Развитие системы образования Рима

От основания Рима (753 до н.э.) до середины III в. до н.э. существуют лишь отдельные свидетельства первичного домашнего воспитания и обучения родителями детей, которые получали в семье навыки, необходимые для работ в сельском хозяйстве, в быту, а также и воинские. В ранний период граждане республики ценили моральную и гражданскую ответственность, отчего детям прививали качества vir bonus («хороший человек»). В патриархальном древнеримском обществе, далеком от героических идеалов гомеровской Греции, традиционно воспитывали у молодежи беспрекословное уважение mos maiomm — обычаев предков, неписаного кодекса социальных норм, сформировавшего единое общество.

Древнеримское образование основывалось прежде всего на семье, из которой получали нравственное воспитание, родители — первые и самые важные воспитатели римского ребенка — обучали своих детей необходимым для жизни хозяйственным, бытовым и военным навыкам, а также нравственным и гражданским обязанностям. Мужчины в семье, как правило, учили читать, писать и считать, чтобы уметь посчитать, взвесить и измерить. Образование имело практическую направленность — обучение управлению сельским хозяйством. В городах существовали развитые идеалы общественного блага, подобные греческим, причем в Риме интересы государства составляли высший закон. Из племени мелких землевладельцев Апеннинского полуострова римляне стали народом воинов, физическое воспитание, как в Спарте, было ориентировано не на соревнование, а на подготовку к войне: владение оружием, закаливание организма, форсирование рек, верховая езда. Римляне постепенно ассимилировали народы итальянского полуострова, которые слились в один — романский. Латинизации подлежали разные племена Италии, а затем Испании, Галлии и Британии. Достижение статуса мировой державы произошло в полной мере, когда в Риме разработали специализированную, многоуровневую систему школ, аналогичную Афинской.

Римляне заимствовали алфавит от этрусков, которые приняли его от греков, а те — от финикийцев. Латиняне вполне естественно скопировали педагогику античного мира: метод медленного изучения алфавита (вперед, назад, с обоих концов к середине), затем — освоение слогов и отдельных слов, затем — коротких предложений — моральных максим, и в итоге — текстов.

В середине IV в. до н.э., в период борьбы сословия плебеев за политическую власть в Древнем Риме, возникли первые школы, дававшие элементарное образование детям раннего возраста. Во второй половине III в. до н.э. бывший раб Спурий Карвилий Максим Руга (? — ум. 212 г. до н.э.), став консулом, открыл «Ludus» первую начальную платную школу в Древнем Риме. В период республики (509—30 гг. до н.э.) государственного образования не существовало, постепенно складывались начальные школы, обучавшие на платной основе. Ludi magister — преподаватель чаще всего был вольноотпущенник. После завоевания Эллады римляне адаптировали ряд греческих образовательных заведений в собственной нарождающейся системе. Побежденные оказались учителями победителей: образованные греческие рабы в начальных школах обучали юных римлян согласно греческим образовательным канонам. Домашнее обучение детей осуществлял litteratus или paedagogus — раб или вольноотпущенник. Различия между греческой и римской системами проявляются на высших уровнях образования, когда желавшие продолжить обучение римляне отправлялись в Грецию изучать философию, ибо на родине такие преподаватели еще не появились, здесь учили лишь риторике и праву, только представители Римской элиты могли завершить образование. Детей торговцев или ремесленников обучали профессиональным навыкам на рабочих местах.

До III в до н.э. отец как глава семьи согласно закону имел абсолютное право контроля над своими детьми. По мере роста Римского государства стала снижаться значимость семьи как основной ячейки римского общества, что привело к кризису старой системы образования, осуществлявшейся отцом семейства. Греческий раб Луций Ливий Андроник (280/260— 200 гг. до н.э.) куплен как педагог в семью патрициев. Получив свободу, он остался жить в Риме, и, следуя греческой системе воспитания, стал частным репетитором. Его перевод «Одиссеи» Гомера предназначался сначала в качестве учебного пособия в школе, которую он основал. До этого вавилоняне и египтяне переводили судебные и религиозные тексты, но никто еще не переводил литературное произведение. Ливий Андроник написал трагедии и комедии, которые считаются первыми драматическими произведениями, написанными на латинском языке. Под влиянием таких известных эллинистических центров обучения, как Александрия, в новом римском образовании изменилась система ценностей, литература становилась центральной дисциплиной в образовании.

Переводы великих произведений Гомера, Гесиода и лирических поэтов архаической Греции сумели восполнить отсутствие национальной латинской литературы. Отец римской поэзии Энний (239—169 до н.э.) получил греческое пифагорейское образование и занимался преподаванием, его поэма «Анналы» («Летопись») излагала римскую историю и долгое время была основой римского школьного обучения. Перенимая многие аспекты греческого образования, римляне не обращали внимания на музыку, — важную составляющую пайдеи. У эллинов музыка охватывала все области искусства, умение играть на музыкальном инструменте считалось признаком цивилизованного человека. Не разделяя этого мнения, римляне, тем не менее, переняли греческую литературу. Римляне не разделяли греческую концепцию физического воспитания, считая, что атлетика — лишь средство военной подготовки. Одно из главных отличий двух систем образования: для греков красота считалась ценностью и целью, а у римлян цель обучения всегда практическая. Консерватор и противник эллинизма Катон Старший (234—149 до н.э.) — римский государственный деятель, сам воспитывал своих детей трудолюбивыми, добропорядочными гражданами, написал трактат «К сыну» {«Adfilium»), или «К сыну Марку» {«Ad Marcum filium»). Плутарх писал о Катоне: «“Не подобает рабу бранить моего сына или драть его за уши, если он не сразу усвоит урок, не подобает и сыну быть обязанным рабу благодарностью за первые в жизни познания”. И он сам обучил мальчика и грамоте, и законам, и гимнастическим упражнениям, обучил его не только метать копье, сражаться в тяжелых доспехах и скакать на коне, но и биться па кулаках, терпеть зной и стужу и вплавь перебираться через реку, изобилующую водоворотами и стремнинами»[1]. Марк Катон считал, что важно воспитать в детях уважение к традициям и твердое понимание «pietas» (преданность долгу), для мальчика это преданность государству, для девушки — мужу и семье.

Греческое влияние на римское образование становилось все сильнее после аннексии Македонии (168 г. до н.э.) и Греции (146 г. до н.э.), и царства Пергама (133 г. до н.э.), и всего эллинистического Востока. Сумев достойно оценить развитую систему образования, более высокого уровня, чем собственная национальная, практичные римляне извлекли преимущества из знания греческого — языка международного общения — и осознали политическую важность овладения эллинским ораторским искусством. Во II в. до н.э. римские патриции быстро поняли значимость риторики для государственного деятеля в политико-правовой жизни. С одной стороны, римлянин считался гражданином только в случае, если он получил римское воспитание, с другой — в систему обучения включили программы и методы эллинистического образования. Естественно, только дети правящего класса имели возможность получить полное и двуязычное образование, с самых ранних лет ребенка доверяли попечению раба или рабыни из Эллады, и таким образом он обучался говорить и писать по-гречески и по-латински. Греческий изучался в школах, но свободно владели языком только те, кто изучал его с детских лет в повседневной жизни семьи. Римское законодательство не требовало от граждан отдавать своих детей в школу, при этом в богатых семьях отпрыски обучались у частных преподавателей. Аристократия всегда отстаивала идею частного образования в семье, но социальное развитие привело к постепенному формированию народного образования в школах, как и в Греции, на трех уровнях — начального, среднего и высшего; однако они появились в разное время и в различных исторических контекстах.

Римский историк I—II вв. Светоний (ок. 70 н.э. — после 122 н.э.) в своем трактате «De grammaticis et rhetoribus» («О грамматиках и риторах»)[2] отметил, что грамматические школы в Риме возникли в середине II в. до н.э. Litterator учитель — в начальной школе {Indus litterarius) получал мизерное жалование, как правило, начальное обучение в римском мире ориентировалось на требования повседневной жизни.

Дети в 6—7 лет поступали в начальную школу: изучали чтение и письмо, преуспев в чтении и написании букв, слогов, предложений, учились писать под диктовку отрывки произведений литературы, преимущественно поэзии. Ученики в течение дня приходили и уходили в разное время, что не позволяло создать класс как единое целое. Успеваемость проверялась не формальными экзаменами, а с помощью упражнений, что создавало среди учеников неизбежное чувство соперничества, такая система мало способствовала продвижению к более высоким уровням образования.

С 13 до 16 лет мальчики из патрицианских семей обучались в частных гимназиях, где преподавали латинский и греческий, учителя — gramma- tikos — преподавали на греческом, чтобы выпускники владели двумя языками. Начинали с перевода «Ulisses» Ливия Андроника и осваивали мифологию, теологию и историю. Поэт Гораций возмущался своим жестоким учителем латинским грамматистом Люциусом Орбилиусом Пупиллусом (114—14 до н.э.), избивавшим плетью школьников. Бывший раб, вольноотпущенник, латинский грамматист Маркус Верриус Флакк (55 до н.э. — 20 н.э.) применял педагогический прием: побуждал учеников к соревнованию, победители получали призы. Добившись высочайшего покровительства, Флакк обучал внуков императора Августа с жалованьем в 100 тыс. сестерций в год. Однако даже на пике своей карьеры Флакк не имел помещения для своей собственной школы. Большинство преподавателей частных школ получали низкое жалованье, и это при высокой арендной плате за помещения, так что занятия иной раз проходили в колоннадах или в других общественных местах, где шум уличного движения, крики толпы, а иной раз и плохая погода создавали проблемы. Указ Диоклетиана от 301 г. устанавливал для всей империи фиксированную плату на все товары и работы, плата грамматика составляла 200 динариев на одного учащегося в месяц, однако невыполнимый указ игнорировали и в конце концов отменили. В «Сатирах» Ювенал писал, что плата грамматикам выплачивалась один раз в год и равнялась тому, «сколько за день собирает с толпы победитель из цирка»[3].

В 16 лет юноше разрешали носить одежду взрослых — белую шерстяную тогу вирилиСу его передавали на попечение другу семьи, мужчине в годах и с почестями. Затем ему предстояла военная служба — сначала в качестве простого легионера, дабы будущий лидер научился повиноваться, при первой возможности отличиться в бою и получить назначение на командную должность. Римского юношу учили не только почитать национальные традиции, подвиги прославленных людей прошлого, но и уважать традиции своей семьи. Если древнегреческое образование было направлено на подражание героям Гомера, то древнеримское призывало подражать своим предкам.

Лишь немногие самые богатые и самые перспективные подростки после гимназии в возрасте от 16 до 18 лет отправлялись обучаться искусству публичных выступлений в rhetor — школу риторики — завершающий этап римского образования, это единственный способ подготовки юриста или политика. Из-за постоянных политических распрей, которые происходили на протяжении всей римской истории, ораторы очень ценились. Высокий уровень обучения в школах грамматики и красноречия обеспечивался квалификацией преподавателей профессионалов, оттачивая навыки речи и письма, юноши учились искусству поэтического анализа, а также греческому языку.

На начальном этапе Римской империи созданная греками система обучения риторики стала внедряться в римском обществе, и требовалось много времени, чтобы получить признание ритора. Риторике учились, наблюдая за состоявшимися ораторами. Однако эллинистическое образование прошло определенную адаптацию к латинскому темпераменту, заметим, что спорт и музыка в самой Греции стали считаться пережитками архаического образования. Поскольку римляне не понимали смысла греческого атлетизма и гимнастические упражнения им нужны были только для здоровья, в Риме палестры или гимназии утратили эллинский смысл и стали придатками терм — общественных бань для молодых аристократов. Войдя в латинскую культуру как зрелище, музыкальное искусство исчезло из программы образования.

Для подготовки к будущим политическим дебатам римские ораторы получали разностороннее образование. Акцентируя внимание не только на публичных выступлениях, в содержание обучения включали географию, музыку, философию, литературу, мифологию и геометрию. Позднее стали обучать стилю и искусству декламации, и Тацит указывал, что во второй половине I в. н.э. студентов готовят не к правовым спорам и уделяют больше внимания обучению искусству рассказа. Ежедневно читали лекции о декламации (lectio) и литературный анализ поэзии (partitio). Учебный план разрабатывали с расчетом на двуязычие, так, чтобы ученики читали, говорили и писали на греческом и на латыни. Оценка успеваемости студентов производилась не в форме экзаменов, а на месте и «на лету», учащиеся выполняли упражнения, показывали свои результаты и получали замечания или поздравления. Образование получали у частных преподавателей, которые оказывали огромное воздействие на своих учеников. На самом деле их влияние было настолько велико, что римское правительство в 161 г. до н.э. приняло постановление, позволявшее, если этого требуют «интересы республики», изгнать из Рима греческих философов и риторов. Поддержка публики считалась необходимой для успешной политической карьеры в Риме, ораторское искусство подразделялось на политическое и судебное красноречие.

В Риме создан уникальный тип высшей школы, у которого не было эквивалента в эллинистическом образовании — школа нрава, она обеспечивала молодым римлянам прибыльную карьеру. Вскоре разработали соответствующую систему подготовки юристов, сначала элементарную и полностью практичную: magister juris (преподаватель права) был практиком, который собирал групп}' молодых учащихся, они слушали его консультации о конкретных судебных делах. Когда римское право было произведено в ранг научной дисциплины, правовые школы постепенно приняли официальный характер. Юридическое образование обрело состав элементарных систематических трактатов, руководства, комментарии к законодательству и т.д., этот процесс достиг своего апогея в начале III в. н.э. В это время появилась восточная школа в Бейруте, где преподавали на латыни; узнав о будущих доходах в административной или судебной карьере, несмотря на языковое препятствие, многие молодые греки обучались в этой школе. Только юридическая карьера могла убедить греков изучать латынь, которую они всегда считали «варварской».

Высший уровень образования — изучение философии — был доступен лишь немногим весьма богатым римским студентам, желающие отправлялись в Грецию для обучения в Эфебии. Так, в I в. до н.э. Цицерон посещал школы лучших философов и риторов в Афинах и Родосе. Познав философскую школу мышления, Марк Тулий Цицерон обрел славу лучшего оратора. В «Тускуланских беседах» он повествует о «возделывании души»: «Как плодородное поле без возделывания не даст урожая, так и душа. Возделывание души — это и есть философия; она выпалывает в душе мороки, приготовляет душу к принятию посева и вверяет ей — сеет, так сказать, только те семена, которые, вызрев, приносят обильнейший урожай»[4]. Цицерон восхищается cultus — образованными согражданами, занимавшимися совершенствованием разума и души, достигавшими духовного совершенства и особой изысканности. Тогда как vulgus — грубую толпу — характеризуют стремление «хлеба и зрелищ», примитивное увлечение боями гладиаторов на цирковых аренах. Способом возделывания ума и души является образование, обучение риторике, с помощью которой ребенок становится достойным гражданином, способным отстаивать свои частные интересы и укреплять общественные устои. Цицерон восхищается достижениями Рима: мощным государством, гражданственностью, образованием и искусством, здесь проходит граница между цивилизацией и варварством народов, не достигших даже низших ступеней образования.

Во времена республики воспитанием и обучением в Риме занимались частные лица, и государство не вмешивалось в дела школ; однако

Август и Веснасиан стали оплачивать труд некоторых известных учителей из казны. Римские императоры оказывали покровительство развитию наук, изящных искусств и образования: при Веспасиане (69—79) в Риме созданы две кафедры: греческой и латинской риторики, при Марке Аврелии (161 — 180) в Афинах открыта кафедра риторики и философии для каждого из четырех великих направлений: учение Платона, учение Аристотеля, эпикурейство и стоицизм. При Адриане (76—138) основали Athenaeum (Атенеум) (135) рядом с Капитолийским холмом в Риме, Indus ingenuarum aitium (лат. «школа изящных искусств»). В содержание обучения входили: грамматика, элоквенция (риторика), философия, диалектика (логика) и юриспруденция. Название Athenaeum происходит от города Афины — центра интеллектуальной утонченности античного мира. Сюда регулярно пригашали преподавателей — professores (лат. «профессор»), получавших значительное жалованье. Атенеум сохранял высокую репутацию несколько веков, мало известно о деталях обучения или дисциплины, сохранилось несколько правил (370) поведения студентов в Риме, судя по воспоминаниям современников, Атенеум считался многочисленной и авторитетной высшей школой. Молодые люди из всех частей империи после окончания школы в провинциальном городе приезжали в Римскую высшую школу для завершения образования. По образцу римского Атенеума при Феодосии II в 425 г. открылась аналогичная высшая школа в Константинополе.

Римский философ, драматург Луций Анней Сенека (4 до н.э. — 65 н.э.) обучился риторике и стал воспитателем Нерона, а затем его советником, поощряя деяния, диаметрально противоположные учению его философии. Укорявший богатых и порицавший излишества других, учитель тирана приобрел капитал в 300 млн сестерциев, современники называли его пустым ритором, отравившим разум молодого императора, чтобы захватить деньги и власть. Сенека — один из немногих римских мыслителей, его идеи не особенно оригинальны, но он способствовал распространению греческой философии. Сенека внес вклад в римское образование, в его произведениях («Письма к Луцилию», «О природе», «Письма на моральную тему») звучат назидательные темы стоицизма: учение и обучение важно для достижения удовлетворенности с помощью простоты, несуетной жизни в соответствии с природой; человек должен принять страдания, ибо они оказывают благотворное влияние на душу. Сенека отвергал традиционную систему обучения и взаимоотношений учителя и ученика (дидаскал в процессе обучения воспитывает «ум, но нс душу»). Сенека сформулировал императив: поступай в отношении другого так, как он, на твой взгляд, должен поступать по отношению к тебе, не причиняй зла другому. Он призывал учителей формировать самостоятельную личность учащихся: «Пусть говорит он [ученик] сам, а не его память». В римских школах воспитывалась любовь к отечеству, которая считалась высшей ценностью и основой героического служения интересам империи.

Великий просветитель Марк Фабий Квинтилиан (ок. 35 — 100) открыл частную школу риторики, ставшую весьма популярной, у него учились Плиний Младший и, вероятно, Тацит. В Риме риторика становилась формой высшего образования, как в Греции, политическому красноречию перестали обучать, тогда как юридическая риторика продолжала процветать. Квинтилиан готовил будущих адвокатов, однако в латинской культуре возобладало эстетическое направление: в период империи публичная лекция стала самым модным литературным жанром, и преподавание риторики переориентировалось на искусство лектора. Главный труд Квинтилиана — «Ораторское обучение», из 12 книг трактата наиболее известны «О домашнем воспитании мальчиков» и «О риторическом обучении». Квинтилиан писал: «Надо поощрять его (воспитанника) то просьбами, то похвалами; доводить до того, чтобы он радовался, когда он что-нибудь выучит, чтобы завидовал, когда станут учить другого, если вздумает сам полениться». Отвергая принуждение, он заявлял: «Детским умам вредит чрезмерная взыскательность учителя»[5].

Философ император Марк Аврелий (II в. н.э.) полагал, что следует стремиться к нравственным идеалам — преданности интересам Рима, мужеству, справедливости, истине, благоразумию. Истинными ценностями он считал служение Римской империи, деятельность, полезную обществу, тогда как ложными — «одобрение толпы, власть, богатство, жизнь, полная наслаждений». В личных записках «Наедине с собой», написанных на греческом языке, римский император Марк Аврелий Антонин писал: «Прадеду (Катилию Северу) я обязан тем, что не посещал публичных школ, пользовался услугами прекрасных учителей на дому и понял, что на это не следует щадить средств»[6].

В отличие от греков, римляне уделяли большее внимание воспитанию женщины. В эпоху Римской империи только патриции — свободнорожденные люди из привилегированного сословия — могли стать всесторонне развитыми личностями. Подавляющее большинство трудового населения империи исключалось из системы воспитания.

Прославленный греческий писатель и историк Плутарх (46—120) в течение многих лет служил жрецом в храме Аполлона в Дельфах на месте знаменитого Дельфийского оракула. Его труды и лекции стали популярны в Римской империи, однако он продолжал проживать там, где родился. В его загородном доме для серьезных бесед собрались гости со всех концов империи, Плутарх восседал в своем мраморном кресле. Многие из этих диалогов записаны и опубликованы, известны под общим названием «Моралии». В Афинах он преподавал риторику, полагая основой образования философию. В трактате «О слушании» Плутарх советует слушателям никогда не перебивать преподавателя вопросами во время лекции, поскольку это портит весь процесс обучения, а спрашивать следует после окончания изложения в завершение занятия. Ученый говорит о бесполезности бездумного выучивания текстов, что никоим образом не способствует главному в занятиях — пониманию смысла[7]. Плутарх — автор трактатов «Об изучении поэзии» и «О слушании лекций», ему приписывали подробный трактат «О воспитании детей», в настоящее время анонимного автора произведения принято называть Псевдо-Плутархом (в науке так именуют нескольких авторов различных сочинений, ранее приписывавшихся Плутарху). Псевдо-Плутарх требовал начинать воспитание с первых дней жизни ребенка, выделяя особую роль матери, которая должна сама кормить своих детей. «В детском еще возрасте должно учиться прекрасному». Псевдо-Плутарх не поощрял телесные наказания «благородных детей», ибо «побои и ругательства годятся скорее для рабов, чем для благородных». «Мальчик из хорошей фамилии не должен быть несведущим ни в одной из всех образующих так называемый “круг” наук, но изучить их бегло, как будто бы отведывая каждой, предназначенной к усвоению (ибо невозможно быть совершенным во всем), предпочтительнее же посвящать себя философии».

Философ стоик Эпиктет (ок. 50 — ок. 135) родился рабом и стал вольноотпущенником в зрелости, его вместе с другими философами выслали из Рима по указу императора Домициана. Эпиктет учил, что философия — это образ жизни, а не только теоретическая дисциплина. Все внешние события определяются судьбой вне нашего контроля, поэтому следует принимать все происходящее спокойно и бесстрастно. Однако люди ответственны за свои собственные действия, которые они могут контролировать путем самодисциплины. Эпиктет преподавал многим богатым ученикам, однако он, строго соблюдая аскезу, нищенствовал, спал где придется на циновке. Он открыл свою философскую школу в г. Никополисе на Балканах. Труды Эпиктета записал и составил его ученик Арриан, основная его работа — «Беседы» в 4 книгах. Арриан также составил краткий «Enchiridion», или Справочник. Эпиктет считал, что фундамент всей философии заключается в самопознании. Он учил: все в мире делятся на то, что нам подвластно — мнения, стремления и другие человеческие действия; и то, что не зависит от наших действий. Принимая мир таким, каков он есть, человек может стать свободным, лишь вручив свою судьбу воле Бога. «Свободный — это тот, кто живет так, как желает, кого нельзя принудить, кому нельзя помешать, кого нельзя заставить, чьи влечения неподвластны препятствиям, стремления достигают успехов, избегания не терпят неудач», — считал Эпиктет. Он проводит четкое различие между книжным обучением и практическим образованием, в первую очередь самообразованием, в котором человек приобретает взгляды и привычки, способные сформировать правильное поведение.

Латинский автор и грамматист Авл Геллий (ок. 130 — 170) — автор известного дидактического произведения «Аттические ночи» в 20 книгах — очерков о жизни и научных вопросах риторики, права, истории, математики, естествознания, грамматики и литературы. Основная тема - это сопоставление греческих и римских культуры, литературы и языка. Изобилуя цитатами из ранних текстов, не дошедших до нас, книга Геллия в то же время рисует яркую картину интеллектуальной жизни академической элиты и отображает умонастроения творческих личностей. Ученые полагают, что Геллий написал книгу как учебное пособие для своих детей.

Автор побывал в Афинах, где изучал дисциплины, входившие в содержание высшего образования: риторику, философию и право.

  • [1] Плутарх. Сравнительные жизнеописания в двух томах. Т. I. Марк Катон. 2-е изд., испр.и доп. М.: Наука, 1994. С. 20.
  • [2] Светоний Гай Транквилл. Жизнь двенадцати цезарей. М.: Наука, 1993.
  • [3] Ювенал. Сатиры. Кн. III. Сатира VII. 240. СПб.: Алетейя, 1994.
  • [4] Марк Тулий Цицерон. Избранные сочинения. М.: Художественная литература, 1975.Тускуланские беседы. Книга II. О преодолении боли. V. 13.
  • [5] Квинтилиан Марк Фабий. Риторические наставления. СПб., 1834. Ч. I. С. 12.
  • [6] Сенека Аврелий М. Наедине с собой. М.: Манн, Иванов и Фербер, 2015.
  • [7] Плутарх. Как юноше слушать поэтические произведения // Памятники позднейантичной научно-художественной литературы. М.: Наука, 1964. С. 11—50.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >