Гуманизм в образовании

Просвещенный французский король Франциск I (1515—1547) оказывал покровительство ученому-гуманисту, филологу, крупнейшему знатоку греческого языка эпохи Ренессанса Гийому Бюде (1468—1540). Он приглашал к королевскому двору ученых, писателей, художников. 11а основе принцпов свободы преподавания, доступности, бесплатности обучения и открытости Бюде создал автономный «College des Trois Longues» (Колледж трех языков (1530)), альтернатива Сорбонны, для изучения латыни, иврита и древнегреческого, в котором преподавал известный ученый Янус Ласкарис. Труд профессоров оплачивался из королевской казны. Это заведение стало центром высшего образования во Франции и возродило интерес к классическим языкам и литературе. Первоначально назывался Королевский коллеж, позже — Национальный и Имперский, в 1870 г. стал называться Коллеж де Франс. По приказу короля библиотеку в Фонтенбло вывезли в Париж, и она стала основой Национальной библиотеки. Бюде создал трактаты «О наставлении государя» (1547), «Комментарии к греческому языку» (1529), «О филологии» и «О правильном и своевременном изучении литературы» (1532)[1].

Французский логик, математик, риторик Пьер дела Раме, Рамус (1515— 1572) — педагог, профессор философии в коллеже, выступил с критикой логики Аристотеля (1543) и в результате был на несколько лет отстранен от преподавания философии. Он стал преподавать математику, а затем вновь назначен профессором философии и красноречия в Королевском коллеже (1551). В 1562 г. он предложил проект реформ обучения в Парижском университете и создания кафедры математики. Рамус предложил не взимать плату со студентов, а также внести изменения в учебный план: включить физику и др. науки. Рамус предлагал тресформировать преподавание в университетах, внести изменения в содержание образования. Рамус написал целую серию учебников по логике и риторике, латинской, греческой и французской грамматике, математике, астрономии и оптике. В 1572 г. среди трех тысяч гугенотов Рамус был убит в Париже накануне праздника св. Варфоломея. В XVII в. его работы неоднократно переиздавались в протестантской части Германии, Великобритании и Новой Англии. Его взгляды оказали влияние на Лейбница и Иоганна Штурма.

Французский гуманист, филолог, теолог Лефевр д’Этапль Жак (ок. 1450—1536) преподавал в Парижском университете. Изучал Библию, опубликовал французский перевод Нового Завета (1523), перевел Библию на французский язык и написал к ней комментарии, что вызвало враждебность в клерикальных кругах, однако его защитили Франциск I и его просвещенная сестра Маргарита. Он издал переводы Пятикнижия (1527), а затем впервые перевел на французский Библию (1530).

Покровительница гуманистов и реформаторов, выдающаяся фигура французского Ренессанса, королева Маргарита Наваррская (1492—1549) владела латынью и греческим языками, создала знаменитый интеллектуальный и культурный салон, «новый Парнас», в него вошли гонимые и даже осужденные мыслители, а также виднейшие гуманисты: Клеман Маро, Жан Кальвин, Бонавентура Деперье. В подражание «Декамерону» Боккаччо Маргарита написала сборник из 72 новелл «Гептамерон» и поэму «Зеркало грешной души». Маргарита отличалась милосердием, она ходила по улицам Наварры, выслушивая жалобы людей. Она финансировала нуждающихся студентов.

Французский монах, кюре, врач и университетский ученый Франсуа Рабле (1483—1553) читал лекции о творчестве выдающихся древнегреческих врачей и опубликовал труд Галена «Искусство воспитания детей» (1532). В его блистательной сатире в пяти книгах «Гаргантюа и Пантагрюэль» (1533) высмеивалось все современное ему общество, а также формализм в средневековом образовании, схоластическое обучение. В романе он потешался над многими типами лукавого мудрствования и мракобесия, астрологическими прогнозами, которые оказывали влияние на многие поколения европейцев. Понократ, учитель Гаргантюа, составил такое расписание занятий, что у него не было ни одной свободной минуты, умственные занятия сочетались с физическими. Его симпатии лежали на стороне Ренессанса, он восторогался новыми гуманистическими идеалами образования в утопическом Телемской обители, где живут по принципу «делай, что хочешь», да и само название происходит от греческого «телема», что значит «воля, желание». В здании 9332 две жилые комнаты, книгохранилища, галереи, ристалище, ипподром, театр, бассейн, бани, парк со зверями, сад с плодовыми деревьями и манежи для игры в мяч. Здесь проживали люди весьма просвещенные, «среди них не оказалось ни одного мужчины и ни одной женщины, которые не умели бы читать, писать, играть на музыкальных инструментах, говорить на пяти или шести языках и на каждом из них сочинять стихи и прозу. Нигде, кроме Телемской обители, не было столь отважных и учтивых кавалеров, столь неутомимых в ходьбе и искусных верховой езде, столь сильных, подвижных, столь искусно владевших любым родом оружия; нигде, кроме Телемской обители, не было столь нарядных и столь изящных, всегда веселых дам, отменных рукоделиц, отменных мастериц по части шитья, охотниц до всяких почтенных и неподневольных женских занятий»[2].

Французский философ и писатель Мишель де Монтенъ (1533—1592) автор всемирно известной книги эссе «Опыты» (1580). Ее второй том посвящен воспитанию детей, он выступал за новый практический тип образования, ориентированного на практическую деятельность. В процессе воспитания мальчика следует подготовить к реальной жизни. Мон- тень выступал против общей образовательной практики того времени, он видел недостатки и в содержании, и методах обучения. Монтень не признавал исключительно книжного обучения, считая, что необходимо воспитывать детей различными способами, причем не следует преподавать предметы как абсолютную истину, когда учащиеся лишены возможности задавать вопросы. «Пусть учитель спрашивает с ученика не только слова затверженного урока, но смысл и самую суть его, и судит о пользе, которую он принес, не по показаниям памяти своего питомца, а по его жизни. И пусть, объясняя что-либо ученику, он покажет ему эго с согни разных сторон и применит к множеству различных предметов, чтобы проверить, понял ли ученик как следует и в какой мере усвоил это; и в последовательности своих разъяснений пусть он руководствуется примером Платона»[3]. Следует тщательно подбирать хорошего учителя, который сможет учитывать способности ученика и наладит с ним диалог. По мере необходимости преподаватель должен создавать педагогические условия для дискуссий и споров. Поощряя в детях природное любопытство, учитель должен позволить им сомневаться во всем, ибо успешные ученики те, кто задает вопросы по новому материалу и усваивают его самостоятельно, а не просто принимают, что они услышали на данную тему. Любопытство тогда служит важным средством обучения, когда ребенку позволено исследовать то, что ему самому интересно, пусть душе будет привита любознательность, пусть он спрашивает обо всем, пусть изучает все бросающееся в глаза. Опыт — ключевой элемент обучения, по Монтешо, и задача учителя научить детей опытным путем, а не простым запоминаниям знаний, как часто практикуется в книжном обучении. Монтень замечал, как ученики становятся пассивными, слепо повинуясь взрослым, если не развивают способность мыслить самостоятельно. Он утверждал, что обучение посредством опыта превосходит обучение с помощью одних учебников, поэтому он призвал преподавателей обучать на практике, во время путешествий и посредством человеческого общения. Взгляды Монтеня на образование детей весьма прогрессивны, он выступал против средневековых анахронизмов, поощряя индивидуальное обучения. После того как юноша осознает цели ценности обучения, он начнет осваивать основы логики, физики, геометрии и риторики. Монтень мыслил парадоксально: воспитание уничтожает то, что следует развивать в первую очередь — свободу мышления. Выступая за гуманное отношение к детям, против жесткой дисциплины средневековых школ, Монтень призывал педагогов отказаться от насилия и принуждения, ибо нет ничего, что так бы уродовало и извращало натуру с хорошими задатками. «Если вы хотите, чтобы ребенок не боялся стыда и наказания, не приучайте его к этим вещам. Приучайте его к поту и холоду, к ветру и жгучему солнцу, ко всем опасностям, которые ему надлежит презирать; отвадьте его от изнеженности и разборчивости; пусть он относится с безразличием к тому, во что он одет, на какой постели спит, что ест и что пьет: пусть он привыкнет решительно ко всему»[4]. Колледжи он называл тюрьмами для заключенной в них молодежи. Воспитание, но его мнению, должно всесторонне развивать личность ребенка: обучать основам теории, вырабатывать эстетический вкус; воспитание высоких нравственных качеств должно сочетаться с физическими упражнениями.

Английский государственный деятель и философ Фрэнсис Бэкон (1561 — 1626) сформулировал новый научный метод, за что его называют «отцом современной науки». Отказавшись полностью от старой схоластической дедуктивной логики, отраженной в «Органоне» Аристотеля, Бэкон в «Новом Органоне» (1620)[5] сформулировал индуктивный метод исследования, чтобы отличить истинное от ложного. Он четко обозначил огромное поле новых полезных знаний, которые могут быть открыты путем применения человеческого разума, по индуктивной линии, к исследованию явлений природы. Бэкон утверждал, что знание — это процесс, а не самоцель. Он указал на огромную области науки, в которой метод может быть применен. Бэкон отрицал псевдонауки, унаследованные от невежественного прошлого: алхимию, магию, суеверия. Он не видел смысла в схоластических диспутах о вопросах, потерявших значение. Фрэнсис Бэкон в Англии критиковал учителей своего времени, сказав, что они ничего не способны предложить, он считал, что использование индуктивного и эмпирического метода принесет человеку силы и возможности реорганизации общества, требовал, чтобы в школах преподавались точные науки, логика и риторика.

Немецкий реформатор образования Вольфганг Ратке (1571 — 1635) во время учебы в Англии под влиянием Ф. Бэкона попытался разработать новый метод обучения. Он опубликовал свои исследования, заявляя, что они важны для всего человечества. Ратке восемь лет работал частным преподавателем в Амстердаме, где начал разработку новой системы обучения, основанной в значительной степени на идеях Ф. Бэкона об индуктивных рассуждениях от частного к общему. Во Франкфурте в 1612 г. он обратился с посланием к съезду германских князей, предложив провести реформу школы, заменить язык обучения с латинского как языка высшего образования, на немецкий. С 1614 по 1622 г. он попытался ввести свою педагогическую систему последовательно в Аугсбурге, Котене и Магдебурге, однако все эти эксперименты оказались неудачными по причине враждебности католической церкви, стремившейся сохранить контроль над образованием. Его уникальная концепция внесла огромный вклад в образование. Ратке сформулировал ряд важных принципов реформы, которые успешно применили его многочисленные преемники: обучение через опыт и эксперимент; построение преподавания от конкретного к абстрактному; освоение одной концепции, прежде чем перейти к другой; прежде чем пытаться изучать иностранные языки, необходимо совершенствовать знания родного языка. Его методы преподавания повлияли на многих последующих реформаторов образования. Ратке призывал использовать один общий язык в немецких землях, чтобы заложить основу единого государства, при этом сократить изучение древних языков, и увеличить изучение родного. Ратке опубликовал «Новую методику» (1617) — новаторскую работу о школьной дидактике, заложив фундаментальные правила обучения. Все предметы следует преподавать на родном языке. Всему следует учить без принуждения. Надо не зубрить, а задавать много вопросов на понимание. Необходима сообразность учебных книг и методов обучения. Знанию вещей предшествуют слова о вещах. Идеи Ратке стали предзнаменованием многих последующих реформ методики обучения[6].

  • [1] Делюмо Ж. Грех и страх: Формирование чувства вины в цивилизации Запада (XIII—XVIII вв.). Екатеринбург: Изд-во Урал, ун-та, 2003. С. 182.
  • [2] Франсуа Рабле. Гаргантюа и Пантагрюэль / пер. с фр. II. Любимова ; стихи в пер.Ю. Корнеева ; коммент. С. Артамонова. М.: Эксмо, 2006. С. 132—133, 136.
  • [3] Монтень М. Опыты. Кн. 1. Гл. XXVI. О воспитании детей. М.: Наука, 1979. С. 140.
  • [4] Там же. С. 155.
  • [5] Бэкон Ф. Новый Органон // Соч. в 2 т. Т. 2. М.: Мысль, 1978.
  • [6] «Мемориал» немецкого реформатора образования Вольфганга Ратке // Человекв культуре Возрождения. М.: Наука, 2001. С. 255—259.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >