Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Философия arrow КУЛЬТУРНАЯ АНТРОПОЛОГИЯ
Посмотреть оригинал

СОЦИАЛЬНЫЕ ФУНКЦИИ ОБРЯДОВ

Обычаи. Традиции. Обряды

Странные обычаи, устои, традиции других народов могут подчас казаться нам чудовищными и противоречащими принятым нормам морали; шокирующее поведение или жестокие ритуалы — немыслимыми. Дело не в том, что одни народы кровожаднее других, что некоторые склонны к каннибализму, другие к самопожертвованию. Самые невероятные поступки, если они становятся обрядами (то есть, обретают коллективную значимость), свидетельствуют о многообразии человеческой природы. Антрополог Б. Малиновский писал: «Такие явления, как охота за головами, экстравагантные ритуалы шерти и способы погребения, или магические практики, могут быть лучше поняты как местное преломление тенденций и идей, присущих человеку вообще, только особым образом гипертрофированных»[1]. Культура изобретает такие механизмы, с помощью которых человек максимально эффективным способом приспосабливается к среде и обеспечивает себе выживание. Если где-то возникают странные, на наш взгляд, обычаи, то необходимо искать какие-то рациональные, целесообразные основания, ускользающие от понимания, потому что мы не видим первоначального практического смысла. К примеру, Б. Малиновский объясняет существовавший в древности у многих народов обычай умыкания невест биологической необходимостью. В небольших по численности общинах внутренние браки с течением времени приводили к неизбежности кровнородственных отношений. Похищение женщин из другого племени обеспечивало приток новой крови. Обычай позволял избежать инцестуальных связей и отвратить вырождение племени.

Антрополог нашел функциональное объяснение обычаю, бытующему у жителей Меланезии, поощряющему склонность некоторых мужчин к многоженству. Европейских жителей удивляло, что общество аборигенов благосклонно относилось к тому, чтобы мужчины переходили из одного дома в другой, несколько месяцев пребывая с одной семьей, потом отправляясь в другую. То, что в Европе расценивалось как преступление, отнюдь не порицалось островными культурами Меланезии. По мнению Б. Малиновского, такое отношение сложилось в результате значительного перевеса численности женского населения. Чтобы поддержать необходимый уровень рождаемости, культура установила именно такие нормы поведения, при которых мужчине иметь несколько женщин, несколько семей не только не зазорно, но даже желательно. В основе обычаев, по мнению ученого, лежат первичные биологические потребности, то есть те, что связаны с инстинктами и направлены на выживание человека как вида. Соответственно, появление обычаев связано с естественными биологическими реакциями организма на окружающие условия, и лишь позднее обычаи превращаются в культурные механизмы, регулирующие поведение членов общества.

Из инстинктивных импульсов выводит обычаи 3. Фрейд. Более того, истоки обычая он видит в индивидуальной привычке. Индивид предпринимает какие-либо необычные действия и совершает необъяснимые поступки согласно формуле: «Если я сейчас этого не сделаю, то произойдет несчастье», или «Если я совершу это, то мне повезет». 3. Фрейд напоминает, что у каждого из нас в арсенале имеется набор ритуальных действий, обязательных в какой-то тревожной ситуации или в ответственный момент. Например, человек, которого ожидает важное дело, заламывает веточку на одном и том же дереве, и поступает так всякий раз, когда предстоит трудный день. Студент, отправляющийся на экзамен, проглатывает счастливый автобусный билет. Даже не будучи уверенным в эффективности действия, человек склонен к его периодическому повторению. По мнению венского психоаналитика, делается это с целью самоуспокоения. Так, импульсивное бессознательное действие становится обычаем, то есть повторяющейся схемой поведения, которой придается значение.

Остается найти ответ на вопрос, как стереотипы индивидуального поведения становятся основой коллективного ритуала. Автор считает, что обычай поступать определенным образом перенимается другими представителями сообщества в случае, если он срабатывает, и освобождает индивида от невротической напряженности. Социологи и антропологи, не разделяющие взгляды Фрейда на счет индивидуального происхождения обычаев, все же соглашаются с их биологическим обоснованием. Социальное возникает на базе органического, природного, как оформление инстинктивных реакций, ставших групповыми стереотипными формами поведения. Обряды как повторяющиеся, воспроизводимые из поколения в поколение схемы действий, традиции как надбиологические стратегии поведения, воспроизводящие принятые обычаи, закрепляют социализацию индивидов и их связи в обществе.

Чтобы обычай превратился в традицию, необходимо его длительное существование в культуре и воспроизведение на протяжении нескольких поколений. Когда из стереотипных форм поведения обычай превращается в строго канонизированную последовательность действий, наделенных особым сакральным значением, он становится обрядом, ритуалом. Освященность ритуалов придает им особый статус закона. Они выполняли функции неписаных правил управления обществом, регулируя взаимоотношения между его членами. Ритуалы предлагали методы обнаружения виновного и способы наказания за всевозможные нарушения, заменяя юридическое право. Так, у бушменов Африки, когда необходимо было выяснить, кто совершил кражу, вождь собирал всех на главной площади селения. Всем соплеменниками предлагалось перешагнуть через ритуальный жезл властителя. Считалось, что невиновный легко переступит шест, но виноватый не сумеет этого сделать физически. Обычай приобрел силу закона, вера в который была столь сильна, что правонарушители, действительно, подходя к жезлу, приходили в оцепенение и выдавали себя.

Психологическая убежденность в магическом воздействии ритуала заставляла людей соблюдать табу и запреты. Таким образом, обряды служат стабилизации жизни, поддерживают порядок и способствуют консолидации общества, так как в обрядовом действе люди ощущают свое единство, сплоченность. Каждый мыслит себя частичкой большого организма, растворяется во всеобщем МЫ. По мнению Юнга, в толпе индивид легко становится жертвой собственной внушаемости, кроме того не чувствует своей личной ответственности, перекладывая ее на всех. Поэтому в древности, как впрочем и в современности, привлекая массы к участию в коллективных обрядах, властители могли эффективно управлять и подчинять народ своей воле.

Кембриджский этнолог А.Э. Рэдклифф-Браун выдвинул идею, что обряды призваны порождать тревогу и чувство опасности, чтобы затем с помощью санкций держать поведение индивидов под контролем. Простейшая форма ритуальной санкции — вера в то, что если правила ритуала не соблюдены, то, вероятно, произойдет какое-то несчастье. Так, по сообщению этнографов, индейцы киче, наследники культуры майя, свято соблюдали обычай встречать ежедневно восход солнца, торжественно обращаясь в сторону востока с высоко воздетыми руками. Они полагали, что если однажды пропустят свой ритуал, солнце перестанет двигаться и мир рухнет. Конечно, осознание того, что ты наряду со всеми участвуешь в таком важном мероприятии, сближало людей и превращало в крепкий сплоченный коллектив.

Большинство антропологов считает, что обряды оказывают успокоительное психологическое воздействие. Культовые действия снимают эмоциональное напряжение, осуществляют разрядку возбуждения и преобразование отрицательных эмоций в положительные. В психоаналитической версии обряды способствуют снятию напряжения агрессивных или сексуальных побуждений. Ритуалы создают условия и возможности для символической реализации влечений, обеспечивают иллюзорное исполнение желаний. Вспомним, по Фрейду, если нет возможности реального удовлетворения инстинктивных влечений, их иллюзорная реализация возможна в фантазии и воображении, которые находят выход в обрядовых действах. Действительно, многие обряды, связанные с поло-возрастными посвящениями, направлены на усмирение инстинктов. Этого не скажешь об обрядах плодородия, практикующих ритуальный секс, использующих гипертрофированную эротическую символику. Однако в любом случае достигается эффект эмоциональной разрядки.

  • [1] Малиновский Б. Научная теория культуры. М.: ОГИ, 1999. С. 119.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы