ВОСПИТАНИЕ И ОБРАЗОВАНИЕ В РОССИИ XVIII ВЕКА

В результате изучения данной главы студент должен:

знать

  • • причины, ход, результаты и историческое значение реформ просвещения в XVIII в.;
  • • процесс становления и развития светского образования, появление сети школ;

уметь

  • • анализировать социокультурные, личностные аспекты педагогических воззрений выдающихся деятелей образования: Л. Ф. Магницкого, В. И. Татищева, М. В. Ломоносова, И. И. Бецкого, Екатерины II, И. Г. Шварца, Ф. И. Янкович-де-Мириево;
  • • анализировать процесс возникновения отечественной педагогики, исследовать различные педагогические источники, богатейшее наследие деятелей образования;

владеть

  • • приемами анализа социокультурной обусловленности эволюции системы народного просвещения и педагогической мысли в конкретно-исторических условиях;
  • • методологией оценки развития системы народного просвещения, фактов становления педагогической науки и практики российского образования в XVIII в.

Развитие образования в России в первой трети XVIII века

Беспрецедентная в истории всего человечества кардинальная перемена в жизни целой страны — революция Петра Великого — отразилась на всем ходе дальнейшего развития России. Это решительный ответ на новый вызов в начале XVIII в. Страна произвела полномасштабную трансформацию практически всех сторон жизни: экономики, политики, социальной и культурной сферы. Российская империя европейского образца создавалась в длительном противостоянии не только с внешними врагами, но и со старой Русью, расставаясь с традициями азиатского владычества, затормозившего ее развитие на несколько веков. Это противоборство азиатчины и западничества породило двухвековой драматизм дальнейшего развития отечественной власти, в котором заключается первопричина движения, застоя и регресса нашей страны. Решительно порывая с национальными традициями, Петр не столько навязывал европейские устои, сколько способствовал созданию новых имперских форм российской государственности, нацеленной на Запад. Отметим, что Петр примером своего отношения к государственной власти в известной мере восстановил в России миропонимание древнерусской служебной роли государя по отношению к своим подданным.

Петр l (1672—1725) — царь с 1682 г., император с 1721 г., монарх, повелитель самого большого в тогдашнем мире государства, изучил и отлично знал два десятка ремесел. «Аз бо еемь в чину учимых и учащих мя требую», печатью с такими словами он запечатывал письма[1].

Петр I создал систему обучения в России. В период Северной войны русское дворянство проходило обучение в своеобразных «военных училищах» — Семеновском и Преображенском полках. Петр вел «табель о рангах» (1722), став основателем военно-чиновничьей иерархии. Дворянские недоросли с 1714 г. подлежали обязательному обучению грамоте, арифметике и геометрии. Неграмотным дворянам энергичный царь запретил жениться, «пока сему не выучится». Император Петр I — основоположник светского просвещения в России. Он стремился не только ввести в русском обществе европейские обычаи, но и поднять русскую технику и просвещение на уровень европейских. Царь пригласил в Россию множество европейских учителей всех специальностей, направляя дворянскую молодежь учиться за границу. Петр — создатель системы обучения грамоте, «цифири» и геометрии, обязательного для сыновей дворян и приказных людей. Светская школа возникла в двух видах: в виде начальных «цифирных» школ, которых было около 50 к концу его царствования, и в виде ряда специальных учебных заведений. Петр организовал павигацкую школу в Москве и Морскую академию в Петербурге, инженерное училище в Москве и артиллерийское в Петербурге, несколько «математических школ», медицинскую школу при московском военном госпитале. Пастор Э. Глюк в 1703 г. основал в Москве общеобразовательную школу (гимназию) языков и разных наук. Был составлен проект учреждения Академии наук в Петербурге, которая была открыта уже после его смерти. По указанию царя книги светского содержания с 1708 г. стали печатать гражданским шрифтом. Первой была напечатана «Геометрия»[2].

Эволюция образования в империи отличалась свойством «государесо- образности», ибо уровень образования властителя прямо или опосредованно влияет на характер развития школ и университетов. В связи с этим следовало создать отечественную школу, дабы самим по собственным образцам готовить специалистов. Петровская революция осуществлялась с помощью принципиально новой системы светской школы, готовившей необходимый кадровый состав офицерства, инженеров и др. Бурно формировавшаяся в первой четверти XVIII в. российская государственность испытывала острую потребность в светской школе, однако общество не чувствовало особой нужды в образовании. В период беспрестанных войн армия и флот нуждались в вышколенных офицерах, а бюрократический аппарат — в профессиональных чиновниках, подготовить которых следовало отнюдь не в иностранных, а отечественных школах. Их предстояло создать. В 1717—1718 гг. были учреждены девять коллегий, среди которых отсутствовало ведомство, отвечавшее за просвещение. Такой отрасли Петр не создал — положено только начало системе светского обучения: учреждено около полусотни начальных «цыфирных» школ, несколько «математических школ» и медицинская школа. П. Н. Милюков отмечает, что из 42 цифирных провинциальных школ, открытых в 1716—1722 гг., только восемь дожили до середины XVIII в.; из 2000 навербованных, большею частью силой, учеников, действительно выучиваются к 1727 г. только 300 на всю Россию. Светское обучение было ориентировано исключительно на нужды войны.

В конце петровского царствования был составлен проект организации Петербургской академии наук, «для славы среди иностранцев». Задуманная Петром I попытка учредить при Академии университет и гимназию в реальном ее воплощении встретилась с рядом невообразимых трудностей. Через год после смерти Петра, после обсуждения проектов учебных заведений, в них началось обучение. Получив контракт на пять лет, в Петербург приехали знаменитые немецкие профессора: И. Бернулли, Я. Герман, Л. Эйлер и другие, чтобы преподавать, однако в еще не созданном университете не было... студентов! Их также выписали и пригласили из Германии. 17 профессоров читали лекции восьми студентам или ходили на лекции друг к другу, чтобы не допускать срыва занятий. С первых дней существования высшего учебного заведения оказалась очевидной его несвоевременность. Среднее и высшее образование не только не имело прочного фундамента, но в российском обществе еще не сформировалось и самой просветительской потребности. В 1715 г. появился проект создания Академии наук по образцу Берлинской академии, в разработке которого участвовал Готфрид Лейбниц[3].

Леонтий Филиппович Магницкий (1669—1739) преподавал в московской Павигацкой школе (1701) — первом в России военно-техническом учебном заведении, в котором обучали чтению, письму и счету, арифметике, геометрии, тригонометрии, высшей математике, астрономии, черчению, геодезии и навигации. Выпускники служили на флоте и в адмиралтействе. По указу от 1714 г. окончившие Навигацкую школу работали учителями в адмиралтейских, артиллерийских, инженерных и цифирных школах. В стенах школы Магницкий написал учебник «Арифметика, сиречь наука числительная» (1703), всю жизнь занимая должность преподавателя арифметики, геометрии и тригонометрии, получая весьма скромный оклад жалования до самой смерти. На протяжении более полувека, до середины XVIII в., наряду с иностранными, во всех учебных заведениях Российской империи преподавание велось по учебнику Л. Магницкого. Прославленные выпускники школы математических и навигацких наук: адмиралы Н. Ф. Головин и В. Я. Чичагов, путешественники и геодезисты М. С. Гвоздев, составившие карту Камчатки И. М. Евреинов и Ф. Ф. Лужин, просветитель, академик Н. Г. Курганов.

Ученый, просветитель и проповедник, пастор Эрнест Глюк{ 1654—1705) в 1703 г. назначен Петром I возглавить московскую гимназию на Покровке, где преподавали латинский, греческий, еврейский, сирийский, ассирийский, немецкий и французский языки. Здесь также изучали «философию деятельную» и «философию картезианскую», политику, латинскую риторику, арифметику, географию, обучали танцам и верховой езде. Глюк составил славяно-латино-греческий словарь, учебники по географии и русской грамматике, перевел лютеранский катехизис. После смерти пастора гимназия прекратила существование. Отсутствие общественной потребности в гимназическом обучении привело к фиаско столь необходимое просветительское начинание[4].

Яков Вилимович Брюс (1669—1735) — ученый, астроном, математик, географ, военный инженер, ботаник, минералог и артиллерист. В 1702 г. в Сухаревой башне открыл первую в России обсерваторию при Навигац- кой школе в Москве. Брюс руководил всем издательским делом страны, в его ведении в гражданской типографии изданы: Описание Иерусалима и Описание Афонской горы, книга Математика Навигаторской школы, изображение Глобуса земного и небесного, баталия при Пруте и многие другие книги. В 1709 г. Брюс напечатал популярный в России календарь. Перед смертью он завещал в Кунсткамеру Академии наук библиотеку и свой уникальный кабинет, в который входили книги, карты, рукописи и инструменты и всевозможные «куриозные вещи».

Дабы дворянство исправно служило государству, Петр фактически возложил на «шляхетское сословие» учебную повинность. Согни молодых дворян были посланы учиться военному и морскому делу за границу. В самый разгар Северной войны (1714) царь отдал приказание учить грамоте, «цифири» (арифметике) и геометрии всех дворянских детей мужского пола «и положить штраф такой, что невольно будет жениться, пока сему не выучится[5]». Петр утвердил принципы принудительного светского просвещения для дворян. Дело оставалось за малым — заставить недорослей ходить в школу[6]. Учеников стали набирать принудительно как рекрутов, однако, подневольные не испытывали особого счастья от обретения знаний, учиться не хотели, более того — стремились бежать от такого обучения. Жестокость палочной педагогики вызывала протесты учеников. В. О. Ключевский приводит выдержки из инструкции Морской академии (1715): «Рано утром учащиеся собираются в зале на молитву, «прося Господа Бога о потребной милости и о здравии его царского величества и о благополучии его оружия, под наказанием». Затем каждый должен сесть на свое место «без всякой копфузии, не досадя друг другу, под наказанием». Ученики должны слушать, чему их будут учить профессора, и к оным надлежащее почтение иметь, под наказанием. Профессора должны обучать морскую гвардию со всяким прилежанием и лучшим вразумительным образом, под наказанием. И еще важное — профессора не должны ничего брать со своих учеников «прямым ниже посторонним образом» под опасением возврата взятого вчетверо, в случае повторения «оного прегрешения — под телесным наказанием» '. Петр полагал, что обучение должно стать для подростков школьной повинностью, так чтобы приучить их к казарменному строю жизни «регулярного государства». Муштровка в школе вызывала у детей ярко выраженное стремление к побегу. Отметим, что в 1722 г. Сенат издал высочайший указ о том, чтобы 127 беглецов из Московской навигационной школы были насильственно возвращены к учебе.

Вместо наследственной аристократической иерархии «породы» и «отечества» царь решительно вводил военно-бюрократический принцип: «не по званию, а по знанию». Подразделявшая государственных, военных и гражданских служащих на 14 «рангов», или классов, Табель о рангах с некоторыми изменениями действовала на всей территории Российской империи до декабря 1917 г. Каждый офицер и гражданский чиновник восходил по ступеням этой иерархической лестницы. Вплоть до 1845 г. академики и профессора императорских университетов имели чин не ниже «коллежского асессора»[7] [8].

Иван Тихонович Посошков (1653—1726) — мыслитель, экономист. Отмечая невежество народа и обличая «неученных священников», он предлагал организовать «патриаршую», «академию великую и всех наук исполненную», а также грамматические школы в городах и в крупных монастырях. В мыслях о воспитании детей он придерживался устоев времен «Домостроя». Утверждая традиционную православную систему ценности в предназначенной Петру I «Книге о скудости и богатстве» (ок. 1720) он предложил меры для истребления «неправды и неисправностей» в государстве и в обществе путем обязательного обучения грамоте всего народа, в том числе и крестьян, «чтоб не было и в малой деревне без грамотного человека».

Василий Никитич Татищев (1686—1750) — географ, историк и этнолог, сподвижник Петра I. Татищев изложил основы жизнечувсгвия в «Разговоре двух приятелей о пользе наук и училищ». «Истинное благополучие» по Татищеву заключается в полном равновесии душевных сил, «спокойствии души и совести», которое можно достигнуть путем образования, развивая разум «полезною наукою». Татищев считал полезными медицину, экономию, законоучение и философию.

  • [1] Князев Е. Л. Россия от Смуты к реформам (XVII—XIX вв.). С. 105—116.
  • [2] Там же. С. 132-151.
  • [3] Князев Е. А. Россия от Смуты к реформам (XVII—XIX вв.). С. 147—148.
  • [4] Князев Е. А. Русское образование: персоналия (IX—XX вв.). С. 156.
  • [5] Указ Петра I Сенату о посылке учеников математических школ во все губернии дляученья дворянских детей арифметике и геометрии от 20 января 1714 г. ПСЗ (Полное собрание законов Российской Империи). Т. 5. С. 78.
  • [6] Князев Е. А. Россия от Смуты к реформам (XVII—XIX вв.). С. 141—143.
  • [7] Ключевский В. О. Сочинения : в 9 т. Т. 1: Курс Русской истории. Ч. 4. М.: Мысль, 1987.
  • [8] Князев Е. А. Россия от Смуты к реформам (XVII—XIX вв.). С. 132—137.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >