношениями и молениями, обливанием друг друга водой.

В деревнях татар-кряшен отмечали праздник березы Каен-байрам, приуроченный к Троице. В нем участвовала молодежь, особенно девушки, которые к этому дню обязательно стремились сшить новое платье. Девушки шли в лес "завивать березу" – украшали дерево лентами, платками, полотенцами. Иногда березу срубали, приносили в деревню и украшали уже там. Вокруг березы водили хороводы, а бойкий голосистый парень руководил праздником, собирал с девушек платки, ленты и ими украшал березу, потом снимал с дерева какой-то предмет, а хозяйка его должна была спеть или сплясать. Таким образом, все девушки поочередно участвовали в игре. На празднике обычно исполнялись лирические, любовные или связанные с замужеством песни.

Чувашский Нартукан был одним из праздников новогоднего цикла и длился целую неделю. Обязательным его элементом было ряжение, причем парни наряжались в женские, а девушки в мужские одежды. Ряженые большой толпой, возглавляемой "стариком" с кнутом и "старухой" с прялкой и веретеном, ходили по домам. В каждой избе разыгрывалась сценка: "старуха" – парень – садится за прялку и начинает прясть, "старик" – девушка – ее шутливо бранит и укоряет, грозя приклеить "старуху" к прялке. Откуда-то появляется вода, ею обрызгивают всех присутствующих. Все это сопровождается пляской, шумом трещоток и музыкой. Обойдя так всю деревню, собираются в одном, заранее подготовленном молодежью доме, теперь уже в других, праздничных нарядах. Начинаются гадания: девушка и парень приносят ведро воды из проруби, что тоже сопровождается особыми церемониями, в воду опускают колечко (царь-перстень) ведущей, туда же бросают свои кольца все желающие, чтобы узнать свою судьбу. Все поют песню, например такую:

Коней запряг и вывел за ворота.

Скажи, куда ты, милый, собрался?

Оставь на счастье мне свое колечко.

Если долго колечко из воды не покажется,

Не подумай, что оно уже растворилось.

И днем я жду, милый, и ночью жду,

Не подумай, что я тебя уже позабыла.

Вынимая по очереди из воды колечки, под куплеты песни узнавали свою судьбу: кому рекрутство, кому женитьба или замужество, кому дальняя дорога. Под последнее колечко исполнялась песня, сулившая что-то общее для всех.

После гадания – танцы, песни, игры, ряженые разыгрывали целые сценки с "разбойниками", "стражниками", "солдатами". "Грабители" отбирали шапки, платки, тут входили стражник с солдатами, его сажали на почетное место на нарах, которые тут же разваливались, и под общий хохот он оказывался на полу; потом у "разбойников" отбирали "награбленное", хозяин вещи должен был спеть, сплясать, рассказать смешную историю. Так веселились неделю с 25 декабря – дня начала зимнего солнцестояния.

У всех народов любимым молодежным зимним развлечением были посиделки, обычно сочетавшие досуг с трудом. Здесь пели, затевали игры, шутили, загадывали загадки и пр. У мусульман посиделки отличались тем, что девушки собирались отдельно от юношей, пели и шутили, вышивали, вязали. Свои посиделки были у девочек и отдельно у мальчиков – чаще всего из родственных семей. Так, у башкир было принято во время отъезда родителей из дому по делам или в гости проводить гостевание ("совместное кушание") отдельно девочек или мальчиков. Хозяева оставляли продукты, приносили их и гости. Дети заранее договаривались с родителями о предстоящем гостеваний, и ребят отпускали из дому с наказом выполнить какую-нибудь ручную работу.

Мальчики-подростки собирались обычно ближе к вечеру, начинали вместе готовить ужин; пока он готовился под присмотром одного-двух подростков, остальные работали во дворе: пилили и кололи дрова, ухаживали за скотиной и птицей и т.д. Приходил кто-то из взрослых соседей и принимал работу. Затем в избе лакомились приготовленным собственноручно угощением; разумеется, после этого все прибирали, мыли посуду. О спиртных напитках не могло быть и речи. После еды затевались игры, кто-то занимался ручной работой, пели песни, рассказывали разные истории. Укладывались спать за полночь. Утром наводили порядок в избе и отправлялись по домам; взрослые обязательно расспрашивали и о вчерашнем веселье, и о том, что было сделано. Приходили на такие вечера и без работы, чтобы только повеселиться, приносили с собой музыкальные инструменты.

Девушки собирались отдельно, всегда с вязаньем. Девичьи посиделки у башкир и татар обычно начинались с разговоров о деревенских новостях, угощения чаем, а какая-нибудь старушка вспоминала интересные случай из своей молодости или рассказывала сказки. Далее начинались песни, которые сменялись плясками и играми. Все это продолжалось до полуночи, после чего девушки, живущие поблизости, в сопровождении хозяйки возвращались домой, а прочие оставались ночевать.

Бывали у башкир и совместные сборища подростков 16–17 лет, например чтобы помочь кому-то в валянии войлока – трудоемкой работе, требовавшей многих рабочих рук. Хозяйка заранее обходила избы и приглашала помощников. Вначале было угощение, но без спиртных напитков. Потом начинали валять войлок, длина которого доходила до нескольких десятков метров. Во время работы – снова песни, рассказы, шутки.

Для детей и подростков описанные сборища были не только развлечением; здесь они заимствовали удачные приемы в рукоделии, учились трудиться сообща, обменивались новостями. И конечно, слушая песни, участвуя в плясках, готовя свои наряды, дети развивали художественный вкус. Праздники всегда были школой эстетического воспитания.

В годовом календаре всех земледельческих народов наиважнейшим считалось время весеннего сева и жатвы, ему посвящались самые разнообразные обряды и праздники.

У чувашей таким праздником был Акатуй (свадьба плуга) – цикл религиозно-магических обрядов, в основе которых лежало древнее представление о бракосочетании плуга – мужского начала – с землей – женским началом. Праздник проводился перед весенней пахотой и продолжался неделю. Вначале семьи с приглашенными родственниками совершали моление божеству земли, а завершался праздник коллективным молением всех жителей общины и пиром – обильное угощение должно было способствовать такому же обильному урожаю хлебов.

Со времен глубокой древности башкиры и татары отмечают праздник Сабантуй. На этом празднике соревновались в силе, ловкости, сноровке мальчишки, юноши, старики; молодежь состязалась в искусстве пения, танца, игры. Сабантуй проходил в несколько этапов. Готовились к нему целый год: девушки вышивали полотенца и платки для награждения батыров, юноши упорно тренировались в поднятии тяжестей, набирали силы для соревнования; находились дела и для детей.

У татар Сабантуй проводился ранней весной, перед началом сева, и начинался с обряда, который назывался "грачиная каша", "скворчиная каша", "карга-туй" ("воронья свадьба"). В нем участвовали женщины и дети. До праздника дети отправлялись по домам и весело, с закличками выпрашивали у хозяев крупу, яйца, масло, а потом прямо в поле в огромном котле женщины варили кашу и угощали ею детей. Остатки пищи бросали птицам с разными приговорами. Дети долго еще играли, бегали, мальчики соревновались в силе. Обязательной частью праздника была круговая пляска, круг считался оберегом от злых сил. Через некоторое время дети отправлялись снова по домам, теперь уже собирали крашеные яйца в специально сшитые для этого мешочки. Нередко, чтобы не опоздать, дети ложились спать накануне одетыми и обутыми, а под голову клали полено – чтобы не проспать и не потерять время на сбор. Войдя в дом, они обращались к хозяевам с песенкой, в которой высказывались разные пожелания ("пусть будет много кур", "пусть топчут их петухи") и угрозы ("если не дадите яичко, пусть перед вашим домом появится озеро" и т.п.).

В канун праздника на лошадях с бубенчиками и украшенной сбруей по аулу проезжали молодые джигиты. Ехали с гармошкой, с песнями, разряженные, шутили и посмеивались над всеми. При этом громко выкрикивали:

  • – Выноси подарок!
  • – Яйца, яйца выносите! Аби (бабушки), не жалейте, а то куры нестись перестанут!
  • – Кызлар, кызлар, где ваши полотенца? Давай сюда быстрее подарок сильному батыру!
  • – А у кого платки? Платки красивые, яркие выноси скорее!
  • – Малай, малай (мальчик), куда бежишь-торопишься? А у тебя сзади хвостик (малыш бежит за братом)!

Все собранное передавали аксакалам, а те выносили его потом на площадь – майдан, где и проводился Сабантуй. Наконец наступал день праздника, с обязательными конными и другими состязаниями, требовавшими силы, ловкости, умения. В них участвовали мальчики, юноши, мужчины и даже старики. На выбранное заранее место сходилась вся деревня. Наиболее почетными соревнованиями были скачки, которые начинали мальчики 8–12 лет, потом включались взрослые. Победителей под конец награждали. Предусмотрен был и "утешительный" подарок для лошади, пришедшей последней.

Призы, завоеванные на скачках, как и в соревнованиях по борьбе, считались наиболее почетными. Подарки привязывали после состязания к шеям лошадей-победительниц. Не каждый крестьянин мог держать скаковую лошадь. И бедняки часто в складчину кормили подающего надежды скакуна, берегли его от тяжелых работ, готовили к скачкам.

Соревнования в беге проводились отдельно среди мальчиков, взрослых мужчин, стариков. Состязания по национальной борьбе начинали мальчики 5–6 лет, затем включались те, кто постарше. Национальная борьба на майдане собирала много болельщиков и являлась важным показателем сноровки, силы, ловкости юношей; к этому мероприятию готовились юноши и мальчики целый год. Наградой победителям служили подарки, которые дети заранее собирали у односельчан: крашеные яйца, платки, полотенца. Последние символизировали благополучие и плодородие, а платок был залогом верности, любви девушки к юноше. И платки, и полотенца – главные подарки на праздниках и семейных торжествах – в течение года усердно шили и вышивали девушки. Самые большие почести оказывались джигиту-победителю. Ему дарили самое красивое полотенце и барана, которого он уносил на плечах. О батырах слагали песни, рассказы, легенды. В народном творчестве батыр всегда происходил из бедной семьи, был искателем правды, защитником слабых. Проводились на празднике и шуточные соревнования – например, забег двух юношей, причем нога одного была привязана к ноге другого; или штурм джигитами гладкого высокого столба; или бой мальчиков или юношей, сидящих на бревне, мешками. Нарядные женщины с маленькими детьми группками рассаживались в тени под деревьями, где на разостланной скатерти выставлялись праздничные угощения. Женщины переговаривались, шутили, любовались удалью мужчин.

Ближе к вечеру начинались молодежные хороводы, песни-пляски под гармошку или скрипку, затевались игры, и так допоздна. Эта часть праздника обычно вызывала неодобрение у мулл и особо благочестивых стариков. В организации Сабантуя заключен глубокий гуманный смысл – никого не обидеть, не оскорбить, не унизить. По неписаным законам и обычаям, выработанным народом, никто из пришедших на этот праздник, объединявший зрителей и выступающих, не должен был уйти с тяжелым сердцем, с обидой: например, обязательно награждали бегуна, повредившего ногу. Каждый из присутствующих в любой момент мог включиться в состязания или выступить с песней, с танцем, показать свой талант.

На Сабантуй съезжались зрители из других деревень, не только башкирских и татарских, но и русских, марийских. Этот праздник проводится и в наше время, только обычно в начале лета.

Нетрудно заметить общую особенность праздничной культуры всех народов Поволжья и Приуралья: русских, марийцев, чувашей, башкир и др. – праздники являлись не только совместным времяпрепровождением, но коллективным действом, когда каждый участник вносил свой вклад в общее дело: был организатором или музыкантом, или исполнителем песен, от его участия зависел весь настрой праздника. Общее угощение, награды, складывавшиеся из взноса каждого, взаимопомощь также превращали его в коллективное действо, т.е. веселились не просто вместе, а были объединены общими заботами, интересами, совместной подготовкой и проведением праздника, что укрепляло дружеские связи, рождало добрые чувства. На праздниках дети реально, наблюдая поведение взрослых, осваивали этикетные нормы, принятые в их народе, постепенно включались в совместную общественную деятельность, что очень важно для последующего включения в большую жизнь, адаптации к ее требованиям и выполнения необходимых социальных функций. Участие в празднике доставляло детям радость, в нем было много такого, что сближало его с игрой: простор для выдумки, фантазии.

На празднике ребенок вновь и вновь обращался к уже освоенным в других видах деятельности знаниям и навыкам, но в праздничных действиях это происходило на сильном эмоциональном фоне. Трудовые занятия на посиделках, Сабантуе, летних праздниках, доставляя удовольствие, закрепляли уже имевшиеся трудовые навыки и обогащали новыми.

Праздники, как правило, сближали молодежь различных национальностей. Ребятишки охотно вступали в контакт со своими русскими, чувашскими, татарскими сверстниками, принимали участие в русских хороводах, чувашских акатуях, татарских и башкирских сабантуях, что способствовало укреплению дружеских связей между народами-соседями. Таким образом, дети, участвуя в празднике, овладевали умениями, значимыми для жизни в социуме, осваивали социальные нормы и ценности посредством вхождения в культурные реалии и принимали социально заданный тип деятельности. При этом они учились:

  • • решать общие проблемы, строить общие планы и предопределять в их реализации свои обязанности;
  • • включаться в общественно значимую деятельность;
  • • действовать активно при подготовке и проведении общего мероприятия;
  • • быть уступчивыми, терпеливыми, уважительными по отношению к окружающим, добрыми и отзывчивыми, без чего невозможно продуктивное общение;
  • • вести себя среди людей соответственно своему полу и возрасту;
  • • сохранять и обогащать народные праздники, обычаи и традиции.

Рассматривая отдельно потенциал различных средств воспитания, необходимо подчеркнуть их органическое единство и взаимосвязь. Природные условия и диктовавшиеся ими виды труда, исторические события, религиозные верования и установки определяли особенности семейного и общественного быта, взаимоотношения людей, сложившийся стиль их общения, трудовую подготовку детей, художественную культуру народа. Все это воздействовало на психику ребенка одновременно, повседневно и, как правило, на подсознательном уровне. Пример взрослых и сверстников, собственная деятельность, сложившийся в народе взгляд на духовные ценности; праздники, отразившие народные традиции и обычаи; национальный фольклор – все это в сочетании с целенаправленной воспитательной работой родителей определяло характер национального воспитания.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >