Финансовая безопасность, понятие и основные угрозы: государственный долг и вывоз капитала

Учитывая сложность и многозначимость категории «финансы» и производных от нее понятий, одно из которых (в контексте национальной экономической безопасности) — «финансовая безопасность», концептуальные трактовки последней также имеют существенное многообразие (табл. 6.1).

Таблица 6.1

Разнообразие определений понятия «Финансовая безопасность»

Источник

Содержание понятия

Экономическая безопасность России. Общий курс: учебник / под ред. В. К. Сенча- гова. — 3-е изд., перераб. и доп. — М.: БИНОМ. Лаборатория знаний, 2009. С. 269

Обеспечение такого развития финансовой системы и финансовых отношений и процессов в экономике, при котором создаются необходимые финансовые условия для социально- экономической и финансовой стабильности развития страны, сохранения целостности и единства финансовой системы (включая денежную, бюджетную, кредитную, налоговую и валютную системы), успешного преодоления внутренних и внешних угроз России в финансовой сфере

Лвдийский, В. И. Теневая экономика и эко-

В масштабах государства — такое состояние финансовой системы, при котором обеспечивается стабильное функционирование системы связей и отношений как между нерегиональ-

1 Суэтин А. А. Финансовая экономика ... С. 8.

Источник

Содержание понятия

номическая безопасность государства /

В. И. Авдийский, В. А. Да да л ко. — 2-е изд., доп. — М.: АЛЬФА-М, 2010. С. 261

ными субъектами хозяйствования, так и с мировым рынком. Обеспечение финансовой безопасности в государствах с рыночной организацией хозяйства осуществляется через реализацию бюджетно-налоговой, денежно-кредитной политики, валютное регулирование, которые в совокупности определяют состояние в финансовой сфере и условия функционирования реального сектора экономики. Обеспечение финансовой безопасности напрямую зависит от создания законодательно закрепленных условий хозяйственной деятельности, контроля государства, что вызывает необходимость четкого определения функций и компетенции каждого субъекта обеспечения финансовой безопасности

Кочергина, Т. Е. Экономическая безопасность. — Ростов н/Д : Феникс, 2007. С. 262

Создание таких условий функционирования финансовой системы, при которых: 1) предельно мала возможность перераспределения финансовых потоков в незакрепленные законодательными нормативными актами сферы их использования;

2) до минимума снижена возможность явного злоупотребления финансовыми средствами. Финансовая безопасность характеризуется, прежде всего, способностью государства обеспечить устойчивость, стабильность финансово-экономического развития страны. Экономические интересы в этой сфере ориентированы на устойчивость денежного обращения, стабильность и конвертируемость национальной денежной единицы, доходность финансовых операций, соблюдение расчетной и налоговой дисциплины, умеренную инфляцию, кредитоспособность заемщиков и г.п.

Экономическая безопасность: учебное пособие / под ред.

11. В. Манохиной. — М.: ИНФРА-М, 2014. С. 290

Состояние и готовность финансовой системы государства к своевременному и надежному финансовому обеспечению экономических потребностей в размерах, достаточных для поддержания необходимого уровня экономической и военной безопасности страны. Концепция и стратегия финансовой безопасности должны находить отражение в концепции и государственной стратегии экономической безопасности, в экономической, бюджетной и денежно-кредитной политике и т.п.

Для снятия ряда дискуссионных вопросов при определении финансовой безопасности, представляется целесообразным при ее катеригиальной фиксации использовать структурно-содержательный подход, в соответствии с которым финансовую безопасность можно представить в виде единства трех ее структурных субпонятий.

  • 1. Финансовая безопасность как относительно самостоятельная составляющая экономической безопасности отражает степень и уровень защищенности функционирования и развития собственно финансовой системы как совокупности макрофинансовых показателей, характеризующих эффективность проведения в стране бюджетно-налоговой, денежно- кредитной, валютной и инвестиционной политики.
  • 2. Финансовая безопасность как качественная характеристика всех компонентов национальной и экономической безопасности характеризует меру, качество и направленность своего влияния на динамику изменения основных показателей других видов национальной и экономической безопасности. При этом один из важнейших аспектов такого влияния — степень монетизации (демонетизации) различных составляющих российской экономики. Таким образом, через призму категории «финансовая безопасность» можно выявить последствия влияния степени монетизации (демонетизации) экономики на эффективность обеспечения промышленной, военной, энергетической, социальной, продовольственной и других видов национальной и экономической безопасности.
  • 3. Финансовая безопасность как механизм ускорения развития России в контексте обеспечения ее национальной и экономической безопасности выступает в качестве системы мероприятий по созданию программноцелевой направленности по формированию защищенности финансовой системы для устойчивого и ускоренного роста экономики страны в интересах ее национальной безопасности.

В общеконцептуальном плане можно дать следующее определение кате- гории «финансовая безопасность».

Финансовая безопасность — способ, форма и результат постоянного разрешения и воспроизведения противоречия между ростом (падением) экономики и ее финансовой защищенностью в пользу формирования тенденции безопасного экономического роста страны.

Сложность исследования финансовой безопасности как специфической качественной характеристики финансовой системы (первый вариант ее структурной характеристики), а также ее влияния на развитие экономики (третий вариант), в значительной степени усложняются как отсутствием среди экономистов более или менее консолидированного понимания сущности самой финансовой системы, так и различиями в оценке корреляции между ее развитием и другими экономическими показателями.

Так, ряд зарубежных ученых делают вывод, что даже в развитых странах однозначного соответствия между уровнями экономического и финансового развития не наблюдается. Финансовая глубина как отношение финансовых активов к ВВП и степень развития финансового посредничества (доля активов финансовых посредников в финансовых активах) не всегда характеризует успешность экономического развития. Нет оснований ожидать, что существует линейная и положительная зависимость между финансовой глубиной и степенью финансового посредничества, с одной стороны, и ростом равенства — с другой. Финансовая глубина и степень развития финансового посредничества полезны, когда экономика развивается и становится более сложной, но они не служат положительными показателями сами по себе[1].

Хотя, естественно, связь между уровнями финансового и экономического развития страны существует, она не дает однозначных результатов. Исследовавшие эту связь в переходных экономиках Э. Бергольф и П. Болтон не нашли прямой корреляции между финансовым развитием и ростом. Более того, экспансия финансово-кредитного сектора в ряде стран сделала более мягкими бюджетные ограничения и тем самым подорвала рост1.

Важный концептуальный аспектом для понимания механизма укрепления финансовой безопасности страны — определение ее приоритетных направлений, которые в определяющей степени детерминированы типом или архитектурой существующей в стране финансовой системы. Методологические подходы к определению финансовой архитектуры в начале 1970-х гг. разработал Дж. Р. Хикс, разграничив институциональные формы финансовой системы на два типа: экономику рынка (auto-economy) и экономику задолженности (overdraft economy)[2] [3].

В современной экономической теории выделяют два типа финансовых систем:

  • • финансовая система финансирования, основанная на рынке (или ориентированная на рынок);
  • • финансовая система, основанная на банках (ориентированная на банки) и долговом финансировании.

Первый тип (который также называют американской или англо-саксонской моделью) характерна для США, Великобритании, а также бывших колоний Великобритании, включая Канаду, Австралию, Гонконг и Сингапур. Юридическая основа функционирования такой финансовой системы — английская система общего права (common law), приспособленная к лучшей защите прав индивидуальных акционеров. Считается, что финансовая система, основанная на сильном фондовом рынке, более гибка и приспособлена для рискованных инвестиционных операций и проектов.

Вторая финансовая система основана на французской правовой традиции (civil law) и существует в большинстве европейских стран и Японии. Здесь на решения, принимаемые нефинансовыми компаниями, решающее значение оказывают банковский сектор и финансово-кредитные институты.

В странах англосаксонской модели рыночная капитализация (т.е. рыночная стоимость всех компаний, котирующихся на бирже) приблизительно соответствует общему объему выданных банковских кредитов. В то же время объем банковского кредитования в экономиках, функционирующих на основе французской правовой традиции, в 2 раза и более превышает величину их рыночной капитализации.

В России начиная с 1990-х гг. неоднократно предпринимались попытки внедрения модели финансового сектора, функционирующего на рыночной базе и основанной на большей диверсификации собственности. При этом большинство западных экономистов считали, что для переходных экономик лучше соответствует система, основанная на банках, а не на фондовом рынке, поскольку для создания последнего потребуется гораздо больше времени и усилий, чем на создание рыночной банковской системы. В результате попытки копирования англо-американской практики оказались неудачными (в том числе из-за последствий приватизации 1990-х гг.).

Оптимальной для России была бы смешанная модель развития финансового сектора, основанная на соединении преимуществ обеих систем с ограничением их спекулятивных составляющих. В то же время в краткосрочном и среднесрочном периодах реальный переход через рынок капиталов от финансовой системы, базирующейся на банках, к массовому финансированию представляется маловероятным. Это связано с тотальным доминированием в нашей экономике банковской системы над небанковскими финансовыми институтами как по масштабам финансовых операций, так и по величине финансовых активов. Нарастание этого доминирования еще более усилилось в результате кризиса 2007—2009 гг.

Усиление нестабильности на глобальных и региональных финансовых рынках в 1990-е гг. подтолкнуло ученых обратить внимание на изучение динамики и противоречий развития финансовых рынков, что позволило им сделать вывод о фактическом отрыве финансового сектора от реальной экономики {decoupling hypothesis). Таким образом, в конце XX в. финансовый сектор превратился в самодостаточную сферу воспроизводства, функционирующую и развивающуюся по своим собственным законам. Основными причинами этого стали глобализация и либерализация финансовых рынков на основе усиления интернационализации мировой экономики, а также взрывной рост (основанный на использовании интернета) новых финансовых технологий и финансовых инструментов, в том числе и производных. Сделан отступ — абзац был слишком длинным.

Все это привело к «отказу» финансового рынка от своей главной функции — отражать финансовое состояние развития реального сектора экономики. Более того, финансовый сектор все в большей степени становится источником неверных сигналов для реального сектора. Типичными становятся ситуации, когда участники и регуляторы рынка руководствуются информацией «суггестивного и манипулятивного свойства (рейтинговые оценки, необоснованные прогнозы, давление лоббистов, идеологические ярлыки и штампы, экономические бойкоты, санкции, ложно трактуемое общественное благо и т.п.)», транслируемой заинтересованными игроками[4].

В результате критерии эффективности функционирования реального сектора замещаются финансовыми критериями, которые могут быть зачастую диаметрально противоположны первым. Это особенно наглядно проявляется между среднесрочными и долгосрочными потребностями реального сектора в инвестиционных ресурсах и краткосрочной, сиюминутной выгодой финансовых институтов, что в значительной степени характерно для отечественного финансового рынка.

Например, в 2006 г. в ходе первичного размещения акций (англ. IPO - initial public offerings) российские компании привлекли около 17 млрд долл, и приблизительно столько же — через размещен и t рублевых облигаций. При этом из денег, полученных от вып}'ска акций, только 2,5 млрд долл., или 14,7%, были инвестированы в основной капитал, а из 17 млрд долл, «облигационных денег» в реальные инвестиции ушло всего 0,4% (60 млн долл.).

На мировых (в том числе и российском) финансовых рынках к моменту кризиса 2007—2009 гг. возникли острые дисбалансы не только между финансовым и реальным секторами, но и между уровнем развития глобальных финансов и состоянием системы их регулирования. Последняя все больше отставала от роста финансовой глубины мировой экономики.

Глобальные финансовые активы , ____ , ___

Индикатор-—-———-составил 103% в 1980 г., 210%

Мировой ВВП

в 1990 г., 351% в 2007 г.

Российские эксперты констатируют: «Резко расширились сфера финансовых инноваций и секыоритазации, “теневая банковская система”, в которых регулирование либо отсутствовало, либо было резко ослаблено... “Финансовая власть” была сверхконцентрирована (доллар США как мировая резервная валюта, МВФ, Федеральная резервная система). Мировая финансовая архитектура была во многом однополярна, выстроена вокруг англосакской модели (треугольник “Нью-Йорк/Чикаго — Лондон — офшоры”). Либерализация счетов капитала, расширение числа конвертируемых валют за годы дерегулирования формировала условия для непрогнозируемого движения “горячих” денег, финансовых инфекций, бегства капитала, манипулирование рынками небольших открытых экономик. Нарастал потенциал рисков, волатильности, встроенной в глобальные финансы»[5].

После кризиса была сделана попытка изменить и интенсифицировать переход к многоуровневой, многополярной и более глубокой системе глобального финансового регулирования. Основные идеи такого регулирования сводятся к следующему:

  • • перемещение в зону регулирования и обеспечение прозрачности всех «параллельных», серых, «безнадзорных» сегментов глобальных финансов, несущих высокие системные риски;
  • • предупреждение финансовых перегревов и «мыльных пузырей»; на этой основе — ослабление циклических перегревов мировой и национальных экономик и, наоборот, смягчение спадов, «подогрев» экономик на циклических падениях;
  • • снижение «процикличности» финансовой системы, «делеверидж»: сокращение финансового рычага (эксцессивного роста активов и долгов финансовых институтов по отношению к собственным средствам в фазе подъема экономического цикла); поддержание ликвидности финансовых институтов при росте рисков;
  • • усиление стимулов к финансированию устойчивого экономического роста, к накоплению «длинных денег», к росту капитала на длинных горизонтах вместо спекулятивных краткосрочных эксессий;
  • • предупреждение сверхконцентраций и урегулирование системного риска.

По сути, эти идеи представляют собой попытку создания определенной системы контроля и механизма регулирования финансового сектора как основы новой парадигмы глобальной финансовой безопасности (правда, для избранных).

Для российской экономической безопасности можно определить основные компоненты, характеризующие ее финансовую безопасность (табл. 6.2).

Таблица 6.2

Некоторые макрофинансовые пороговые значения финансовой

безопасности[6]

Индикатор

Значение

Индикаторы, отражающие устойчивость государственного бюджета

Отношение дефицита бюджета (ВО) к ВВП (GDP)

BD

GDP*~3%

Отношение государственного долга (GD)к ВВП

GD

СОР*6

Отношение внешного долга (GDe) к ВВП

GDe

GDP*-3

Отношение внутреннего долга (GD,) к ВВП

GD:

GDP*-3

Доля расходов на обслуживание государственного долга (BEgd) по отношению к общему объему расходов федерального бюджета (BE)

BErn

—^<20%

Индикаторы, отражающие уровень долговой нагрузки предприятий и организаций

Отношение долга нефинансовых предприятий (NFD) к их выручке (NFP)

NFD<30% NFP_

Отношение краткосрочной задолженности нефинансовых предприятий (NFDsl) к долгосрочной (NFD

NFD,,

NFDst+NFD„ ~7™’ NFD,.

или <30% Л7Ц, + NFD,,

Отношение внешней задолженности банковского сектора (ВЦ) к его суммарным активам (В Л)

BD,.

BA i3

Соотношение кратко- (ВЦ.,) и долгосрочной задолженности банков (BD/,)

Индикатор

Значение

Уровень достаточности золотовалютных резервов

Уровень обеспечения денежной базы (В) золотовалютными резервами (GER)

70% • В > GER

Индикатор достаточности золотовалютных резервов

ACER> А В

Индикатор минимального (порогового) уровня золотовалютных резервов

GERmin 'гЧ + DPA-

где Ц — стоимость импорта за один квартал; DPA — сумма, необходимая для погашения краткосрочной (до одного года) задолженности государственного, банковского и корпоративного секторов и процентных выплат по ней

Индикаторы макрофинансовых условий функционирования экономики

Уровень монетизации экономики

20% < М2Х < 30%,

GDP

где М2Х — денежная масса (М2), включающая депозиты в инстранной валюте

Изменение объема и структуры денежного спроса и предложения в экономике

АМ2 < i + 10%,

где М2 — денежная масса (М2); i — уровень инфляции

Критический уровень изменения реальной процентной ставки (г) по кредитным ресурсам и по депозитам

Д г

>50%

Г

Рентабельность экономики (Р)

Р> i

Рентабельность ключевых отраслей

ЭКОНОМИКИ (Р/,1,)

Ркь > i

Соотношение рентабельности и уровня процентных ставок

P>rl>rd> i,

где t'f — процентные ставки по кредитам, rd процентные ставки по депозитам

Годовой уровень инфляции

i < 25%

Индикаторы у характеризирующие соотношения сбережений и инвестиций в экономике

Отношение инвестиций в основной капитал (If) к ВВП

if

—~>25%

GDP

Соотношение инвестиций (/) и сбережений (У) в экономике

l>S*

Структура сбережений в национальной (/,„.) и иностранной валюте (/ус)

I he

m > 70%, или 1 < 30%

* tic ' fc * nc * fc

Продолжение табл. 6.2

Индикатор

Значение

Критический уровень недоиспользования сбережений для капитальных вложений

S-Ifi

—~~~ > 30%,

где — внутренние капитальные инвестиции

Уровень оттока капиталов из страны с нарушением действующего законодательства

ВРе + о 4, n ^ ТСАВ + ja ^ ALD > ^ ,

где DLej+ja — невозврат экспортной выручки и импортных авансов; ВРе+0 — чистые ошибки и пропуски платежного баланса; LD — просроченная ссудная задолженность ТСАВ — сальдо счета текущих операций платежного баланса

Индикаторы банковской деятельности

Норматив достаточности капитала банков

BS

г12%

где ВС — собственный капитал банков;

RA — активы, взвешенные с учетом риска

Отношение совокупных активов банковской системы (ВА) к ВВП

RA

80% < <100% GFP

Средние сроки привлечения и размещения средств — кредитов и депозитов

Tds - Ти,

где TDS сроки привлечения депозитов; Ти сроки выдачи кредитов

Временная структура кредитов и депозитов

L.+ DKf

  • --< 30%, или
  • 4t+Dst + A + A
  • 7+ D,'‘—FT ^ 70%,

+ Dst+Ut+A

где Lst + Dsl — кредиты и депозиты сроком до одного года; L/t + D/t — кредиты и депозиты сроком свыше одного года

Отношение иностранной совокупной банковской позиции к совокупному собственному капиталу банковской системы

'“-“'<20%,

ЕК

где ЕА — иностранные активы; ЕЛ. — иностранные пассивы, ЕК — собственный капитал банковской системы

Отношение динамики доли активов банковского сектора в ВВП к уровню монетизации экономики

Л-Л/20>1 Д) М2, ’

где Л, — доля активов банковского сектора в ВВП в текущий период; Л0 — в прошлый период, М2, — монетизация экономики (М2) в текущий период, М20 — в прошлый период

Индикатор

Значение

Доля кредитного портфеля (L) в активах банков(А)

->45%

Л

Рентабельность собственного капитала банков — коэффициент ROE

— >15%,

ЕК

где Рг — прибыль после вычета налогов

Рентабельность активов банков — коэффицент ROA

Рг

— >1-2% А

Доля «плохих» кредитов (Kh) в кредитном портфеле банков (К)

^<10%

К

Зависимость банков от межбанковского кредитования (IBL)

^>25%,

Р

где Р — пассивы

Индикаторы, отражающие состояние и процессы на финансовых рынках

Пороговое значение критического изменения фондового индекса

1гкга1 >5%,

где iRTSj — рост (снижение) индекса РТС

Объем рынка производственных финансовых инструментов (Р/2) по отношению к объему рынка первичных финансовых инструментов (/-У,)

г/7' 20%, или rjFLlrj < 80% < 80% FI | + FI 2 FI | + FI 2

Доля иностранных портфельных инвестиций в ценные бумаги (Ips) по отношению к иностранным инвестициям в целом

im

-^-100% >25-30%

Темпы роста капитализации фондового рынка (САР) по отношению к темпам роста ВВП

CAP«{ >10%,

CDP, _i [CDP0 j

где CAPi — капитализация фондового рынка в текущий период, 671 Pq — в предыдущий период; GDI — ВВП в текущий период; GDPn в предыдущий период

Доходность государственных ценных бумаг (GS) по отношению к темпам прироста ВВП

GDP0 )

Соотношение темпов роста курса доллара в рублях (}kRUR) и темпов роста Usd

индексов РТС

i/i rsi „ | ik/WR

USD

* Согласно Системе национальных счетов (СНС) сбережения определяются по формуле

где Ij] — внутренние капитальные инвестиции, TRF — сальдо счета капитальных трансфертов, ER — валютные резервы государства.

Несмотря на то что представленные в табл. 6.2 макрофинансовые пороговые значения финансовой безопасности были разработаны во второй половине 2000-х гг., они остаются в своей основе актуальными и для нынешней ситуации в экономике. В то же время отдельные показатели требуют корректировки. Например, изменились требования к показателю уровня монетизации экономики и инфляции. Так, по мнению С. Ю. Глазьева, показатель монетизации на конец года должен составлять как минимум 75%, а предельно критическое значение инфляции не должно превышать 15%. Поэтому естественно, что методология обоснования системы пороговых индикаторов финансовой безопасности постоянно развивается и совершенствуется.

Для финансовой безопасности особое значение имеет государственный долг.

Государственный долг — это обязательство, возникающее из государственных заимствований, гарантий по обязательствам третьих лиц, другие обязательства в соответствии с видами долговых обязательств, установленными Бюджетным кодексом РФ, принятые на себя Российской Федерацией, субъектом РФ или муниципальным образованием1.

Методические основы анализа государственного долга с точки зрения финансовой безопасности раскрыты и проанализированы в работе Д. С. Зуева «Развитие системы управления долговыми обязательствами региона».

К сравнительно простым, так называемым стандартным, методам управления государственным долгом относятся следующие[7] [8]:

  • • рефинансирование долга — выпуск новых облигационных займов и привлечение кредитов в целях погашения и обслуживания действующих долговых обязательств;
  • • пролонгация (отсрочка) долга — перенесение сроков погашения и обслуживания действующих долговых обязательств;
  • • конверсия долга — обмен долговых обязательств в целях погашения долга, в результате чего изменяется размер дохода, выплачиваемого кредитору;
  • • консолидация долга — объединение нескольких ранее выпущенных займов в одном новом займе;
  • • аннулирование долга — отказ от выполнения долговых обязательств полностью или частично;
  • • реструктуризация (новация) долга — основанное на соглашении прекращение долговых обязательств с заменой их новыми долговыми обязательствами с другими условиями погашения и обслуживания.

К нестандартным методам управления государственным долгом, получившим широкое применение в мировой практике, относятся: выкуп долга, обмен долга («своповые» операции) и сделки РЕПО.

Как стандартные, так и нестандартные методы управления долговыми обязательствами обладают определенными достоинствами и недостатками для заемщика (табл. 6.3).

Таблица 6.3

Классификация достоинств и недостатков различных методов управления государственным долгом1

Метод

Достоинства для заемщика

Недостатки для заемщика

Стандартные методы

Рефинансирование

Замещение бюджетных источников погашения и обслуживание долга на новые заимствования

  • • Накопление долга;
  • • образование пиковых долговых платежей;
  • • рост долговой нагрузки на бюджет

Пролонгация

(отсрочка)

Экономия бюджетных средств

  • • Накопление долга;
  • • образование пиковых долговых платежей;
  • • рост долговой нагрузки на бюджет

Конверсия

  • • Обеспечение замещения долга менее обременительными видами обязательств;
  • • повышение доверия к надежности заемщика со стороны кредитора в случае увеличения процентного дохода
  • • Уменьшение доверия к долговым обязательствам заемщика со стороны кредитора в случае снижения процентного дохода;
  • • возможность потери части государственной собственности

Консолидация

Равномерное распределение долговой нагрузки на бюджет

Замещение бюджетных источников погашения и обслуживания долга на новые заимствования

Унификация

  • • Изменение доходности и сроков погашения долга;
  • • равномерное распределение долговой нагрузки на бюджет

Экономия бюджетных средств

Аннулирование

Экономия бюджетных средств

  • • Обеспечение замещения долга менее обременительными видами обязательств;
  • • повышение доверия к надежности заемщика со стороны кредитора

в случае увеличения процентного дохода;

• возможность привлечения в экономику существенных инвестиций

Реструктуризация

  • • Повышение возможности выполнения долговых обязательств;
  • • возможность частичного списания (сокращения) долга

Удорожание стоимости обслуживания долговых обязательств

1 Зуев Д. С. Развитие системы управления ... С. 37—39.

Метод

Достоинства для заемщика

Недостатки для заемщика

Нестандартные методы

Выкуп

  • • Сокращение долга;
  • • увеличение емкости и ликвидности рынка;
  • • снижение рисков и экономия на расходах па выплату процентов

Увеличение издержек в случае выкупа долга по цене, превышающей номинальную стоимость

Обмен

  • • Изменение графика выплат дохода;
  • • снижение краткосрочной долговой нагрузки на бюджет;
  • • обеспечение долгосрочного источника финансирования бюджетных расходов;
  • • повышение конкурентоспособности отечественной промышленности
  • • Отток капитала из страны;
  • • потеря части государственной собственности

Сделки

РЕПО

  • • Временное снижение бремени долга на бюджет;
  • • снижение издержек на обслуживание долга;
  • • регулирование ликвидности бюджета
  • • Риск невыполнения второй части сделки;
  • • недостаточность бюджетных средств для финансирования дефицита бюджета

Одна из главных угроз финансовой безопасности России — рост ее совокупного внешнего долга. С 1990 г. главным драйвером роста внешнего долга было государство. К концу 1998 г. этот долг составил 52% ВВП или почти 140 млрд долл, (без учета долга нерезидентам на рынке государственных краткосрочных облигаций и облигаций федеральных займов (ГКО и ОФЗ)). Вследствие девальвации по итогам 1999 г. государственный долг РФ вырос до 68% ВВП. В результате предпринятых правительством мер он стал неуклонно снижаться, и к 1 апреля 2009 г. составил 2,2% ВВП, или 26,2 млрд долл.

В 1990-е гг. корпоративный долг (сумма внешней задолженности банков и нефинансовых компаний) был в 5 раз меньше государственного. Но начиная с 2003 г. он стал активно расти и достиг своего пика в 504,4 млрд долл, в конце третьего квартала 2008 г., когда разразился экономический кризис. К середине лета 2010 г. размер корпоративного внешнего долга сократился почти на 100 млрд долл., а потом снова стал быстро расти и в первой половине 2013 г. достиг 628,4 млрд долл., или более 30% ВВП (что, однако, меньше уровня 2009 г., когда он составил 35,4% ВВП). При этом в структуре данного долга на задолженность небанковского сектора пришлось более 418 млрд долл., а чистый долг (уменьшенный на величину иностранных активов) превысил 200 млрд долл.

Следует учитывать, что начиная с 2012 г. Банк России публикует данные о корпоративном внешнем долге с разбивкой его по доле участия государства. Так, если зга доля превышает 50%, то данный долг включается в показатель «Внешний долг государственного сектора в расширенном определении». Если меньше 50% — это долг частного сектора.

Структура внешнего долга российских государственных компаний относительно прозрачна, так как основная его часть — публичный долг в форме облигаций и официально публикуемых данных о полученных этими компаниями кредитах.

Так, в среднем 3/4 внешней задолженности государственного небанковского сектора приходится всего на четыре компании: «Газпром», «Роснефть», «Транснефть» и РЖД.

В отличие от государственного корпоративного сектора, внешняя задолженность частного сектора сильно запутана и неоднозначна, что связано с крайней непрозрачностью внутри корпоративных финансовых потоков, поступающих из иностранных (в основном офшорных) юрисдикций.

По расчетам специалистов по внешнекорпоративным долгам и главного аналитика «Сбербанка» М. Матовникова, почти 60% общей внешней задолженности частного сектора привлечено от компаний, связанных с акционерами российских компаний, т.е. это долги «самим себе». В своей статье М. Матовников отмечает: «...эти кредиты не полностью представляют реальные деньги, привлеченные в Россию. Значительная часть этого долга (как минимум его рублевая часть) могла быть создана искусственно, в том числе для целей налоговой оптимизации квазидивидендных выплат. Статья 296 НК РФ разрешает относить на расходы по привлеченным кредитам в рублях процентные расходы... То есть при равном объеме долга при рублевых кредитах можно отнести на расходы в 2,25 раза большую сумму»[9].

Таким образом, большая доля зарубежной задолженности нефинансового сектора фиктивна, поскольку реально привлекается не для целей инвестирования, а для целей налоговой оптимизации. В результате получаемые акционерами компаний дивиденды выступают в форме выплаты процентов по кредитам и уменьшают налогооблагаемую прибыль в России. А иностранные займы в рублях позволяют еще и экономить на налогах.

Около 20% внешней задолженности — это долги в рублях, которые на 1 октября 2014 г. (по курсу того времени) соответствовали 155 млрд долл. В результате обвальной девальвации рубля в четвертом квартале 2014 г. эти долги сократились на 30% до 108 млрд руб.

По подсчетам М. Матовникова [10], в структуре валютного долга доля внутрикорпоративного долга — более 100 млрд долл. У банков эта доля не велика — из 171 млрд долл, их долга на 1 января 2015 г. только 7 млрд долл, приходились на внутрикорпоративный долг. В то же время из общей суммы долга компаний в 376 млрд долл, на 1 января 2015 г. 70 млрд долл, составил рублевый долг и около 100 млрд долл. — внутрикорпоративный валютный долг. Таким образом, около 45% внешней задолженности небанковского сектора на начало 2015 г. приходилось на внутрикорпоративные обязательства — долги «самим себе».

В соответствии с публикуемым Банком России графиком погашения долга, банки должны были погасить в четвертом квартале 2014 г. внешний долг на 15,1 млрд долл. В то же время, согласно оценке платежного баланса за этот квартал, опубликованной Банком России, сальдо погашений и привлечения внешнего долга банками составило 18,4 млрд долл. Данная цифра близка к объему уменьшения внешней задолженности банков за этот период (на 21 млрд долл.), которую опубликовал Банк России и которая включает в себя переоценку рублевого долга банков. Следовательно, банки погашают примерно столько же задолженности, сколько они официально должны.

В отличие от банков, компании гасят только 25% от ожидаемого объема. Так, согласно графику, они должны были в четвертом квартале 2014 г. погасить внешний долг на 41,5 млрд долл. Но по оценке платежного баланса сальдированный результат погашения и привлечения средств составил всего 11,5 млрд долл. При этом внешний долг небанковского сектора сократился на 46 млрд долл., чему в значительной степени способствовала переоценка на 35 млрд долл, рублевого долга. В соответствии с графиком в 2015 г. корпорации должны погасить 87,5 млрд долл.

Совокупный внешний долг на 1 января 2015 г. составил 597,3 млрд долл. В первом квартале 2015 г. платежи по внешнему долгу составили 42,7 млрд долл. Во втором квартале они уменьшились до 22,6 млрд долл. Из них на основной долг приходится 17 млрд долл., на проценты — 5,6 млрд долл.

На 1 ноября 2015 г. внешний государственный долг составил 39,6 млрд долл., внутренний — 71 млрд долл.

Динамика внешнего долга России за последние три года представлена в табл. 6.4.

Таблица 6.4

Внешний долг Российской Федерации1

Сектор

Внешний долг на указанную дату, млрд долл.

Изменение за 2014 г.

1 января 2013 г.

1 января 2014 г.

1 января 2015 г.

Органы государственного управления

54,4

61,7

41,5

-20,2

Центральный банк

15,6

16,0

10,4

-5,6

Банковский сектор

201,6

214,4

171,1

-43,3

Прочие сектора

364,8

436,8

376,5

-60,3

Всего

636,4

728,9

599,6

-129,4

Сокращение совокупного долга России за 2014 г. почти на 130 млрд долл. — это безусловно весьма положительная тенденция для национальной экономической безопасности страны. [11]

При этом в то же время крайне негативной тенденцией остается продолжающийся чистый вывоз капитала в рамках частного сектора. Этот вывоз за последние годы составил:

  • • 2008 г. — 133,6 млрд долл.;
  • • 2009 г. — 57,5 млрд долл.;
  • • 2010 г. — 30,8 млрд долл.;
  • • 2011 г. — 81,4 млрд долл.;
  • • 2012 г. — 53,9 млрд долл.;
  • • 2013 г. — 59,7 млрд долл.;
  • • 2014 г. — 155 млрд долл.

С целью обеспечения экономической безопасности Российской Федерации и предотвращения угрозы обвала финансового рынка в современных условиях обострения международной обстановки целесообразно прибегнуть к жестким мерам для снижения вывоза капитала. С этой целью необходимо предпринять следующие действия[12].

  • • Дестимулировать утечку капитала путем введения налога но ставке НДС (налога на добавленную стоимость) на сомнительные безналичные трансграничные операции в иностранной валюте. В случае подтверждения законности этих операций (поставка импортируемого товара, оказание услуги, подтверждение оплаты процентов или погашения кредита, если он выдан на срок не менее года, дивидендов и прочих законных доходов на вложенный капитал) внесенный НДС возвращается. До введения такого налога осуществлять резервирование денег по норме НДС на все сомнительные трансграничные операции сроком на год или до момента подтверждения их законности. Вывоз денег в наличной иностранной валюте в эквиваленте более 1 млн руб. также облагать налогом на утечку капитала.
  • • Возмещать НДС экспортерам только после поступления экспортной выручки.
  • • Прекратить включение во внереализационные расходы безнадежных долгов нерезидентов российским предприятиям и предъявлять иски к управляющим о возмещении ущерба предприятию и государству в случае выявления таких долгов.
  • • Ввести ограничения на объемы забалансовых зарубежных активов и обязательств перед нерезидентами по деривативам российских организаций, запретить вложения российских предприятий в иностранные ценные бумаги государств, которые ввели экономические санкции против России.
  • • Ввести заблаговременное предварительное уведомление об операциях по вывозу капитала, установить ограничения на увеличение валютной позиции коммерческих банков.
  • • Нормативно закрепить обязательность первичных размещений акций отечественных эмитентов на российских торговых площадках.
  • • Создать единую информационную систему валютного и налогового контроля, включающую электронное декларирование паспортов сделок с передачей их в базы данных всех органов валютного и налогового контроля.
  • • Ввести лицензирование Банком России трансграничных операций по вывозу капитала в иностранной валюте. Расширить полномочия и ответственность Федеральной службы по финансовому мониторингу РФ, наделив ее правом приостанавливать любые трансграничные операции российских и иностранных юридических лиц, ведущиеся с возможным нарушением валютного и «антиотмывочного» законодательства.
  • • В целях прекращения внутреннего оттока капитала запретить открытие новых депозитных счетов в иностранной валюте, а также накопление денег на ранее открытых счетах. Ограничить действие системы гарантирования банковских вкладов граждан только вкладами в рублях.
  • • Для прекращения вывоза капитала по каналам страхования прекратить заключение договоров страхования в иностранной валюте. Создать перестраховочное общество на основе Экспортного страхового агентства России; предоставить ему доминирующее положение на рынке перестрахования рисков российских резидентов.
  • • В целях дедолларизации экономики установить повышенные нормативы резервирования и оценки рисков по банковским операциям в иностранной валюте, а также ввести налог на приобретение иностранной валюты или номинированных в иностранной валюте ценных бумаг, привлечение иностранных спекулятивных инвестиций.
  • • Для снижения оттока капитала в обслуживание внешнеэкономической деятельности стимулировать импорт и экспорт за рубли, воздержаться от введения ограничений на трансграничные операции в рублях, создавать условия для признания рубля резервной валютой денежными властями других стран. При этом предусматривать выделение связанных рублевых кредитов государствам — импортерам российской продукции для поддержания товарооборота, использовать в этих целях кредитновалютные свопы.

В условиях беспрецендентного обострения для современной России отношений со странами Запада резко возросли риски и угрозы значительного расширения и усиления внешнеэкономических санкций против нашей страны, включая меры по аресту, замораживанию и даже конфискации имущества государства и активов квазигосударственных организаций. В настоящее время эти риски и угрозы из потенциальных превращаются в реальные и уже начинают наносить ущерб не только экономике, но и международному престижу Российской Федерации. Ярким примером здесь выступает заблокирование зарубежных счетов ряда российских предприятий и арест имущества РФ некоторыми западными странами в связи с невыполнением Россией решения суда о выплате бывшими акционерами компании «ЮКОС» 50 млрд долл.

В этой ситуации особо важно осуществлять различного рода мероприятия по обеспечению сохранности государственного имущества за рубежом и, в первую очередь, наиболее ликвидной ее части — международных резервов России, в которые, помимо золотовалютных резервов Банка России входят средства государственных суверенных фондов — Резервного фонда и Фонда национального благосостояния.

С целью предотвращения ущерба национальной экономической безопасности требуется осуществить следующие меры по защите и диверсификации валютных резервов и активов государства[13].

  • • Необходимо перевести средства и счета Министерства финансов РФ, Банка России, а также контролируемых государством компаний и банков («Газпром», «Роснефть», РЖД, «Сбербанк», ВТБ, «Россельхозбанк», «Газпромбанк», Внешэкономбанк, Ростехнологии, Роснано ит.д.) из стран, применивших санкции против России, на территорию нейтральных по отношению к РФ государств. Открытие корреспондентских счетов российских банков в банках стран, отказавшихся присоединиться к режиму санкций, позволит осуществлять расчеты и платежи в иностранной валюте и обслуживать внешнеэкономические операции даже в том случае, если США и страны ЕС решаться на крайние меры, проявив откровенную русофобию и приверженность методам холодной войны.
  • • Осуществить валютно-кредитный своп Центрального банка РФ с денежными регуляторами стран, не входящих в Организацию Североатлантического договора (НАТО) и не присоединившихся к санкциям. Валютный своп в иностранной валюте с дружественными и нейтрально настроенными странами позволит России получить доступ к деньгам, необходимым для финансирования внешнеторговых, инвестиционных и других операций в условиях валютных санкций и ограничений со стороны Запада.
  • • Продать 100% государственных облигаций государств, присоединившихся к санкциям против нашей страны. Прежде всего это касается государственных и квазигосударственных долговых бумаг стран — членов НАТО: США, Великобритании, Германии, Франции, Италии, Испании и т.д. Полученные от продажи государственных облигаций зарубежных стран денежные средства имеет смысл перевести с корреспондентских счетов в американских и европейских банках в банки воздержавшихся от санкций стран (Китай, Индия, Казахстан и т.д.). Это позволит существенно повысить степень защищенности государственных активов России в части средств международных резервов.
  • • Сократить удельный вес долларовых инструментов в структуре международных резервов с сегодняшних 44% до минимально необходимого уровня 10%. С 40 до 10% сократить долю евро в структуре международных резервов. Указанные средства разместить на валютных счетах за пределами США и стран ЕС, чтобы минимизировать риски заморозки и ареста активов государства. Валютная диверсификация международных резервов России должна быть осуществлена как в части активов, принадлежащих Банку России (порядка 270 млрд долл.), так и в части принадлежащих Министерству финансов РФ активов в виде средств Резервного фонда и Фонда национального благосостояния (порядка 200 млрд долл.). Не менее 40% международных резервов России необходимо разместить в валютах и ценных бумагах стран, выступающих в качестве потенциальных и действующих геополитических союзников и партнеров России, воздержавшихся от режима санкций (Китай, Индия, Малайзия, Казахстан и т.д.).
  • • 40% золотовалютных резервов разместить в золоте и других драгоценных металлах и камнях, увеличив физический объем золота на балансе Банка России и Министерства финансов РФ в 3 раза — до 3—3,5 тыс. т. По этому показателю Россия должна выйти на второе место в мире после США, чей золотой запас оценивается в 8,5 тыс. т.
  • • Провести существенное сокращение экспорта драгоценных металлов и камней в страны, присоединившиеся к санкциям против России. Разработать и запустить механизм государственных закупок драгоценных металлов и камней за счет системы государственного заказа путем пополнения активов Банка России и Гохрана России.
  • • Переориентировать часть эмиссии рубля под приобретение драгоценных металлов как одной из разновидностей целевой кредитно-денежной эмиссии, направленной на финансирование развития стратегически значимой отрасли российской промышленности — производства драгоценных металлов и камней.
  • • Необходимы комплексный и всеобъемлющий государственный аудит и ревизия золотого запаса как в части драгоценных металлов и камней, принадлежащих Банку России, так и в части принадлежащих Министерству финансов РФ (Гохрану) ценностей. Физический возврат золотого запаса России на территорию РФ с ответственного хранения в зарубежных банках позволит избежать заморозки и ареста государственного золотого резерва, а также повысит устойчивость международных резервов в целом.

Ряд других мер, которые необходимо предпринять для обеспечения финансовой безопасности страны, представлен в следующей главе.

  • [1] См.: Chandrasekhar С. Р. Financial Policies. N. Y.: UN DESA, 2007.
  • [2] Bergolf Bolton Р. The Great Divide and Beyond — Financial Architecture in Transition //CEPR Discussion Paper. 2003. № 3476 (February).
  • [3] Cm.: Hicks S. R. The Crisis in Keynsian Economics. Oxford : Basic Blackwell, 1974.
  • [4] Глобальная перестройка / иод ред. А. А. Динкина, Н. И. Ивановой. М.: Весь мир, 2014.С. 74-75.
  • [5] Глобальная перестройка. С. 79.
  • [6] Сост. по: Сепчагов В. К. Экономическая безопасность России. Общий курс : учебник.2-е изд. М.: Дело, 2005; Экономическая безопасность России. Общий курс : учебник / подред. В. К. Сенчагова. 3-е изд., перераб. и дои. М.: БИНОМ. Лаборатория знаний, 2009. Мывзяли на себя смелость уравнения равенства из источника трансформировать в неравенства.
  • [7] Бюджетный кодекс РФ от 31 июля 1998 г. № 145-ФЗ.
  • [8] Зуев Д. С. Развитие системы управления долговыми обязательствами региона. М. :Магистр : ИНФРА-М, 2013. С. 37.
  • [9] 2 Матовников М. Удивительно прозрачная юрисдикция // Эксперт. 2013. № 35.
  • [10] См.: Матовников М. Полная изоляция // Ведомости. 2015. 9 апреля.
  • [11] По данным Банка России (www.cbr.ru).
  • [12] 2 Глазьев С. Ю. Преодолеть спад // Однако. 2015. Апрель — май.
  • [13] Жуковский В. Десять шагов к самодостаточности // Однако. 2014. Август — сентябрь.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >