Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Философия arrow КУЛЬТУРНАЯ АНТРОПОЛОГИЯ
Посмотреть оригинал

ЧЕЛОВЕК КУЛЬТУРНЫЙ: МИФОЛОГИЧЕСКИЙ ОПЫТ САМОПОЗНАНИЯ

Мифологические сюжеты о появлении культуры. Культурный герой

Стоит напомнить, в культурной антропологии становление человека как существа, превосходящего границы биологического вида, связано с зарождением культуры. Что же мифы рассказывают об этом? В теории мифа для обозначения существа, дарующего людям различные предметы культуры, блага цивилизации, появляется специальный термин «культурный герой». Разумеется, жители пещер не могли внятно осознавать момент рождения культуры, как не могли, впрочем, постичь природу первых рукотворных орудий. Интуитивное (бессознательное) творчество первобытного охотника не позволяло ему ощущать себя создателем орудий труда, музыкальных инструментов, автором открытий и наскальных изображений. Так в сознании появляется специальный персонаж, который по сюжету добывает или создает первые важные для человека предметы, охотничий инвентарь, домашнюю утварь, обучает земледелию, ремеслам, строительству, искусству врачевания, правилам ритуального поведения, предоставляет в распоряжение человека огонь.

В мифах о культурном герое можно подчеркнуть один устойчивый, повторяющийся мотив: никогда сам человек не является изобретателем и создателем тех или иных материальных и духовных ценностей. Все культурные достижения он получает от дарителя, всегда имеющего отношение к сакральному миру. Все предметы внеприродного происхождения, то есть, созданные человеком, объяснялись посредством сверхъестественного вмешательства. Мотив добывания благ культуры из иного мира К. Г. Юнг объясняет иррациональной природой творчества. С одной стороны, оно обусловлено сознанием, с другой стороны, подчинено влиянию бессознательного, которое «автор» воспринимает как нечто чуждое, находящееся за пределами Я-личности. Поэтому человек не в состоянии осмыслить себя создателем, творцом предметов, но приписывает данную способность посторонним, сверхъестественным силам. Соответственно, культурный герой в мифе либо принадлежит миру сакрального, либо вынужден совершать туда путешествие с целью добыть полезные для людей магические предметы или магическое знание. По сути, миф о культурном герое является попыткой осмыслить креативные способности человека, объяснить происхождение цивилизации.

Вероятно, представления о культурном герое оформились уже в охотничьих сообществах, о чем свидетельствует частый зооморфизм этого персонажа, его совпадение с тотемным прародителем (медведь у народов Сибири, подаривший человеку лук и стрелы, обучивший искусству врачевания и гадания; койот и ворон у народов Северной Америки — изобретатели ремесел, победители чудовищ). В традиционных охотничьих культурах мысль о слиянии тотема с дарителем благ артикулирована довольно ясно. Это и понятно, ведь все самое ценное для жизни человек получал от своего тотемного предка: мясо для пищи, шкуры для изготовления одежды. Сухожилия могли быть применены для сшивания кожи. Но те же самые материалы использовались при создании первых предметов неутилитарного назначения: обработанные определенным способом кости служили кастаньетами; кожа, натянутая на деревянную основу, издавала звук, напоминающий удары бубна; натянутые сухожилия звенели подобно струнам. В такой ситуации архаическое сознание могло связать появление музыкальных инструментов с тем же тотемным предком: от него люди получили в дар и сами инструменты, и умение играть на них.

В иных случаях родственная связь со зверем оказывается косвенной, но предметы культуры получены именно от него. В мифе бразильских индейцев кайапо ягуар, встретивший голодного, несчастного юношу, привел его в свой дом. «Теперь это мой сын», — сказал ягуар, отвечая на упреки жены. Молодой индеец первый раз в жизни увидел огонь, попробовал жареное мясо и научился у зверя обращаться с луком и стрелами. Впоследствии юноша убил жену ягуара и сбежал, завладев огнем, новым оружием и знанием. С тех пор ягуар ненавидит людей. От огня, которым он владел раньше, у него остался только отблеск, полыхающий в зрачках. На охоте он может рассчитывать только на свои клыки и когти, а мясо жертвы поедает сырым. Так миф рассказывает о появлении полезных вещей (предметов культуры) в человеческом обществе, а заодно объясняет, почему животное ягуар обладает теми или иными отличительными особенностями поведения.

Очень медленно образ тотема-дарителя вытесняется в сознании представлениями о других способах добывания благ. У бразильских индейцев существует множество версий мифа, повествующего о появлении у людей лука со стрелами, огня, умения готовить пищу. Все эти вещи, как и знание, похищены у ягуара. В лучшем случае, добровольно переданы людям, в худшем — украдены. Община получает предметы культуры, если женой зверя стала женщина племени. Всякий раз, когда братьям необходимо получить что-нибудь новое, они отправлялись к сестре, состоящей в браке с животным. Та брала необходимое у мужа-зверя и передавала людям. Так продолжалось до тех пор, пока не произошла ссора, и братья решили сами, без содействия родственника-животного предпринять какое-нибудь изобретение. Они отыскали в воде камень, который стал орудием труда для изготовления украшений. Миф достаточно прозрачен: в рассказанном сюжете человек вплотную подходит к осознанию собственных способностей что-либо создавать и производить. Причем осознание происходит путем открещивания от даров зверя- тотема. Однако с самой женой ягуара, имеющей человеческое происхождение, случается странная метаморфоза. Женщина, вышедшая замуж за ягуара, постепенно сама превращается в зверя. У нее отрастают когти и клыки, на коже появляются пятна. Она приобретает повадки, свойственные животному, ее супругу. То есть, герой, осуществляющий посредничество, имеет химерический облик.

Идеи о двойственной сущности культурного героя (получеловека- полузверя) надолго закрепились в человеческом сознании. Сюжеты о животном — дарителе, учителе и сегодня бытуют во многих традиционных культурах. Психологическое значение подобного образа заключается в осознании человеком своей инаковости по отношению к миру природы, в осмыслении специфически человеческого в себе. Но на данной ступени развития мысли не манифестируется разрыв с природой. Напротив, в идее превращения в тотем утверждается единство и гармония всего живого, осуществляется возвращение к первоистокам, к природному основанию человеческого бытия.

Впрочем, и в развитых мифологиях еще нет полного осознания человеческой природы творчества и наблюдаются отголоски слияния тотема-предка и культурного героя. Добытчик имеет уже антропоморфные черты, но часто культурный герой превращается в животное или птицу. Роль культурного героя в мифологии обских угров выполняет персонаж по имени Эква-Пырищ, называемый «Сынок женщины» (то есть, имеющий человеческий облик). Но он легко превращается в гуся, в этой ипостаси он вздымается в небо, в Верхнее Царство, или ныряет в Нижний мир. Эква-Пырищ выдалбливает первую лодку и дарит ее людям, учит правильно совершать жертвоприношение, в некоторых вариантах сказания обучает искусству врачевания. Для людей он сделал зверей из древесных палочек, то есть, как природные, так и культурные объекты сотворены этим героем (человеко-птицей). Подобной двойственностью обладает персонаж Кецалькоатль в мифологии индейцев Центральной Америки. Он спустился в жерло вулкана, похитил у бога подземного огня Шиутекутли трубку с курительной смолой, искры которой раздал людям. Кецалькоатль хотя и представляется в облике человека, необходимые для жизни вещи добывает в мире животных: получает от муравьев чудесные зерна маиса, чтобы научить людей печь из них хлеб, варить кашу, делать вино. Имя героя «Покрытый изумрудными перьями», или перьями птицы кецаль, также напоминает о зооморфном прошлом персонажа.

Предметы и знания всегда доставлены из другого мира. Поначалу представляется, что они поступают из мира животных, позднее рассказывается, что культурные блага похищены у богов или духов. Показательным примером является Прометей, выкравший огонь у богов и передавший людям искусство Гефеста (кузнечное ремесло). Соответственно, меняется сущность героя, он утрачивает свою зооморфную ипостась. Антропоморфный облик культурного героя характерен для мифологий земледельческих и ремесленных общин. Антропоморфизсщия персонажа связана с перемещением основных ценностей из мира природы (для охотника самым значимым объектом должен быть промысловый зверь) в мир культуры (возделывание растений, обработка материалов и изготовление утвари). Человек-ремесленник начинает осознавать собственные творческие возможности, что находит отражение в мифе: он больше не получает от культурного героя готовые предметы, но учится у него определенным навыкам, приобретает знание технологий. Человек сам становится мастером-изготовителем, хотя изобретателем и автором всех вещей, правил и законов остается культурный герой, выходец из мира сверхъестественного.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
Популярные страницы